Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Россия / Русская Православная Церковь / ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО / ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕСТВА ГЛАЗАМИ СВЯЩЕННИКА / Интервью с протоиереем Георгием Митрофановым / Протоиерей Георгий Митрофанов: "Мы должны понять, кем мы ощущаем себя: продолжателями девятисотлетней истории России или продолжателями семидесятилетней истории страны, отказвашейся от своего прошлого".

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 54 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Протоиерей Георгий Митрофанов:
 
"Мы должны понять, кем мы ощущаем себя: продолжателями девятисотлетней истории России или продолжателями семидесятилетней истории страны, отказвашейся от своего прошлого".

          – Сегодня в гостях телекомпании «Союз» профессор Санкт-Петербургской духовной академии, магистр богословия, член Синодальной комиссии по канонизации святых, протоиерей Георгий Митрофанов.

          Отец Георгий, какую значимость представляет сегодня канонизация Святых Царственных Страстотерпцев?»

          — Это событие произошло несколько лет назад, но, как мне кажется, ещё по-настоящему не осознано нашим обществом. Оно имело своей целью не только констатировать то, что уже было явлено Церкви и ведано Богу, – святость последней Императорской Семьи, правившей нашей страной. Их канонизация могла и должна иметь очень большое значение для осознания того, каким путём следует идти нашей стране в будущем. Кем мы ощущаем себя: продолжателями 900-летней истории России, 300 лет в которой на троне пребывала династия Романовых, или же мы ощущаем себя продолжателями 70-летней истории совдепии – страны, отказавшейся от своего прошлого. Может быть, самое главное в канонизации Царской Семьи было связано с тем, что нужно найти очень верные слова для определения подвига последнего Государя. Не случайно многие годы шла подготовка к этой канонизации, и всем нам было ведано, насколько сложным и противоречивым было последнее царствование. Насколько много проблем, так и не разрешённых, существовало в деятельности последнего Государя. Достаточно вспомнить, что Государь пошёл по пути реформ, превративших неограниченную самодержавную монархию в монархию конституционную, но шёл он по этому пути, всегда сомневаясь в правильности этих шагов. Даже создание Госдумы вызывало у него вопросы. Именно последний Русский Царь признал необходимость созыва Поместного Собора Русской Православной Церкви, который не созывался 200 лет, Собор был подготовлен уже в 1907 году, но последнего усилия, направленного на то, чтобы Собор всё-таки состоялся, Государь так и не предпринял. И всё же основанием для канонизации Государя стало то обстоятельство, что последний год своей жизни, проведённый в заточении со всей своей семьёй, стал годом преображения его из государственного деятеля, из отца семейства в подлинного православного страстотерпца. Напомню о том, что подвиг страстотерпчества, характерный именно для святых государей, прославлявшихся в Русской Церкви, предполагает принятие безвинной смерти с подлинно христианским смирением.

          Нередко допускавший ошибки в воспитании большой семьи русского народа, Николай II сумел таким образом воспитать свою малую семью, что все они, включая детей, приняли безвинную смерть с подлинно христианским смирением. И это был не только пролог гибели многих других достойнейших русских семейств, которым предстояло уйти из жизни в страшном ХХ веке, это также было явление нам того подлинного отношения даже к своим врагам, которое завещал нам Христос. И тот факт, что это событие произошло на Уральской земле, делает эту землю, не очень богатую древними историческими событиями, особым местом для каждого русского человека, местом покаяния, мучительного сознания тех потерь, которые понесла наша страна в ХХ веке.

          – Почему не канонизированы царские слуги?

Для этого есть ряд оснований. Прежде всего, каждый православный подвижник канонизируется в определённом чине святости, в Православной Церкви не так часто канонизировали мирян. Если это были государи, проявившие себя в какой-то значительной государственной деятельности, их канонизировали как благоверных князей, если они принимали смерть – то, как страстотерпцев. Мирян канонизировали у нас как праведных, если в основу канонизации полагалась их жизнь. Что же касается царских слуг, то это действительно великий подвиг, в результате которого они разделили страстотерпческую смерть своего Государя, он был связан с исполнением ими служебного долга, который, конечно же, для некоторых воспринимался как долг церковный. Но, к сожалению, в Православной Церкви пока не выработан чин канонизации мирян, если они принимали безвинную смерть с христианским смирением. Государей таких много, а для мирян такой чин ещё не сформирован. Вопрос о канонизации слуг Царской Семьи разрешится со временем, разрешится положительно тогда, когда Церковь сможет найти подобающую для этого форму. Что касается того обстоятельства, что лакей Алаизи Трупп был римо-католиком, а Куфлектиса Шнейдер была лютеранкой, то это не может служить безусловным препятствием для канонизации в Православной Церкви. Достаточно вспомнить, что в древней Церкви тех, кто принимал смерть за Христа, даже не успев принять крещения, а крещение принималось спустя длительное время после вступления в Церковь, после того, как человек обретал веру во Христа, – то таких некрещеных христиан всё равно канонизировали как мучеников. Поэтому, инославие вышеупомянутых слуг не может считаться непреодолимым препятствием к их канонизации. Следует напомнить, что и Русская Православная Церковь Заграницей прославила царских слуг, в том числе и тех, кто не был православным.

