Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Журнал / Осень 2016. № 48 / ИСТОРИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ / Сближение России и Персии в XIX веке. (По материалам РГВИА и досоветских изданий). П.В. Густерин

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел зимний номер № 53 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Сближение России и Персии
в XIX веке
(по материалам РГВИА и досоветских изданий)    
 
В первой трети XIX в. отношения между Россией и Персией из-за территориальных споров на Кавказе были весьма напряженными. Это напряжение вылилось в две войны. Первая, в 1804–1813 гг., была начата Персией после отклонения российским правительством ультиматума о выводе русских войск из Закавказья. Российские войска одержали ряд побед и заняли территорию Северного Азербайджана. Эта война завершилась Гюлистанским миром, заключенным 12 (24) октября 1813 г. в азербайджанском селе Гюлистан. Ряд закавказских территорий (Бакинское, Генджинское, Дербендское, Карабагское, Кубинское, Шекинское, Ширванское ханства, часть Талышинского ханства, Абхазия, Гурия, Дагестан, Имеретия, Мингрелия) отошли к России, которая получила исключительное право держать военный флот на Каспийском море. Российским и персидским купцам разрешалось свободно торговать на территории обоих государств.[1]
 
Вторая война, в 1826–1828 гг., также была начата Персией с целью возвращения Восточного Закавказья. В ходе боевых действий российские войска взяли Нахичевань, Эривань и Тебриз. Эта война завершилась Туркманчайским миром, заключенным 22 февраля (5 марта) 1828 г. в селе Туркманчай близ персидского города Тебриз. По условиям договора к России отошли Эриванское и Нахичеванское ханства. Договор также подтвердил Гюлистанский мир 1813 года в части, касающейся права России держать на Каспийском море военный флот. Кроме этого, Персия обязалась не препятствовать переселению в российские пределы армян. Туркманчайский договор стал основой российско-иранских отношений вплоть до 1917 г.[2]
 
Для предотвращения войны из-за убийства в 1829 г. в Тегеране посла А.С. Грибоедова и членов российского посольства Фетх-Али-шаха (1797–1834) направил в Петербург с извинениями посольство, возглавляемое внуком шаха принцем Хосров-мирзой [3]. Он преподнес императору Николаю I (1825–1855) множество подарков, самым ценным из которых был алмаз «Шах» (один из семи знаменитых исторических алмазов), хранящийся в настоящее время в Алмазном фонде России.[4]  
 
* * *
 
В результате колониальных устремлений Великобритании, Россия уже во второй четверти XIX в. вступила в соперничество с ней за влияние в Персии. Для России эта страна была важна с точки зрения укрепления своего положения в Закавказье, а в последующем — в Средней Азии. Для Великобритании было необходимо исключить любую возможность проникновения и даже саму угрозу проникновения в колонизованную ею Индию какого-либо европейского государства сухопутным путем, то есть через Персию, имевшую с Британской Индией общую границу.
 
В 1834 г. на персидский трон взошел Мохаммед-шах (правил до 1848 г.), сын талантливого, но рано умершего Аббас-мирзы. Великобритания, как и Россия, оказывала Мохаммед-шаху финансовую помощь и направляла своих военных советников, и с тех пор между Россией и Великобританией стала вестись постоянная борьба за влияние на персидское правительство. Так, во время осады иранцами Герата в 1837–1838 гг. в штабе иранских войск находились российские офицеры и российский посланник И.О. Симонич [5], а Афганистану помощь оказывала Великобритания. Британцы считали Герат ключом к Индии, поэтому они сделали все, чтобы этот город не оказался под властью Персии. Только благодаря действиям британской эскадры в Персидском заливе Мохаммед-шах отвел свои войска от Герата, и британская политика в Персии на некоторое время взяла верх. Однако уже в 1846 г. Мохаммед-шах заключил с Россией договор, по которому она получила широкие торгово-промышленные права, а также право держать постоянные военные суда в персидских портах Астрабад [6] и Решт. 


Мохаммед-шах  
 
Конкуренция с британцами, наводнившими своими товарами Персию и Среднюю Азию, подорвала внешнюю торговлю Астрахани, через которую русские княжества торговали с Персией с XV в. (в то время — Хаджи-Тархан; здесь уместно вспомнить тверского купца Афанасия Никитина и его «Хожение за три моря», где Астрахань называется «Хазтарахан»).[7] Еще больший урон этой торговле был нанесен в 1864 г. разрешением европейского транзита через Закавказский край. С закрытием этого транзита в 1883 г. сразу увеличился ввоз российских товаров в Персию через Мешедисерский и Газский рейды.
 
