Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Русское Зарубежье / Африка / Эфиопия / ЭФИОПИЯ И РОССИЯ / Первые попытки проникновения России в Эфиопию. Н.В. Малыгина

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
 
 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел летний номер № 55 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ ПРОНИКНОВЕНИЯ РОССИИ В ЭФИОПИЮ

В конце XIX в. Россия активизировала свои колониальные устремления. В этот период значительно укреплялись экономические и политические позиции национальной буржуазии и усиливалось её влияние на внешнюю политику царского самодержавия. Узость внутреннего рынка страны заставляла буржуазию обращать внимание на другие государства и, в частности, на Эфиопию. Московские и нижегородские купцы были не прочь приобрести в лице последней рынок сбыта для своих товаров. Известное значение для России Эфиопия имела и с точки зрения обеспечения связи европейской части страны с Дальним Востоком через Суэцкий канал и Красное море, а также обладания опорными пунктами на морских путях мировой торговли. Надо также принять во внимание, что русские считали эфиопов «братьями по вере», а это обстоятельство имело в то время немаловажное значение. Но самым главным мотивом России явилось огромное желание иметь своего сателлита на африканском континенте. Путём поддержки Эфиопии Россия стремилась упрочить свои позиции в Африке, активно препятствуя таким образом усилению своих конкурентов в этом регионе.

Эфиопия также стремилась найти в лице России поддержку и покровительство в борьбе за сохранение независимости перед европейскими державами. Правящие круги африканского государства считали, что Россия не имела колоний на «чёрном» континенте и не стремилась к их приобретению, а потому не представляла очевидной угрозы для их страны.

Эфиопия намеревалась установить официальные связи с Россией на почве религиозного родства уже в XVII-XVIII вв., но тогда сближение не состоялось. В ХIХ в. эфиопские императоры неоднократно возобновляли свои попытки, направленные на завязывание тесных контактов с далёкой православной страной, и вновь безрезультатно. Вероятно, эти неудачи объяснялись тем, что «абиссинцы, чуждые международной политики, выбирали нередко крайне невыгодный для нас момент, чтобы завязать сношения»1.

Русская православная церковь начала интересоваться своими «братьями» с начала 40-х гг. XIX в., когда после громких военных побед России над Турцией в I-й трети XIX в. она (церковь) стала претендовать на роль покровительницы всего восточного христианства. Первым о необходимости церковного проникновения в Эфиопию заявил архимандрит Порфирий (Успенский), глава русской духовной миссии в Палестине (c 1848 по 1853 гг.). Помимо задач изучения национального уклада Эфиопии и подготовки благоприятной почвы в стране для её последующего церковного сближения с Россией Порфирий указывал и на необходимость политического союза с эфиопами2.

Осуществить предложения Порфирия в министерстве оказались не готовы из-за поражения России в Крымской войне 1853-1856 гг. Но основные идеи архимандрита были продолжены позднее российским генеральным консулом и дипломатическим агентом в Каире (в 1884-1886 гг.), действительным статским советником М.А. Хитрово, отмечавшим: «Почитая себя православными, абиссинцы с давних времён смотрят на православную Россию как на естественную покровительницу всего православия... Вовлечение Абиссинии в сферу нашего политического влияния, не вводя нас ни в какие расходы и не представляя для нас никакой опасности... могло бы сделаться весьма серьёзным подспорьем для нашей общей политики»3. Указывал М.А. Хитрово и на важное для России стратегическое положение Эфиопии: «Рано или поздно Массауа4 должна сделаться портом Абиссинии, которая до сих пор не имеет морских дебуше5. В этом случае при сближении с Абиссинией мы могли бы обеспечить для себя в будущем благонадёжный угольный склад и прекрасную стоянку в Чёрмном море6 для наших военных судов дальнего плавания»7.

Далёкой и неведомой страной заинтересовался и «царицынский купеческий сын Николай Иванович Ашинов, уроженец Терской области»8. В 1883 г. он появился в Петербурге с проектом заселения казаками черноморского побережья. Как отмечает историк Е.Г. Етобаева, в предпринимательских кругах России, Великобритании и Франции нашлись люди, увидевшие в Ашинове человека, «заключавшего в себе все данные, необходимые для колонизаторства»9. Франция через подставных лиц сделала ему предложение собрать казаков и отправиться в Алжир для обеспечения здесь своих колониальных интересов, а от Великобритании поступила идея организовать доставку оружия в Афганистан и взбунтовать сочувствующие России афганские группировки10.