          – «Им эта канонизация совсем не нужна, т.к. они сейчас на Небе и молятся».

          — Канонизация осуществляется, прежде всего, для тех, кто живёт на земле. Далеко не все, прославленные Богом, успевают быть канонизированными на земле, – главное, чтобы Господь не забыл своих праведников.

          – Очень много вопросов возникает о личности Григория Распутина. Много бурных споров. Как бы Вы могли пояснить ситуацию об этом человеке?

          – Более чем за пять лет работы над материалом по канонизации Царской Семьи, Синодальная комиссия рассматривала очень много частных сложных вопросов, связанных с жизнью и деятельностью Царя и Царицы. В частности, мне довелось доставать исторические справки о Кровавом воскресенье, происшедшем 9 января 1905 года, об отречении Государя от власти, с той точки зрения, насколько эти события могут являться препятствием к канонизации.

          Вопрос о Григории Распутине нами тоже очень внимательно рассматривался, но хочу подчеркнуть, что только с одной точки зрения – насколько влияние Распутина на Царскую Семью может быть препятствием к их канонизации. Некоторые считают, что мы рассматриваем вопрос о канонизации Распутина, и я хочу подчеркнуть, что такой вопрос в Синодальной комиссии никогда не ставился. Речь шла только о том, насколько влияние этого действительно незаурядного, по-своему трагического в своих противоречиях человека, на Царскую Семью было велико. Комиссия пришла к выводу, что это влияние было не столь значительным, чтобы являться препятствием к канонизации Царской Семьи, хотя личность Григория Распутина представляется личностью весьма сомнительной, как в религиозном, так и в нравственном отношении. Об этом можно говорить много, но достаточно вспомнить, что в докладе председателя нашей Комиссии митрополита Ювеналия на последнем Архиерейском Соборе представлена достаточно пространная документация, которая показывает, почему не возможна канонизация нашей Церковью Григория Распутина и царя Иоанна Грозного. Именно Царица Александра почитала Распутина как праведника и оставалась в этой убеждённости до конца своих дней. Но давайте посмотрим на тех людей, которые обличали Распутина, и которые почитали его. Кто воспринимал Распутина, как одержимого религиозными еретическими представлениями хлыста? Это преподобномученица великая княгиня Елизавета, священномученик митрополит Владимир Богоявленский, священномученик епископ Гермоген Долганев, ранее очарованный Распутиным, а потом в ужасе отшатнувшийся от него.

          – Почему Царица так воспринимала Григория Распутина? Почему у неё было к нему такое отношение? Она ведь тоже слышала различные мнения о нём.

          – Она не просто слышала, а она читала полицейское досье, которое министр внутренних дел передал Государю, в котором была подробная информация об образе жизни, который ведёт Распутин вне царского двора. Императрица ознакомилась с этим досье, и вот что примечательно: есть сведения о том, что она после знакомства с теневой стороной жизни Распутина, штудировала фундаментальные исследования о жизни блаженных и юродивых Православной Церкви. Она подчёркивала те места, где рассказывалось о том, как Христа ради юродивые посещали блудниц, напивались пьяными или имитировали состояние опьянения, безумия, эпатируя окружающее общество, желая проверить своё безстрастие и смирение. Императрица пыталась найти религиозное оправдание негативным сторонам жизни Распутина. Конечно, всё это было не случайно. С одной стороны, будучи по-настоящему влюблённой в Россию, Царица была склонна разделять многие стереотипы своего времени. Она была убеждена, что религиозность простого русского человека – это высшая форма религиозности, и всегда стремилась учиться этой религиозности, а не у образованного придворного духовенства, которое её окормляло. Не у представителей церковной иерархии, даже у отца Иоанна Кронштадтского, который был рядом, ни у оптинских старцев, а у носителей простой народной религиозности, которых нередко ей представляли. И был целый ряд таких простецов, которые должны были явить ей народную веру. Распутин был один из многих, и возможно он бы стал проходной фигурой Царской Семьи, если бы не его способность облегчать страдания Цесаревича Алексия, страдавшего неизлечимой болезнью – гемофилией. Он не исцелил его от этой болезни, а лишь облегчал страдания, и это констатировали многие.

