Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Россия / Возрождающаяся Россия: города и люди / ПО РОССИИ / По главной улице России. Петр Кузнецов

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
По главной улице России
 
21.07.04 г. 21.10
Начался маневр съемки со швартовов теплохода «Дмитрий Пожарский» от причала речного вокзала г. Санкт-Петербурга. Я внимательно наблюдал, как с мостика худощавый капитан подавал команды на отдачу швартовных концов. Я обратил внимание своей жены Ольги, что пока не будет выбран кормовой конец, нельзя работать машинами на винт, чтобы он не намотался на этот самый винт. Наконец, прозвучало: "Кормовой на борту", - и заработали машины. Приятно было ощутить в самом начале похода, что ты, как бывший моряк, еще что-то помнишь.
 
http://www.geotoor.ru/images/3_pozharskiy.jpg
Круизный теплоход "Дмитрий Пожарский"
 
Как всегда в нашем городе, вечернее солнце жарко светило, и под марш «Прощание Славянки» наш белый теплоход начал отходить от причала. Это всегда очень волнительно. Как точно написаны слова к песне: "как провожают пароходы совсем не так, как поезда, морские медленные воды, не то, что рельсы в два ряда".
 
Мы с Олей поднялись на самую верхнюю 5-ю палубу и, встав ближе к корме, махали вовсю провожающим. Под марш «Славянки» все, как родные.

Да уж, какие там самолеты и поезда? Недаром еще Джек Лондон, кажется, написал, что «в мире есть три состояния человека - это живые, мертвые, и те, кто в море!» Вода -  это особая стихия!
 
Посреди Невы у нас по корме еще три таких же пятипалубных гиганта маневрировали и пристраивались нам в кильватер,  это «А.Чехов», «А.Литвинов» и какой-то еще.

Наш лайнер набирал ход, и хоть объявили по судовой трансляции о получении постельного белья, но мы хотели увидеть во всей своей красе новый вантовый мост через Неву, жемчужину кольцевой автодороги Петербурга. Четырехсотметровый безопорный пролет просто поражает своей грандиозностью и изяществом.
 
- Гляди, человечек какой маленький, - говорит мне супруга.
- Еще бы, мост высотой  60 метров,  - отвечаю я.
 
Справа на траверзе проходим район Рыбацкое. На самом берегу нас провожают большие многоквартирные дома красного кирпича 137-й серии. Слева от нас на правом берегу реки все больше домов индивидуального строительства – коттеджей. Чем выше поднимаешься вверх по Неве, тем все больше и больше этих домов для «новых русских». Даже не думал, что они здесь так обосновались. Посидели какое-то время в креслах на носу корабля, на самой верхней палубе. Нева становилась все извилистее, поэтому створные знаки сменяют один другого. По обоим бортам судна виднеются большие красные бакены, между которых 1-й помощник капитана уверенно ведет теплоход.
 
Незадолго до этого в кинозале судна первые лица круиза рассказали нам о походе, о правилах поведения, каждый говорил о своем. Капитан оказался небольшого роста, худощавого телосложения. Он производил впечатление строгого начальника, но старался быть доброжелательным и даже остроумным. На теплоходе оказалось мало Питерцев, в основном это были жители Поволжья, и даже были Мурманчане. Сама команда оказалась из Нижнего Новгорода, а поварихи и официантки – из-под Нижнего (километров 50 вверх по Волге, из  поселка «Память Парижской коммуны»). Простые русские люди, совестливые и красивые, приятно было видеть их лица и ощущать рядом с собой на протяжении всего круиза. Начинал развеиваться один из мифов СМИ, о том, что Российская глубинка спилась. «Наглая ложь», как сказал Ролан Быков в фильме «Я шагаю по Москве». Приятно было понимать, что Россия – это не только Москва и Санкт-Петербург. Я думал об этом, глядя на закатное солнце, на вскипающие за кормой буруны. Становилось прохладно, а на душе теплело от сознания, что ты среди своих.
 
Сейчас, когда я пишу эти строки в нашей двухместной каюте и ощущаю легкую вибрацию от вращающейся линии вала, я  слышу, как через открытый иллюминатор близко шумит вода, мне хочется высунуть руку и коснуться ее рукой. Вспомнился почему-то Лондоновский Мартин Иден, специально выбравший себе такую же каюту, с иллюминатором поближе к воде. Я говорю об этом Ольге, но она меня не понимает. А в темном круглом окошке – темный лес и глушь, надо укладываться спать. Хоть мы и не на военном корабле, а  на  теплоходе, но все же надо  привыкать к порядку. Заглянул в каюту матрос - дежурный по палубе - и предупредил, чтобы задраили иллюминатор (он его назвал окном), так как скоро выйдем в Ладогу, и будет захлестывать волной. Знал бы, - горделиво подумал я, - кому он это говорит,  «салага»? Морскому волку, бывшему, конечно. Никогда нутро с этим не смирится, ничего не поделаешь, морская душа – это на всю жизнь.
 
