Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 52 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
К 100-летию со дня рождения Арсения Тарковского
 
«Я так давно родился…»
 
Арсений Тарковский. Москва, 1980-е годы.
Фото Александра Кривомазова
 
Творчество Арсения Тарковского – великого поэта ХХ века – оказалось слишком объемным, чтобы получить достойное признание и у себя на родине, в Украине, и в России, где он прожил большую часть жизни.
 
Тарковский по своим корням многонационален, в его родословной: поляки, украинцы, русские, но он на самом деле не принадлежит ни России, ни Украине  – он принадлежит Времени. Поэту принадлежит  мир, ему принадлежит Слово, которым он этот мир преображает.  
 
Арсений Тарковский -  не официозный поэт
 
На протяжении многих лет его замалчивала официальная критика, потому что  при социализме поэты, писавшие  о тайнах Времени, о Вселенной, о  Боге, были  не нужны, даже опасны. После смерти Арсения Тарковского в 1989 году (не взирая на государственную премию 1989 года за сборник «От юности до старости») он по-прежнему остается в тени.   По словам его дочери Марины Тарковской, Арсений Александрович, как представитель трагедии своего времени, продолжает расплачиваться за утраченную преемственность в культурной традиции.
 
Но есть и признание – оно  в сердцах  любителей истинной высокой духовной поэзии. Кто прочитал его стихи хоть однажды, тот обожжен его словами до глубины души. Те, кто его полюбили, полюбили навсегда.
 
Для поколения  60-х, 70-х, 80-х  годов Арсений Тарковский был культовым поэтом  (хотя   как поэт он был известен в литературных московских кругах, уже начиная  с середины 30-х годов). “Культ” поддерживался в других республиках, не только в России, но и в Украине, в Белоруссии. Благодаря титаническому переводческому труду, помогавшему читателю знакомиться с поэзией Востока, он стал одним из немногих, кто укрепил и обогатил диалог между культурами.  
 
 Арсений Тарковский в период учебы (1925 - 1929) на Литературных курсах
с правами высших учебных заведений при Всероссийском союзе поэтов в Москве.
Фото Льва Горнунга.
 
Его сборники из переведенных им стихов кавказских поэтов выходили в Грузии и в Армении. Его оригинальные стихи переведены на итальянский и голландский, немецкий и французский, даже на японский языки.
 
Поэзию его можно сравнить со средокрестием, в котором взаимно пересекаются вертикаль «Прошлое – Будущее» и горизонталь «Восток – Запад».
 
И лишь нашим соотечественникам не то что до страны Восходящего Солнца, но и до Москвы и до Санкт-Петербурга далеко, как до звезды. Не издаются в Киеве стихи Арсения Тарковского ни по-русски, ни в переводе на украинский. И приходится нам с вами сетовать, как и римлянам, что не услышат они боле песен изгнанного Овидия (чья судьба так похожа на судьбу изгнанного из своего времени и пространства Арсения Тарковского),  хоть он и сам предсказал этот печальный факт:
 
Обо мне земля давно забыла,
Хоть моим рифмовником жива.
 
Но почему-то хочется, чтобы прикоснуться  к его стихам могло и поколение грядущее, чтобы число его поклонников росло. Может быть, потому, что его стихи заряжают силой правды и преображения? Может, потому что несправедливо: не издаются его книги на родине, в Украине?
 
Основные его сборники выходили в Москве. И первый «Перед снегом» (1962), несмотря на небольшой тираж, сразу же принесший поэту широкую известность, и второй «Земле – земное» (1966), и великолепно изданный «Вестник» (1969), вознесший его на гребень популярности, и все последующие – вплоть до собрания сочинений  в трех томах 1991 г .
 
В этом году поэту Арсению Тарковскому исполняется век  
 
Арсения Тарковского юбилейным поэтом назвать трудно. Он всегда чурался громкой славы:
 
Что  деньги мне? Что мне почет и честь
 В степи вечерней без конца и края?
С Овидием хочу я брынзу есть
И горевать на берегу Дуная.
 
Близятся юбилейные дни. И Россия, и Украина пока  реагируют на это событие по обычной  схеме: равнодушно, снисходительно.
 
В его родном городе Кировограде до сих пор нет памятника великому земляку.
 
На 15 лет завис в воздухе вопрос о переименовании улицы в его честь.
 
И хотя поэт живет  в своем особом времени,  не заметить такую дату просто невозможно.  Слишком она изысканна и величественна.
 
Родился будущий поэт 25 июня 1907 г. в Елисаветграде, в чадолюбивой семье Александра Карловича Тарковского, народовольца, знавшего 7 иностранных языков, прививавшего детям любовь к театру, к музыке, к поэзии.
 
Мария Даниловна Рачковская, вторая жена Александра Карловича Тарковского с сыновьями Валерием и Арсением. Елисаветград, 22 июля 1911 г.
Фото Израиля Бриля.
 
Тарковский всю жизнь был связан с родной землей духовными узами. Он любил украинскую поэзию, она была ему знакома с детских лет.
 
