Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Святая Земля / ИППО / ИСТОРИЯ ИППО / Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО). К 120-летию поднятия флага ИППО на угловой башне Сергиевского подворья. Павел Викторович Платонов

 
Индивидуальные экскурсии в Израиле. Уважаемые посетители нашего портала, паломники и туристы, сообщаем вам, в преддверии праздников Нового года, Рождества Христова и Крещения Господня
с 1 декабря по 31 января 2016 года на все индивидуальные маршруты нашей паломнической службы действует
особая скидка - 50 дол. США на каждую экскурсию!

Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Книга протоиерея Георгия Митрофанова.
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 48 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
ПНПО "Россия в красках" награждено Почетной грамотой ИППО
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

 
 
Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
 
К 120-летию поднятия флага ИППО на угловой башне Сергиевского подворья
 
История и современность
 
Председатель Иерусалимского отделения ИППО П.В. Платонов
 
Часть I . Основание «Нового подворья» ИППО и деятельность уполномоченного ИППО Д.Д. Смышляева
 
В этом году исполняется 120 лет с того самого дня, когда на высокой круглой угловой башне Сергиевского подворья в день рождения председателя Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) Великого князя Сергия Александровича 29 апреля (12 мая по новому стилю) 1889 года впервые над Иерусалимом был поднят флаг Императорского Православного Палестинского Общества. Так называемый «палестинский флаг» ИППО поднимали по царским табельным дням и по большим церковным праздникам[1].
 

Сергиевское подворье Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме
 
 
Архитектурный план Сергиевского подворья в Иерусалиме городского архитектора Ибрагима Мусы
28 февраля 1895 г. Фасад восточного корпуса
 
Начало истории постройки Сергиевского подворья ИППО относится к 1886 году и связана непосредственно с именем уполномоченного ИППО в Иерусалиме уроженца города Перми Д.Д. Смышляева. Он был назначен Уполномоченным Палестинского Общества секретарем ППО В.Н.Хитрово и накануне выезда в Палестину встречался с великим князем Сергием Александровичем. Уже в ноябре 1885 года Дмитрий Дмитриевич выезжает в Иерусалим для осуществления уставных задач, поставленных ему Обществом.
 
Уполномоченный Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) в Иерусалиме
Строитель Сергиевского подворья - Дмитрий Дмитриевич Смышляев
 
Причины постройки нового будущего подворья ИППО были выражены в отношении секретаря ППО М.П. Степанова к уполномоченному Общества в Иерусалиме Д.Д.Смышляеву от 31 декабря 1885 г.:
 
«2) и 3) Устройство на Русских Постройках чайной и бани для поклонников. Пожертвования, поступившие именно для этой цели, возлагают на Общество обязанность приступить немедленно к удовлетворению этих существенных потребностей для наших поклонников. Нельзя скрыть, что если осуществление последней, т.е. бани, может встретить отчасти значительные затруднения, как то: недостаток воды и отвод грязной воды, от осуществление первой, т.е. чайной, зависит всецело от хозяйственных принятых при устройстве ее мер. Что же касается до построения специально для богомольцев бани на Русских Постройках…4) Недостаток помещения на Русских Постройках для возрастающего числа поклонников привел к мысли, нельзя ли впредь, до изыскания средств к расширению построек, воспользоваться войлочными кибиткам…»[2].
 
Т.е. условия быта паломников требовали значительного улучшения, и эти важные и весомые обстоятельства катализировали постройку будущего Сергиевского подворья ИППО. 
 


Руководитель строительства Сергиевского и Александровского подворий ИППОД. Д. Смышляев
на строительстве Сергиевского подворья. 9 июня 1887 года. Фото иеромонаха Тимона
 
Поначалу Д.Д. Смышляеву представлялась возможной постройка нового подворья ППО на землях, приобретенных ранее Палестинской комиссией, но, увидев сложные отношения между МИДом, церковью и греческой патриархией, Д.Д. Смышляев приходит к окончательному решению приобрести отдельный участок для постройки изначально бани, водогрейной, прачечной для паломников на средства ППО. Он пишет секретарю ППО В.Н.Хитрово: «…заявляю решительно и окончательно мое мнение, что если Общество что-то желает строить в Иерусалиме, то оно должно приобрести для этого покупкою место». Д.Д. Смышляев приобретает на свое имя участок земли в 100 саженей, смежного с русскими постройками у турецкого поданного Мусы Соломона Тануса в мае 1886 года. В.Н. Хитрово в своем письме архимандриту Леониду (Кавелину) радостно приветствовал это событие: «Вы можете поздравить нас, а в том числе и себя, - говориться в этом письме, - землевладельцами  в Иерусалиме, где на днях приобретено нами место близ наших Русских Построек. Теперь нам руки развязаны и относительно паломников. Нам не нужно испрашивать постоянно разрешение и также постоянно получать отказы, что же сделаем – решиться с приездом Смышляева, и теперь мы полные хозяева и в состоянии показать, что нам желательно и на что мы способны»[3].  
 
Василий Николаевич Хитрово - основатель и руководитель Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Помощник Председателя ППО (1882-1884)
Член Совета (1884-1889)
Секретарь ИППО (1889-1903)
 
 
Секретарь Императорского Православного Палестинского Общества Алексей Афанасьевич Дмитриевский, впоследствии проживавший на Сергиевском подворье в 1898 году в своей работе по истории деятельности ИППО в период с 1882 по 1907 гг., так описывал деятельность Д.Д. Смышляева на приобретенном для Общества участке: «Д.Д. Смышляев там же на месте в Иерусалиме решил при помощи архитектора Франгия составить проект нового подворья для 418 поклонников «простых», несколько состоятельных, для помещения служащих Общества, конторы, столовой для паломников 3 класса, могущей быть и залом для религиозных чтений, кухни на 1000 человек, бани, пекарни для выпекания в течение сезона (от октября до апреля) 10 500 пудов хлеба, водогрейной, прачечной, подвалов, трех амбаров и конюшни. В отделении для состоятельных паломников предположено устроить столовую, буфет и гостиную, соединив их с номерами крытой галереей, для простонародья – 9 палат на 38-59 человек с деревянными диванами на два лица, и в восточном корпусе 14 комнат, на два лица каждая. Три цистерны и сад с цветником дополняют задуманный проект. Вся постройка, кроме столовой 1 класса и служб, двухэтажная. Стоимость постройки определена в 100 000 франков.
 
Архитектурный план городского архитектора Ибрагима Мусы 28 февраля 1895 г. Общий вид
 
С этими проектами Д.Д. Смышляев отправился в июне <1886 г.> в Петербург и сделал подробный доклад в Совете Общества, который «нашел все распоряжения Д.Д. Смышляева целесообразными и согласными с предложениями Общества», выразил ему «глубокую искреннюю благодарность» и просил «принять звание уполномоченного Общества в Иерусалиме» с содержанием в 600 франков в месяц и, в виду выраженного согласия, «вновь отправиться в возможно непродолжительном времени в Иерусалим для довершения начатого им». Что касается сооружения подворья и служб при нем, то решено было в заседании 11 июня 1886 г. «приступить немедля, применяясь к плану, составленному архитектором Франгия, к возведению предполагаемых построек, начав прежде всего с хозяйственной части оных, а затем для помещения благородных и простых паломников, насколько позволят средства, ассигнованные Обществом в количестве до 60 000 рублей»[4].
 
Секретарь Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Профессор Киевской Духовной Академии
Алексей Афанасьевич Дмитриевский
 
Торжественная закладка фундамента будущего здания Сергиевского подворья ИППО состоялась 29 октября 1886 г. На освящение фундамента прибыли архиепископ Иорданский Епифаний и начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин) «после закладки все отправились ко мне и пили за здоровье Государя Императора и Августейшего председателя нашего Великого Князя Сергия Александровича, за процветание Палестинского Общества и за здравие трудящихся на его пользу» [5] - пишет Д.Д. Смышляев секретарю ППО М.П.Степанову 1 ноября 1886 г. В этом же письме Смышляев сообщает, что план постройки подворья был поручен Иерусалимскому архитектору Георгия Франгия.
 

