Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Архивы / Журнал "Русское Возрождение" / Журнал "Русское Возрождение". № 16. 1981 г. (IV) / Демографические потери России - СССР. А. И. Иванов

 
Индивидуальные экскурсии в Израиле. Уважаемые посетители нашего портала, паломники и туристы, сообщаем вам, в преддверии праздников Нового года, Рождества Христова и Крещения Господня
с 1 декабря по 31 января 2016 года на все индивидуальные маршруты нашей паломнической службы действует
особая скидка - 50 дол. США на каждую экскурсию!

Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Книга протоиерея Георгия Митрофанова.
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 48 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
ПНПО "Россия в красках" награждено Почетной грамотой ИППО
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
А. И. Иванов
 
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОТЕРИ РОССИИ  -  СССР
 
В зарубежной эмигрантской печати и в исследованиях иностранных демографов не раз публиковались подсчеты стоимости советской власти, выраженной в числе загубленных жизней. На этот счет существует обширная литература, рассматривающая итоговые данные движения численности населения за определенные периоды системы советского социализма. Методика подсчетов потерь была разной - от ориентировочных предположений на основе сопоставления коэффициентов рождаемости за различные годы, до тщательных анализов погодных показателей численности населения, рождаемости и смертности по возрастным группам, по полу и национальной принадлежности. Несмотря, однако, на все различия подсчета умерших, убитых, скончавшихся от голода или эпидемических заболеваний, а также не родившихся из-за экстремальных условий советского бытия, авторы почти единодушно приходят к выводу, что советская система, вкупе с двумя мировыми войнами, обошлась стране в сто с лишним миллионов человеческих жизней. Рассматривая этот вопрос, я не ставил себе здесь задачей анализ методики исчисления потерь различными авторами. Вместе с тем хочу отметить, что в своих расчетах я опирался на обоснованные и наиболее детализированные данные, частью опубликованные советскими демографами и заслуживающие доверия.
 
Начну свой очерк с встречи "незабвенного" Н. С. Хрущева с отправлявшимися на    целину комсомольцами 7 января 1955 года. Напутствуя отъезжающих, Хрущев не без пафоса произнес тираду против идеологов буржуазии, которые только и думают, как сократить рождаемость, уменьшить прирост населения. "А у нас, товарищи, иное дело. Если бы к 200 миллионам еще миллионов сто прибавить, и тогда было бы мало!" Секретарь КПСС несколько перебрал: в 1955 году в СССР насчитывалось 194,5 млн. жителей.
 
100 миллионов - цифра круглая. Пришла она в голову руководителю государства и партии по наитию. Эти дополнительные 100 миллионов человек в стране были бы,  если бы не советская власть, та самая власть, которая проливает крокодиловы слезы по поводу "людоедской теории — теории перенаселения" неомальтузианцев.
 
Покойный профессор И. А. Курганов в "Новом Русском слове", а затем в книге "Семья в СССР 1917-1967" приводил такие данные: по его расчету, основанному на официальных советских материалах, население СССР за время с 1917 по 1959 г. потеряло 110,7 млн. чел. в виде прямых потерь — убитыми, казненными, умершими от голода и его последствий, и косвенных – из-за снижения рождаемости и повышения смертности. В это число вошли и потери во Вторую мировую войну, стоившую 44 млн. чел. А еще 66,7 млн. чел. - это следствие коммунистической революции и ее развития. Другой автор, Арсений Гулевич - русский по рождению, француз по подданству, в книге "Царизм и революция", вышедшей на французском и английском языке, оценил прямые потери революции в 49 млн. жизней. Если к ним добавить потери из-за дефицита рождаемости, то с жертвами двух мировых войн, получим те же 100-110 миллионов людей, загубленных "самой человеколюбивой" системой коммунизма.
 
Какова была бы численность населения России, если бы не октябрьская революция и последовавшие за ней демографические изменения? Менделеев, наш великий ученый, в книге "К познанию России", вышедшей в 1906 г., сделал прогноз численности населения страны к середине XX века. Опираясь на численность населения России по переписи 1897 г. в 126,4 млн. человек (без Финляндии, Хивы и Бухары) и считая, что, при непостоянстве размера прироста, можно считать его в среднем равным 1,5%, следует ожидать, что к середине XX в. численность народонаселения России составит 282,7 млн. человек.
 
