Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Журнал / Весна 2010. № 22. Посвящается 65-летию Великой Победы / ИСТОРИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ / "Нам песня строить и жить помогала..." Глава XIX. Вдогонку залп последний грянул, Влетел в деревню наш отряд… или о том, как партизаны с помощью НКВД сражались за Сталина и Родину… Павел Платонов

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел зимний номер № 53 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
"Нам песня строить и жить помогала..."
Глава XIX
 
Плакат советских веремен
Плакат советских веремен
 
Вдогонку залп последний грянул,
Влетел в деревню наш отряд… или о том, как партизаны с помощью НКВД сражались за Сталина и Родину…
 
Мы шли на дело ночкой темной
 
Мы шли на дело ночкой темной
Громить коварного врага.
Кипели злобой неуемной,
Нам жизнь была недорога.
 
Подкрались к вражескому стану,
Команда подана: «Вперед!»
Залился песнею веселой
Наш друг – «Максимка» - пулемет.
 
В смертельной схватке враг проклятый
Бежал куда глаза глядят;
Вдогонку залп последний грянул,
Влетел в деревню наш отряд.
 
Свистели пули, ветер злился,
Кругом кипел кровавый бой.
Товарищ мой вдруг повалился,
Сраженный пулей роковой.
 
Прощай, товарищ, храбрый воин,
Пусть пронесется злой буран,
Высокой почести достоин
Отважный брянский партизан.
 
Одной из важнейших вех в истории Великой Отечественной войны являлось партизанское движение. Отряды партизан советская власть использовала и в Польше, когда туда проникали спецгруппы, пропускаемые пограничниками НКВД[1] для ведения диверсионно-подрывной деятельности и на китайской границе в конфликтах с китайцами в споре за КВЖД[2] в 1925 году, а затем в советско-китайской войне 1927-29 годов. Советское руководство не ограничивалось только этим. Партизанские отряды посылались на японскую сторону в Манчжурию и т.д. Тогда речь шла, собственно говоря, о территории других государств. После вторжения нацистской Германии 22 июня 1941 года  ситуация на фронтах для РККА[3] была крайне тяжелой, можно сказать на грани катастрофы. Все приграничные группировки советских войск были наголову разбиты. Большая их часть была взята в «котлы» с последующим окружением и взятием в плен. Но отдельные, разрозненные группы солдат и офицеров оставались тылу у немцев, пытаясь группироваться и прорываться к своим, а многие из них становились «окруженцами» - т.е. не подчинявшимися советскому командованию и не вступавшими в бои с частями охранных подразделений армии Вермахта[4]. «Окруженцы»  пытались прорваться через линию фронта и выходить к «своим», не подозревая, а что же их ждет у «своих».  До линии фронта  пробирались через все время наступающие подразделения немецких частей, вспомогательных батальонов, охранных подразделений, поскольку линия фронта день за днем передвигалась вперед, оставляя разрозненные группы советских солдат в глубоком тылу.
 
Дальнейшая судьба «окруженцев» складывалась во многом трагично. Бойцы, попавшие сначала в окружение, чудом выжившие,  прошедшие десятки километров, а порой более сотни километров без еды и воды, питаясь чем придется, часто раненые, истощенные болезнями, по возвращению к «своим» передавались в руки органов НКВД, где следователи особых отделов, заранее относившиеся к «окруженцам» с недоверием и подозрением причисляли их к «потенциальным преступникам, шпионам и диверсантам», без доказательства вины и наличия состава преступления. Всё их преступление состояло в том, что часть, в которой они служили, в полном составе попала в окружение по бестолковости и нерадивости советского руководства перед началом войны и грубейшего политического просчета диктатора И.В. Сталина, прекрасно знавшего о готовящемся нападении нацистской Германии, но надеявшегося, что Гитлер не решиться воевать на два фронта и предпочтет вступить, прежде всего, в войну высадкой десанта из Англии и войной союзников. Захват немцами острова Крит в мае 1941 года послужил Сталину и его ближайшему окружению одним из оснований того, что Гитлер готовится к высадке на английский континент. Это одна из причин того, что советские войска по приказу Сталина перед войной играли в «тихую мирную жизнь», когда границам советского союза никто не угрожает, а рядом находится «добрый и мирный сосед» - нацистская Германия, совершенно не агрессивное государство. Или товарищ Сталин наивно полагал, что совместный военный парад в Брест-Литовске в 1939 году после раздела Польши, либо отвод советских войск в тыл подальше от границ и оставление на границе непосредственно пограничников, находящихся в ведомстве НКВД, убедит Гитлера в мирных намерениях советского союза. Гитлер видит, что идет отвод войск и Сталин ведет «большую игру» и находится на выжидательных позициях, изготовившись к удару в Бессарабии и в Северной Буковине. Все, однако, произошло в разрез с планами Сталина, и 22 июня 1941 года немецкая армия после мощной артподготовки перешла границы СССР. РККА к этому была совершенно не готова, .т.к. политическое руководство советского режима сделало грубый просчет и на самом деле для обороны страны ничего не сделало.
 
