Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 52 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Конец путешествия
 
Теперь кажется, что все это только приснилось. Вид с гор на розовый Иерусалим,   на его сказочные стены, на библейские дороги, выходящие из его ворот к Кедронскому потоку, на белые могильные камни Иocaфатовой долины, или синька Тивериадскаго озера среди лунного пейзажа безплодных и каменистых холмов. Или, вот, незабываемая Кана среди гранатовых садов, среди мягких и трогательных галилейских пейзажей, и вид с прекрасной горы Кармил на Хайфу, на радостное море, на пароходы, пришедшие в   Палестину из скучных и меркантильных портов Европы. Или стада коз и овец, спустившиеся в жаркий полдень на водопой к Тивериаде с окрестных гор, караван   верблюдов на дороге в Рамаллу[1], женщины с кувшинами на плечах у деревенского колодца, черные камни Капернаума и солнечные улицы Тель-Авива.
 
Не все, конечно, удалось увидеть. Тогда был не совсем подходящий момент для благодушного туризма в Палестине. Кое-где дороги были непроезжими, автобусы ходили раз в день, и нельзя было свернуть с дороги, выйти из автобуса и побродить с палкой по пустынным местам. Не  пришлось,  например, побывать в Иepихоне. Чтобы попасть туда, надо искать случая отправиться с почтовым автомобилем или на машине заиорданской стражи. Такого случая  не представилось. Автобусы в Иерихон не ходили.
 
Оставалось обратиться за советом, как организовать поездку, к начальнику прессы. Начальник прессы говорят, друг покойного полка Лоуренса, во всяком случае, один из тех немногих англичан, крторые прекрасно владеют арабским языком, а, кроме всего прочего, переводчик Пиндара[2] и Анакреона[3], — заявил,  что устроит  поездку довольно трудно.
 
— Да и боюсь, что вы будете разочарованы, — прибавил он, — там нечего и смотреть.    Несколько камней...
 
Конечно, смотреть в Иерихоне нечего - несколько камней, отрытых во время недавних раскопок и подтвердивших точность библейской легенды. Они досконально описаны  учеными в специальном журнале. Открыли древний ханаанский город, знаменитые вошедшие в обиходный язык иерихонские стены, дома, лавки. Незначительные остатки серых, немых камней. Но эти камни дают возможность представить себе то далекое раннее, утро, когда Иисус Навин вышел из своего шатра и велел трубить в трубы. Для чего? Вероятно, для того, чтобы осажденные не слышали шума подкопных работ.
 
Уже манна перестала падать с небес. Израиль раскинул свои шатры на окрестных холмах, а Иерихон заперся. Из маленького окошка в доме, стоявшем на стене, можно было видеть кусок красного вервия. Там жила Раав[4], иерихонская блудница, приютившая под своей крышей израильтян и за это избавленная от смерти.
 
— Двое юношей (соглядатаи) пошли (в Иерихон) и пришли в дом блудницы, которой имя Раав, и остались ночевать там...
 
Трубили трубы и юбилейные рога. Священники и левиты[5] обносили вокруг города ковчег Завета[6]. Кричали ослы и верблюды. Пыль поднималась облаком под босыми ногами израильтян. По данному сигналу весь народ восклицал, и среди этого воя и трубных звуков рушились стены Иерихона. В остатках одного из домов, выходящих на стену, видят местоположение жилища Раав. Так археология дает возможность воскресить драму, разыгранную три тысячи лет тому назад на этих древних холмах.
 
Так все в Палестине. Надо кое-что знать, надо заглядывать в Библию и Евангелие, и тогда страна населяется видениями, возвращаются вспять века и давно угасли цивилизации, и становится одухотворенным прелестный пaлecтинcкий пейзаж. Одно скромное утешение: по случаю беспокойных событий, да и не сезон - жара, совсем нет в стране ни туристов, ни экскурсий очкастых арканзасских учителъниц, ни американцев из Чикаго, ни щелканья кодаков, ни лгунов — гидов.
 