В 1870 г. в Астрахани была открыта биржа и биржевой комитет. По видам товаров основными грузами были морепродукты и нефтепродукты. Вывоз и ввоз товаров через Астрахань в то время происходил, главным образом, в Персию и оттуда, и лишь незначительная часть приходилась на Бухару, Коканд и Хиву.[8]
 
При Насреддин-шахе (1848–1896) визирь Эмир Незам предпринял попытку провести реформы по европеизации страны, но в 1851 г. в результате придворных интриг был убит. Насреддин-шах под влиянием поездок в Европу в 1873, 1878 и 1889 гг. сам ввел некоторые новшества и, в конце концов, заслужил ненависть духовенства, за ущемление его прав, хотя в угоду исламу в 1852 г. Насреддин-шахом была предпринята попытка истребить секту бабидов [9]. Преследование сектантов продолжалось им и в дальнейшем. Народ не любил шаха за тяжесть податей и за тюркское происхождение династии Каджаров (1779–1925) и иногда поднимал восстания, несмотря на то, что при Насреддин-шахе государственным языком всегда оставался фарси.  


Насреддин-шах  
 
Хорасанцы, отпав на время от персидского шаха, вступили в борьбу с афганским эмиром Герата Яр-Мохаммед-ханом Алькозаем (1842–1851) и после его смерти в 1851 г. стали причиной неудачной войны Персии с Афганистаном, который поддерживала Великобритания. В числе причин похода на Герат было решение Насреддин-шаха оказать России содействие в Крымской (Восточной) войне (1853–1856).[10]
 
В связи с Восточной войной здесь нельзя не упомянуть российского дипломата Николая Адриановича Аничкова. Только в 1834 г. Аничков нашел свое действительное призвание, поступив в Азиатский департамент Министерства иностранных дел.[11] В 1838 г. он был назначен генеральным консулом в Тавризе, и с тех пор вся его деятельность вплоть до отставки была связана с Персией. Аничков в 1854 г. стал во главе российской миссии в Тегеране, а в 1856 г. был назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром при дворе Насреддин-шаха. Во время названной войны Аничков нейтрализовал агитаторскую деятельность в Персии британцев, склонявших шаха примкнуть к туркам и вместе с ними выступить против российских войск. Благодаря решительным и последовательным действиям Аничкова, Персия не только не предприняла никаких действий против России, но и удержала некоторые племена от враждебных действий против российской армии и способствовала ее сосредоточению в Малой Азии. Взятие Карса российскими войсками в этой войне стало отчасти результатом российско-персидских дипломатических отношений.[12][13]
 
И в Русско-турецкой войне (1877–1878) Персия стояла на стороне России, угрожая турецким войскам, расположенным в Багдаде, который входил в то время в состав Османской империи.
 
Тегеран содействовал также утверждению российской власти в области туркменов, досаждавших Персии своими набегами: в 1881 г. российский посланник Иван Алексеевич Зиновьев успешно закончил с персидским правительством переговоры по проведению между Персией и Закаспийской областью границы, которая дала России возможность завершить умиротворение туркменских племен.[14]
 
В результате общего улучшения отношений между Россией и Персией у российских иранистов появилась возможность активно путешествовать по соседней стране. Так, в XIX в. различные регионы Персии с научными целями посетили:
 
Г.Д. Батюшков (Бабиды. Персидская секта // Вестник Европы. 1897, июль),
 
И.Н. Березин (Путешествие по Северной Персии. Казань, 1852; Научные отчеты о поездке на Восток // Журнал Министерства народного просвещения. 1857, ч. 95),
 
К.И. Богданович (Несколько слов об орографии и геологии Северной Персии // Известия Императорского Русского географического общества. Т. XXIV. СПб., 1888),
 
В.Ф. Диттель (О трехгодичном путешествии по Востоку // Журнал Министерства народного просвещения. 1847, ч. 55),
 
Б.А. Дорн (Bericht über eine wissenschaftliche Reise in dem Kaukasus und den südlichen Küstenländern des Kaspishen Meeres // Bulletin de l’Academie des sciences de St.-Petersbourg. 1862, nouv. ser., vol. IV; Атлас к путешествию Б.А. Дорна по Кавказу и южному побережью Каспийского моря. СПб., 1895),
 