          Не приходится сомневаться в наличии у Распутина экстрасенсорных психотерапевтических способностей, – не случайно в последние годы своей жизни он даже брал уроки у гипнотизёров, сам чувствовал в себе некие способности. И это ощущение того, что, с трудом родившись, и оказавшись смертельно больным, сын, может быть, будет исцелён Распутиным и сохранён Распутиным, как наследник престола. Постепенно Императрица принимала форму убеждения в том, что вышедший из народа праведник, подобно ветхозаветным пророкам, может доносить до Государя волю Божию. Поэтому именно она была склонна обращаться к Распутину за советами в решении вопросов, в том числе и государственных. Она ему полностью доверяла. Распутин, наверное, искренне пытался правильно разрешать эти вопросы. Но будучи человеком совершенно далёким от придворных интриг, от расстановки политических сил в России, не способным расценить многие качества людей, которые обращались к нему, он нередко делал советы, выдвигавшие на первые роли в правительство России, иногда и в церковной иерархии, лиц недостойных. Это очень многих возмущало. Версия о безмерном влиянии Распутина на принятие государственных решений – это была версия, извращавшая реальные события и тиражированная в значительной степени оппозицией, желавшей подорвать престиж императорской власти. Не случайно, что среди убийц Распутина оказались искренние монархисты, такие как лидер Союза Архангела Михаила, депутат Государственной Думы Владимир Митрофанович Пуришкевич, который, многим рискуя, пошёл на убийство, в ужасе наблюдая, как падает престиж царской власти из-за Распутина. Не случайно и то, что лично преданные Государю офицеры из Ставки, в декабрьское утро 1916 года, когда стало известно об убийстве Распутина, на глазах у Императора приветствовали друг друга словами: «Христос Воскресе!». Не случайно также и то, что преподобномученица Елисавета Феодоровна, просившая сохранить жизнь даже убийцы собственного мужа, узнав об убийстве Распутина, направила своей подруге, княгине Зинаиде Юсуповой, телеграмму: «Была в Сарове, молилась о Вас, Вы можете гордиться патриотическим поступком Вашего сына». Наверное, это неверная с точки зрения высот христианской нравственности телеграмма, – давайте задумаемся над тем, до какого же ужаса довёл Распутин Великую Княгиню, если она, будучи исполнена любви даже к врагам, написала телеграмму, в которой выражала свою радость от избавления России от Распутина. Какой же это был «старец», если он вызывал такой ужас у многих достойнейших и ныне канонизированных чад Русской Церкви? В русской эмиграции многие приходят в величайшее удивление, когда узнают, что у нас говорят о канонизации Распутина. Почему же у нас стало это возможным? А потому, что в нашей стране произошёл разрыв исторической преемственности. Наше даже самое недавнее прошлое настолько обрастает многими искусительными мифами, что мы эти мифы принимаем за реальность. И, тем более, что последние 70 лет нас приучали к тому, чтобы мы не постигали свою историю, а по поводу её фантазировали в угоду требованиям сегодняшнего дня. Почитание Распутина в нашей Церкви – это глубокое нездоровье, которое характерно для многих душ церковных чад.

          – Отец Георгий, скажите несколько слов о личности Иоанна Грозного.

          – Об этом тоже можно говорить много, если бы не позиция, уже принятая Архиерейским Собором Церкви. Но если говорить вкратце, почему не возможна его канонизация, то прежде всего потому, что сочли невозможным даже его изображение на памятнике в Новгороде в честь 1000-летия Крещения Руси. Это же показательно. В условиях монархической России на памятник, который должен увековечить всех выдающихся деятелей русской истории, – а нужно сказать, что первый период правления Иоанна Грозного был для Руси очень важным, успешным, – и всё же изобразить его сочли невозможным. Изобразили его жену Анастасию Романову и его ближайших сподвижников, оказавшихся потом гонимыми – протопопа Сильвестра и окольничего Адашева, а для Иоанна Грозного там места не нашлось. В Новгороде, который стал одной из многих жертв его преступных деяний в период опричнины, сочли недопустимым изображать этого государя. Государя, отлучённого от Причастия после вступления в пятый, не благословлённый Церковью брак, так и умершего не причастившись, убившего двух великих святых – священномученика митрополита Филиппа и преподобномученика Корнилия Печерского. Государя, который оставил своим преемникам состояние глубокого кризиса, в результате которого и стало возможным Смутное время. Который, провозгласив идею Православного Царства, очень много сделал для её профанации, для её подрыва в глазах своих подданных.