У Политбюро советского режима с высшим командованием армии были странные отношения. Например, если вернуться к событиям 29 ноября 1939 года - «зимней войны» с Финляндией, то начало боевых действий стало сюрпризом для наркома обороны Тимошенко, возмущавшегося тем, что его не предупредили о вторжении?! Так вопросы военных операций и вторжений решались в СССР не на уровне наркомата обороны, а высшим политическим руководством страны.
 
Тоже политбюро СССР принимает решение о создании партизанского движения,  курировать организационные вопросы которого взяло на себя ведомство НКВД, через его спецкомиссии проходили отбор бойцы – организаторы партизанских отрядов. Кроме «чекистов»,  партизанским отрядам по штату был положен политработник, «бдительным оком» следящий о том, что происходило в отряде. Долгие годы существовал советский миф о том, что партизанское движение было добровольным явлением среди гражданского населения, вызванного «патриотическим подъемом против фашизма». Это было далеко не так. Во-первых, во многих областях Советского союза немцев встречали как освободителей, это касалось больше территорий Западной Украины, Прибалтики, Бессарабии, Северной Буковины, - т.е. областей, насильственно присоединенных к СССР в 1939-1949 годах. Да и не только в этих областях, но и в Северо-западных областях России, некоторых центральных и южных областях происходило тоже самое – немцев принимали вполне лояльно, часто как «освободителей от большевицкого ига». Да и во всем Советском союзе антисоветские настроения имели место, виду проведенного в 30-е годы большевиками классового геноцида ко всем народам России со всем набором социалистических уродств: «национализация – (по лозунгу «грабь награбленное»), политикой военного коммунизма – отбор у населения деревни всякого продовольствия (попытка сходу привести в действие классические постулаты Маркса), подавление крестьянских восстаний в 1921 году, Кронштадское восстание в 1922 году, возмущение произволом советской власти, уничтожение политически оппозиционных советской власти сословий: помещиков, капиталистов, дворянства, духовенства, интеллигенции, высылка миллионов политзаключенных по ложным обвинениям в концлагеря ГУЛАГа[5], проведением на деревне политики насильственной коллективизации 1931-32 годов – результатом которых стала гибель от голода многих миллионов людей, далее начавшиеся широкомасштабные репрессии, поводом для которых послужило убийство советского партийного деятеля Кирова.
 
Человеческая жизнь обесценивается, диктатура Сталина еще более усиливается, и в этом случае миллионы советских людей явно не испытывали особых симпатий к советской власти, учитывая страшные поражения РККА первых 2-х лет войны. Поэтому тезис советских историков о том, что партизанское движение имело стихийный характер на добровольной основе не выдерживает исторической справедливости.
 
Партизанские отряды брали начало своей организации прежде всего от решений в Политбюро и дальше по вертикали власти, а организация отрядов была поручена непосредственно органам НКВД. Соответствующая комиссия рассматривала подходящие кандидатуры для создания ядра такого отряда. Таким организаторам или инициативным группам выдавались конкретные планы, инструкции, задания, как организовывать диверсионно-подрывную деятельность на оккупированных немцами территориях, как использовать агитационную литературу для активного привлечения местного населения. Кроме этого, особое внимание уделялось деятельности по разложению морального духа воинских подразделений, сотрудничающих с немцами – различными вспомогательными восточными батальонами, несущими охранные функции, частей РОА[6] и других национальных подразделений, ведущих свою борьбу в сотрудничестве с армией Вермахта против Советского режима. Советское руководство было весьма озабочено массовым участием советских граждан в антисоветском сопротивлении и этого советское руководство боялось порой больше, чем наступления регулярных немецких армий, ибо внутреннее сопротивление грозило потрясти всю советскую систему до основания и кто знает, если бы Гитлер с нацистским окружением не вели расистскую политику по отношению к завоеванным народам и разрешило бы генералу А.А. Власову возглавить политически Русское Освободительное Движение в начале войны, то события II-й мировой войны могли бы повернуться совсем в другую сторону. Но Гитлер, боявшийся строптивого, по его мнению, русского генерала Власова не дал ходу возникновению свободного Русского правительства, отослал Власова практически под домашний арест в один из пригородов Берлина. По воспоминаниям участника и деятеля НТС[7] Романа Рейдлиха, «охраны там на самом деле никакой не было, но так для вида прислали охранника Сергея Фрелиха – прибалтийского немца, говорящего по-русски, да и выпить и поговорить всегда было с кем. Вокруг этой виллы протянули для вида тонкую проволоку» - вот и все пленение.
 