Общее впечатление залитая солнцем, полная евангельских и исторических воспоминаний страна, вся в тревожном воздухе, пассивного мятежа. Все интересно пейзажу - сионистский опыт христианские древности, красочный арабский мир.  Правда, Палестина
больна, но „повышенная температура" страны дает возможность иностранцу поглубже заглянуть, в ее жизненные процессы, понять многое, что скрывается для туриста за благодушным фасадом куковских экскурсий. Лучше всего приезжать с пафосом   строительства, с каким пpиезжают сюда из глухих углов. Польши или Румынии   восторженные „халуцы", или с чистой, детской верой, с какой совершали  паломничества в Святую Землю pyccкиe мужики. Над ними посмеивались, что они увозили с собой пузырьки с „тьмой египетской" и лобзали „пуп  земли"  в греческом Католиконе, но разве они не уезжали с потрясенной душой?
 
Случайно в одной из больших парижских библиотек попалась в руки любопытная книжка — «Спутник православного паломника в Святую Землю», издание 1886 года. На обложке под титлами, славянской вязью: — Благословен Господь от Cиoнa и узриши благая. Иерусалима".
 
Мы ко всему привыкли и многое увидели. Но представьте себе этот страшный и фантастический путь русского крестьянина, откуда-нибудь иъ пензенской деревушки, в Палестину!
 
Путешествие начиналось от Киева. „Путь от станции до Лаврской гостинницы проходит почти через весь город, а потому слабым поклонникам, или у которых много вещей, лучше взять извозчика и доехать до гостинницы, что стоит от 40 до 50 коп". А потом Одесса, Константинополь, храм св. Софии, Смирна, Патмос, Миры Ликийские, Тарс — родина ап. Павла, Лаодикия, Бейрут и, наконец, путь в Яффу. Ночью светили маяки в Сидоне и Тире „Третий маяк просветит нам в эту ночь из Птолемаиды (Акка), а когда становится светлее, видна будет на берегу небольшая возвышенность, покрытая домами,  это Яффа".
 
Путешествие происходило па пароходах Русского общества пароходства и торговли или Добровольного флота, в условиях довоенной русской жизни. Любопытны советы, которые даст «Спутник» паломникам.
 
„По прибыли в Одессу и поместившись на подворье, поклонники должы, не откладывая дела в долгий ящик, получить заграничный паспорт, засвидетельствовать его в турецком консульстве и запастись билетом на пароход. Заграничный паспорт получается в канцелярии градоначальника, которая помещается на Приморском бульваре, против памятника герцогу Ришелье. Заграничный паспорт для поклонников стоит 50 коп."
 
„Менять русские деньги на иностранные не советуем. Русские деньги, в особенности рублевые, идут очень хорошо и принимаются очень охотно по всему пути до Иерусалима и еще лучше в Иерусалиме".
 
„Горячую воду для чая, который составляем главную пищу поклонника, можно получать в пароходной кухне, которая обыкновенно помещается тут же на палубе, при чем повар не смеет брать за горячую воду более двух копеек с чайника".
 
„Мы советуем паломникам утром, до приезда в Константинополь, уложив свои вещи, собрать их вместе. Когда же пароход остановится, сесть на них, отталкивая в случае нужды назойливых лодочников и других проходимцев, которые будутъ предлагать свои непрошенные услуги, даже на русском языке, и терпеливо ждать, пока на пароходе не придут афонские монахи, которые обыкновенно, не заставляют себя долго дожидаться. Турецкие бумажки и медные деньги не следует брать ни под каким видом"...
 
На обложке напечатано: „Православное, палестинское общество, озабочиваясь удешевлением пути в Иерусалим, нашло возможным брать за проезд: до Яффы и обратно — III кл. жел. дор. и II кл. на парох., с продовольстаем — 183 рубля, без продовольствия —126 рублей. III кл. на пароходе без продовольствия — 62 руб. 50 коп. (от С.-Петербурга).
 