Данные ЦСУ говорят, что численность населения СССР в 1950 г. составила в нынешних границах 178,5 млн. человек или на 104.2 млн. меньше. Мы не можем учесть движение населения, вызванное несколькими пересмотрами границ России-СССР, после Первой мировой войны, от создания СССР и последующих "приобретений" советского государства в итоге пакта с гитлеровской Германией в 1939-40 гг., а затем после окончания Второй мировой войны. В связи с трудностями учета изменений, произошедших в составе населения страны, можно игнорировать влияние неучтенного перемещения населения и ориентироваться на те границы и на тот состав населения, который принят официально. Тем более, что неучтенное население по своему удельному весу не может сказаться на динамике численности всего населения Советского Союза.
 
Необходимо еще не упускать из вида, что у Менделеева вопрос шел о дореволюционных границах России, в пределах которых в 1913 г. проживало 170° млн. чел., а если брать нынешнюю территорию, то -159,2 млн. человек.
 
Нельзя не отметить, что в начале XX- столетия население России росло необычайно быстро. Относительно большие потери живой силы в Первую мировую войну[1] не приостановили ежегодного естественного прироста населения. Так, П. А. Хромов в книге "Экономическое развитие России в XIX-XX веках" (изд 1950 г.) приводит такие цифры роста численности населения России (в млн. чел.): 1913 г. - 170,9; 1914 - 175,1; 1915 - 178,9; 1916 - 181,5; 1917 - 184,6 млн. человек.
 
После Менделеева о росте населения России писал Француз, проф. Эдмонт Терри. В 1911-1912 гг. он ездил в Россию в составе французской правительственной комиссии для изучении вопроса возможности предоставления царскому правительству крупного займа. Изучение материалов и документов, свидетельствующих об экономическом росте России, привело его к выводу, что такого бурного развития промышленности и сельского хозяйства страны, которое были показано в последние десятилетия в России, нигде в мире не наблюдается. Продукция промышленности России увеличилась с I860 по 1913 г. в 12 с лишним раз; ее рост в этот период был быстрее, чем темп роста немецкой, английской и французской промышленности.
 
Проф. Э. Терри, на основе изучения демографической статистики, в частности ежегодного прироста населения (около 2%), пришел к выводу, что население России должно составить в 1924 г. почти 216 млн. человек, в 1936 - 272,5 млн., в 1948 г. - 343,9 мл. человек. Фактически численность населения СССР составила в 1924 г. (в млн.): — 135,0 (минус 81,0), в 1936 г. — 160,6 (минус 101,9), и наконец в 1948 г. около 172,0 млн. чел. (минус 171.2).
 
Если за исходные данные взять численность населения Российской империи на начало 1917 г., равное 184,6 млн. чел., - эта цифра приведена в "Статистическом ежегоднике России за 1916 г" (стр. 85), а для естественного прироста 1,5%, которым пользовался Менделеев в своих вычислениях, то тогда получим, что в дореволюционных границах государства, при сохранении тех же темпов роста населения, без войн и революции, численность жителей страны в 1948 г. поднялась бы до 277 млн. человек. Фактически насчитывалось 172 млн., — страна не досчиталась 105 млн. человек. Как видим, снова величина потерь гипотетических, разумеется, составила все те же сто миллионов с лишним жертв.
 
Перейдем к подсчету стоимости советского строя в жизнях людей с максимальным использованием официальных материалов по фактическому положению с движением численности населения СССР, вернее по официальным материалам с теми поправками, которые можно сделать на действительное состояние демографических показателей.
 
Военные потери России в 1914-1917 гг. исчислялись многими авторами, дававшими различные цифры, но все же более или менее близкие друг к другу. Обзор подобных материалов сделал проф. А. А. Зайцов в своей работе "Динамика населения СССР на 1952 год" (издание Института по изучению истории и культуры СССР, Мюнхен, 1953). Он считал, что генерал Н. Н. Головин, в своем труде "Военные усилия России в мировой войне" (Париж. 1939), приводит распределение военных потерь, отвечающее действительности:   убитых - 1,3 млн. чел.; раненых (включая умерших от ран) - 4,2 млн. и пленных - 2,42 млн.; итого - 7,92 млн. человек.
 
Неизвестно, сколько пленных умерло, сколько вернулось на родину, сколько не нашло дорогу домой. Можно предполагать, что на "обновленную родину" вернулось меньше половины названного числа военнопленных.
 