Мы шли на дело ночкой темной
Громить коварного врага.
Кипели злобой неуемной,
Нам жизнь была недорога.
 
Ночью было легче действовать, это понятно. Меньше шансов попасться немецким охранным частям, подразделениям охранной полиции, частям РОА и т.д. С «коварным врагом» возникает много вопросов. Кого же на самом деле громили партизаны? Начальник центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко, бывший по совместительству секретарем Исполнительного комитета компартии Белоруссии бойко докладывал Сталину о совершенных диверсионных акциях, взрывах эшелонов, мостов, нападений на аэродромы с уничтожением самолетов, боевой техники, столько-то живой силы и даже раненых умудрялись товарищи партизаны подсчитывать. Каким образом, правда, непонятно.  И при такой фантастически мифологической отчетности советской статистики возникает вопрос: как же тогда во время II мировой войны, ни одно из наступлений армии Вермахта или общевойсковой операции не было сорвано по своим срокам? Получается вот что: Пономаренко честно отбрехался Сталину -любителю цифр, а перед Пономаренко честно отбрехались командиры партизанских отрядов в своих отчетах. Так уж система советская была построена – главное отчитаться перед начальством помпезным мифологическим враньем, а с правдой пусть разбираются дотошные историки через несколько десятков лет. Так и знаменитая «рельсовая война», ставящая своей задачей сорвать Курско-Орловские операции, срывается.  Немцы начинают операцию в запланированные сроки. Нет, конечно же, партизаны доставляли  немцам немало хлопот подрывами эшелонов, диверсиями, терактами, но повлиять в целом на проведение общевойсковых операций или сражения армий и фронтов, они не могли.
 
Немцы выходили из положения достаточно просто – перестали отправлять по ночам свои составы, а делали это днем в сопровождении охраны. В результате терялась пропускная способность, но зато было надежно. Да зачастую и командиры партизанских отрядов не решались атаковать немецкие подразделения, боясь сильных потерь в живой силе, гораздо легче им  было иметь дело с отрядами вспомогательной полиции, самообороны. Нападали в первую очередь на дальние деревни, где не было возможности организовывать оборону. С теми, кто сотрудничал с немцами, жестоко расправлялись, а с мирных жителей собирали продукты и еду, а молодежь угоняли насильно в партизанские отряды. В деревни, находящиеся ближе к районным и областным центрам, партизаны совались реже, там можно было нарваться на отряд самообороны, состоящий из местных жителей, да и подмога могла быстро прийти из находящегося поблизости районного центра. Местные жители деревень не были в восторге от действий партизан, которые кроме того, что забирали часто силой у них последние продукты, бывало мародерствовали, насильничали, а за подозрение в сотрудничестве с немцами, могли и расстрелять.
 
Мы шли на дело ночкой темной
Громить коварного врага.
 
Доставалось больше мирным жителям. Партизаны навлекали своими действиями ответные операции немцев, которые чаще использовали для борьбы с партизанскими отрядами вспомогательные охранные батальоны из бывших советских военнопленных, военную полицию и реже – карательные отряды СС. Уже с ноября 1941 года армия Вермахта испытывала нехватку личного состава, поэтому особое внимание армейское командование уделяло привлечению в состав вспомогательных охранных подразделений, кроме упоминаемых нами бывших советских военнопленных, гражданского населения, как правило, из местных жителей, хорошо знающих данную местность.
 
Нужно отметить, что приход немцев на советскую территорию встречал пассивное отношение гражданского населения, а в некоторых областях, в частности в Прибалтике, Западной Украине, некоторых областей Белоруссии, даже с некоторой эйфорией и надеждой на изменения жизни в лучшую сторону. И вполне понятно, что советский режим за время своего правления довел население до такого состояния, что даже оккупационные власти нацистской Германии казались «какой-никакой свободой», по сравнению с советским рабством. Тем более, что с самого начала своего прихода оккупационные власти позволяют местным жителям открыть храмы, закрытые большевиками. Это создало среди народа духовный подъем и воодушевление. И что же в этом случае ВКП (б) с его вездесущим Политбюро партии? Они начинают понимать – надо же что-то делать, чтобы эти 80 миллионов людей, оказавшихся на оккупированных территориях окончательно не повернулись в своих симпатиях к немцам, и не дай Бог, не организовали национального антисоветского сопротивления. И уже в речи Сталина от 3 июля 1941 года мы слышим конкретные указания к действиям: «В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджогов лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия»[8].
 