В.А. Жуковский (Материалы для изучения персидских наречий. В 3-х частях. СПб./Пг., 1888–1922; Человек и познание у персидских мистиков. СПб., 1895; Образцы персидского народного творчества. СПб., 1902),
 
Н.А. Зарудный (Предварительный краткий отчет о цоездке в Персию в 1900–1901 гг. // Записки Императорского Русского Географического Общества, 1902; Путешествие по Западной Персии в 1903–1904 гг. // Записки Императорского Русского Географического Общества, 1905),
 
С. Ломницкий (Персия и персы. Эскизы и очерки. 1898–1899–1900 гг. СПб., 1902),
 
Г.В. Мельгунов (О южном береге Каспийского моря // Записки АН. 1863, т. 3, прил. 5),
 
М.Л. Томара (Экономическое положение Персии. СПб., 1895)
 
и другие ученые, составившие в последующем славу отечественного востоковедения.
 
С военно-политическими и дипломатическими задачами путешествия по Персии в тот же период предприняли:
 
Ф.А. Бакулин (Заметки о путях на Восток от Мешхеда в Афганистан. СПб., 1879),
 
К.А. Баумгартен (Поездка по Восточной Персии в 1894 году (Географическо-торговое исследование). СПб., 1896),
 
И.Ф. Бларамберг (Статистическое обозрение Персии // Записки Императорского Русского географического общества. Кн. VII. СПб., 1853);
 
К.Н. Блюмер (Описание пути из Тегерана в Бендер-Бушир // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. 1889, вып. XL),
 
К.К. Боде (Путевые заметки // Библиотека для чтения. 1854, т. 123; Путешествие в Луристан и в Аравистан // Библиотека для чтения. 1854, т. 126),
 
М.А. Гамазов (От Босфора до Персидского залива. Из записок, веденных во время четырехлетнего путешествия демаркационной комиссии по Турции и Персии. СПб., 1898),
 
упоминавшийся выше И.А. Зиновьев (Эпические сказания Ирана. СПб., 1855),
 
А.М. Золотарев (Военно-статистический очерк Персии. СПб., 1888),
 
А.Н. Куропаткин (Всеподданнейший отчет генерал-лейтенанта Куропаткина о поездке в Тегеран в 1895 г. для выполнения Высочайше наложенного на него поручения. Б.м., 1895),
 
П.В. Максимович-Васильковский (Отчет о поездке по губернаторствам Западной Персии. В 2-х чч. Тифлис, 1903; Поездка в Персию // Известия Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. Тифлис, 1904, т. XVII, № 4),
 
Н.Т. Муравьев (Письма русского из Персии. СПб., 1844),
 
А.И. Огранович (Поездка в Персию в 1863 г. // Военный сборник. 1866, № 11–12),
 
В.А. Орановский (Военно-статистическое описание северо-восточной части Хорасана, 1894. СПб., 1896),
 
Н.Г. Петрусевич (Северо-восточные провинции Хорасана // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. Кн. XI, вып. 2. Тифлис, 1880),
 
П.А. Риттих (Политико-статистический очерк Персии. СПб., 1896; Железнодорожный путь через Персию. СПб., 1900; Поездка в Персию // Известия Императорского Русского географического общества. Т. XXXVIII, вып. 1. СПб., 1900; Отчет о поездке в Персию и Персидский Белуджистан в 1900 году. В 2-х чч. СПб., 1901; Путешествие в Персию и Персидский Белуджистан в 1900 году. СПб., 1903),
 
И.И. Стебницкий (Пояснительная записка к карте Персии // Записки Императорского Русского географического общества. Т. VIII, вып. 1. СПб., 1879),
 
И.И. Стрельбицкий (Поездка ротмистра Стрельбицкого по Восточному Хоросану [15] // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. 1891, вып. XLVI; Краткий предварительный очерк поездки в Персию в 1891 г. // Там же. 1892, вып. LI),
 
П.А. Томилов (Отчет о поездке по Персии Генерального Штаба капитана Томилова в 1900 году. В 2-х чч. Тифлис, 1902),
 
А.Г. Туманский (От Каспийского моря к Хормузскому проливу и обратно, 1894 г. // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. 1896, вып. LXV),
 