Ночью было душно, непривычно в новых условиях, казалось, я не спал, но на самом деле спал, и мне снились сны. В одном из них снился шторм. Через иллюминаторы, для простоты произношения впредь буду называть их окна, начала поступать вода, нужно было начинать борьбу за живучесть. Я вспомнил про матросов, которые, по сценарию сна, находились в большом кубрике. Там уже вовсю бушевала стихия, и я, как командир, начинал действовать. Это удивительно, но обычно не запоминающий снов этот сон я запомнил.
 
22.07.04 г.
В 7.00 зазвонил будильник. Я отряхнулся от своих тяжелых снов и увидел в окошке низкий травянисто-кустистый берег. Броняшку на окне я отдраил еще в темноте, когда вошли в реку Свирь. Теперь же, мы открыли само окно, и в каюту ворвался свежий речной воздух. Поднявшись на верхнюю палубу, залюбовались прекрасными видами реки Свирь. Перед нами были абсолютно безлюдные места, вот где рыбалка и грибы, - подумал я. Несколько рыбацких лодок находилось в камышах. Солнце всходило, было приятно делать зарядку, прыгать на скакалке и поглощать расстояние. Вся эта природа, река, кустистые берега, солнышко - все как бы поглощалось тобой. Вот, наконец, встречное судно. Температура воздуха 17 градусов, скорость на глаз 12 узлов (24 километра в час). Разошлись левыми бортами с сухогрузом, заполненным лесом. Я отдал честь, как на военном корабле, приложив руку к пустой седой голове, как известно, руку прикладывают только к фуражке, Оля сделала тоже самое. Я заметил, что она здесь, на теплоходе, стала меня больше уважать и слушаться.
 
Обычное наше место - на верхней палубе, в носовой части, любуемся берегами древней реки, пытаюсь найти хоть какой-то признак жизни. Посмотрел по карте, на десятки километров никаких населенных пунктов. Берега, как бы меняются местами, то на левом берегу бор, а на правом – лиственный лес, то наоборот. Неизменна только тишина, какая тишина под открывающиеся все новые и новые перспективы изгибов реки и многочисленных створных знаков. Какая девственность рядом с цивилизацией. Сейчас, вероятно, Шишковская Угрюм-река больше освоена из-за добываемых запасов. А здесь, похоже, ничего не добывают, на 100 километров заповедник и тишина, прерываемая изредка, моторными лодками с трещащими на них дешевыми моторами. Встречное судно с лесом, на борту-СТК1016, так и подмывает сыграть «захождение», встать и отдать честь. Жаль только, что везут лес из России, везут, везут пароходами, эшелонами, обезлесивают Россию-матушку безнравственные дельцы и чиновники, об этом еще Достоевский писал в своем дневнике.
 
Река Свирь, сколько ни смотришь на ее берега, не перестаешь удивляться. Вот деревенька, черные избы, хаты, какие-то коровники, свинарники, амбары, никаких дач здесь нет. Только местные жители, ведущие натуральное хозяйство. Пароходик с причаленной к нему лодкой для переправы людей с левого берега на правый. Как видение, проплывает этот маленький кусочек цивилизации, а затем опять  - лесное безмолвие. Как задумаешься, что эти виды, обрывистых берегов и речных изгибов, не изменились и за тысячу лет,  дух захватывает. Мысленно можно представить себе старинные ладьи с бородатыми голубоглазыми кормчими, стоящими на руле. Тогда не было навигационных ориентиров, но как-то обходились.
 
В некоторых местах правый берег реки представляет из себя удивительное зрелище. Его обрывистый песчаный берег высотой более 10-ти метров, осыпаясь, подтачивает корни высоких сосен и елей, стоящих тесно друг к другу. Проходит время, и прямо у нас на глазах река «берет свое». Огромная красавица ель падает верхушкой в реку, а корни, огромные корни, задираются в синее небо. Забегая вперед, скажу, что это же явление мы будем наблюдать и на берегах самой Волги. Печальная картина, скажу я вам, как будто русскую девушку отдают в качестве дани половецкому хану.
 
Мы сидим в каюте, когда Оля со своей верхней полки, толкает меня в плечо, смотри-смотри – белый крест на берегу. На карте нет никакой деревни, и не видно никаких признаков жилья. И все же за этими деревьями кто-то живет, забрасывает невод, выращивает хлеб и умирает. Может быть, кто-то, очень любивший реку, завещал себя похоронить на ее берегу.
 
А вот и Лодейное поле.
 