Он с особым волнением вспоминал Елисаветград. Его  воспоминания о детстве  в Елисаветграде были светлыми и проникновенными, что нашло свое отражение в стихах и прозе.
 
Он гордился этим городом, говорил, что город Елисаветград маленький, но дал двести членов союза писателей. Конечно, среди  них были писатели разного сорта, но все же и сам Тарковский оттуда. Многие ученые и деятели искусства вышли из Елисаветграда.
 
Елисаветград до революции был уникальным культурным центром, куда приезжали с гастролями  великий композитор и пианист Ференц Лист, Федор Шаляпин, Ольга Комиссаржевская, поэты Федор Сологуб, Андрей Белый, Игорь Северянин. Здесь родился театр украинских корифеев. Образ родного города «раненым ангелом» навсегда останется  в поэзии Тарковского, а степь, взлелеявшая детство и юность поэта окрасит его лирику космическим мироощущением, станет прообразом ойкумены и Вселенной.
 
Он боготворил Сковороду, любовь к которому ему передали отец Александр Карлович и его друг, доктор Афанасий Михалевич.
 
Имя украинского философа-правдолюбца в ранних и поздних стихах Арсения Александровича станет символом духовного подвижничества. Ощущение свободы, как настой степных трав, особой субстанцией насыщало плоть и кровь далеких во времени, но близких по духу поэтов Арсения Тарковского и Григория Сковороду. Они шли по одной дороге – скорбной и радостной, открывая в душах людей простор, похожий на бескрайнюю степь. Елисаветград – степной город. И эта парадоксальная топография ощущается в лирике Арсения Тарковского. Он – поэт города  и поэт степи. Поэт, который стремится к вершинам мирового искусства, и поэт, утверждающий свободу важнейшей ценностью.
 
Тарковский  поэт-философ
 
Даже его судьба  «выстроена» как философское произведение. Он не поддавался  искушениям времени, а их, как известно, всегда немало. В советские  лукавые времена стать признанным поэтом означало забыть о правде. Но  именно ей присягнул Тарковский раз и навсегда,  чтобы долгими годами внутреннего  напряженного труда  довести ее до наивысшей концентрации. Ничем он не запятнал свое чистое имя, явил судьбу, достойную уважения и восхищения. Он «уберегся от искушений». А в этом и состоит истинный подвиг художника. Поэт оставался строгим и верным себе мастером именно в ту эпоху, когда произошел упадок требовательности у самих поэтов.
 
Гвардии капитан Арсений Тарковский,
корреспондент газеты "Боевая тревога" 16-й гвардейской армии.
 
Арсений Тарковский на свою судьбу не сетовал. Он относился к ней как истинный рыцарь к Прекрасной Даме: стойко, мужественно и благородно. А получал от нее сполна лишь потерю  за потерей.  Кроме общих с народом испытаний – революция, голод, войны, прибавилось много личных: в гражданскую погиб старший брат, в Отечественную гвардии капитан Тарковский потерял ногу, в 1946-ом уничтожена верстка первого сборника стихов – «до лучших дней», которые растянулись еще на 16 лет.
 
Острием духовной мысли его поэзия направлена к вершинам мировой культуры. Поэт-философ  показал, что для постижения минувшего необходимы не меньшие усилия, чем для создания будущего. Прошлое, по Тарковскому, располагается впереди, и его воссоздание – основная задача творца:
 
Я клятву дал вернуть мое искусство
Его животворящему началу.
 
Арсений Тарковский понимал культуру как меру ответственности человека за все происходящее в мире. Культура, по его мнению, огромна  и бесконечна.
 
 «Мы участвуем в разговоре, начатом во времена Адама. На каждую реплику, звучащую тысячелетия, мы должны дать свой ответ или поставить свои вопросы», - говорил Арсений Александрович.  
 
Его  поэзия  диалогична –  не только по форме, но и по  внутреннему принципу. В стихах перекликаются, беседуют целые исторические эпохи. Он смотрит как бы «двойным зрением», видит историю и глазами современника, и глазами воображаемого предка-«историка». Чувство историзма – это не только проникновение в глубь веков, но и дар прорицания:
 
Я в будущее втянут, как Россия. 
 
Как истинный поэт Тарковский «рифмует» времена. Он находит «сродное»,  в двух или нескольких эпохах и находит в них  кристалл, который не разрушается, соприкасаясь с сиюминутностью.
 
Творчество Арсения Тарковского убеждает в  том,  что и культура и время обладают силой, постоянно притягивающей к себе сердца людей. Вершины искусства, как бы далеко они не находились  и какими бы близкими не казались, всегда высоки, всегда трудны, всегда вожделенны. Они вечно впереди, так же, как и время. Поэту удается наделить жизненной реальностью давно ушедшие времена и культуры. Он верит в глубокую  внутреннюю связь эпох,  минувших и грядущих.  Узнать время, понять его сущность, означает прикоснуться к Непреходящему и живому.  
 
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподымаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.
 
Маргарита Черненко
9.05.2007

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com