          У людей возникают вопросы о канонизации Иоанна Грозного оттого, что их представление о нём сформированы незнанием о русской церковной или гражданской истории, незнанием о его церковной жизни. Ибо почитание Церковью священномученика митрополита Филиппа и преподобномученика Корнилия именно как жертв Иоанна Грозного – это должно побудить людей задуматься.

          Это ещё связано с тем, что люди принимают на веру фильм Эйзенштейна «Иоанн Грозный». Не случайно в период правления Сталина, специально ангажированные властью историки стали создавать миф о замечательном царе Иоанне Грозном, такой миф, от которого бы пришли в ужас Карамзин и Соловьёв, Ключевский и Платонов, т.е. вся плеяда выдающихся русских гражданских историков. Не говоря уже об историках церковных, таких как митрополит Макарий Булгаков, Евгений Евстигнеевич Глубинский, Антон Владимирович Карташов.

          – Для чего это нужно было режиссёру?

          – Это был государственный заказ, этот фильм – шедевр мирового кино, но в этом-то и заключался трагизм советского времени, что попытка талантливого человека реализовать свой талант ставила его перед необходимостью либо погибнуть, либо поставить свой талант на службу богоборческому тоталитарному режиму. Этот фильм создаёт псевдообраз благоверного царя. Этот фильм является величайшим грехом перед нашей страной, культурой, перед нашей Церковью, о которой он менее всего думал, выполняя идеологический заказ Сталина.

          – Ещё хотелось затронуть три личности: генералиссимуса Сталина, маршала Жукова и воина, погибшего в Чечне, Евгения Родионова. Расскажите о них хоть немного.

          – К счастью, Синодальной комиссии ещё не приходилось заниматься вопросом об исследовании святости генералиссимуса Сталина и маршала Жукова. Сталин – человек, уничтожавший миллионы русских людей не только в мирное время, но и умудрившийся так вести войну, что соотношение потерь на фронте немецких и советских солдат было один к шести в пользу Германии. Напомним, что в годы Первой мировой войны соотношение потерь между Россией и Германией было один к двум. Сталин проявил себя кровожадно, но увенчал себя чином генералиссимуса, – псевдополководец. Этот недоучившийся семинарист уничтожил за четверть века поместную Православную Церковь. Он, крещённый в Православной Церкви, попал под анафему Поместного Собора в 1917-1918 годы. Этот вероотступник может почитаться праведником, святым?! И это ли не свидетельство потери нами чувства исторической реальности, которое однажды сыграло злую шутку с нашим народом, когда он пошёл не за теми, кто спасал Россию. Достаточно вспомнить чисто внешне Белое движение: адмирал Колчак, генералы Деникин и Врангель. Почему не за ними, а за Лениным, Троцким и Сталиным пошёл русский народ? Мы рискуем, создавая таких псевдоправедников, повторить эти же самые ошибки.

          Что касается красного маршала Жукова, то он ничем не отличался от своего Верховного главнокомандующего, – и это страшное соотношение людских потерь в годы Второй мировой войны. Та жестокость, которая насаждалась Жуковым, снизу до верху в нашей армии, от которой армия страдает по сей день, – это ли не свидетельство того, что мы имеем дело с одним из типовых высокопоставленных начальников советского времени?

          Что касается Евгения Родионова, то Комиссия не сочла возможным провести канонизацию. Мы основательно беседовали с его матерью, потому что обстоятельства его гибели не установлены, но нельзя в принципе исключать возможность его канонизации, если нам удастся установить (что сейчас очень сложно сделать), при каких обстоятельствах он принял страдальческую кончину.

          – Отец Георгий, благословите наших зрителей и слушателей.

          – Да благословит Господь вас, ведущих эту программу, и тех, кто с помощью этой программы размышляет о судьбах нашей страны.
 
Беседовала Евгения Боярских
Расшифровка аудиозаписи – Илья Цыганцов
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com