Остается непреложно, что за годы Первой мировой войны население Российской империи, несмотря на военные потери, продолжало расти. На той части бывшей Империи, которая стала Советской Россией, произошло временное незначительное снижение числа жителей. Так, Е. Волков, автор исследования "Динамика народонаселения СССР за 80 лет" (1930), считал, что на той территории, которая принадлежала СССР до 1939 г., максимальная численность населения была в 1915 г. — 142,6 млн., потом она упала на 327,7 тыс. к 1916 г., снова выросла на 212,1 тыс. и составила к 1 января 1917 г. 142,5 млн. человек.
 
За годы революции и в результате войны 1920 г. с Польшей, Россия утратила на Западе Финляндию, Эстонию, Латвию и Литву, западную часть Белоруссии, Польшу, Бессарабию, а на юге, отошедший к Турции район Карса. Население на этих территориях в 1914 г. исчислялось в 35,9 млн. человек (см. С. Н. Прокопович, "Народное хозяйство СССР", т. I, стр. 55). В нашу задачу не входит уточнение численности населения на территории, границы которой были установлены после 17 сентября 1939 г. в результате сговора между Сталиным и Гитлером. В советской биографической статистике еще недавно было принято считать, что если по переписи на 17 января 1939 г. в СССР проживало 170,6 млн. человек, то с присоединением западных   областей   Украины   и Белоруссии, Молдавии и трех прибалтийских республик, численность населения государства можно оценить в 190,7 млн. человек. Таким образом, с раздвижением внешних границ в Советском Союзе появилось 20,1 миллионов новых граждан.
 
Вторая мировая война 1941-1945 гг. вызвала новый передел территорий. Советский Союз приобрел новые территории, на которых проживало в 1940 г. около 2 млн. человек. Это -округ Печенги - 4,3 тыс., округ Мемеля (Клайпеда) - 152,0 тыс., округ Кенигсберга - 400 тыс., Прикарпатская Русь - 798,3 тыс.; на Востоке - Южный Сахалин — 414 тыс. Курильские острова - 4,4 тыс., Танна Тува - ок. 150 тыс.; всего примерно 2 млн. чел. Значительная часть населения эвакуировалась в Польшу или Германию, сколько же осталось - на это прямого ответа нет, так как к моменту первой послевоенной переписи населения СССР произошли значительные перемещения населения по всей территории Советского Союза.
 
В последнее время расчеты динамики народонаселения СССР за прошлые годы ведутся по современной территории государства, т. е. исчисляют население СССР, включая и ту часть населения, которая проживала в прежние годы не в пределах Советского Союза. Наиболее достоверные цифры приводит известный советский демограф Б. Урланис, перу которого принадлежит много работ по мировой, советской и военной демографии. Для наших целей наибольшую ценность представляет его очерк "Динамика населения СССР за 50 лет", которая помещена в сборнике "Население народное благосостояние" (изд. "Высшая школа , М., 1968). Урланис считает, что население СССР к моменту октябрьской революции насчитывало в современных границах страны 163,0 млн. человек. Эта численное населения приводится во всех новых работах ЦСУ (см. например, "Население СССР (численность, состав и Движение населения), 1973", статистический сборник (изд-во "Статистика", М. 1973).
 
На фактической территории страны тогда проживало около 143 млн. человек, следовательно, за пределами дооктябрьской России оказалось 20 млн. человек. Тот же Урланис считает, что к началу 1927 г. на современной территории СССР проживало 165 млн. чел., "из этого числа примерно 18 млн. чел. приходилось на районы, не входившие в ее состав к моменту переписи 1926 г."
 
Е. Волков дает следующую погодную численность населения страны по фактической территории за первые годы установления советской власти. Страна потеряла за 1917 г. около 1,6 млн. человек и на начало 1918 г. в стране насчитывалось 140,9 млн. чел. За следующий год население уменьшилось на 1,2 млн. и составило 139,7 на 1919 г., на начало 1920 — 137,0 млн.,  1921 — 134,3 млн., 1922 - 133,8 млн. и 133, 5 млн. человек к 1923 г. За 1923-й год число населения впервые начало увеличиваться, рождаемость превысила смертность, что дало прирост населения на 1,5 млн. чел. и к началу 1924 г. в стране уже числилось 135 млн. жителей. Присоединение жителей быв. республики Хорезма и Бухары создало скачек в количестве населения к началу 1925 г: оно составило 140,6 млн. человек.
 