Отказавшись от авантюрных предложений европейских держав, Ашинов, однако, не постеснялся в 1885 г. съездить уже во второй раз в Эфиопию (впервые он побывал там двумя годами раньше), в частности, на английские деньги. Выдавая себя за представителя русского правительства, он вступил в отношения с негусом Иоанном11. План подчинения африканского государства российскому влиянию у Ашинова созрел быстро. Чуть позже пришла к нему и идея о переселении казаков в Эфиопию, которая сразу же нашла сочувствие у сторонников политического и конфессионального сближения с последней. Как замечает американский историк Э.Т. Уилсон, замыслы Ашинова в стратегическом плане были довольно обоснованы12.

Но проекты Ашинова разделяли далеко не все. Сильные опасения эти замыслы вызывали и у вышеупомянутого М.А. Хитрово, и у подпоручика В.Ф. Машкова. Последний, к примеру, замечал: «Устранить Ашинова от дела я считаю невозможным... Потому новое дело должно слить со старым, чего можно достигнуть, оставив за Ашиновым весь блеск и славу руководителя и побольше материальных благ (что, кажется, ему только и нужно). Понятно, Ашинов может быть руководителем только фиктивным. Самое же дело должно находиться в руках офицеров»13.

Пусть разные, но, в целом, оптимистичные представления по поводу проникновения в Эфиопию в русском обществе близки были не всем. Так, например, в 1886 г. на страницах отечественной прессы появилась статья В. Попова, так и называвшаяся — «Абиссинский оптимизм», в которой автор высказывал большие сомнения по поводу возможности утверждения России в Эфиопии14. Выдающийся отечественный эфиопист Г.В. Болотов (1854-1900 гг.), оказавшийся первым в России серьёзным знатоком амхарского языка, тоже сомневался в возможности объединения двух церквей15.

Тем временем благодаря стараниям Ашинова в 1888 г. в Киев на празднование 900-летия Крещения Руси прибыла эфиопская делегация. Негус Эфиопии давно уже выражал «желание, чтобы подвластные ему духовные лица посетили единоверную Россию, ознакомились с нею, могли бы своим присутствием заинтересовать духовные, административные и частные сферы судьбами Абиссинии, а, возвратясь, укрепить ещё более сообщением о всём виденном искренние симпатии Негуса и его подданных к России»16. На празднествах делегация огласила письмо от имени настоятеля эфиопского монастыря в Иерусалиме архимандрита Георгия (Мемхера Валдысымати), адресованное митрополиту Киевскому Платону, в котором, в частности, говорилось: «Вся Абиссиния шлёт братьям русским низкий поклон и давно желает быть в духовной и братской с ними связи»17. Представители эфиопского духовенства были весьма тепло приняты не только влиятельными иерархами православной церкви, но и самим императором Александром III18.

Ашинов с целью реализации своего плана стал обращаться к влиятельным лицам. Его идеи стали весьма популярными в Петербурге19. Пытался Ашинов донести свои мысли относительно Эфиопии и до императора. Последний же, не будучи уверенным в благоприятном исходе дела, занял выжидательную позицию.

Главной целью сформированной к 1888 г. экспедиции стал захват на побережье Красного моря какой-нибудь свободной бухты для создания на её берегу казачьего поселения со стоянкой и угольной станцией для российских судов. Затем, как указывает А.В. Хренков, атаман предполагал, расположив к себе императора Иоанна IV поставками русского оружия, утвердиться со своими казаками в Эфиопии и образовать там самостоятельное казачье войско из русских выходцев, которое, служа негусу, стало бы одновременно гарантом его лояльности к России20. Для прикрытия своих истинных задач миссия получила название «духовной», а возглавил её новоявленный архимандрит Паисий, которому следовало выполнить ряд миссионерских задач: сблизиться с эфиопами, построить школы, храм и обитель при нём, а также установить личные контакты с духовенством и паствой Эфиопии.