Н.В. Ханыков (Mémoire sur l'ethnographie de la Perse. Paris, 1866; Записки по этнографии Персии. М., 1977; Экспедиция в Хорасан. М., 1973),
 
Н.Н. фон-дер Ховен (Путь от Тегерана к Персидскому заливу // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. 1893, вып. LIV),
 
Е.И. Чириков (Путевой журнал Е. И. Чирикова, русского комиссара-посредника по турецко-персидскому разграничению, 1849–1852 гг. // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. Кн. IX. Тифлис, 1875)
 
и другие военные востоковеды и дипломаты, чьи труды также обогатили российскую науку. Все это благотворно сказалось на изучении Персии в географическом, культурно-историческом, лингвистическом, религиозном, статистическом, экономическом и этнографическом отношении.
 
Между Петербургом и Тегераном развивались и деловые связи. Так, в последней четверти XIX в. Россия получила в Персии ряд дорожных, телеграфных и других концессий. В частности, предполагалось, что конечным пунктом российской железной дороги станет город Чахбар [16], расположенный на берегу Аравийского моря вблизи границы Персии с Британской Индией [17]. Если бы этот план был осуществлен, Россия получила бы транспортный коридор к незамерзающим морям, что было одной из геополитических задач российской внешней политики, а позиции Великобритании были бы серьезно ослаблены не только на Востоке.[18]
 
Россия продолжала развивать с Персией активную торговлю. В 1890 г. в Тегеране был учрежден российский Учетно-ссудный банк, что стало своего рода показателем глубины проникновения в экономику страны российского капитала.[19]
 
В июле 1879 г. при содействии российских офицеров в Персии был сформирован Персидский его величества шаха казачий полк по образцу казачьих полков. Российские же офицеры составляли командный состав полка, а нижние чины набирались из местного населения.
 
В 1882 г. полк был переформирован в бригаду. Номинально бригада подчинялась военному министру Персии, реально — российскому посланнику в Тегеране, руководствовавшемуся инструкциями Военного министерства России. Командир бригады — заведующий обучением персидской кавалерии — являлся советником шаха. Все материальные расходы по содержанию бригады несло персидское правительство. Главной задачей бригады была охрана шаха и высших должностных лиц Персии, а также караульная служба при дипломатических миссиях, консульствах, министерствах и ведомствах, арсеналах, банках, поддержание правопорядка и фискальные функции.[20]
 
Большую роль в становлении Персидской казачьей бригады сыграл Владимир Андреевич Косаговский, назначенный в 1890 г. в звании подполковника заведующим обучением персидской кавалерии, то есть командиром Персидской бригады, и состоявший в таковом качестве до 1903 г., успев стать полковником (1894) и генерал-майором (1900). Именно при нем Персидская бригада стала той силой, которая сыграла большую роль в расширении и укреплении военно-политического влияния России в Персии в конце XIX – начале XX в.[21] (его «Очерк развития Персидской казачьей бригады. Дневник» был опубликован в № 4 журнала «Новый Восток» в 1923 г.). Косаговский проявил себя и как военный востоковед: его многочисленные работы по Персии, оставшиеся в рукописях, хранятся в РГВИА (ф. 76, оп. 1).
 
 
В.А. Косаговский
 
В нулевых годах XX в. российское влияние на персидский двор достигло такого уровня, что один из российских офицеров-востоковедов — Константин Николаевич Смирнов — в 1907 г. был назначен воспитателем наследника персидского престола Солтана Ахмед-мирзы и состоял в этом качестве до 1914 г. (его «Записки воспитателя персидского шаха» были изданы в Тель-Авиве в 2002 г.).[22]
 