Воссозданный фрегат "Штандарт".
 
Петр Великий построил здесь первую судостроительную верфь. Здесь был заложен первый российский 28-пушечный фрегат «Штандарт», аналог которого был воссоздан нашими питерскими энтузиастами несколько лет назад. Этот современный потомок петровского детища  был гостем  многих европейских стран и участником морских парадов и праздников в акватории реки Невы. На этой верфи было всего построено более 400 военных кораблей, славно послуживших Отечеству.
 
А вот и первый Свирский шлюз.
 
Никогда до этого не приходилось видеть подобных инженерных сооружений, видел только доки. Онежское озеро выше Ладожского на 27 метров. Когда-то на этом месте был, вероятно, огромный водопад, а сейчас электростанция и шлюз. Теплоход медленно заходит в ворота огромной бетонной коробки, напоминающей док. Издали кажется, что он не пролезет в эту узкую щель. Но вот судно зашло в шлюз, и за нами закрылись ворота. Впереди были видны такие же ворота и огромная бетонная ступенька. А по обоим бортам нашего теплохода возвышались мокрые, темные, бетонные стены, уходящие далеко вверх. Создавалось ощущение какого то тесного, осклизлого плена, как в фильме «Тайна двух океанов». Но вот открылись кингстоны и вода хлынула в шлюз, наш плавающий дом стал подниматься вверх с весьма ощутимой скоростью. Примерно один метр за минуту была скорость подъема. И вот уже становятся видны за стеной шлюза, сначала крыши, а затем и сами дома, с их огородами и цветочными грядками. Я смотрю на передние ворота, где уровень воды стал вровень с верхней их частью, они открываются, и мы опять видим реку Свирь, только уровень ее на 12 метров выше, чем той части реки, по которой мы только что плыли, до шлюза. Впереди маячат несколько таких же теплоходов, наших собратьев, и танкеров, лежащих в дрейфе и ожидающих своей очереди на шлюзование.
 
Через несколько минут первая зеленая стоянка в небольшой деревушке, жители которой обслуживают шлюз и занимаются сельским хозяйством.
 
Идем гулять по деревне, купаться и загорать на реке, погода этому очень способствует. Вода в Свири чистая и теплая. Накупавшись вдоволь, пошли смотреть, чем нас сможет порадовать местный магазин. Оле был нужен кефир, но его нигде не оказалось. На вопрос, как же вы можете жить без кефира? - молодая, но уже остроумная продавщица ответила лаконично:  «молча», у нас в каждом дворе по корове. Мы с Олей купили по мороженому и сели на улице возле магазина под тентом коротать время до отхода корабля.
 
Оказавшаяся рядом местная бабулька поведала нам по секрету, что эта продавщица обвешивает и обсчитывает народ, а недавно кого-то обсчитала на 60 рублей. Потом разговорилась и рассказала, что за короткое время похоронила всех своих мужчин – пять человек. Мужа, двух племянников-чернобыльцев, сына, умершего от сердца и зятя, работавшего на финнов, вырубающих наш лес. Ему накинули на шею удавку неизвестные лица и забрали получку. Мужчин не осталось, только две дочери. Одна работает в Лодейном поле, а другая в Санкт-Петербурге. Посетовала, что к дочерям уехать не может, так как опасается за свои две лодки, которые могут украсть, да и дом тоже могут ограбить. Мужики стали ленивые, потому что пьют. Но ведь и раньше пили, возразил я. Раньше заставляли работать, а сейчас никого никто не заставляет, слова бабки били точно в цель. Вот уже финны у нас лес валят, вывозят, перерабатывают у себя и продают нашей же России в десять раз дороже. А у нас мужики -  пьют и мрут. И действительно, на пляже из мужчин, был только я один, и еще порядка 50-ти женщин с детьми. И еще она сказала, что коров в хозяйствах перестали держать, так как одни старухи остались (это к вопросу о кефире). Раздался первый гудок парохода, мы подивились столь горемычной и умной старухе, и стали прощаться.

Вечером прошли очередной  шлюз, поднялись еще на 15 метров. Кто бы объяснил мне, как раньше-то суда ходили по реке, до 1930-го года?  В те времена, когда еще товарищ Графтио не построил эти замечательные шлюзы. Никто не объяснит.
 
Вечером на верхней палубе был конкурс на лучшее знание песен. Интересна география финалисток: это  Иваново, Архангельск, Вологда, Череповец. И какие таланты в России, диву даешься.
 
Продолжаем движение по реке Свирь на северо-восток. Солнце село за темный частокол высоких елей, на палубе стало прохладно. Пора  идти в каюту согреваться традиционным вечерним чаем. И когда уже пришло время сна, Оля вдруг закричала, глядя в окошко, смотри, какой закат. Мы скорее оделись и побежали на верхнюю палубу, красота была неописуемая. Онежское озеро нас встретило красавицей зарей, разве прозой можно ее описать?
 