Совершать диверсии, создавать подпольные ячейки, - все эти указания диктатора свидетельствовали о желании советской власти организовать противостояние между немцами и гражданским населением, а если такового не было, то искусственно организовать ответные карательные акции немцев, совершаемые также частями СС[9], Гестапо[10], без разбора обстоятельств, когда сжигались целые деревни и села без малейшего расследования  достоверности о причастности их жителей к той или иной диверсии. 
 
Кипели злобой неуемной,
Нам жизнь была недорога.
 
Про злобу точно сказано, партизаны жестоко расправлялись со всеми, кто сотрудничал с немцами и их семьями, но и не только, порой грабеж и мародерство, пьянство и откровенное насилие, сопровождало «геройские подвиги» того или иного партизанского отряда и никакие командиры и политработники не способны были остановить эти процессы. «Кипящую злобу» в нужном им русле умело направляли органы НКВД и партийного политического руководства, ловко лавируя ситуацией. Подобные партячейки, организации, как бы напоминали мирным жителям - «вот посмотрите, советская власть присутствует даже здесь на оккупированных территориях и будет беспощадно расправляться самым жестоким образом с «пособником врага, предателем Родины и т.д.» По существу сами органы НКВД с недоверием относились и к самим партизанским отрядам, в числе которых было немало бойцов, перешедших из вспомогательных полицейских подразделений, частей РОА и других формирований, служивших в восточных частях армии Вермахта и вполне естественно, что после окончания войны ими занимались органы СМЕРШ[11] и НКВД. Да, впрочем, и самих партизан «чекисты» были не прочь потерзать изнурительными допросами с побоями и пристрастием. Для советской власти в целом все люди, оказавшиеся на оккупированных территориях, т.е. на «той стороне линии фронта» - были «потенциально опасными» и подлежавшими тщательной проверке. Многие просто отсылались в фильтрационные лагеря НКВД, а дальше по этапу в ГУЛАГ.
 
Нам жизнь была недорога.
 
Точно сказано. Или немцы – или свои. Немцы до 1942 года пленных партизан после короткого допроса расстреливали на месте, а с 1942 года немцы меняют тактику и пленных партизан зачисляют в полицейские отряды, провоцируя, таким образом, отход перебежчиков из партизанских отрядов к немцам. Своих могли расстрелять,  например, в результате чьего-то доноса, внутренней стычки, распри, неподчинения партийному руководству и органам НКВД, которые строго настрого запрещали партизанским отрядам соединятся с регулярными частями Красной армии – ужасное преступление перед Советской Родиной, которую не волнует, а может в отряде есть раненные или больные.
 
Нам жизнь была недорога.
 
Жизнь советских людей была недорога для советских руководителей государства. Им главное было любым способом утвердить свою советскую власть на временно оккупированных немцами территориях, а человеческая жизнь за более чем 20 лет советской власти и так обесцененная, не имела для Сталина и Пономаренко никакого значения. Главное - цифры по выполнению «драконовских» приказов вождя – вот что было им интересно. «Воюйте тем оружием, которое отберете у немцев» - гласил приказ, но его не так-то было легко было отобрать, поэтому на практике партизаны собирали в лесах оружие, брошенное  после окружения и разгрома многочисленных частей Красной армии. И «жизнь им была недорога», а за что умирали – «за Родину, за Сталина». За Родину – это хорошо – патриотическое понятие, а за Сталина, почему? Что хорошего сделал товарищ Сталин партизанам, кроме того, что загнал их умирать в болотистых лесах, рискуя быть застрелянным немецкой пулей, умереть от болезней, ранений, чтобы защищать эту советскую власть, грабящую Россию с 1917 года. Хорошо накрутили энергией зла советских граждан, если они шли на смерть с последними словами «за Сталина»…
 
Подкрались к вражескому стану,
Команда подана: «Вперед!»
Залился песнею веселой
Наш друг – «Максимка» - пулемет.
 
В смертельной схватке враг проклятый
Бежал куда глаза глядят;
Вдогонку залп последний грянул,
Влетел в деревню наш отряд.
 
В этих двух куплетах партизаны нам о многом откровенно рассказали. Первый куплет в принципе ничего особенного не говорит, обычные будни партизанского отряда. Отряд вышел на боевое задание, подкрался к «вражескому стану», началась пальба, нам даже указывают тип пулемета, так полюбившейся партизанам – «Максимка». Надо отметить, что этот же пулемет был весьма популярен у других отрядов, но не партизанских, а «заградительных», расстреливавших своих же бойцов в спину. Но вернемся к партизанам, которым нравится стрельба из пулемета «Максим». А дальше всё быстро проясняется - к какому именно «вражескому стану» приблизился партизанский отряд.
 
Влетел в деревню наш отряд.
 