В одной из циркулярных депеш министр иностранных дел Н.К. Гирс (1882-1895 гг.) отмечал: «Предприятие архимандрита Паисия есть совершенно частное... Императорское правительство воздержалось не только от участия в организации образованной им духовной миссии, но и от содействия оной, хотя, с другой стороны, оно не сочло себя и вправе ставить препоны духовному лицу, движимому чувствами благочестия и участия к судьбе народа, который, несмотря на своё вековое отчуждение от остального христианского мира, остался верен правилам христианской веры»21.

Интересные для нас воспоминания о составе и целях отправившейся в декабре 1888 г. в Эфиопию миссии оставил один из её участников - Л. Николаев: «Я часто задумывался над вопросом: что собрало эту толпу?.. За исключением человек тридцати людей интеллигентных и отставных солдат, которые поступали более или менее сознательно и которыми руководили хорошие намерения, вся остальная масса состояла из людей без роду и без племени, не привязанных ни к родине, ни к месту, без всяких почти нравственных принципов, самых отчаянных авантюристов. Все они лелеяли мысль о лёгком обогащении и о том, что, придя в Африку, они найдут там чуть ли не киселевые берега с молочными реками»22. В одной из русских газет было замечено: «В самом составе экспедиции зародыш её будущей гибели: участники её, привыкшие по прежней своей деятельности никому не подчиняться, ни перед чем не задумываться, при первой же неудаче перессорятся между собой, а, пожалуй, и перережутся»23. Миссия действительно была составлена крайне неразборчиво, а потому в ней постоянно случались беспорядки, которые Ашинов, занятый по большей части своими собственными интересами, был не в силах устранить.

20 декабря русские достигли Порт-Саида, где Паисий виделся с эфиопским абуной24 и сопровождавшим его иеромонахом, которые приехали из Иерусалима специально для этой встречи. По их словам, «негус чрезвычайно заинтересовался миссией, которою открываются для Абиссинии давно желанные сношения с Россией, и ожидает её с нетерпением»25. На следующий день к ним присоединились два иеромонаха и эфиопский воин.

6 января 1889 г. экспедиция высадилась в Таджуре, а затем обосновалась «у старой, заброшенной турецкой крепости Сагала (занятую экспедицией территорию считали своей французы. - Н.М.), в нескольких милях от Обока, которая считалась на территории племени Сомали... Несколько времени спустя подошёл пароход, и с него сошёл французский офицер, Ашинов принял его и угостил. Но недели через три явилось три парохода и против Сагала бросили якорь. Подъехал на шлюпке какой-то господин и потребовал убрать русский флаг и немедленного удаления людей, иначе с пароходов откроют бомбардировку. Ашинов предполагал, что его не могут считать за флибустьера, так как миссия отправилась с дозволения нашего правительства, и потому не снял немедленно флага. Едва посланный вернулся на пароход, как через 10 минут раздался выстрел; затем началась бомбардировка. Ашинов приказал выставить белый флаг, для чего была употреблена рубашка. При бомбардировке убито было 5 человек, в том числе три женщины, и одна из них беременная на последнем исходе. Ашинов был сильно ранен в ногу... На другой день всех людей рассадили на пароходы, Ашинова с женой и архимандрита Паисия арестовали, и все отправились в Обок. Дня четыре Ашинова с женой и Паисия продержали в Обоке и затем повезли в Каир... Из Каира Ашинова... свезли в Севастополь, а прочих свезли в Одессу»26. Сам Ашинов немного иначе освещал эти события. Из его показаний следует, что он не был предупреждён о бомбардировке: «5/14 февраля... были замечены какие-то пароходы; через несколько времени выяснилось, что это французская эскадра, состоящая из трёх судов... Прибывший через переводчика, подавая мне конверт, сказал: «Комендант приказал вам кланяться и передать это письмо»... В приказе, обращенном ко мне, значилось: 1) чтобы был снят флаг, поднятый неправильно на французской земле; 2) чтобы был очищен форт; 3) чтобы владельцам форта на морском берегу были переданы оружие и снаряды, которые ввезены без разрешения на французскую землю, чтобы мы покорились французским законам. Мы не успели себе ещё хорошо уяснить прочитанное и обсуждали, что делать, как раздался пушечный выстрел»27.