Строительство башни Сергиевского подворья



Возведение второго этажа башни Сергиевского подворья
9 сентября 1887 г. Фото иеромонаха Тимона
 
Подробности нового проекта Д.Д. Смышляев излагает в докладе, прочитанном на заседании Отделения пособия паломникам Православного Палестинского Общества 3 февраля 1887 года: «Это поручение Общества удалось мне осуществить в мае прошедшего года приобретением, в соседстве с русскими постройками, участка земли покупкою у оттоманского поданного Мусса Солимана Таннуса, на праве полной собственности (мюльк), пространством в 4 дунама 1,290 пик или на русскую меру около 1,000 кв. сажен. По приобретении места, я, с разрешения Общества, пригласил состоящего у турецкого правительства в должности местного инженера – г. Франгиа, известного уже по многим замечательным сооружениям и в особенности по сооружению в настоящее время на Елеонской горе церкви во имя св. Марии Магдалины, воздвигаемой в память в Бозе почившей Государыни Императрицы, созидаемой на средства Государя Императора и Его Августейших Братьев, выработать проект новых зданий со всеми необходимыми для хозяйства приспособлениями. Г.Франгиа составил, представляемый при сем на Ваше благоусмотрение, проект подворья, в котором рассчитано помещение для 418 поклонников из простонародья и на несколько состоятельных богомольцев. Кроме того, на том же подворье проектированы помещения для конторы и служащих, большая столовая, могущая, по вечерам, служить и залою для чтений, кухня, пекарня, водогрейная, баня, прачечная, подвалы для хранения жизненных припасов и, отдельно, три амбара для склада приютского имущества, запасных материалов и конюшня. При отделении для состоятельных поклонников в отдельном здании, соединенном с ним крытою галереей, предположены столовая, буфет и гостиная. Для снабжения приютов и гостиницы водою проектированы три цистерны, - большая под кухнею, водогрейною и пекарнею, и две малых – под столовою отделения и для состоятельных, и в северо-восточном углу здания (последняя для бани, прачечной и поливки сада). Кухня предложена таких размеров, чтобы в ней могли помещаться несколько котлов для приготовлений кушаний и печь для печений, а пекарня, чтобы она могла удовлетворить потребностям, средним числом 1,000 поклонников ежедневно, в течение семи месяцев (с октября по апрель), т.е. считая по два фунта хлеба на человека, выпекает в течениие сезона 10,500 пудов, для чего потребуется ржаной муки, определяя наименьший припек в 15 фунтов на пуд – 6,300 пудов»[6].
 
Архитектурный план Сергиевского подворья в Иерусалиме городского архитектора Ибрагима Мусы 28 февраля 1895 г. 1-й и 2-й этаж.
 
Строительные работы продолжались безостановочно до 5 декабря 1886 года, пока не наступил сезон зимних дождей. Как описывает ход работ секретарь ИППО А.А. Дмитриевский: «За это время вырыты ямы для большой цистерны и погреба, выведен фундамент для стен восточного корпуса, устроено временное здание на Русских Постройках для водогрейного аппарата, там же кузница для выделки железных скоб для скрепления камней при кладке и для других потребностей на русских странноприимных зданиях, и в северной оградной стене Русских Построек калитка для соединения участка Общества с нашими странноприимными заведениями. После вторичной поездки в Россию в конце декабря 1886 г., когда увеличена была смета на постройку до 278 710 франков…»[7]
 
Архитектурный план Сергиевского подворья в Иерусалиме городского архитектора Ибрагима Мусы 28 февраля 1895 г. 1-этаж.
На плане внутреннего двора видна схема проведения канализации
 
Через четыре месяца 10 февраля 1887 года Д.Д. Смышляеву было присвоено звание почетного члена Православного Палестинского Общества[8]. А.А. Дмитриевский описывает ход работ в этот период: «с марта 1887 по 1 января 1888 г. продолжались работы. За это время под южным корпусом окончены большая цистерна и подвал, вчерне закончена цистерна для бани, прачечной и поливки сада, устроены выгребные ямы и отхожие места, подвалы для склада каменного угля, выстроен нижний этаж южного корпуса, отделана столовая 3 класса, в помещении для служб настланы полы, в нижнем этаже помещения, первоначально предположенного для поклонников 1 класса, а потом переделанного для поклонников 3 класса, уложены балки для потолков, окончены постройкой 2 амбара с сушильней для белья, вчерне окончены баня и прачечная и на восточном углу из белого и бледно-розового камня устроена башня с лестницей на площадку, с которой открывается роскошный вид на окрестности Иерусалима. Таким образом, наиболее трудные и дорогие работы по сооружению подворья были закончены»[9]
 
Архитектурный план Сергиевского подворья в Иерусалиме городского архитектора Ибрагима Мусы 28 февраля 1895 г. 2-этаж.
© Архив Иерусалимского отделения ИППО
 
Через полгода тот же М.П. Степанов благодарит Смышляева за проведение работ на подворье: «Судя по присланным Вам фотографиям, наше Иерусалимское подворье быстро продвигается вперед. Дай Бог не только окончить его, но и поставить на ноги, ибо без сего последнего и самая постройка не имела бы значения. А это, Вы знаете без Вас мы не в состоянии сделать. Итак да поможет Вам и подкрепит Вас Господь Бог – это искреннее и сердечное наше здесь моление. Это дело, Вы сами знаете благое и хорошее, а такие дела рано или поздно всегда удаются» [10]. А уже в следующем письме М.П. Степанов благодарит Д.Д. Смышляева «благодарю Вас за заботы по переводу Иерусалимского участка нашего на мое имя и радуюсь, что труды Ваши по этому делу увенчались успехом» [11]. В этом же письме Степанов утверждает смету об определенном функциональном использовании будущего здания Сергиевского подворья: «касательно изменения проекта нашей страноприимницы в том смысле, чтобы выстроить второй этаж над столовой, буфетом и гостиной при приюте первого класса и в этом втором этаже поместить библиотеку и музей…»[12] 
 
Как отмечает в своей работе Секретарь ИППО А.А. Дмитриевский: «Трудность работ заключалась в том, что материал для построек, ради дешевизны, приобретался большей частью за границей: железные балки в Бельгии, кирпич в Италии, оконные и дверные приборы в Марселе и Одессе. Вся обстановка подворья закупалась в Триесте, куда в 1888 г. был специально командирован строитель подворья Д.Д. Смышляев»[13].
 
Таким образом, уже к лету 1887 года определяется окончательная функциональность этого здания: паломническая страноприимница разных классов, столовая, библиотека, музей, баня, прачечная, водогрейная. «Предположенная обстановка диванов-кроватей в номерах 3 разряда, по справке  с местными ценами, оказалась “слишком дорогой”, и диваны были заменены железными кроватями. Изменения потребовались и в самом плане построек. В 1887 г., 27 мая, Д.Д. Смышляев просил дозволения возвести вторые этажи над столовой, буфетом и гостиной 1 разряда с целью устроить библиотеку сочинений о Палестине, причем Д.Д. Смышляев жертвовал и свою библиотеку по палестиноведению и музей палестинских древностей. Разрешение последовало, и на эти изменения ассигновано было 380 000 франков[14].
 


Сергиевское подворье ИППО. Строительство цистерны для хранения воды
© Архив Иерусалимского отделения ИППО              



Мастерские на Сергиевском подворье ИППО           



Строительная техника
 
Для проверки и подробного осмотра, строящегося объекта, Совет ППО 7 августа 1887 г. принимает решение прислать в Иерусалим художника-реставратора П.К.Соколова, чтобы «проверить смету, доброкачественность материалов и стоимость уже оконченных работ, составить подробные соображения о суммах, необходимых для окончания всех предположенных построек, и о всем изложенном представить Совету Общества доклад» [15].
 