Е. Волков  на  основе своих исследований  и цифровых выкладок пришел к выводу, что если бы не было империалистической войны, ни гражданской, то на 1 января 1930 г. все население Советского Союза (в границах до  1926 г.) составило бы  188 млн. человек, вместо фактического - 157,8 млн. Таким образом, он получает величину потерь за рассмотренный период в 30,2 млн. человек.
 
В чем же конкретно выразились потери, которые понесло население страны с созданием и укреплением советской власти в двадцатых годах? Обратимся к упомянутой статье Урланиса. Он сообщает, что после Октября, в последующие годы в результате вооруженной интервенции четырнадцати государств (!) и гражданской войны численность населения сократилась. Умирало больше, чем рождалось. "Кроме того значительное число буржуазии, помещиков и интеллигенции эмигрировало за границу, образовав значительные русские "колонии" в Берлине, Париже, Праге. Белграде, Шанхае, Харбине и других городах. Примерная численность белой эмиграции определяется в 2  млн.   чел." (стр. 20).
 
Потери гражданской войны, по-видимому, устанавливались им односторонне, главным образом по тем потерям, которые понесла Красная армия. Вряд ли можно получить достоверные данные о потерях тех, кто боролся с Красной армией: сколько погибло бойцов Белой армии, петлюровской и гетманской, восставших кронштадцев и антоновцев, и бойцов различных воинских и партизанских отрядов, боровшихся по обе стороны фронта. Например, в Крыму Бела Кун и Землячка командовали расстрелом сдавшихся в плен воинов Врангеля в количестве до 70 тыс. человек (по свидетельству очевидцев).
 
Урланис по своим расчетам оценивал потери гражданской войны такими цифрами: убитых – 300 тыс., умерших от ран - 50 тыс. и умерших от болезней - 450 тыс., а всего потерь - 800 тысяч.
 
А. А. Зайцов в работе "Динамика населения СССР на 1952 год" принимает величину потерь гражданской войны равной  1,5  млн.  чел.,  -  цифра,  которая нам кажется более близкой к истине, чем приведенная Урланисом, так как он дает общие потери всех участников гражданской войны (издание Мюнхенского ин-та по изучению истории и культуры СССР. Мюнхен, 1953).
 
В свою очередь надо считать оценку потерь гражданского населения более правильной у советского автора. Как он справедливо отмечает - "потери гражданского населения были еще более значительны". "Большое количество жизней унесла эпидемия так называемой испанки, обрушившейся на измученный годами войны народ. Кроме того, в стране бушевали тифозные эпидемии. Сыпной тиф был разнесен по стране солдатами после демобилизации царской армии... Помимо всего этого, в ряде районов страны был голод, который тоже унес много жизней. Особенно велик был голод в Поволжье в 1921 р., возникший в результате сильной засухи. В 1919-1920 гг. смертность повысилась почти на две трети по сравнению с довоенным временем. Общее количество жертв голода и эпидемий... по некоторым расчетам определяется в 8 млн. человек".
 
По Зайцову эпидемия унесла 2,0 млн. жертв, голод 1921-1922 гг. унес 3,0 млн. человек. К тому же, повышенная смертность, особенно детей, стоила жизни 1.55-1,8 млн. Б. Урланис отмечает, что "за три года, 1918-1920. численность населения, в результате перевеса числа умерших над числом родившихся, сократилась примерно на 4 процента, а с учетом миграционных потерь убыль населения за эти годы составила 6 процентов. Дальше он пишет: "К началу 1922 г. численность населения... достигла минимальной точки по сравнению с дореволюционным временем. Можно примерно считать, что она составляла 153 млн. чел.".
 
Согласно   этим   данным,  за первые  пять  лет создания советского государства, страна не досчитала 10 млн. чел., вместо того, чтобы вырасти почти на те же 10 млн. чел., каким был прирост населения России за пятилетие 1910-1914 гг. Отсюда можно сделать вывод что первые пять лет созидания нового строя обошлись народам России в 20 млн. человеческих жизней.
 
Примерно такие же цифры общих потерь (включая эмиграцию -  1,5-1.75 млн.) называет и Зайцов - 21,1 млн.). Правда, другие исследователи называли и более высокую численность людских потерь страны. Так Е. Кулишер утверждает, что только от снижения рождаемости страна лишилась 9-10 млн. и от повышенной смертности - 12 млн. чел. ("Европа в движении. Война и изменение народонаселения", Нью-Йорк, 1948).
 