Вот в чём суть «героического подвига» брянских партизан. А что собственно партизаны в деревне делают? Допустим, теоретически, что там немцы, тогда командир партизанского отряда никогда бы не стал рисковать и не решился бы, зная, что немцы прекрасно окапываются при обороне и у отрядов шансов мало. Здесь, скорее всего, деревня была отдаленная от районного центра, плохо охраняемая и совсем рядом с лесом. Кто здесь остался из оккупационных властей? Назначенный староста, да несколько полицейских из числа местных жителей, всего несколько человек – вот это и есть легкая добыча для партизанского отряда. Поэтому и «залился веселой песней пулемет Максимка» в предвкушении грабежа, насилия и мародерства.
 
Вдогонку залп последний грянул,
Влетел в деревню наш отряд.
 
Вот так «влетали» как правило, мародеры и грабители, а не «народные борцы-освободители». Полицейские же  были либо убиты, либо взяты в плен, либо бежали подальше от партизан.
 
В смертельной схватке враг проклятый
Бежал куда глаза глядят;
 
Бывало, что кто-то бежал за подмогой, и у партизан оставалось мало времени на расстрелы, грабеж и мародерства, а вдруг немцы или полицейские с власовцами придут. Нужно спешить расправиться с «проклятым врагом и его приспешниками». Устроить террор местному населению, расстреляв показательно после пыток и избиений несколько его жителей за сотрудничество, забрать все продовольствие и назначить продуктовые поборы на следующий раз – приготовить столько-то и столько-то к следующему налету. А где же приказ товарища Сталина – «уничтожать в первую очередь немцев, их ж/д станции, транспортные коммуникации, аэродромы и т.д.?». А зачем? Немцы далеко, и товарищ Сталин тоже. Ограбим свою оккупированную немцами советскую деревню, обвинив в пособничестве врагу, расстреляем показательно старосту с несколькими охранниками и отчитаемся затем в своем донесение товарищу Пономаренко, а он уже дальше отчитается перед Сталиным.
 
В смертельной схватке враг проклятый
Бежал куда глаза глядят;
 
На бумажке припишем: «взорвали столько-то мостов, уничтожили столько-то составов, аэродромов». Возможно,  отдельные отряды что-то и взрывали, но подавляющая масса партизанских формирований, как правило, вырождались в неконтролируемых аморальных мародеров, приписывающих себе несуществующие победы.
 
Свистели пули, ветер злился,
Кругом кипел кровавый бой.
Товарищ мой вдруг повалился,
Сраженный пулей роковой.
 
А это уже пришли антипартизанские соединения, либо немецкий карательный отряд, либо еще хуже того – крупномасштабная общевойсковая операция с применением авиации Люфтваффе[12]. В немецких военно-воздушных войсках, таким образом, принимали у учащихся летчиков-курсантов экзамены, отрабатывая огонь на партизанах. У партизан не было ни зенитных батарей, ни истребителей, вот немецкие летчики и бомбили партизанские районы, не считаясь с тем, что уничтожают мирные деревни при этом. В 1941—1942 смертность среди заброшенных НКВД в тыл противника групп составляла 93 %. Например, на Украине с начала войны и до лета 1942 г. НКВД было подготовлено и оставлено для действий в тылу 2 партизанских полка, 1565 партизанских отрядов и групп общей численностью 34,979 человек, а к 10 июня 1942 на связи осталось всего 100 групп, что показало неэффективность работы больших подразделений, особенно в степной зоне. К концу войны смертность в партизанских отрядах составляла около 10 %.[13]  А всего за всю войну  - потери партизан составили более 100 тыс. человек. В последний год партизаны несли очень большие потери, потому что оказались в прифронтовой полосе в плотном соприкосновении с регулярными частями Вермахта, бои с которыми оборачивались для партизан тяжелыми потерями, кроме этого, сюда были переброшены антипартизанские соединения, имеющие боевой опыт ведения войсковых операций против партизан, устраивая засады на партизанских дорогах, прочесывая лес, тщательно охраняя вверенные в их область населенные пункты.
 
Так было с бригадой РОНА Б. Каминского[14], действующей сначала в Локотской области, а потом в Лепельской области в Белоруссии, хотя потом многие из «каминцев» переходили к партизанам, в надежде на то, что советская власть, продвигающаяся угрожающе быстро на запад, их «простит» за то, что воевали против нее. Это было слишком щедро для советской власти, которая «рубила своих, чтобы чужие боялись». Били жестоко, по-советски, по воспоминаниям видного деятеля НТС Романа Рейдлиха «если в Гестапо признательные показания давали 25 %, то в НКВД их было все 75 %». Так воспитывала людей любимая советская власть, оказавшаяся в этой страшной войне в ряду стран-победительниц вместе с западными державами.
 