7 января 1888 г. Д.Д. Смышляев пишет подробный доклад Совету ППО, где указывает, что место под будущее Сергиевское подворье было приобретено им в мае 1886 г. у турецкого поданного Мусы Тануса, площадью около 1000 саженей, которое обошлось со всеми расходами 22 329 фр. 25 с. Для составления проекта и сметы будущего здания Смышляевым был приглашен инженер турецкого правительства Георгий Франгия «который и были составлены планы и фасады зданий и по смете исчислено на их сооружение 232,627 франков» [16]. Опасаясь ошибки в смете, Смышляев просит известного Иерусалимского архитектора Конрада Шика подсчитать самостоятельную смету, которая у него вышла в сумму 439, 481 франк. Франгия пересчитывает смету и приходит к цифре 328, 482 фр.
 
Д.Д. Смышляев дает подробный отчет о тех сооружениях, которые уже были построены к 7 января 1888 года:
 
«1. Под южным корпусом устроена цистерна, размерами внутри стен 14 сажен длиною, 4 шириною и 3 глубиною; вся внутренность ее покрыта слоем цемента, и в настоящую зиму цистерна эта наполняется водою, которая будет употребляться для предстоящих построек, что избавит от значительного расхода на покупку и подвозку воды, который был для построек необходим в текущем году.
2. Рядом с цистерной построен подвал, размерами внутри стен длиною 5 сажен, шириною 4 и вышиною 5 аршин и с 6 окнами. Подвал отштукатурен и выбелен; в него ведут две каменные лестницы, со двора и кухни.
3. Немного не окончена цистерна для бани, прачечной и поливки садов, размерами внутри стен: длиною 9 сажен 1 аршин, шириною 3 сажени 1 аршин и глубиною 3 сажени 2 аршина.
4. Устроены выгребные ямы: а) под баней и прачечной и рядом б) два отхожих места отдельного северного корпуса; в) два отхожих места западного корпуса и г) два – в восточном угле.
5. Устроен подвал для склада каменного угля. Все эти работы выполнены в цельной скале, при помощи пороха.
6. Выстроен первый этаж восточного корпуса, с воротами на южной стене и пассажем посередине. Большая часть его, от ворот и кончая пассажем, окончательно отделана: настланы плиточные полы, поставлены внутренние стены из камня и из пустого кирпича, оштукатурены и выбелены; вставлены железные задвижки и рамы в окна и навешены двери; рамы и двери окрашены масляной краской. В пассаже расписан потолок, сделаны каменные скамьи для ожидающих. В это части здания 5 комнат жилых и передняя, чулан, контора с окном, выходящим в пассаж, комната для прислужника, лестница в верхний этаж и отхожее место. В пассаже навешены наружные двери, железные, а во дворе деревянные. Все отдельные части здания на зиму покрыты временной черепичной крышей.
7. В южном корпусе окончательно отделана большая столовая для поклонников 3 класса, имеющая внутри стен 5 сажен 1 аршин длины и 5 сажен ширины. В столовую открывается большая ниша, составляющая нижний этаж башни. Ниша эта может служить часовней. В настоящее время столовая служит для чтений поклонникам, которые открыты о. Александром Анисимовым 20 декабря истекшего года.
8. Рядом, в помещении, назначающемся для кухни, водогрейной, пекарни, лавки, кладовой и комнат экономки и прислуги, настланы плиточные полы и устроены сверху железные балки, далее следуют ворота, уже оконченные, и по ту сторону ворот – небольшое отделение на <прп.> кроватей для поклонников 3 класса.
9. Выстроен нижний этаж корпуса, первоначально назначавшегося для гостиницы 1 класса, а затем для помещения поклонников 3 класса. Здесь возведены только стены и уложены балки для потолков.
10. Возведены два амбара и над ними сушило для белья. Амбары эти вполне окончены и уже служат своему назначению; в них настланы каменные плиточные полы и здание окончательно закрыто черепичной крышей.
11. Рядом с ними – здание, назначенное для бани и прачечной; внутри оно пока не отделано, готовы только полы и потолки; но покрыто окончательно черепичной кровлей.
12. На юго-восточном углу зданий устроена башня в три этажа: в подземном она образует нишу, открывающеюся в подвал; в первом этаже – такую же нишу, как уже было сказано, открывающуюся в столовую; во втором этаже башни – витая дубовая лестница, ведущая на верхнюю платформу, с которой открывается обширный вид на окрестности, на все стороны. Башня построена из разноцветного камня – белого и бледно-розового, полосами. Посредине ее, с наружной стороны, высечен рельефом из твердого камня знак Православного Палестинского Общества». [17]
 
Секретарь ИППО А.А. Дмитриевский в своей работе по истории ИППО описывает отзыв В.Н. Хитрово о проделанных работах на подворье в этот период: «В 1888 г. работы продолжались, но были все еще далеко от конца. Посетивший в этом году Иерусалим В.Н. Хитрово, в письме от 6 июня 1888 г. дает о подворье весьма утешительные отзывы. Фотографии, постоянно присылавшиеся в Общество и наглядно говорившие его членам о росте воздвигаемых сооружений, по словам его, “отчасти дают о нем понятие. Скажу одно, что оно далеко лучше фотографий. Сожалею об одном, что великий князь не увидит их вполне оконченными. В день нашего отъезда в Назарет в них поместилась первая наша паломница – графиня Путятина, чему я крайне рад и доволен”. В новом подворье Д.Д. Смышляев устроил временную столовую для деятелей палестинских школ, съехавшихся на съезд в Иерусалим, а затем и сам перебрался сюда на постоянное жительство. Но в общем работы на постройках шли медленно, в виду недостатка тесанного камня, некоторых неблагоприятных атмосферных явлений (отсутствие дождя), а главным образом благодаря частым столкновениям и неприятностям с консулом Д.Н. Бухаровым, много мешавшим правильному ходу построек. Окончание наших построек предположено было завершить к паломническому сезону 1889 г.»[18].
 


Член ИППО Графиня О. Е. Путятина - первая паломница на Сергиевском подворье в Иерусалиме
Фото из альбома
„Русские учреждения в Святой Земле и почившие деятели Императорского Православного Палестинского Общества 1882–1907“
. Изд.1907 г.
 
Таким образом, в январе 1888 года все основные работы были окончены. Общество планировало еще возведение второго этажа над восточным и южным корпусами, занималось устройством кухни, пекарни, водогрейной, окончательной отделкой и обстановкой помещений для комнат 1 и 2 классов и для 150 чел. 3 класса,  а также вывозом накопившегося за время строительства мусора[19].
 