 
К.Н. Смирнов
 
Летом 1916 г. бригада была переформирована в дивизию. Возросшие расходы по ее содержанию взяло на себя российское правительство. Для подавления антиправительственных выступлений с осени 1916 г. были сформированы территориальные отряды, организационно входившие в состав дивизии: Ардебильский, Астрабадский, Гилянский, Зенджанский, Исфаханский, Казвинский, Керманшахский, Курдистанский, Луристанский, Мазандеранский, Мешхедский, Рештский, Тавризский [23], Тегеранский, Урмийский, Хамаданский и Хоросанский. Также в состав дивизии входил Арагский стрелковый батальон, конвойный взвод и нестроевая команда штаба дивизии. Для пополнения кадрового состава при дивизии был открыт кадетский корпус. В результате российских революций, произошедших в 1917 г., военно-политическая ситуация в Персии изменилась: Великобритания, пользуясь ослаблением России, а также опасаясь проникновения в Персию большевистских агитаторов, не упустила случая установить полный контроль над этой важнейшей во всех отношениях страной Среднего Востока. С декабря 1917 г. британское правительство взяло на себя все расходы по содержанию Персидской дивизии. Осенью 1920 г. по договоренности британцев с Ахмед-шахом (1909–1925) все российские чины дивизии были заменены на британские. В конечном счете, в ноябре 1920 г. Персидская казачья дивизия была расформирована.[24] Решение судьбы Персидской казачьей дивизии стало своеобразным знаком, обозначившим окончание присутствия досоветской России в Персии.
 
© Густерин П. В., научный сотрудник Российского института стратегических исследований
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 15 октября 2016 года
 
Примечания
 
[1] Юзефович Т. Договоры России с Востоком. СПб ., 1869, с. 208–214.
[2] См.: Акты, относящиеся до заключения мира с Персией. СПб., 1828.
[3] См.: Берже А.П. Хосров-мирза. 1813–1875. Историко-биографический очерк // Русская старина. 1879, т. 25.
[4] См. Мальшинский А. Подлинное дело о смерти Грибоедова // Русский вестник. 1890, № 6–7.
[5] См. его кн.: Воспоминания полномочного министра. М., 1967. При Симониче в качестве дипломата находился будущий выдающийся исследователь мусульманского права Н.Е. Торнау.
[6] Астрабад в 1930 г. был переименован в Горган.
[7] См.: Памятники дипломатических и торговых отношений Московской Руси с Персией. [Сост. – Н.И. Веселовский]. В 3-х тт. СПб., 1890–1898.
[8] См.: Бакулин Ф.А. Очерки торговли с Персией. СПб., 1875.
[9] Религиозная секта, существовавшая в 1840–50-х годах. Провозглашала принципы социальной справедливости основой государственного устройства. Большое значение в учении придавалось нумерологии (священное число — «19»). См.: Казембек М. Баб и бабиды. СПб., 1865; Батюшков Г. Бабиды. Персидская секта // Вестник Европы. 1897, июль.
[10] См.: Beнюков М. Россия и Англия в Персии // Русский вестник. 1877, № 10; Зиновьев И. Россия, Англия и Персия. СПб., 1912.
[11] См.: Очерк истории Министерства иностранных дел. 1802–1902. СПб., 1902.
[12] Русский биографический словарь / Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А.А. Половцова. [Т. 2]. СПб., 1900, с. 149–150.
[13] См.: Блокада Карса: Письма очевидцев о походе 1855 г. в Азиатскую Турцию. Тифлис, 1856.
[14] См.: Гродеков Н. Война в Туркмении. Поход Скобелева в 1880–1881 гг. Т. IV. СПб., 1884; Куропаткин А.Н. Завоевание Туркмении. СПб., 1899.
[15] В досоветской орфографии допускалось написание через «о» в обоих случаях.
[16] Современное название — Чахбехар (провинция Систан и Белуджистан).
[17] Современная граница Ирана с Пакистаном.
[18] См.: Романов П.М. Железнодорожный вопрос в Персии и меры к развитию русско-персидской торговли. СПб., 1891; Риттих П. Железнодорожный путь через Персию. СПб., 1900.
[19] См.: Томара М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895; Тигранов Л.Ф. Из общественно-экономических отношений в Персии. Тифлис, 1905; Богданов Л.Ф. Персия в географическом, бытовом, торгово-промышленном и административном отношении. СПб., 1909; Собоцинский Л.А. Персия. Статистико-экономический очерк. СПб., 1914.
[20] РГВИА. Ф. 13185, оп. 1.
[21] Послужной список генерал-майора Косаговского В.А. // РГВИА. Ф. 409, оп. 1, д. 317–686.
[22] [Материалы к характеристике служебной деятельности К.Н. Смирнова] // РГВИА. Ф. 1300, оп. 1, д. 1220; «Личный архивный фонд К.Н. Смирнова» хранится в Институте рукописей им. К.С. Кекелидзе АН Грузии (ф. 39).
[23] Современная транскрипция Тавриза — Тебриз.
[24] РГВИА. Ф. 13185, оп. 2.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com