 
У бойцов антипартизанских соединений была своя популярная песня
 
«Походная песня»
 
Не быть нам рабами!
На битву с врагами
Готовы и ночью, и днем.
Сквозь тучи и пламя народное знамя
Мы твердой рукой понесем.
 
Дорогой открытой, печалью повитой,
В дыму и огне батарей,
В походе и битве с одною молитвой
О счастье России своей.
 
Кто верит, кто смеет, в ком кровь пламенеет,
Кто гнет и позор не забыл,
Те спаяны вместе великою местью
За пепел родимых могил.
 
Мы горем платили за то, что любили,
За муки отцов и детей.
Мы им не простили, позор не забыли
Страданьем задушенных дней.
 
В сплоченных колоннах идут легионы
На бой, на великую месть.
Несут миллионы на светлых знаменах
Свободу народа и честь.
 
Дорогой открытой, печалью повитой,
В дыму и огне батарей,
В походе и битве с одною молитвой
О счастье России своей[15].
 
И уже на «освобожденных» территориях советская власть на правах победителя творила «самосуд» во время насильственной передачи ей советских военнопленных, оказавшихся в оккупационных зонах союзников, которые договорились об этом противоправном действии еще в Крыму на ялтинской конференции[16].
 
Прощай, товарищ, храбрый воин,
Пусть пронесется злой буран,
Высокой почести достоин
Отважный брянский партизан.
 
«Злой буран» после допроса в особом отделе НКВД мог спокойно занести «отважного» брянского партизана куда-нибудь в места не столь отдаленные, а поначалу в следственный отдел, а затем в арктический холод сталинский концлагерей. Следователю же что нужно? Также как и Пономаренко перед Сталиным, отчитаться перед своим НКВД-шным начальством: «столько-то выявил предателей, столько-то шпионов, пособников врага, дезертиров, вредителей». Начальство требовало отчетов и побольше цифр, выявленных преступных элементов перед советской властью. И у какого-нибудь слишком ретивого следователя-чекиста «отважный брянский партизан» в лёгкую мог превратиться в «немецкого шпиона», если учесть, что часто при допросах применяли избиения. Люди в отчаянии, ломаясь от невыносимой болями, давали какие угодно фантастические признания, лишь  не применяли пытки.
 
Высокой почести достоин
Отважный брянский партизан.
 
Действительно, как «партизан брянский», так и другие советские люди, попавшие в это страшное противостояние двух идеологий, были достойны большей чести, чем та, которую им оказала после Победы советская власть. Что получили советские люди от товарища Сталина? Братские могилы, концлагеря, недоверие карающих структур органов НКВД. Те, кто прошел оккупацию из гражданского населения  - получил «волчий билет», становясь невыездным из определенных городов, а за что? За то, что по вине высшего советского руководства Красная армия, неся тяжелые потери отступала до Москвы и Волги, оставив в оккупации 80 миллионов гражданского населения. Более высокой чести должны были бы удостоится бойцы РККА, защищавшие земли, на которых они родились и свое право на жизнь, но посылаемые на «убой» своим бездарным командованием, для которого бронетехника ценилась выше, чем жизнь людей (пример маршала Жукова). Эти люди были заранее преданы советской властью, подставлены советской властью, подставлены во всех отношениях, но зато мертвая советская идеология использовала в свою сторону все успехи красноармейцев, партизан, спекулируя на патриотизме советских людей. Этой  лжи коммунистической идеологии с предательством по отношению к русскому и другим народам России хватило еще на 46 лет. После Победы СССР как участника антигитлеровской коалиции, диктатура компартии только укрепилась, как и диктатура Сталина, стремившегося теперь навязать советское влияние в «освобожденных странах» восточной Европы. Свобода от нацистов завершилась для них более чем сорокалетним закабалением в коммунистическое рабство.
 
 
 
Примечания

[1] НКВД - Народный комиссариат внутренних дел РСФСР - центральный орган государственного управления РСФСР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1917—1930 годах, Народный комиссариат внутренних дел ССССР - центральный орган государственного управления РСФСР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка в 1934—1946 годах.
 
[2] КВЖД - Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) (с августа 1945 года — Китайская Чанчуньская железная дорога, с 1953 — Харбинская железная дорога) — железнодорожная магистраль в Северо-Восточном Китае, проходившая по территории Маньчжурии (Китай) и соединявшая Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. Построена в 1897—1903 как южная ветка Транссибирской магистрали. Принадлежала России и обслуживалась её подданными. Строительство дороги было шагом по увеличению влияния Российской империи на Дальнем Востоке, укрепления российского военного присутствия на берегах Жёлтого моря. Это вызывало недовольство китайской стороны. 23 июня 1900 китайцы атаковали строителей, начали разрушение железнодорожного полотна и станционных построек.
Судьба партии строителей, уходивших из Мукдена под командой поручика Валевского и инженера Верховского, сложилась трагически. Почти вся она погибла в неравных боях. Захваченный в плен Верховский был обезглавлен в Ляояне. После поражения в войне с Японией оказалось, что все усилия по строительству были напрасны.
22 октября 1928 из Китая были высланы все русские служащие КВЖД.
21 августа 1937 был подписан советско-китайский договор о ненападении.
Дорога была передана Китаю 31 декабря 1952.
 