К сожалению, к октябрю 1888 г. Д.Д. Смышляев подает в отставку с поста уполномоченного ИППО в Иерусалиме и вместо него им становится Н.Г. Михайлов, которого Смышляев подробно инструктирует перед свом уходом «в будущем году предстоит наложить второй этаж на западном корпусе, предназначенном для 3 класса и построить еще один двухэтажный корпус для 3-го же класса и на северном конце места, над готовою уже банною цистерной. Для этих построек необходимо заготовить, в течении зимы, оконные рамы и двери, и сверх того, для готовых уже восточного и южного корпусов оконные ставни (жалюзи), для окон, выходящих на две улицы. Сверх этих работ можно будет, пользуясь дешевизною, заготовить для будущих построек некоторое количество камня (мизи ягуди – для стен, какули – для облицовки окон и наружных дверей)» [20]. Причины ухода Д.Д. Смышляева с должности уполномоченного ИППО в Иерусалиме можно понять из исторической записки секретаря ИППО А.А. Дмитриевского «Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907» в которой он в частности пишет: “Получил Ваше письмо от 20 июля,  - писал Д.Д. Смышляев М.П. Степанову, - но успокоюсь, когда Бухаров точно уедет в Стогкольм, а пока он здесь, от него много еще можно ожидать дурного. Вообще я очень выбился из сил, а потому только дождусь великого князя, а потом прошу уволить меня от должности уполномоченного Общества в Иерусалиме, ибо не имею более сил продолжить борьбу с врагами… Я болел, насилу мог написать это письмо. Моего слугу консул не велел пускать на казенные постройки даже за получением с почты моих писем. Не могу более выносить такое положение и еще раз прошу уволить меня, после отъезда великого князя, т.е. в октябре”. И действительно мы знаем, что благодаря своему нервному и впечатлительному характеру, сделавшему его пребывание в Палестине невыносимым, Дмитрий Дмитриевич, по окончании построек, покинул Иерусалим и 7 октября 1889 г. вернулся в родную Пермь, где и скончался 15 ноября 1893 г., оплаканный почитателями его, горячо  любившими Святую Землю. Самый факт его удаления из Иерусалима признавался одним из неизменным его почитателей В.Н. Хитрово за крупную потерю для Общества. “Бухаров здесь и едет ли в Иерусалим – не ведаю, - писал он архимандриту Леониду еще 18 декабря 1887 г. – Здесь же Смышляев, про которого также не могу сказать – возвращается ли он в Иерусалим. Это для нас крупная потеря. Что будешь делать? Ни заместить его не берусь, не могу и бросить начатого в Иерусалиме. Для меня совершенно безразлично – вернется ли Бухаров или нет. Полагаю, что, начиная от Доргобужинова и кончая Бухаровым и через длинный ряд их наследников – все они одного поля ягоды, и от всех от них пользы не дождешься не только для нас, но и вообще для русского дела… Иное дело для нас иерусалимские уполномоченные: пошлешь такого, что потом не расхлебаешь каши. С помощью Божьею будем биться, пока силы хватит»[21].
 
Часть II. Период с 1889 до 1914 года

Освящение Сергиевского подворья
 
Н.Г. Михайлов принимает дела по окончательной стадии строительства Нового подворья и уже в декабре 1888 года докладывает М.П. Степанову о медленном ходе работ из-за сильных проливных дождей[22]. 29 апреля 1889 года (12 мая по новому стилю) в день рождения великого князя Сергия Александровича над угловой башней Нового подворья был поднят флаг Императорского Православного Палестинского Общества. Само будущее Сергиевское подворье ИППО было торжественно освящено 1 ноября (новый стиль) 1890 года в день рождения великой княгини Елизаветы Федоровны (в будущем председательницы Императорского Православного Палестинского Общества).
 
При строительстве Нового (Сергиевского) подворья только к 1890 г., на специально для этой цели поступившие пожертвования, была устроена русская баня, состоявшая из ожидальной, мыльной и парильной и  прачечная (из описи имущества Сергиевского подворья 1910 г). За вход в баню не более чем на 1,5 часа платили 5 паричек (около 10-12 коп.). Стирать в бане строго запрещалось. Самостоятельно стирать белье паломники могли в специально для этого устроенных помещениях при общих палатах, используя дрова, купленные на свои средства[23].
 


Центральный вход на Сергиевское подворье
© Архив Иерусалимского отделения ИППО


Сергиевское подворье ИППО. Вид на внутренний дворик.
Фото иеромонаха Тимона. 1890 г.
 
Сохранилась опись построек Сергиевского подворья, сделанная помощником управляющего подворьями в Иерусалиме Ю.Н. Писаревским от 10 апреля 1910 г.:
 
«Сергиевским подворьем занят участок в 4252 кв. метра. На участке находится каменное двухэтажное здание Главного корпуса, огибающее с трех сторон внутренний дворик в виде сада и выходящее на 2 улицы и переулок; с 4-ой стороны (северной), застроено одноэтажными постройками служб, примыкающими к соседнему владельцу.
      На углу, при пересечении двух улиц, при здании построена каменная башня с выходом на террасу с плоским плиточным покрытием. Вся остальная часть крыши подворья, - черепичная.
      Парадный вход в здание со сквозным проходом в сад находится с восточной стороны. С южной стороны имеются ворота для въезда во двор.
      Под южной частью здания устроены 2 цистерны общей вместимостью в 52 650 ведер воды.
      Все нечистые воды сведены подземными водостоками в общий городской канал.
      В юго-восточном углу в подвальном этаже помещается склад продовольственных припасов, а на углу к западной стороне , в подвальном этаже склад угля и топлива. Междуэтажные потолки подвала и первого этажа устроены каменными сводиками между двутавровых железных балок, таким же образом устроены и междуэтажные потолки 1-го и 2-го этажа. Потолки верхнего этажа состоят из деревянных балок с подшитыми к ним тонкими деревянными скатами, оштукатуренными снизу.
      Полы всех помещений покрыты красными марсельскими плитками за исключением полов кухни, водогрейной и кладовых, которые покрыты обыкновенными простыми каменными плитами.
      Со стороны двора, отступив на 2 метра от Главного корпуса, с восточной и южной сторон построены 2 каменные круглые башни одной высоты с главным корпусом, с которым они на уровне полов 2-го этажа соединены небольшим коридором.
      В этих башнях, в обоих этажах, устроены отхожие места, на крышах помещены большие железные баки, вместимостью до 400 ведер воды, проведенной в здание.
      В уровень пола 2-го этажа, при Главном корпусе, снаружи, со стороны двора, устроен деревянный балкон с деревянными резными перилами.
      С северной стороны имеется ряд одноэтажных каменных построек, занятых службами.
      Первое помещение, от запада к востоку, занимает небольшой дровяной сарай, рядом с ним 2 комнаты в ряд, занятые прислугою при кухне и прачечной.
      Далее находится прачечная с прямоугольным выступом во двор. Прачечная состоит из приемной грязного белья, прачечной, гладильной, раздаточной белья, складом белья и одной комнаты для помещения кастелянши.
      За прачечной следует помещение бани, состоящее из узкого помещения ожидальной, раздевальной, мыльной и парильни.
      Часть ожидальной отгорожена под небольшую комнату банщика. Рядом с банею каменный, с 2-мя отделениями, одноэтажный склад с антресолями над ним, для хранения запасного инвентарного имущества.
      Во дворе подворья, вдоль одноэтажных построек северной стороны, по одну сторону прямоугольного выступа во двор прачечной, пристроен барак из волнистого железа с таким же покрытием, стояки которого и потолок изнутри обшиты деревом, оштукатурены и окрашены масляной краской.
      Внутри барака устроены одноэтажные нары.
      Барак этот служит преимущественно для помещения команд матросов прибывающих военных станционеров.
      По другую сторону выступа прачечной устроен навес на деревянных столбах, крытых черепицею, обтянутый кругом проволочной сеткой, для сушки в нем белья.
      Под этим навесом имеется цистерна вместимостью в 37 648 ведер воды.
 


Цистерна Сергиевского подворья
 
      В двухэтажном, огибающем с трех сторон двор, Главном корпусе, помещается, начиная последовательно с северо-восточного угла:
 
В 1 этаже
Восточная сторона
 
1. Помещение смотрителя (эконома) - 2 комнаты, передняя, небольшие сени и WC .
2. Контора управляющего с небольшими сенями и WC - 3 комнаты.
3. Большие сени парадного входа.
4. Парадная лестница во 2-ой этаж, под ней швейцар.
5. Небольшой коридор, при нем: комната Библиотеки и
6. Два номера первого разряда, № 6 и № 7.
 
Юго-восточный угол
 
Народная столовая 3-го разряда.
 
Южная сторона
 
1. Кухня общая 1-го, 2-го и 3-го разрядов.
2. Водогрейная.
3. Пекарня (помещение печей), сени и склад муки со складом хлеба и помещение хлебопеков.
4. Помещение дворника.
Проезд во двор (ворота).
5. Четыре номера 3-го разряда: №№ 31, 32, 33 и 34 - и при них коридор.
 