Ночью паломникам светил огонь яффскаго маяка. Начиналась та священная страна, где росли пальмы, маслины и смоковницы, о которых им читали в церкви. Венец всех желаний был Иерусалим. С таким же трепетом вступал в него тысячу лет тому назад первый русский паломник, игумен Даниил. „Иерусалим же град есть велик вельми и тверд, стенами всяко окачен, на четыре углы крестным образом создан; дебри (долины) суть мнози и горы каменны около града; безводно же есть то место вельми, ни реки, ни источника, ни колодезя близ Иерусалима, но токмо одна Силуамля купель; но дождевою водою живутъ вси людие и скоти в граде том. И жита много и добра ражаются граду тому и окрест Иерусалима без дождя"...
 
Теперь Яффа, древний порт паломников — мертвое царство. Пароходы приходят в Хайфу. И тут Палестина сразу же встречает путника всем очарованием своей красоты — Кармилом, пальмами, солнцем или звездами. Отсюда же уходят пароходы назад, в Средиземное море.
 
В день отъезда наш пароход („Мариэтт-Паша" — „Мессажери Маритим") простоял на рейде несколько лишних часов. В то утро, где-то под Калькилией, арабы пустили под откос товарный поезд. Из-за починки пути задержался поезд из Тель-Авива, с которым ехали в Хайфу пассажиры „Мариэтт-Паши". Пароход терпеливо их поджидал.
 
В тот день в записной книжке записано: „Хайфа. 11.30 утра. Пришла «Бoлгapия». Се груз, скота. Пришли «Полония» и «Сити-оф-Гуль». В 3 час. „Анастасия Ставропуло" ушла 5.30. Пришло на рейд военное британское судно. В 5.45 прибыл поезд из Тель-Авива. Прибытие пассажиров. Отход — 7.20".
 
Когда мы уходили из маленького порта, Хайфа на горе уже переливалась электрическими огнями. Внизу сияла электрическая станция. Пароход протяжно затрубил, прощаясь с гостеприимным городом. Феерическое зрелище уплывало в черную ночь. Над морем показались звезды корабельщиков и пиллиграмов.
 
Несколько строк в записной книжке, но они воскрешают в памяти весь тот полный суеты и тревоги день, портовую жизнь, приход и уход кораблей. Получив известие о том, что железнодорожный путь Хайфа-Тель-Авивъ взорван, «Мариэт-Паша» отошел от пристани к молу. Маленький черный болгарский пароход, с церковной вязью названия, привез в порт быков из Варны. Мы видели, как их поднимали лебедкой и, как щенков, спускали на баржу, которую буксир медленно поволок к торговой пристани. На горе белыми и кремовыми домами стоял город, и дома от палестинского солнца казались сделанными из сахара. Выше поднимался Кармил. Пришел еще один пароход под веселым румынским флагом (сине-желто-красные поперечные цвета). „Полония" широко развернулась и подошла к пристани. „Болгария" закончила разгрузку и, не теряя времени, ушла в ложном направлении. Она повезла остаток быков в новый тель-авивский порт. На рассвете мы догнали ее где-то на траверсе древней Аполлонии. На рейде стояло несколько британских крейсеров и контр-миноносцев. Взмыл к небесам стальной птицей военный гидроплан. Еще один крейсер прибыл из Александрии в момент его торжественного прихода на брйтанских мачтах затрепетали разноцветные флажки.
 
Кармил медленно уплывал. Он был последним видением Палестины. Почему в Палестинских холмах и горах такая особенная прелесть? Разве мало и у нас живописных холмов? Но на них воевал какой-нибудь феодальный Генрих, ради интересов какого-нибудь, ничем не примечательного герцогства, ставшего фабричным департаментом, а на этих горах — Восток, колыбель трех религий, здесь чeлoвек разговаривал с Богом, слышал небесные громы, заключал с Богом союзы, даже боролся с Ним. Здесь разыграна была самая трогательная драма на земле. Нигдe так горько не плакали, как в Иерусалиме. Плач Рахили...
 
Полная или частичная перепечатка и цитирование только по согласованию с редакцией сайта "Россия в красках" в Иерусалиме
 
 
« Содержание                                                                  Далее »
 
Примечания

[1] Рамáлла (араб. رام الله‎‎رام الله (info) ивр. רמאללה‎ — временная столица Палестинской национальной администрации. Население 57 тыс. чел. Примерно половину населения составляют арабы христиане, другую половину — арабы мусульмане. Рамалла расположена в 15 км от Иерусалима. По материалам википедии.
 