Над темной полосой с зазубринами елок
Гуляет бледно-розовый закат.
Под брызги водяных иголок
Дарю Онеге свой прощальный взгляд.
 
И засмеются волны, захохочут:
"Ты в нашей власти, белый теплоход!"
Но благодать Карельской белой ночи
Меня укроет и меня спасет.
 
23.07.04 г. 8.45
Онежское озеро, пошли третьи сутки круиза, впереди -  остров Кижи.

Присмотрелся к сопутешественникам, это, в основном, женщины с детьми, несколько влюбленных молодых пар, с десяток «пузанов-мужчин» с видеокамерами и старики от 70 лет до ста и выше. Подметил такое явление, когда почтительный 40-летний сын едет с пожилой, но не старой еще мамой. А один, с седой бородкой интеллигент, похожий на позднего Баталова, сопровождал старика-отца в очень преклонном возрасте, который сидел все время с палкой в руках и напряженно всматривался в даль (похоже, что ему мало, что удавалось заметить). Кто скажет, что только за границей старики путешествуют? Глядя на наш контингент теплохода «Дмитрий Пожарский», этого не скажешь. География пассажиров, как я уже говорил, на примере участников конкурса «Семь нот», обширнейшая. Можно сказать,  вся Россия собралась в круиз по Волге. Мурманск, Ростов, Карелия, Питер, Москва, Вологда, все Поволжье.
 
Кижи. Слева Церковь Преображения Господня.
 
Когда подходили к острову Кижи, еще издали открылась главная доминанта острова - знаменитая деревянная церковь. По мере приближения, прямо из синей воды вырастали сказочные деревянные постройки, и ты уже находился во власти этой чарующей красоты. Были и встречающие нас – это чайки и маленькие воронята, по-хозяйски облепившие палубу в районе ресторана. Привыкли, что здесь их подкармливают.
 
Кижи – это остров, размер которого один  на шесть километров. Долго-долго идем по деревянной мостовой. Справа и слева нас окружают маленькие и большие острова и просто кочки на синей воде, их здесь – великое множество. Всех нас разбили на группы и дали молоденького экскурсовода в синей футболке. По пути он рассказывал, что когда-то жили здесь финны и карелы, но потом пришли новгородцы и начали охристианивать, как он выразился, эти земли. В траву попросил не ходить, так как здесь много ядовитых змей, я подумал, что это известный трюк всех музеев-заповедников, чтобы не топтали траву.
 
Церковь Покрова Божией Матери, Кижи.
 
Начали осмотр с самого старого деревянного храма России – 14-й век. По виду – это небольшая изба, только с крестом на крыше. Церковь Покрова в настоящий момент действует, в 1994-м году возвращена верующим. В ней иконам по 500-600 лет.
 
Но самая большая и знаменитая на весь мир церковь Преображения Господня находится на реставрации и будет открыта для верующих только через девять лет.
 
Дом Елизарова из д. Середка.
 
Посмотрели избы среднего, бедного и зажиточного крестьянина Заонежца. Мне вспомнились,так же как и в Суздале, стихи Некрасова: в мире есть царь, этот царь беспощаден, голод названье ему. Думаю, что и в наш век мобильной связи и компьютеров, какой-нибудь житель коммуналки из 8-ми комнат на восемь семей, живет гораздо хуже, чем самый беднейший Заонежец. Как-то не вяжутся строчки из Некрасова с тем, что я видел.
 
На одном из храмов имеется мемориальная доска, где говорится, что здесь было подавлено восстание Олонецких металлургов. Их заставляли работать на Петровских предприятиях, но надо было и свое хозяйство содержать, кормить семьи. И они восстали. Из этих бунтарей произошел мой род Логиновых. По указу царя Петра Олонецкие металлурги были переселены в город Сестрорецк под Петербургом, где был основан оружейный завод. Так, что мои древние корни откуда-то отсюда, и я рад, что побывал на земле моих предков. Они восставали, бунтовали, но их подавляли и заставляли работать на государство.

А храм Преображения, построенный, кстати, без единого гвоздя, одним топориком, потрясает своей красотой более шести веков и с близкого расстояния и издалека.
 
По преданию плотник-строитель сего храма, когда закончил многолетнюю работу, сел на берегу, забросил топорик далеко в воду и сказал: «все, такого храма никто и ни когда больше на Земле не построит. Так оно и есть. Стоит это восьмое чудо света и продолжает удивлять своей мистической красотой и изяществом туристов и путешественников со всей земли.
 