Западная сторона
 
1. Четыре номера 3-го разряда: №№ 29, 28, 27 и 26 - при них коридор.
2. Небольшая комната работников при складе.
3. Сени и лестница во 2-ой этаж.
4. По другую сторону сеней комната прислуги.
5. Шесть №№ 3-го разряда - "" 20, 21, 22, 23, 24 и 25.
7. Ватерклозет на 2 отделения - в конце коридора.
 
 
Во 2-ом этаже
Восточная сторона
 
1. Помещение бухгалтера - 4 комнаты, кладовая, WC и передняя.
2. Помещение буфетчика и женской прислуги (2 комнаты).
3. Один № первого разряда 1 комната № 1.
4. Общая гостиная 1-го разряда. Лестница с площадкою.
5. Коридор, при нем:
6. 3 номера первого разряда - №№ 2, 3 и 4.
7. Ванная комната.
 
Юго-восточный угол
 
Столовая 1-го разряда.
 
Южная сторона
 
1. Буфетная 1-го разряда.
2. Буфетная 2-го разряда с помещением буфетчицы.
3. 5 номеров 2-го разряда - №№ 8, 9, 10, 11 и 12.
4. Столовая общая 2-го разряда.
 
Западная сторона
 
1. Квартира управляющего подворьем, состоящая из 6-ти комнат, кухни и ватерклозета.
2. Над частью коридора в западной стороне антресоли для помещения прислуги.
3. Лестница; при ней небольшая комн. прислуги.
4. Восемь номеров 3-го разряда - №№ 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19 и 20. При них коридор и общее отхожее место на 2 отделения» [24].
 
 
Устройство быта на Сергиевском подворье
 
Сергиевское подворье было единственным из всех русских подворий, где находились комнаты трех классов, столовая I класса и буфетная II класса. Также здесь были единственные на всех русских постройках баня и прачечная.
 
Обычно, когда паломники прибывали в Иерусалим, то получали свой багаж через администрацию железной дороги  в конторе Управления подворьями, которая находилась на подворье, а также отдавали на хранение свой паспорт, паломническую книжку и пароходный билет, внеся в залог 5 руб. Залог этот возвращался по отъезду из Иерусалима. Также уплачивался один рубль на русскую больницу с правом, в случае необходимости, воспользоваться в ней бесплатным лечением и содержанием. Первые две недели по приезду в Иерусалим паломники, остановившиеся в общих палатах, ничего не платили за помещение, а после этого срока при желании продолжить пребывание на русских постройках, платили за помещение 3 коп. в день с человека. Чемоданы, сундуки и другие тяжелые вещи, сдавались на хранение в особые кладовые при каждом здании подворья.


Комната 2 класса
 
 
 
Комната 3 класса
 
Для тех, кто хотел жить не в общих палатах, на русских постройках предоставлялись отдельные комнаты, которые в зависимости от  обстановки делились на три класса. Комнаты I и II класса, прекрасно меблированные и снабженные всем необходимым для продолжительного в них пребывания, не уступали обстановке современным им европейским отелям. Такие комнаты находились только на Сергиевском подворье. Комнаты III класса с более простой обстановкой находились кроме Сергиевского еще на Николаевском подворье.  Комнаты разных классов имели свои расценки. Комната I класса с одной кроватью и бельем стоила 2 р. в сутки, а за каждую дополнительную кровать (не более одной в комнате) с комнатным бельем 70 к. в сутки. В комнатах II класса цена составляла 1 руб. за одну комнату с одной кроватью и комнатным бельем, а за каждую дополнительную кровать (не свыше двух для комнаты) с комнатным бельем 30 к. в сутки.  В основном паломники селились в комнатах III класса, где цена составляла за комнату с одной кроватью, без комнатного белья, от 30 до 50 коп. в сутки. За каждую дополнительную кровать (не свыше трех для комнаты) 10 и 15 к. в сутки. Желающие иметь комнатное белье (простыню, наволочку и полотенце) уплачивали за каждую кровать в сутки 10 коп. Жившие в отдельных комнатах могли сдавать ценные вещи деньги на сохранение, под расписку, в Контору подворий Общества, которая находилась в восточном корпусе Сергиевского подворья ИППО.


Столовая I класса для служащих ИППО на Сергиевском подворье.
Стол накрыт к юбилею торжеств 25-летия Общества 21 мая 1907 года

Народная трапезная



Очередь за кипятком в водогрейную Сергиевского подворья
 
На Сергиевском подворье были сосредоточены все хозяйственные учреждения Русских приютов: кухня, водогрейная, баня, прачечная, народная трапезная. В трапезной можно было получить горячий обед от 12 до 3 ч. дня. Обед состоял из супа или борща, затем на второе, по выбору, подавалась каша, фасоль или горох; кроме того, каждый обедающий получал по одному фунту белого или черного хлеба и кружку квасу. Цена полного обеда, состоявшего из двух блюд с хлебом и квасом составляла 10 к. За отдельный борщ или суп с хлебом нужно было заплатить 8 к. за кашу, фасоль или горох, требуемые отдельно платили 3 к. Рядом с трапезной находилось помещение с водогрейным аппаратом, где можно было в течении всего дня получать горячую воду для чая и других надобностей паломников. За 2 мерки воды, емкостью около 24 чайных стаканов нужно было заплатить всего 2 коп. Обеды и отдельные порции отпускались в трапезной по специальным билетам, а вода из водогрейной по жестянкам. Билеты и жестянки можно было приобрести в лавке Общества.
 
Кроме того, существовали так называемые «поминальные обеды». Их получали бедные паломники бесплатно, но по специально установленным билетам. Многие благочестивые паломники, желая помянуть в молитвах своих близких, передавали в контору Подворий деньги для покупки определенного числа билетов на полный обед и в указываемые ими дни памяти усопших просили накормить неимущих паломников. Контора узнавала через подчиненных о действительно нуждающихся паломниках, которые по недостатку средств  не всегда могли вкушать горячую пищу, и выдавала им билеты на получение «поминальных» обедов в те дни, которые были указаны жертвователями. В течении года раздавалось 3000 таких обедов.
 
Паломники, желавшие сами приготовить горячую пищу из приобретаемых в лавке Общества продуктов, могли пользоваться особо устроенными очагами, которые были при общих палатах, но дрова приобретали на свои средства. Также на Сергиевском подворье существовали столовые I и II класса. В столовой I класса паломник мог получить за 1 руб. 50 к. полное продовольствие, которое состояло из: утреннего чая или кофе с хлебом и маслом, завтраком из 2-х блюд, обедом из 4-х блюд со сладкими фруктами разных сортов в зависимости от времени года и вечерний чай с хлебом (без масла). В столовой II класса полное продовольствие стоило в сутки 1 руб. и состояло из: утреннего чая или кофе с хлебом без масла, завтрака из 2-х блюд (тот же что и в столовой I класса), обеда из 3-х блюд, считая, в том числе и сладкое и вечерний чай с хлебом[25].
 
Общество имело на Сергиевском подворье с 6 декабря 1889 года лавку с продуктами. В ней продавались товары, в которых паломники испытывали особенную потребность: белый и черный хлеб, картофель, капуста, соленые огурцы, лук, сушеные грибы, горох, мука, крупа разных сортов, подсолнечное и оливковое масло, соль, макароны, чай, кофе, сахар, варенье, лимоны, сыр, мясные и рыбные консервы и многие другие съестные припасы. Из товаров повседневных в лавке продавались: мыло, спички, иголки, нитки, пуговицы, свечи и пр., а также билеты на получение обедов в народной трапезной и жестянки на получение кипятка в водогрейной. Цены в лавке, несмотря на то, что товары выписывались Палестинским Обществом в основном из России, были весьма умеренными, т.к. общество  не руководствовалось  коммерческими  расчетами[26].
 