Заметим, что российский флаг был поднят Ашиновым в полном соответствии с аналогичными акциями европейских держав в Африке. Газета «Новое время» в связи с этим указывала: «Тот факт, что Ашинов подымал в Сагалло русский коммерческий флаг, сам по себе не имеет равно никакого значения. Есть правила для поднятия этого флага на судах, плавающих в море, ибо там этот флаг определяет национальность судна и все связанные с этим обстоятельством правоотношения; для поднятия же купеческого флага на сухом пути правил нет, каждый может украшать им свой дом, дачу или склад товаров»28.

Так бесславно закончилась попытка основания российской колонии в Африке, которая, возможно, в обстановке внутренних неурядиц, прекратила бы своё существование естественным путём. Ашинов только скомпрометировал своими действиями российское правительство и Александра III, предвидевшего такой финал: судя по дневниковым заметкам В.Н. Ламздорфа за 1889 г., император явно испытывал опасения по поводу этой «духовной» миссии. Так, на заседании МИД России 2 февраля 1889 г. он отмечал: «Непременно надо скорее убрать этого скота Ашинова оттуда, и мне кажется, что и духовная миссия Паисия так плохо составлена и из таких личностей, что нежелательно его слишком поддерживать; он только компрометирует нас, и стыдно будет нам за его деятельность»29.

Во избежание ухудшения отношений с Францией официальный Петербург отмежевался от ашиновской авантюры. Императорское правительство возложило ответственность за происшедшее в Сагалло кровопролитие исключительно на организатора миссии, «решившегося нарушить спокойствие в пределах территории, подведомственной державе, находящейся в дружественных отношениях с Россиею»30.

Во Франции про Ашинова была придумана шансонетка с припевом: «Atchi, atchi, Atchinov!», смысл которой сводится к следующему: «Готовы чихать бывшему кумиру!»31. И всё-таки бомбардировка Сагалло французам показалась слишком жестокой мерой - они никак не могли «помириться с мыслью, что с Ашиновым нельзя было справиться другими, более гуманными средствами»32.

Таким образом, с середины 80-х гг. XIX в. отдельными представителями России стали предприниматься шаги к весьма выгодному проникновению в Эфиопию. Наиболее активную роль в этом важном деле сыграл Н.И. Ашинов. Правда, его попытка основания русской колонии на африканском материке обернулась полным провалом и только скомпрометировала правительство России в глазах мировой общественности. Во избежание международного скандала Александр III выслал Ашинова в Якутскую область. Теперь царское правительство сосредоточило внимание на использовании дипломатических средств в политическом и культурном сближении с Эфиопией. В достижении этой цели России приходилось преодолевать соперничество Великобритании, Франции, Италии.