Еще выше исчисляет убыль населения Советского Союз за в первые годы Ф. Лоример в изданной Лигой Нации книге "Население СССР. Итоги и перспективы" (Женева, 1946). Общий дефицит населения по оценке этого демографа достиг 28 млн. Как и другие демографы, он определял потери от снижения рождаемости в 10 млн. и от  эмиграции - 2 млн. Все  другие  потери Лоример рассматривает как общую убыль населения из-за  повышенной  смертности (к сожалении, под  этот обобщенный термин подпадают  расстрелы, убийства и другие виды казни).
 
1922-и год был первым годом возобновления прироста населения после революции. Прирост был очень невелик, так как многие районы страны ощущали голод, были местные восстания, не изжиты еще последствия бандитизма, не прекращался и террор. По Урланису прирост составил 0,7 % (равнялся 1 млн. чел) на начало 1922 г. была минимальнейшая численность населения - 136,1 млн. чел.
 
В 1923 г. жизнь в стране более или менее нормализовалась, что сказалось  в снижении   смертности, повышении рождаемости и скачке в росте числа жителей. В последующие годы темпы роста численности населения были самые высокие за все годы советской власти и больше, после двадцатых годов, уже не повторялись. Ежегодный прирост составлял более 2% в  год. За  пять  лет  так  называемого  восстановительного периода, т. с. за 1922-1926 гг. (годы НЭПа) население Советского Союза выросло приблизительно на 12 млн. и достигло к началу 1927 г. 165 млн. Из этого числа примерно 18 млн.  приходилось на районы, отпавшие от СССР и  не  входившие в его состав к переписи  1926 г. Фактически на территории Советского  Союза проживало по переписи на 17 декабря 1926 г. 147 млн. человек.
 
Во второй половине двадцатых годов естественный прирост населения продолжал оставаться на уровне 2%, пока не началась коллективизация и процессы против старой технической интеллигенции — "шахтинский процес", "процесс Промпартии России", не преданный гласности, процесс "Промпартии Юга России", разные другие экономические и политические процессы.
 
Для численности населения СССР на начало 1929 г. официально называют цифру в 151,4 млн., а к началу 1931 г. население СССР в границах до 1939 г. составило свыше 160 млн. в современных границах — 180 млн. человек.
 
Дела демографические приняли снова скверный оборот с коллективизацией и физической ликвидацией зажиточного слоя села, т. е. работающего слоя. В этому времени начинается усиленное строительство архипелага ГУЛАГа и пополнение его осужденными по многовариантным процессам против фактических и потенциальных врагов сталинской системы.
 
Урланис осторожно обходит характеристику демографического провала первой половины З0-х годов. Глухо упоминает он, что "в 30-х годах, особенно в первой половине, темп роста населения замедлился. Реорганизация сельского хозяйства на начало коллективизации вызвала миграцию больших масс населения, резкое возрастание численности городского населения, а в некоторых районах снижение уровня жизни". (Только и всего!?)
 
Приходится обращаться к другим авторам, чтобы осветить демографическую ситуацию гнуснейших лет сталинщины. Заранее можно утверждать, что будут пробелы в статистике, или искусственное распределение провальных лет с благополучными, чтобы получить какие-то средние цифры, скрыв миллионы человеческих жертв времени  «культа личности»  и построения социализма в одной, отдельно взятой стране».
 
Данные о движении численности населения есть только за отдельные годы первой половины 30-х годов. Приведем их: 1929 - 154,0 млн., 1930 — 157, 8 млн., 1931 - 160,0 млн., 1933 - 165,7 млн., 1936 - 160,6 млн., 1937 - 163,8, 1938 - 167,0 млн. чел. (данные на начало года).  
 
Ежегодный прирост населения составлял во второй половине 20-х годов в среднем 3,4 млн., а за 1930-1933 только 2,6 млн. затем последовало сокращение, за 1933-1936 годы - на 1,9 млн. человек в среднем за год.
 
Если бы в  стране сохранились те же условия нормального   развития   демографических процессов, которые существовали до «великого перелома», т.е. до 1929  г., и население ежегодно возрастало на 3,4 млн. человек в среднем за год, то с 1930 по 1939 г. численность населения выросла бы на 34 млн., а не на 12 млн. человек. "Недобор вызван не столько снижением рождаемости, сколько резким ростом смертности из-за террористического насаждения колхозов и ликвидации "кулачества" в прямом, физическом смысле, из-за искусственного голода на Украине и Северном Кавказе, истребления старой служилой интеллигенции. Снижение рождаемости с 40-45 на тысячу до 20-25 вызвало потери 5-6 млн. неродившимися, остальные 16-17 млн. это - жертвы "культа личности".
 