Известно, что на Сергиевском подворье ИППО в разные периоды останавливались разные люди со всей России и Европы, в том числе и моряки канонерской лодки «Терец»[27]. Моряков торжественно встречают на железнодорожном вокзале Иерусалима. Генеральный консул Российского консульства в Иерусалиме приветствует командира экипажа М.Остроградского, 9 офицеров и 112 матросов. Затем весь экипаж отправляется в Сергиевское подворье ИППО, где командира и офицеров размещают в комнатах 1 и 2 классов, остальной экипаж корабля в комнатах III класса[28].
 
Согласно описи домовой книги Сергиевского подворья Императорского Православного Палестинского Общества от 23 октября 1889 года до 19 октября 1903 года из известных людей живших на Сергиевском подворье ИППО можно отметить: Василия Николаевича Хитрово – секретаря ИППО с супругой, которые занимали комнату I класса № 1 с 23 октября 1889 г. до 11 декабря 1889 г., Николай Андреевич Кошелев – профессор живописи Императорской Академии художеств – автор Страстного цикла на Александровском подворье ИППО, который проживал в комнате II класса № 11 с 12 июня 1891 года, А.А. Олесницкий – профессор Киевской духовной Академии, прибывший на подворье 21 октября 1891 г. и занимавший комнату № 9 II  класса, Н.П. Кондаков – профессор С.Петербургского университета – октябрь 1891 г., В.Н.Тимофеев –Я ффский консул 11 окт. 1892 г., архимандрит Нифонт – настоятель русской посольской церкви в Афинах 13 августа 1893 г., Тайный советник А.А. Нейдгард (СПб) 29 июня 1893 г., генерал-лейтенант Граф Ностиц с прислугой – 10 февраля 1894 г., профессор Санкт-Петербургской Императорской Академии художеств Илья Ефимович Репин, проживавший на подворье 28 дней с 30 июня по 28 июля 1898 года, профессор Киевской Духовной Академии, будущий секретарь ИППО Алексей Афанасьевич Дмитриевский, проживавший на подворье 51 день с 30 июня по 20 августа 1898 года многие другие[29].
 
В мае 1899 году Новое подворье было переоформлено на имя председателя Императорского Православного Палестинского Общества великого князя Сергия Александровича, отсюда и пошло историческое название подворья – «Сергиевское». Это создало в дальнейшем интересный исторический юридически-правовой прецедент в результате которого, Сергиевское подворье не вошло в так называемую «апельсиновую сделку» 1964 года, когда большая часть недвижимого имущества ИППО и РПЦ была продана советским правительством государству Израиль.
 
Далее Сергиевское подворье ИППО служит штаб-квартирой Общества и паломнической гостиницей многофункционального уровня вплоть до событий первой мировой войны 1914 г.
 
Период истории Сергиевского подворья от 1914 года до 2005 года
 
В 1914 году разгорается первая мировая война, в которой Турецкая империя участвует в военных действиях на стороне Германии против России. Руководство и администрация подворий ИППО вынуждена эвакуироваться вместе с другими российскими гражданами в Александрию в Египет. Турецкие солдаты вторгаются на русские постройки в Иерусалиме, в том числе и на Сергиевское подворье и занимаю его помещения. Совет ИППО принял решение закрыть русские постройки в Иерусалиме, находящиеся в ведении Императорского Православного Палестинского Общества. Однако исполняющий обязанности управляющего русскими подворьями К.Н. Петропуло не выполнил решение Совета ИППО и оставил все русские подворья открытыми, не распустив персонал подворий. Таким образом, турецкие солдаты беспрепятственно занимают русские постройки в Иерусалиме, в том числе и Сергиевское подворье, используя его помещения в своих целях без какой-либо арендной платы. Известно, что в период с 1914 по 1917 гг. в народной трапезной Сергиевского подворья в Иерусалиме обедали офицеры турецкой армии с разрешения К.Н. Петропуло. Это притом, что Россия была в состоянии войны с Турцией[30].
 
 В 1917 году, после побед английского генерала Аленби, на Святой Земле начинается новый период истории – британский мандат над Палестиной, продолжившийся с 1917 по 1948 гг. Британские солдаты сменяют турецких и насильственно используют Сергиевское подворье ИППО для своих учреждений и администрации британского военного городка. Впоследствии британские власти строят на русских постройках большой военный укрепрайон «Бейвинград».
 
File:Bevingrad2.jpg
"Бевинград" в период Британского мандата над Палестиной 1917-1948 гг.
Вид со стороны улицы Яффо на Николаевское подворье ИППО и Свято-Троицкий собор
Вход опутан заграждениями и колючей проволокой
 
 
"Бевинград" в период Британского мандата над Палестиной 1917-1948 гг.
Вид на улицу Яффо в Иерусалиме
 
 
Британские солдаты выстроились для марша в честь английского генерала Аленби на площади перед
Троицким собором Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и Елизаветинским подворьем ИППО. (Фото примерно 1917 г.)
 
За это время в России начинаются революционные потрясения, и Великая княгиня Елизавета Федоровна в 1917 году сложила с себя полномочия председателя ИППО. Новым председателем уже ППО был избран прежний вице-председатель князь А.А. Ширинский-Шихматов, который осенью 1918 года эмигрирует в Германию и там объединяет некоторых оказавшихся в вынужденной эмиграции членов ИППО в так называемый «Совет Православного Палестинского Общества» [31]. Те члены ППО, которые остались в советской России представляли Общество, которое называлось «Российское Палестинское Общество при Российской Академии наук». Сначала его возглавлял академик В.В. Латышев, затем знаменитый византист академик Ф.И.Успенский[32].
 
Тем не менее, после 1919 года в Палестину возвращается часть руководства ППО и бывшему русскому консулу в Иерусалиме, вступившему в управление подворьями ППО В.К. Антипову удается «отвоевать» у британцев только часть помещений Сергиевского подворья для размещения там штаб-квартиры для управления оставшимися подворьями ИППО в Иерусалиме, большая часть которых занималась английскими войсками и учреждениями. Попытки членов ППО в эмиграции вернуть полностью здание Сергиевского подворья у британских властей в поданном иске в суд Н.Р. Селезневым, оказались безуспешными. В.К. Антипов и Н.Р. Селезнев действуют в данном случае от имени эмигрантской части ППО во главе с председателем Совета князем А.А. Ширинским-Шихматовым.
 
Британские власти как в случае и с представителями зарубежного ППО не реагировали и на притязания советских властей, признанных европейскими государствами в 1923 году, на русские постройки в Иерусалиме, поданных в ноте советского торгперда РСФСР в Лондоне Л.Б. Красина 18 мая 1923 года министру иностранных дел Великобритании маркизу Керзону. В ноте также писалось, что советская сторона отвергает притязания зарубежного ППО и де-факто не признает его[33].  Британские власти используют русские постройки в своих целях, размещая там свои офисы Администрации над Палестиной, склады для воинских подразделений и т.д. Как следует из документа под грифом «секретно» - справки ближневосточного отдела НКИД (Народного комиссариата иностранных дел СССР)  от 20 октября 1945 г. «по имеющимся в деле сведениям, англичане распоряжаются нашим имуществом как своей собственностью. Большинство годных для жилья зданий занято английскими учреждениями, или английскими войсками, или сданы в аренду. Вместе с тем нашим имуществом пользуются белоэмигрантские организации. Так, например, значительное имущество бывшей Русской духовной миссии англичанами передано белоэмигрантской «духовной миссии» во главе с архимандритом Антонием Сенкевичем, который состоит на содержании англичан. Имеется там и глава самозваного русского палестинского общества Антипов, бывший русский консул в Персии. В настоящее время он является английским чиновником» [34].
 