В каждом месте стоянки, когда теплоход отходит от причала, по традиции звучит мелодия или песня, созвучная данному месту или городу.  Из Кижей мы уходили под «Чистые пруды» в исполнении Игоря Талькова. Дух захватывало в груди.
 
24.07.04 г.
Проспали подход к столице Карелии  Петрозаводску. Проснулся, посмотрел в окошко, а там бревна перед носом. Сперва не понял, а потом догадался, что это причал. Город оказался небольшим, расположился весь на возвышенности. Оттуда открывается прекрасный вид на бухту. Здесь не очень жалуют до сей поры русских царей, русские храмы и русскую культуру. Это видно по всему, хотя 1%  населения составляют вепсы,10% - карелы, 2,5%  - финны, а абсолютное большинство составляют  русские.
 
От царского времени осталась одна православная церковь. В остальном полное преобладание протестантских церквей, количество их растет, а православные церкви не восстанавливаются. Во всем чувствуется сильное финское финансовое лобби. Умело используя российскую коррупцию, они продвигают здесь свою религию, культуру и бизнес. Как пример, это построенный на российские деньги, так называемый, финский театр за 8 миллионов долларов, где для каждого зрителя обеспечен синхронный  перевод на финский язык. Спрашивается, кому нужен в России этот огромный чухонский театр из стекла и бетона? Местные жители и протестовали, и бастовали, и в пикетах по ночам стояли против этого строительства, но все без толку – мафия бессмертна.
 
Памятники царей Александра 2-го, Александра 1-го, Александра 3-го лежат на свалке. Зато стоят Ленин с зимней шапкой в руках, единственный в своем роде, Киров и президент Финляндии Куусинен на набережной, отделанной гранитом. Кстати, этим гранитом отделывали могилу неизвестного солдата и мавзолей Ленина.
 
Американский скульптор подарил памятник морякам из проволоки, приглядевшись внимательно к которому, можно увидеть двух чертей, уловляющих в свои сети бедные, наивные народы русского севера. Это – моя версия того, что хотел изобразить данный заморский сюрреалист, мне так показалось. Там же, неподалеку стоит странное дерево без листьев, но с дыркой, говоря в которую, можно загадывать желания. Это дерево, тоже, стоит на набережной, и так же подарено каким-то иностранцем. Грустная картина. Молодежь пьет пиво, загадывает желания, сидит на скамейках «верхом», вместе с тем, россиянам пойти некуда, церквей почти нет, произведений искусства «не густо». Правда, есть памятник Петру 1, только, почему- то развернутому спиной к морю. Есть над чем подумать.

Заброшенный город, слишком там большое влияние финнов, побольше бы надо уделять нашим центральным властям внимание этой республике - вот такое впечатление от Петрозаводска.
 
24.07.04 г.  10.00 
Остановка в поселке Вытегра  (Вологодская область). Это край дремучих лесов, нехоженых троп, дикого зверя и птицы. Под стать этому местный музей краеведения, с которого мы и начали свое знакомство с Вологодской землей. Там мы узнали, что, оказывается, утки сохраняют верность всю жизнь, самец и самка. Еноты и барсуки – самые чистоплотные звери, возле их нор мусора не найдешь. Выдры в беде приходят на помощь своим собратьям, и редко кому удается их победить. Лебедь очень легкая птица, ее вес, как у курицы. Нырять не может, через рот пропускает воду, используя длинную шею. Туша кабана достигает размеров лосинной. Лось ныряет на глубину 4-5 метров за водорослями. Любит стоять в воде, спасаясь от кровососущих, только голова торчит из воды. У бобров большие зубы, а хвост, как у рыбы. Зайцы редко попадают в лапы к лисам, быстрее бегают. Если медведь-папа даст оплеуху медвежонку, то он старается сделать это незаметно от медведицы, т.к. если она заметит, то даст «трепку» самому хозяину леса. Волк в лесу наедается и, приходя к своему семейству, отрыгивает пищу для «домочадцев». Если он этого не делает, то волчица заставит его это сделать. Вот такие небольшие зарисовочки из лесной жизни нам рассказали сотрудники музея.
 
Вытегорский район - это 120 на 170 километров заповедного леса. Население всего 33 тысячи человек. На один квадратный километр всего два человека приходится. Это охотники и егеря. Последние годы развелось много медведей и волков. За каждого убитого хищника полагается премия. За волка – 1000 рублей, за волчонка – 600 рублей. Лес труднопроходим из-за горных рек и водопадов. Отсюда берут начало три мощных водных артерии – Онега, Волга и Белое море - Юг, Север и Запад. Такое явление наблюдается еще только в Турции.
 