Уже накануне всесоюзной переписи населения, приуроченной к 20-летию советской   власти в 1937  г., демографы сознавали, что станет очевидным демографический "провал". Было решено искусственным путем радикально поднять рождаемость запрещением абортов и неофициальным изъятием противозачаточных средств из продажи.  Пресловутое Постановление ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г. о запрещении абортов   было отменено Указом ВС СССР лишь 23 ноября 1955 г. Внезапно опубликованное   постановление застало население врасплох,   и   действительно способствовало повышению   рождаемости.  Прирост населения в  1937-1939 гг. достиг  в среднем почти 2%. Однако, население постепенно освоилось с новыми бытовыми и семейными  условиями  и уже  в   1940 г. рождаемость резко упала — до 1,32% или почти на одну треть. Кстати, некоторые зарубежные демографы пользуются коэффициентом рождаемости 1,32% в год установления потерь населения, которые причинило установление и существование власти коммунистов в стране  на протяжении 50 лет,  считая  его формальным для народов России, что не соответствует фактам.         
 
Урланис создавшуюся демографическую ситуацию объясняет не внутренней социально-политической обстановкой в стране, а тем, что в Европе разразилось Вторая мировая  война: "в воздухе чувствовалась тревога и неизбежность гитлеровской агрессии". "Браки откладывались, семейные связи разрывались, от рождения детей многие    воздерживались".  Автор преднамеренно упускает из поля зрения читателей, что советская армия уже в 1939 г. вела агрессивную войну против  Финляндии, вызвавшую стотысячные потери убитыми   и   изувеченными   солдатами,  и  что  затем Сталин с Гитлером провели четвертый раздел Польши, в результате которого с 17 сентября 1939 г. советские границы "отодвинулись" дальше на Запад, территория СССР возросла на  400 тыс.  кв. км. земель   западных областей   Украины и  Белоруссии,  Молдавии,  Литвы, Латвии и Эстонии, с населением в общем в 20,1 млн. человек.  Численность  населения СССР, определенна переписью на 17 января  1939 г. в  170,6 млн. человек выросла после 17 сентября того же года до 190,7 млн. человек. Тот же  автор, Урланис, умелым подбором цифр скрыл или не назвал годы, когда население CCСР снижалось. Он  ведет  подсчет численности населения Советского  Союза  в  тридцатых  годах,  включая подсчеты жителей тех территорий, которые вошли лишь после 17 сентября 1939 г. Вот как выглядит динамика народонаселения страны  (цитирую): "В   первой  половине  1941 г. коэффициент естественного прироста, вероятно, был не больше, чем в 1940  г. Исходя  из  этого,  можно  считать,  что перед началом войны в Советском Союзе, в его современных границах, численность населения достигала 199 млн. человек, а к началу 1941 г. – 198 млн. чел., т.е. 1,8 млн. в год. Так как в 1937-1939 гг. ежегодный прирост составлял 3 млн. человек, то ясно, что значительная доля прироста этого десятилетия приходилась на его вторую половину". А что в первую половину года было прямое снижение численности жителей в стране - об этом Урланис промолчал!
 
Вторая мировая вызвала новые, еще большие потери населения, чем до того наблюдались в советском государстве. Власти долго скрывали истинный урон, понесенный населением страны. Приводились различные цифры. Все военные потери определялись в 7 миллионов, включая гражданское население. Когда вопрос коснулся репарационных возмещений убытков, то количество "пожертвованных" жизней поднялось до 20 млн. чел. Эта цифра теперь фигурирует в демографических изданиях, как прямые потери, понесенные страной за годы войны.
 
Общий подсчет численности населения, перепись его, относили к тому времени, когда число это достигнет хотя бы довоенного уровня. Первую послевоенную перепись назначили на 1959 г., приурочив ее к разработке плана на седьмую пятилетку, чтобы иметь более или менее точное представление о трудовых резервах страны.
 