Этот важный и показательный документ дает нам ясную картину использования британскими властями русских построек, в том числе и Сергиевского подворья ИППО в Иерусалиме,  а также понятный по идеологическим мотивам антагонизм к представителям зарубежного эмигрантского ППО в лице В.К. Антипова и Н.Р. Селезнева, действующих от имени Совета ППО возглавляемого князем А.А.Ширинским-Шихматовым. В приложении к этому же документу под названием «Список русского имущества в Палестине» 15.10.1945 г. мы находим и Сергиевское подворье – «Иерусалим, вне городских стен, ]Сергиевское[ подворье или «Москобийе-эль-Джедиде» [35].
 
С 20 мая 1948 года русскими имуществами в Палестине занимается чиновник от Еврейского агентства Рабинович, который является уполномоченным по делам русского имущества на территории Израиля и как видно из секретной записи беседы посланника СССР в Израиле П.И. Ершова с уполномоченным по делам русского имущества в Израиле И.Рабиновичем от 13 сентября 1948 г. «делает всё возможное для передачи его Советскому Союзу». В этом же документе прослеживается интересная роль Рабиновича в некоторых событиях, связанных с уничтожение британского указа о русских имуществах в Палестине после ухода британских войск «когда мандатные власти подписали в начале мая 1948 г. закон о передаче этого имущества администрациям Духовной Миссии и Православного палестинского общества, он уничтожил при помощи отряда Пальмаха и при содействии рабочих и хозяина типографии все напечатанные экземпляры закона. Но около 30 экземпляров его было остановлено и находится в Еврейском агентстве. Рабинович обещал прислать один экземпляр в нашу миссию» [36]. Здесь имеется ввиду британский закон Order in Council о передаче прав зарубежному ППО, который так  не вышел в свет, а к власти в Палестине приходит новообразованное государство Израиль.
 
В этом же документе Ершов отмечает, что «в настоящее время он (Рабинович) снабжает продуктами питания и оказывает денежную помощь паломницам и монашкам и пытается получить арендную плату с лиц и учреждений, занимающих русские постройки, но здесь он наталкивается  на нежелание арендаторов покрывать задолженность, ввиду “неопределенности юридического положения имущества”. Он хотел заключить контракты и еврейскими гражданскими и военными учреждениями, занимающими русские здания. Этот контракт должен быть общим для всех построек. На мой вопрос, кто может подписать такой контракт со стороны владельца имущества, Рабинович ответил, что – он, т.к. он является «уполномоченным или опекуном» этого имущества. Временная система опеки над русским имуществом, введенная еврейскими властями, построена по образцу английской, т.к. иначе имущество «осталось без присмотра», заявил Рабинович. Я сказал ему, что не имеет права заключать ни долговременных, ни краткосрочных арендных договоров от имени Православного общества и Духовной Миссии, а должен лишь обеспечивать продовольствием русских паломниц и монашек и собрать задолженность с арендаторов. Рабинович заверил, что он так и будет делать»[37].
 
К окончанию Британского мандата в 1948 году, Антипов переезжает на Александровское подворье и на Сергиевском подворье ИППО его меняет секретарь ППО В.А. Самарский. В 1948 году британские власти оставляют Палестину и на Сергиевское подворье приходят новые непрошенные насильственные арендаторы, уже в лице различных учреждений только что образованного еврейского государства Израиль. Завязываются активные боевые действия. Подворье оказывается на линии фронта военных действий между израильскими военными и иорданцами, ведущими интенсивный огонь по русским постройками, занятыми израильтянами, как военные стратегические объекты. До сих пор на внутренней части восточного корпуса, выходящего во дворик Сергиевского подворья можно увидеть следы от пуль. В своем письме уполномоченному по русским имуществам в Израиле Самарский пишет в отчаянии 4 июня 1948 г.: «Обстрел ведется несколько раз в день систематические, причем объектами обстрела служат исключительно церкви, богадельни, и Русские Постройки все без исключения…Повреждения, произведенные по сей день этими варварскими обстрелами следующие: …религиозная библиотека повреждены прямыми попаданиями снарядов и минометов, выбиты рамы, все стекла разбиты, стены повреждены иконы и лампады внутри» [38].  
 


Вид на Сергиевское подворье в сер. ХХ века.
На фото хорошо видны обе башни для охраны.
Фото из альбома Д. Кроянкера
 
 
Еще три года после этих трагических событий В.А. Самарский продолжает управлять Сергиевским подворьем вплоть до 1950 года и покидает его после прибытия представителей российского Палестинского Общества при Академии наук СССР. С 25 сентября 1950 года распоряжением Совета Министров СССР о возобновлении деятельности Палестинского Общества при Академии наук СССР и утверждении штата его представительства в государстве Израиль представителями Российского Палестинского Общества были заняты комнаты восточного корпуса Сергиевского подворья, включая народною трапезную с угловой башней и гараж, где до сих пор сохранился автомобиль представителя Палестинского Общества в Иерусалиме – Михаила Петровича Калугина марки «Шевроле» 1964 года.  Между советской и израильской сторонами начинается имущественный спор по имущественными правам на здание. Израильская сторона  в 1952 году проводит суд, по которому имущество в одностороннем порядке передает госопекуну государства Израиль, который в свою очередь все здание кроме восточного крыла, занимаемого представителями Российского Палестинского Общества сдает различным арендаторам, среди которых министерство сельского хозяйства государства Израиль и Общество охраны природы Израиля. Российское Палестинское Общество во главе со своим представителем Михаилом Петровичем Калугиным продолжает находиться на Сергиевском подворье вплоть до 1967 года. Далее разгорается шестидневная война, СССР разрывает дипломатические отношения с Израилем и представители Российского Палестинского Общества покинули свои помещения  восточного корпуса.
 



Сергиевское подворье. Вход в часовню был завален мусором

 
Фойе Сергиевского подворья

Сергиевское подворье. Росписи на потолке требуют реставрации
В таком виде было возвращено Сергиевское подворье России 28 декабря 2008 года
 
Помещения были опечатаны госопекуном и никто не должен был открывать помещения Палестинского Общества. Тем не менее, на протяжении периода с 1967 года вплоть до возвращения здания в собственность Российской Федерации 28 декабря 2008 года, в помещения восточного крыла несанкционированно и незаконно проникали работники временных арендаторов и использовали эти помещения под склады и для своих личных нужд. 20 января 2002 года на втором этаже восточного корпуса, занимаемом Минсельхозом государства Израиль произошел пожар, в результате которого были безвозвратно потеряны исторические художественные росписи потолков гостиной и комнат I класса, в которых проживали в разные периоды известные русские общественные деятели XIX века.
 
Дым на крыше восточного корпуса 21 января 2002 года после пожара 20 января 2002 года
20 января 2002 года в восточном корпусе Сергиевского подворья произошел пожар в результате замыкания электропроводки, вся крыша выгорела.
Руководитель регионального отделения ассоциации охраны памятников Ицхак Швейки стал очевидцем событий и передал Иерусалимскому отделению ИППО фотографии этого трагического события.
В результате пожара выгорели фрески парадной 2-го этажа восточного корупса.
Значительно пострала фреска 1-го этажа, залитая пожарными кранами. © Фото Ицхак Швейки
 
 
Последствия пожара 20 января 2002 года
© Фото Ицхак Швейки
 
 
В результате пожара 2002 года сгоревшая роспись потолка парадной 2-го этажа восточного корпуса утеряна безвозвратно.
Интерьер парадной можно реконструировать теперь только по этой фотографии XIX века   
 
После посещения Сергиевского подворья президентом России В.В. Путиным в 2005 году, началась катализация процесса возврата этого здания России. Был проведена многотрудная комплексная работа всех российских сил, стремящихся вернуть величие России в Иерусалиме и в Святой Земле и 28 декабря 2008 года Сергиевское подворье было передано России.
 