В Вытегре имеется храм Сретения Господня (1873-й год), наполовину восстановленный и часовня Исаака Далмацкого, деревянная, 1704-го года постройки, перенесенная с территории, залитой впоследствии водами будущего Рыбинского водохранилища. Подымались на колокольню храма и сделали оттуда несколько замечательных снимков родной российской природы.
 
В этом городке удивили тротуары сделанные из досок, как в дореволюционном Петербурге. Все время, что мы там были, мимо нас носился чрезмерно энергичный глашатай и каждому жителю орал в ухо, что сегодня прилетает вертолет с Жириновским, Михалковым и другими известными лицами, я подумал, что это скорее всего сумасшедший, а может быть и нет, такие заповедные места вполне могут притягивать сегодня «сильных мира сего». Но у нас не было времени ждать телезвезд, и мы поплыли дальше.
 
Ничто не доставит такой радости в круизе, в походе, как самодеятельность, особенно, если она организована умелым аниматором, по-старому, массовиком-затейником. На верхней палубе в корме (на юте) проходил конкурс «Мисс круиза – 2004». Казалось, что все 320 путешественников, как один, заняли места в зрительном зале и ждали начала шоу. А девушки – участницы представления готовились и волновались. По обеим сторонам Волго-Балтийского канала плавно «двигались назад» берега, встречные крупные суда проходили от нашего борта совсем рядом. Зрители на минуту отвлекались от программы, шумно приветствуя проходящего собрата. Уходящее за горизонт солнце еще грело в спину зрителей, а участницам светило в лицо.
 
И в этой «экзотической» обстановке так приятно было видеть проявление таланта, душевности, неподдельной русскости во всем. Эти девушки из разных регионов России были, как букет из разных полевых цветов. Конкурсы были разнообразными: песенные пародии на эстрадных звезд, ответы на вопросы, танцы и многое другое. А между испытаниями участниц были сольные номера или общее пение под баян. Мы, с моей женой, с удовольствием пели вместе со всеми под баян: «Виновата ли я», «Зачем вы девушки красивых любите… и т.д.». Если принять во внимание  географию участников, не раз уже озвученную мной, то, можно сказать, что с нами вместе пела вся Россия. Пела здорово, лихо, под проносящиеся справа и слева деревья Волго-Балтийского канала. Под заходящее солнце, под шумные приветствия, проходящих встречных пассажирских лайнеров, похожих на движущиеся, освещенные миллионами лампочек жаркие города.
 
Ночью пересекали Онежское озеро (море), опять задраивали на окнах броняшки, спасаясь от стихии, но спали в этот раз, как «убитые». Может потому, что Олин сон и мой заодно охраняла Святая равноапостольная княгиня Ольга, день которой, как раз приходился на 24 июля. Еще после обеда по судовой трансляции было объявлено: «муж поздравляет жену Кузнецову Ольгу Алексеевну с днем ангела  равноапостольной княгини Ольги, в миру Прекраса, в ее честь прозвучит песня в исполнении Людмилы Зыкиной. «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина…». К этому времени мы с Олей уже заняли места на койках для «адмиральского часа», и я все время постукивал по ее второму ярусу, чтобы она не заснула., а она не понимала, почему я стучу, как дятел, и мешаю ей спать. И вот, наконец,  было объявлено вышеупомянутое «эссе» на весь теплоход, после чего голова именинницы свесилась со второго яруса, и сна как не бывало. Она была тронута, что таким необычным способом ее поздравили. А вечером в каюте отметили это событие чаепитием с пирожными,  шоколадками, копченой колбасой и соком.
 
25.07.2004 г. 
Пройдя через Белое озеро, пошли далее тихой извилистой рекой Шексной и теперь уже не поднимались, а опускались, с помощью шлюзов, вниз, к Волге.

Череповец – город на Шексне, последняя остановка перед Волгой. В этом месте река становится широкая за счет близкого Рыбинского водохранилища.

Город основан Екатериной Великой в 1777-м году. В этот период своего правления царица основала множество малых городов, по моему наблюдению, получивших в дальнейшем экономико-стратегическое развитие и значение. Череповец – город металлургов. Крупнейшая в мире доменная печь высотой в сто метров находится здесь. Чтобы ее загрузить на сутки работой, требуется 400 вагонов сырья, и этот график не нарушается долгие годы. В настоящее время владеет холдингом «Северсталь» 40-летний олигарх с многомиллиардным состоянием Алексей Мордашев. 25%  всего металла страны выплавляется здесь, не зря Мордашев  - почетный гражданин города Череповца.
 
Памятник Афанасию и Феодосию, Череповец
 
Рядом с причалом памятник основателям монастыря, который был когда-то здесь еще в 14-м веке - Афанасию и Феодосию.
 