[3] РККА -  Рабоче-Крестьянская Красная Армия
 
[4] Ве́рмахт (нем. Wehrmacht, от Wehr — «оружие», «оборона, сопротивление» и Macht — «сила, мощь; власть, влияние», «войско») — название вооружённых сил нацистской Германии в 1935—1945 гг.
 
[5] Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения (ГУЛаг) — подразделение НКВД, министерства внутренних дел, министерства юстиции СССР, осуществлявшее руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) в 1934—1960 годах, важнейший орган системы политических репрессий СССР.
 
[6] Русская освободительная армия, РОА — воинские части, воевавшие на стороне Адольфа Гитлера против СССР, сформированные немецким штабом Войск СС во время Великой Отечественной Войны из русских коллаборационистов. Армия формировалась так же как и у других советских народов перешедших на сторону Германии, например Кавказский Зондерфербанд, Грузинский легион вермахта или Украинская повстанческая армия, в основном, из советских военнопленных или из числа эмигрантов. Неофициально Русскую освободительную армию ее членов называли «власовцами», по имени их руководителя, генерал-лейтенанта Андрея Власова.
 
[7] Наро́дно-трудово́й сою́з росси́йских солидари́стов (НТС) — политическая организация русской эмиграции. Издаёт журналы «Посев» и «Грани», а также газету «За Россию».
 
[8] Отрывок из речи Сталина по радио 3 июля 1941 года. Смотрите полный текст по адресу http://grachev62.narod.ru/stalin/t15/t15_07.htm 
 
[9] СС (нем. die SS, наименование происходит от аббревиатуры немецкого авиационного термина Schutzstaffel (info) — «эскадрилья прикрытия (защиты)», в Германии понятие die SS применительно к СС никогда не расшифровывалось) — военизированные формирования, охранные отряды НСДАП. Первоначально СС предназначались для личной охраны А. Гитлера и входили в состав штурмовых отрядов. С 1934 СС были выделены из штурмовых отрядов как отдельная структура НСДАП и подчинялись лично Гитлеру и рейхсфюреру СС Г. Гиммлеру. В декабре 1939 численность СС составляла 243,6 тыс. чел (в том числе в Общих СС — 223,6 тыс.чел). С декабря 1934 началось создание частей усиления СС, которые в июне 1940 получили наименование Войск СС (к марту 1945 численность личного состава Войск СС составляла 830 тыс. чел.). В 1933—1945 в ведении СС находились концентрационные лагеря и лагеря смерти, в которых погибли миллионы людей. СС были основным организатором террора и уничтожения людей по расовым признакам, политическим убеждениям и государственной принадлежности как в Германии, так и в оккупированных ею странах. СС причастны к множеству военных преступлений и преступлений против человечности. Нюрнбергский трибунал признал СС преступной организацией. По материалам Википедии.
 
[10] Геста́по (сокращение от нем. Geheime Staatspolizei, «тайная государственная полиция») — тайная государственная полиция Третьего рейха в 1933—1945 годах. Организационно входила в состав Министерства внутренних дел Германии.
 
[11] СМЕРШ (сокращение от «Смерть шпионам!») — Главное управление контрразведки «СМЕРШ» Народного комиссариата обороны (НКО) СССР — военная контрразведка.
 
[12] Первоначально немецкий термин Luftwaffe означал военно-воздушные силы Германии, но в современном немецком языке он может также применяться для обозначения военно-воздушных сил любой страны. Люфтваффе вооружённых сил Германии (нем. Luftwaffe der deutschen Wehrmacht) — военно-воздушные силы Германии в 1935—1945 годах.
 
[13] По материалам Википедии.
 