[2] Пи́ндар (греч. Πίνδαρος) (522/518 до н. э. — 448/438 до н. э.) — древнегреческий поэт-лирик. По материалам википедии.
 
[3] Анакреон (Анакреонт, др.-греч. Ἀνακρέων; около 570 до н. э., Теос — 487 до н. э.) — древнегреческий поэт. По материалам википедии.
 
[4] Раав (ивр. רחב‎, Рахав; также Раава, Рахава; II тыс. до н. э.) — жительница Иерихона, которая, согласно Книге Иисуса Навина, укрыла в своем доме двух соглядатаев из войска Иисуса Навина, и за то при взятии города была вместе со всеми домочадцами пощажена и прославлена (в Евр.11:31 она числится в списке героев веры). По материалам википедии.
 
[5] Леви́ты (от ивр. לֵוִי‎, Леви) — представители колена Леви за исключением коэнов. Из левитов набирались служители (певчие, музыканты, стража и т. д.) в переносном храме — Скинии, а позднее — в Иерусалимском храме. Священнослужители разделялись на три степени: первосвященники, священники (коэны) и левиты. К последним принадлежали все те потомки Левия, которые не попали в первые два разряда священнослужителей. На левитах лежали обязанности священнослужения: они охраняли порядок при богослужении, руководили народом при жертвоприношениях, были музыкантами и пели псалмы. Традиционно левиты занимались обучением народа закону Торы, в древности летописцы выходили по преимуществу из левитов. Храмовые жертвоприношения совершались коэнами, однако остальные левиты принимали участие в богослужении и были обязаны заботиться о содержании Скинии, а впоследствии — Храма. В эпоху Второго Храма левиты также убивали и подготавливали животных для жертвоприношений.
Поскольку из всех колен Израиля левиты были единственным коленом, не наделённым землей, они находились в зависимости от своих собратьев. Это положение не позволяло левитам выродиться в замкнутую, гордую своим богатством жреческую касту, как бывало у других народов древнего Востока. При царе Давиде левитов насчитывалось 38 тыс. человек от 30 лет и старше. Однако левитам были выделены земельные наделы в окрестностях различных городов, при этом каждый город должен был поддерживать своё священство десятинами и пожертвованиями. Эта повинность стала значительным фактором, вызвавшим восстание десяти северных колен после смерти Соломона (ок. 930 до н. э.). Вождь этого восстания, Иеровоам, изгнал из нового царства Израиля всех левитов. По материалам википедии.
 
[6] Ковче́г Заве́та, или Ковчег Открове́ния (Свидетельства) (ивр. אֲרוֹן הַבְּרִית‎, арон а-брит, также ивр. אֲרוֹן הַעֵדֻת‎, арон а-эдут) — легендарная и величайшая святыня еврейского народа, ковчег, в котором, согласно Библии, хранились каменные Скрижали Завета с Десятью заповедями. Ковчег являлся символом союза Бога с народом Израиля и служил свидетельством присутствия Бога в его среде. Носит в Библии также и другие названия: Ковчег Всевышнего, Ковчег Бога Израиля, Ковчег Завета Божия, Ковчег Могущества и лишь однажды Ковчег Завета назван арон а-кодеш (ивр. אֲרוֹן הַקֹּדֶשׁ‎, Ковчег Святыни). Однако часто его называют просто арон — Ковчег. В церковнославянской Библии для обозначения Ковчега Завета используется греческое слово «кивот» (греч. κῑβωτός τῆς διαθήκης, «ковчег завета», от κῑβωτός, «сундук»), тем самым отличая его, как и в оригинальном тексте, от Ноева ковчега (а также ковчежца-корзины, в которую был положен младенец Моисей). Согласно Библии, во времена Исхода евреев из Египта Ковчег располагался в Святая святых Скинии собрания (походного храма), затем — в Святая святых Иерусалимского храма. По материалам википедии.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com