Храм Воскресения Христова, Череповец
 
На холме - действующий храм Воскресения Христова, постройки конца 18-го века, который посещал император Александр 1. По близости от храма, уже  «в эпоху» Мордашева, восстановлена часовня Святого Филиппа Ирапского, где найдены и хранятся  его мощи.
 
На реке Шексне бурлаками были женщины, мужчины занимались погрузкой. Лошади в качестве бурлаков не выдерживали и подыхали. В этом городе родились братья Верещагины. Сохранился дом-музей семьи. Отец у них был предводителем дворянства, младший сын стал великим русским художником и морским офицером (погиб вместе с адмиралом Макаровым на линкоре "Петропавловск"), а старший брат изобрел рецепт знаменитого вологодского масла. Местные жители говорят, что неизвестно еще, у кого из них было больше заслуг перед Отечеством. В реальном училище учился Чкалов, поэт Северянин (Лотарев), Рыков – убийца Александра 2. Чкалов угнал паровоз для своей девушки и был отчислен, Северянин привел на второй этаж коня. Уроженцами Череповца являются также поэт Башлачев, певец Носков, актриса Анна Самохина, в этом городе недавно установлен бюст известному поэту Николаю Рубцову.
 
До революции 46 лет губернатором города был Милютин, на  могиле которого после революции большевики поставили общественный туалет. Сейчас вместо кладбища – парк, а вместо туалета поставлен бюст Милютину.
 
Река Шексна за счет своей извилистости была в четыре раза больше, чем сейчас – 400 километров была ее протяженность, а сейчас всего сто.
 
Изогнута, изломана река
Не охватить ее пытливым взором
Вся Русь моя, как тихая Шексна
Зеленый край под голубым простором.
 
Проходим Рыбинское водохранилище, «Северсталь» – как на ладони. Металлургический комбинат построен 50 лет назад благодаря академику Бардину, который на 40 листах обосновал необходимость его постройки. Я видел самую большую в мире домну, а над заводом насчитал 48 дымящихся труб. Над городом была огромная шапка черного дыма.
 
Стелется дым над северной Магниткой,
Горят на вышках сполохи огня,
Прокатный стан болванку тянет в нитку,
Наполнится налогами казна.
 
Все это так, все хорошо, я знаю.
Он прав, что «обуздал и покорил».
Закроет ночь дымы над Северсталью
А я плыву, где раньше город был.
 
Рыбинское водохранилище похоронило 700 населенных пунктов, целый город с населением более 150 тысяч жителей. Население трех городов было эвакуировано. Где-то сейчас под нами останки Леушинского монастыря и могилы игуменьи Таисии – правнучки А.С. Пушкина. Священник  отец Геннадий, возглавляющий подворье Леушинского монастыря в Петербурге, «по низкой воде» организовал необычное паломничество в район предполагаемого местонахождения затопленного монастыря, и он рассказывал, что в некоторых местах над водой виднелись кресты и купола православных храмов.
 
Искусственное море, черная шапка дыма над городом и так же, как в Петрозаводске, молодежь, сидящая на скамейках «верхом», с пивом в руках (с моей точки зрения это, как лакмусовая бумажка состояния культуры в городе). Грустно все это. Да, талантливый парень – Мордашев, ничего не скажешь, но вот, и он уже олигарх,  долларовый миллиардер, похоже, что тоже «вляпался» во власть, по слову поэта. Ведь, если бы прибыль этой "Северстали" шла на армию, флот или молодые семьи, а то ведь складируют ее где-то в подземных банках, теперь вот «стерилизуют» в стабилизационных фондах, трамбуют эту зеленую бумагу чемоданами, комнатами, залами, мир «скупых рыцарей». Я, конечно, могу ошибаться, но мне так кажется, ведь я вижу, как живут простые люди.
 
А городишко, при этом, построен бестолково, дома все разнокалиберные, нет единого генерального плана застройки. Культура жителей находится на низком уровне. Один признак я описал, но их значительно больше.
 
Вот квас оказался вкусным, а мороженое вологодское просто обьедение, и всего-то за три рубля. Ну, уж, а масло вологодское, такого нет нигде – спасибо брату художника Верещагина. А Стерлядь? Была такая рыба когда-то. Экскурсовод, молоденький парнишка, рассказал: бочку положишь в Шексну, и рыба сама туда заползала. А сейчас ее нет вообще, только в краеведческом музее в засушенном виде. Виноваты шлюзы. Они нужны, безусловно, но ведь и стерлядь жалко.
 
26.07. 04 г.
Утро, приближаемся к Ярославлю. По выражению Ильфа и Петрова, город, если смотреть на него с Волги, похож на редиску, выращенную корнем вверх. Действительно много церквей с куполами-луковками, зеленого и красного цвета.
 
Толгский монастырь, Ярославская область.
 