Фото пресс-службы Президента России

© Фото пресс-службы Президента России

29 апреля 2005 года. Посещение Сергиевского подворья В.В. Путиным
 
 
Сергиевское подворье. Павел Платонов вытирает пыль со шкафов

Сергиевское подворье. Народная трапезная засияла после уборки

 
Сергиевское подворье. Книги и архивы ждут своего читателя спустя почти век
Подворье подготавливается к ремонту
С 9 февраля 2009 года в исполнение распоряжения Президента РФ № 224 от 26 апреля 2008 года о проведении ремонтных и консервационных работ на объектах Сергиевского подворья, а также о проведении инвентаризации и экспертизы, находящихся там художественных и исторических ценностей в целях их последующей реставрации начались ремонтные и консервационные работы. Каждый день на Сергиевском подворье шли восстановительные работы, осуществляемые, согласно распоряжения Президента России, Императорским Православным Палестинским Обществом. Историческая справедливость восстановлена. Еще остаются острые вопросы с непрошенными арендаторами, но, тем не менее, здание принадлежит России, а восстанавливает здание та организация, которая и построила это подворье в XIX веке - Императорское Православное Палестинское Общество, вдохновляемое девизом ветхозаветного пророка Исайи «Не умолкну ради Сиона и ради Иерусалима не успокоюсь».
 
Председатель Иерусалимского отделения ИППО
 
Иерусалим, Сергиевское подворье
 
Публикация 9 мая 2009 года. Все права защищены
Полная или частичная перепечатка и цитирование только по письменному разрешению  Иерусалимского отделения ИППО  и по согласованию с редакцией сайта "Россия в красках" в Иерусалиме
 
Смотрите подробную фотолетопись Сергиевского подворья ИППО с 1887 по 2010 гг. на нашем портале "Православный поклонник на Святой Земле"
 
 
 
Примечания

[1] По материалам официального сайта ИППО. http://ippo.ru/
 
[2] Отношение секретаря ППО М.П.Степанова к уполномоченному Общества в Иерусалиме Д.Д.Смышляеву 31 декабря 1885 г. Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 479  
 
[3] А.А. Дмитриевский. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907. СПб. 2008. Издательство Олега Абышко. Стр. 362
 
[4] Там же. Стр. 362-363.
 
[5] Письмо уполномоченного Православного Палестинского Общества  в Иерусалиме Д.Д. Смышляева секретарю Общества М.П. Степанову.  1 ноября 1886 г. Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 484
 
[6] Подворье Палестинского Общества в Иерусалиме. Доклад, читанный Уполномоченным Православного Палестинского Общества в Иерусалиме в Иерусалиме Д.Д.Смышляева в заседании Отделения пособия паломникам 3-го февраля 1887 года. Иерусалимское отделение ИППО. Архив Сергиевского подворья в Иерусалиме. 
 
[7] А.А. Дмитриевский. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907. СПб. 2008. Издательство Олега Абышко. Стр. 363
 
[8] Письмо секретаря ППО М.П.Степанова уполномоченному Общества в Иерусалиме Д.Д.Смышляеву. 10 февраля 1887 г. Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 485
 
[9] А.А. Дмитриевский. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907. СПб. 2008. Издательство Олега Абышко. Стр. 364
 
[10] Письмо секретаря ППО М.П.Степанова уполномоченному Общества в Иерусалиме Д.Д.Смышляеву. 18 июня 1887 г. Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 486
 
[11] Письмо секретаря ППО М.П.Степанова уполномоченному Общества в Иерусалиме Д.Д.Смышляеву. 18 июня 1887 г. Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 488
 
[12] Там же.
 
[13] А.А. Дмитриевский. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907. СПб. 2008. Издательство Олега Абышко. Стр. 364
 
[14] Там же стр. 364
 
[15] Отношение Совета ППО к художнику-реставратору П.К.Соколову. 7 августа 1887 г. . Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 489
 
[16] Доклад Совету ППО уполномоченного Общества в Иерусалиме Д.Д.Смышляева о постройке приютов для поклонников и предохранительного здания на месте раскопок, произведенных возле храма Воскресения. 7 января 1888 г. . Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 490
 
[17] Там же.
 
[18] А.А. Дмитриевский. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907. СПб. 2008. Издательство Олега Абышко. Стр. 364-365
 
[19] Доклад Совету ППО уполномоченного Общества в Иерусалиме Д.Д.Смышляева о постройке приютов для поклонников и предохранительного здания на месте раскопок, произведенных возле храма Воскресения. 7 января 1888 г. . Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». Стр. 490
 
[20] Записка, оставленная при отъезде из Иерусалима уполномоченным ППО Д.Д.Смышляевым его помощнику Н.Г.Михайлову. 14 ноября 1888 г. Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 500
 
[21] А.А. Дмитриевский. Императорское Православное Палестинское Общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907. СПб. 2008. Издательство Олега Абышко. Стр. 365-366
 
[22] Донесение исправляющего должность уполномоченного ППО в Иерусалиме  Н.Г.Михайлова секретарю Общества М.П.Михайлову. 8 декабря 1888 г. . Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 505
 
[23] Быт и нужды русских православных поклонников на Святой Земле в XIX-XXI веках. Павел Платонов
 
[24] Опись построек Сергиевского подворья, сделанная помощником управляющего подворьями в Иерусалиме Ю.Н.Писаревским. Россия в Святой Земле. Архив Внешней политики Российской Империи МИД РФ. Т.1. Москва 2000 г. Издательство «Международные отношения». стр. 527
 
[25] Быт и нужды русских православных поклонников на Святой Земле в XIX-XXI веках. Павел Платонов
 
[26] Роль ИППО в организации быта и нужд русских поклонников в конце 19 начале 20 веков. П.В.Платонов
 
[27] Отчет ИППО за 1989-1910 гг. СПб 1911 г. Архив Сергиевского подворья в Иерусалиме.
 
[28] А.Резников. Иерусалимский след. Иерусалим 2000 г. Издательство «Лира». стр. 218
 
[29] Опись домовой книги Сергиевского подворья Императорского Православного Палестинского Общества от 23 октября 1889 года до 19 октября 1903 года. Иерусалимское отделение ИППО. Архив Сергиевского подворье в Иерусалиме.
 
[30] Архив Сергиевского подворья ИППО в Иерусалиме. Тетрадь Н.Р. Селезнева
 
[31] Сафонов Дмитрий Владимирович, преподаватель Московской Духовной Академии и семинарии, член ИППО. Из истории борьбы за русскую собственность в Святой Земле в 1920–1940-е годы.  Официальный сайт ИППО ippo.ru
 
[32] Н.Н.Лисовой. Императорское Православное Палестинское Общество век XIX-XX-XXI. Православный Палестинский сборник. 105-й выпуск. Москва 2007 г. стр. 31.
 
[33] Там же.
 
[34] Справка ближневосточного отдела НКИД СССР. 20 окт. 1945 г. Сборник документов «Советско-израильские отношения». Т.1. 1941-1953. Книга 1. Москва 2000 г. «Международные отношения» стр. 131.
 
[35] Справка ближневосточного отдела НКИД СССР. 20 окт. 1945 г.  Приложение. Список русского имущества в Палестине. Сборник документов «Советско-израильские отношения». Т.1. 1941-1953. Книга 1. Москва 2000 г. «Международные отношения» стр. 132.
 
[36] Запись беседы посланника СССР в Израиле П.И.Ершова с уполномоченным по делам русского имущества в Израиле И.Рабиновичем от 13 сентября 1948 г. Сборник документов «Советско-израильские отношения». Т.1. 1941-1953. Книга 1. Москва 2000 г. «Международные отношения» стр. 367.
 
[37] Там же. Стр 368.
 
[38] ППО. Управление Русскими подворьями в Иерусалиме. Письмо Еврейскому Агентству в Иерусалиме. 4 июня 1948 г. Архив Иерусалимского отделения ИППО.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com