С 22 июня 1941 г. началось участие советского государства во Второй мировой войне, которая закончилась 9 мая 1945 г. По нынешней оценке, как уже упоминалось, общие прямые потери СССР составили 20 млн. чел. и распределяются следующим образом. 10 млн. солдат и офицеров были убиты в бою, умерли от ран и болезней, погибли в плену и истреблены в местах массового уничтожения. Столько же потеряло людей гражданское население - мужчин, женщин и детей, погибших от голода, бомбежек, блокады, от репрессий в немецких концлагерях, в местах массового уничтожения, таких, как  Бабий Яр.  Общие прямые потери населения составили 10% его довоенной численности.
 
Нельзя не удивляться, что Германия, воевавшая на два фронта и дольше СССР, потеряла всего 7 млн. человек на фронте и в тылу.
 
В ходе войны часть советских граждан оказалась на территории Германии в качестве "остарбайтеров", вывезенных на принудительные работы, а также и военнопленных. В кампании по их принудительной репатриации в СССР к октябрю 1945 г. было вывезено 5,2 млн. чел., в том числе 820 тыс. несоветских подданых - граждан 14 различных государств, как сообщило Международное бюро труда (Монреаль). Примерная оценка показывает, что только 500 тыс. бывших советских граждан смогли избежать вывоза в СССР на принудительные работы, в систему Гулага, по восстановлению разрушенных предприятий и городов. Н. С Тимашев оценивал эмиграционные потери в 1,3 млн. человек, вместе с бывшими советскими людьми. По советской версии, "значительному числу "перемещенных лиц" англо-американские оккупационные власти не дали возможности вернуться в Советский Союз" (!).
 
При перекройке границ на Западе, значительное число поляков после окончания войны репатриировалось в Польшу. В меньшем числе репатриировались представители других народов - румыны, венгры, чехи.
 
Помимо прямых людских потерь, война вызвала еще биологическое ослабление народа из-за сильного снижения рождаемости. Новые семьи почти не создавались, старые брачные узы распадались, в тылу не хватало взрослых мужчин, что вело к массовой "безотцовщине". Все это, вместе с трудной тогдашней тыловой жизнью, особенно для застрявших в блокаде для миллионов эвакуированных и для миллионов советских граждан, оставшихся на оккупированной территории, привело к повышенной смертности во всех возрастных группах населения, включая детей, особенно в младенческом возрасте. Прямых подсчетов снижения рождаемости не велось, или не публиковалось. Кое-какие выводы можно сделать на основании первой послевоенной переписи 1959 г. с учетом того, что вопрос идет о выживших к переписи. Но в материалах переписи данные о возрастной структуре населения сгруппированы так, чтобы военные годы были поделены между последними годами до войны и первыми послевоенными годами. Для этого в переписи была нарушена пятилетняя группировка. В одну группу из 6 возрастов (10-15 лет) объединили родившихся в 1944-1949 гг. в количестве 17.134 тыс. чел., а в другой группе оставили четыре возраста (16-19 лет), родившихся в 1940-1943 гг. в числе 14.675 тыс. человек. Поэтому получилось, что по родившимся в 1940-1943 г. в переписи приведен ежегодный прирост в 3.67 млн., в отношении родившихся в 1944-1949 гг. показан прирост в 2,86 млн. в год или снижение на 22%. Фактически, по всей вероятности рождаемость в годы войны, взятая отдельно, снизилась не меньше, чем в два раза. Об этом можно судить по числу учащихся в младших четырех классах школы, как это приводится Урланисом. "Число учащихся первых четырех классов сократилось с 22,6 млн. чел. в 1948-1950 гг. (учащиеся 1939-1942 гг. рождения) до 12,1 млн. чел. в 1953-1954 гг. (учащихся 1943-1946 гг. рождения). т. е. почти в два раза".
 
Всем было очевидно и без статистики, что численность населения СССР сильно  сократилась  в иные  годы и  это  можно подтвердить сличением данных за 1939 и  1950 годы.  Приняв определенный коэффициент естественного прироста  для  нормальных для Советского Союза демографических условий, можно таким образом определить, скольких миллионов людей не досчиталась страна, с падением рождаемости. Такую попытку делали отдельные авторы, как И. А. Курганов, Н. С. Тимашев, демографы из ООН и др. Я не буду останавливаться на рассмотрение их методологии, так как считаю, что А. Я. Боярский в "Курсе демографии" (Москва) дал наиболее близкие к истине цифры, к тому же не вызвавшие возражения в Советском Союзе. Приведу полностью абзац из его главы "Демографические явления и надстройка" (стр. 337-363):
 