На левом берегу Волги открывается вид на Толгский женский монастырь 16-го века, в нем сейчас 120 монахинь. Вообще, по правому берегу Волги преобладают мужские монастыри и города мужского рода, Ярославль, например, а по левому – женские, Кострома и т.д. С левой руки Богоматери, изображенной на Толгской иконе, однажды пролилось миро и наполнило благоуханием весь храм, в данный момент икона находится в музее. Царь Иоанн Грозный останавливался в этом монастыре и у него исцелились ноги.
 
Ярославль основан в 1010 году Ярославом Мудрым, есть камень, где начертана сия запись. Население 613 тысяч жителей. Ширина Волги в этом месте 800 метров.Через реку в 1913 году построен мост по проекту отца Любови Орловой. Транссибирская магистраль, протяженностью в 7000 километров, проходит через Ярославль. Во время ВОВ сделали макет моста, и немцы ошибочно бомбили не тот мост, который был нужен.
 
В Волгу впадает река Которосль, в которой утонул при переправе патриарх Никон. Всего в городе 50 храмов. Из известных людей здесь родились Терешкова, Некрасов, Собинов. Ярославль еще знаменит своей Гурьевской кашей, которая обходилась очень дорого. Здесь находился  питомник для выращивания специальных котов – крысоловов. По просьбе руководства в блокадный Ленинград было отправлено два вагона котов. В память об этом событии поставлен памятник блокадным котам у Елисеевского универмага. Еще Ярославль являлся центром по изготовлению изразцов в России.
 
Спасо-Преображенский монастырь, Ярославль 

Вот Спасо-Преображенский монастырь 16 века. Колокола в то время иногда наказывали. Так, например, был наказан колокол, возвестивший о гибели царевича в Угличе. Ему оторвали ухо и отправили в ссылку. Колокола звонили по любому поводу, только одну неделю молчали, когда рыба шла на нерест. Спасо-Преображенский храм – самый древний храм города (1516 г.). В его библиотеке обер-прокурор Священного синода Мусин-Пушкин обнаружил «Слово о полку Игореве». Под храмом царь Петр 1 хоронил своего друга Троекурова, дом которого сохранился на 6-й линии в Петербурге. Рядом, в палатах, в 1613–м году останавливался первый Романов – царевич Михаил, будущий царь всея Руси. Тут же часовня Трифона, основателя Толгского монастыря. Ополчение Минина и Пожарского по дороге на Москву, останавливалось на четыре месяца в этом монастыре, и за этот период численность его утроилась. При Петре 1 стали брать налог за ношение бороды. Кому уж никак нельзя было обойтись без бороды, например священнику, приходилось платить налог за год вперед, примерно стоимость коровы.
 
Храм Илии Пророка, Ярославль
 
Интересен в Ярославле -  Храм Илии Пророка, 17 век. Фрески сохранились без какой либо реставрации, один только раз пришлось протереть их хлебным мякишем. (первое место в мире по сохранению фресок). Один дом рядом с церковью построен Андреем Михайловичем Достоевским – губернским архитектором. Мне было волнительно сознавать, что на этой ярославской земле имеются и мои корни. Я уже писал о бабушке отца, род которой принадлежит олонецким металлургам, а отсюда, из Ярославля, происходит род отцовского дедушки Ивана Кузнецова, который был купцом и торговал в петербуржском Апраксином дворе.
 
О, Ярославль!  – город величавый.
В нем русский дух на древних берегах.
Мне говорили: "здесь твое начало",
И я узнал себя в его чертах.
 
Стоит на Волге город моих предков.
На берегах, как луковки, церква.
Я ощутил себя в зеленых ветках
В слиянии рек я узнаю себя.
 
Таким образом, за несколько дней я посетил места происхождения двух своих родовых ветвей - уникальное и памятное событие для меня.
 
Была стоянка в Костроме, купили черешню по 30 рублей за килограмм. Городишко так себе, впрочем, старые дома не перемежаются с новыми, это хорошо. Видимо, поэтому Эльдар Рязанов выбрал этот город для съемок своего кино-шедевра «Жестокий романс». На улице Молочная гора д.3 – маленькая доска, на которой написано: «Здесь в конце 19 века была чайная общества трезвости». Этот город знаменит Иваном Сусаниным, драматургом Островским и первым царем из династии Романовых Михаилом.
 
Ночью проходили Плес, здесь жил Левитан и многие другие великие люди, которые так или иначе «отметились» в живописи, в музыке, в литературе. Все восхищались «видами» больше силою своего воображения, так как стояла темная ночь, и ничего не было видно. Кто-то кричал из темноты: «люди, мы здесь, на Плесе, идите к нам, мы вас любим».
 
Прислано автором 30 августа 2009 г.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com