1 Кохановский А.И. Абиссиния. Доклад министру иностранных дел С. Сазонову А. Кохановского, бывшего врача при императорской российской миссии в Абиссинии, от 1 июня 1913 г. // Новый Восток. 1922. Вып. 1. С. 331.
2 АВПРИ. Ф. № 151. Оп. 482. Д. 1999. Л. 59-60; Российско-эфиопские отношения в ХIX - начале XX в.: Сборник документов. М. 1998. С. 54; Порфирий (архимандрит). Восток христианский. Участие России в судьбе Абиссинии // Труды Киевской Духовной Академии. 1866. Август. С. 420-421.
3 АВПРИ. Ф. № 151. Оп. 482. Д 1999. Л. 88 об. - 89 об.; Российско-эфиопские отношения в XIX - начале XX в.: Сборник документов. М. 1998. С. 77.
4 В очерке о действиях итальянцев в Эфиопии Н. Орлов по поводу этого порта отмечал: «он представляет чрезвычайно удобную станцию на пути в Индию; от него идёт кратчайший путь в Абиссинию, путь на Керен - в страну богос и далее на Кассалу и Хартум, следовательно, на соединение с Нилом» (Орлов Н. Итальянцы в Абиссинии. 1870-1896 гг. (Стратегический очерк). Спб. 1897. С. 12).
5 Дебуше (франц.) - бухты, гавани.
6 Чёрмное море - библейское название Красного моря.
7АВПРИ. Ф. № 151. Оп. 482. Д 1999. Л. 89 об.; Российско-эфиопские отношения в XIX - начале XX в.: Сборник документов. М. 1998. С. 77-78.
8 ГАРФ. Ф. № 102. Оп. 92. 3-е делопроизводство. Д 598. Т. 1. Л. 13.
9 Етобаева Е.Г. Из истории русско-эфиопских отношений в конце XIX в. // Взаимоотношения народов России, Сибири и стран Востока: история и современность. М. - Иркутск - Тэгу. 1997. Кн. 1. С. 167.
10 Там же.
11 Григорьева С.В. Начало русского проникновения в Абиссинию // Нижегородский журнал международных исследований. 1995. № 4. С. 36; Budge E.A.W. A History of Ethiopia. Nubia and Abyssinia (according to the hieroglyphic inscriptions of Egypt and Nubia, and the Ethiopian Chronicles). Oosterhout N.B. 1970. P. 525.
12 См. подробнее: Wilson E.T. Russia and Black Africa before World War II. N.Y., L. 1974. P. 28-29.
13 АВПРИ. Ф. № 151. Оп. 482. Д. 2030/1. Л. 27-31; Российско-эфиопские отношения в XIX - начале XX в.: Сборник документов. М. 1998. С. 88-92.
14 Попов В. Абиссинский оптимизм // Наблюдатель. 1886. Т 3. С. 31-32.
15 См. подробнее: Ješman C. The Russians in Ethiopia. An Essay in Futility. L. 1958. P.39-43.
16 АВПРИ/ Ф. № 151. Оп. 482. Д. 2004. Л. 7 об.; Российско-эфиопские отношения в XIX - начале XX в.: Сборник документов. М. 1998. С. 103.
17 Цит. по: Заболотский Н.А. Исторические связи Русской и Эфиопской церквей // Журнал Московской Патриархии. 1974. №3. С. 56.
18 Хренков А.В. Россия - Эфиопия. Сто лет дипломатических отношений // Азия и Африка сегодня. 1998. № 4. С. 53.
19 Непосредственную поддержку они нашли в лице нижегородского губернатора Н.М. Баранова, известного сторонника российской колонизации в Африке, сближения с Францией и любимца царя, а также у обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева, морского министра И.А. Шестакова и заведующего главной царской квартирой генерала О.Б. Рихтера. А Российское императорское православное палестинское общество, возглавляемое братом царя Сергеем Александровичем, занялось финансированием ашиновского предприятия, преследуя свои славянофильские экспансионистские цели.
20 Хренков А.В. Русские в Африке: ашиновская авантюра // Вестник Российского Гуманитарного Научного Фонда. 1996. № 4. С. 40.
21 ГАРФ. Ф. № 568. Оп. 1. Д. 69. Л. 1-3; ГАРФ. Ф. № 317. Оп. 820/1. Д. 121. Л. 72-74.; Российско-эфиопские отношения в XIX - начале XX в.: Сборник документов. М. 1998. С. 105-106.
22 Абиссинская миссия архимандрита Паисия и Н.И. Ашинова (Рассказ участника экспедиции Л. Николаева). Одесса. 1889. С. 30.
23 О похождениях Ашинова // Русское дело. 1889. № 2 (14 января). С. 4.
24 Абуна - титул эфиопских митрополитов, позже и архиепископов.
25 B.C. Внешние известия. Русская миссия на пути в Абиссинию, Порт-Саид. 24, 25 декабря // Новое время. 9 (21)января 1889 г. С. 2.
26 Из воспоминаний В.А. Панаева // Русская старина. 1906. № 11. С. 436.
27 ГАРФ. Ф. № 102. Оп. 92. 3-е делопроизводство. Д. 598. Т. 1. Л. 175-175 об.
28 Vive La France! // Новое время. 15 (27) февраля 1889 г. С. 1.
29 Ламздорф В.Н. Дневник. 1886-1890 гг. М.-Л. 1926. С. 124.
30 Правительственные сообщения // Правительственный вестник. 12 (24) февраля 1889 г.N. 1
31 Ламздорф В.Н. Дневник. 1891-1892 гг. М.-Л. 1934. С. 31.
32 Иностранные известия. Париж // Русские ведомости. 24 февраля 1889 г. С. 2.
 
Н.В. Малыгина (Россия), старший преподаватель кафедры Новой и Новейшей истории стран Европы и Америки Владимирского государственного педагогического университета
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com