В целом потери нашего населения вследствие боевых действий, уничтожения мирных жителей и повышения смертности вместе с результатами снижения рождаемости можно оценить следующим образом. В 50-х гг. прирост населения составлял около 1,5% в год. Если исходить из него, то за 20 лет прирост должен был бы составить около 35%. При населении в начале 1939 г. в современных границах 190, 7 млн. это означало бы прирост в 66,5 млн., т. е. к 1959 население должно было бы составить около 257 млн. Было же по переписи 1959 г. 208,8 млн. Разность составляет около 48 млн. Не имеет существенного значения, преувеличена ли эта цифра миллионов на 5 или настолько же преуменьшена. Важно то, что она иллюстрирует огромные масштабы потерь советского народа вследствие войны. По численности населения страна была бы теперь больше на целую Францию" (стр. 350).
 
В методике подсчета потерь военного времени, которая приведена в "Курсе демографии", сделано допущение, которое несколько уменьшает величину потерь. Автор исходит не от максимальной численности населения  в  предвоенный   год - 198 млн. К началу 1941 г. он берет и средний прирост для двадцатилетнего срока, от начала 1939 г. до итогов переписи на 17 января 1959 г. В расчет Боярского вошли все пятидесятые годы, когда среднегодовой темп прироста составлял 1,8%. Фактически расчет надо было бы вести для десятилетнего срока 1941-1950 гг. Только 1950 г. можно рассматривать годом, к которому демографические факторы, наконец, после войны более или менее нормализовались. Для расчета можно брать среднегодовой темп роста за два десятилетия (50-е гг. - 1,8% и 60-е гг. - 1,3%, в среднем равный 1,5%).
 
В этом случае гипотетический уровень численности населения достигает 229,7 млн. на начало 1950 г., против фактической численности в 178,5 мл. Отсюда получаем расчетный размер потерь в 51,2 млн., что ближе к истинному масштабу потерь, там 48 млн. человек, приведенные в учебнике по демографии.
 
Послевоенное восстановление численности населения растянулось на 20 лет. Не было ярко выраженного "бума" деторождении, как это отмечалось в США. Но это и понятно: нигде, ни в какой из воевавших стран не образовалось столь глубокого разрыва в численности мужчин и женщин брачного возраста. В 1959 г. численность женщин в возрасте старше 32 лет была на 20 млн. выше, чем мужчин. К началу 1950 г. население СССР равнялось 178,5 млн. и к весне 1956 г. - 198 млн., при предвоенной численности в 198 млн. чел.
 
Всё это дает возможность судить о суммарных потерях населения страны с образованием советского государства, вызванного его внутренней политикой, его ведением гражданской и мировой войны не протяжении 1917-1959 гг. Мы выделили три периода:
 
1. Установление советской власти - 1917-1929 г. число людских потерь - свыше 30 млн. человек.
 
2. Издержки построения социализма (коллективизация, индустриализация, ликвидация кулачества, остатков "прежних классов")-1930-1939 гг. - 22 млн. человек.
 
3. Вторая мировая война и послевоенные трудности - 1941-1950 гг - 51 млн. чел.; Итого - 103 млн. человек.
 
Как видим, и этот подход, с использованием новейших демографических показателей, ведет к той же оценке величины людских жертв, понесенных народам нашей страны за годы существования советской власти и коммунистической диктатуры, к которой приходили разные исследователи, пользовавшиеся различной методикой и разными данными демографической статистики. Это лишний раз свидетельствует о том, что100-110 млн. человеческих жертв построения социализма и есть реальная "цена" этого "построения".
 
« Содержание номера                                                                   Далее »
 
Примечания
 
[1] Не могущие,   впрочем, идти ни в какое сравнение с потерями во Второй войне. В первую Россия потеряла убитыми всего 1,3 млн. человек.
 

 
Русский независимый альманах
ВЕЧЕ
 
Выходит четыре раза в год.
Условия подписки: 4 номера          40 DM или $ 25
 
Цена отдельного номера                  12 DM  или $ 6
 
Выходит   пол   редакцией   Евгения   Вагина   и  Олега Красовского.
 
Издатель - Российское Национальное Объединение'
ФРГ (Западная Германия)
 
Russischer Nationaler Verein с. V,
8000 Munchen 2, Theresienstr. 118-120
West Germany


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com