[14] В октябре 1941 г., когда германская армия оккупировала Орловщину и Брянщину, в поселке Локоть Брасовского района Орловской области под руководством главы местного самоуправления К.П.Воскобойника был сформирован отряд народной милиции численностью в 20 человек. К концу года, когда командование тылового района 2-й танковой армии Вермахта санкционировало создание в Локте автономного района, отряд Воскобойника вырос до 200 человек, а в близлежащих деревнях были организованы группы местной самообороны. Контингент народной милиции и групп самообороны составили добровольцы из числа местной молодежи, а также оказавшиеся в окружении бойцы и командиры 3 и 13-й армий Брянского фронта, которые предпочли службу в этих отрядах немецкому плену.
После гибели Воскобойника в бою с партизанами руководство самоуправлением принял его заместитель - инженер Б.В.Каминский, поселившийся в Локте незадолго до начала войны, после освобождения из концлагеря НКВД. Возглавив отряд народной милиции, Каминский развернул против партизан активные действия и вскоре очистил от них значительную территорию. Убедившись, что местное самоуправление способно своими силами обеспечить безопасность тыловых районов, командование 2-й танковой армии реорганизовало Локотской район в уезд, а затем в округ, с включением в его состав 8 районов Орловской и Курской областей с общим населением 581 тыс. человек. Обязав назначенного обер-бургомистром Каминского заботиться о спокойствии и порядке на территории вверенного ему округа и осуществлять поставки продовольствия для немецких войск, оно предоставило ему полную свободу действий.
Поскольку отряды местной полиции и самообороны не могли самостоятельно контролировать огромный район, из которого были выведены все немецкие войска, перед Каминским встала задача организации более многочисленных и хорошо вооруженных частей на регулярной основе. Осенью 1942 г. была объявлена мобилизация мужского населения 1922-25 гг. рождения, которая носила принудительный характер - вплоть до привлечения уклонявшихся к суду по законам военного времени, взятия из семьи заложников, выселения из дома и прочих репрессий. Благодаря этим мерам в распоряжении Каминского оказалось несколько тысяч бойцов, что дало возможность переформировать разрозненные отряды и группы в подобие регулярной армии. Рассматривая свою деятельность в масштабах всей России, локотской обер-бургомистр присвоил своим войскам претенциозное название - Русская освободительная народная армия (РОНА). К концу 1942 г. в ее составе имелись 14 стрелковых батальонов, бронедивизион, зенитная батарея, истребительная рота и комендантский взвод, объединенные в бригаду общей численностью до 10 тыс. человек. Каждый батальон имел 4 стрелковые роты, минометный и артиллерийский взводы. На вооружении по штату полагалось иметь 1-2 орудия, 2-3 батальонных и 12 ротных минометов, 8 станковых и 12 ручных пулеметов. Однако на практике как в личном составе, так и в вооружении отдельных батальонов единообразия не существовало. Их численность колебалась в пределах 300-1000 бойцов, а наличие вооружения зависело от характера выполняемых задач. В то время как одни батальоны располагали даже бронетехникой, другие были вооружены преимущественно винтовками и почти не имели ручных и станковых пулеметов. На вооружении бронедивизиона состояло 8 танков (КВ, 2 Т-34,3 БТ-7, 2 БТ-5), 3 бронемашины (БА-10, 2 БА-20), 2 танкетки, автомашины и мотоциклы. В начале 1943 г. батальоны РОНА были объединены в 5 стрелковых полков, а в мае - сформирован отдельный гвардейский батальон в составе 2 стрелковых рот и 1 учебной. После второй мобилизации, проведенной весной того же года, численность РОНА достигла 12 тыс. солдат и офицеров. К 1 августа на ее вооружении имелось до 500 пулеметов, 40 минометов, несколько десятков полевых и противотанковых пушек, 10 танков различных типов и столько же бронемашин, 2 танкетки и 3 зенитных орудия. Поскольку опытных командных кадров в бригаде почти не имелось, по просьбе Каминского немцы предоставили в его распоряжение около 30 командиров Красной Армии из лагерей военнопленных. Однако кадровых военных по-прежнему не хватало, и командирами полков и батальонов иногда становились сержанты и старшины, а то и рядовые красноармейцы. Взаимоотношения офицеров и солдат регламентировались дисциплинарным уставом, изданным в июле 1943 г. Подразделения РОНА привлекались к обеспечению безопасности во время уборки урожая, охране железных дорог и конвоированию эшелонов с продовольствием, а также осуществляли репрессии против лиц, уклоняющихся от уплаты налогов и саботирующих мероприятия самоуправления. Что же касается антипартизанской борьбы, то она не прекращалась ни днем, ни ночью. Нападения партизан на небольшие гарнизоны и диверсии на железных дорогах чередовались с карательными экспедициями каминцев в партизанские районы. Эта борьба велась с переменным успехом: удерживая под своим контролем территорию округа и временами нанося партизанам серьезные удары, бригада несла ощутимые потери, которые составляли в среднем 50-100 человек за операцию. В начале марта 1943 г., когда наступающие советские войска достигли окраин Локотского округа, 3 и 5-й полки РОНА участвовали в боях против Красной Армии и понесли большие потери. При этом многие солдаты, не принимая боя, дезертировали, а до 700 человек перешло на сторону партизан. В июле того же года 5-й полк и отдельные роты из других полков были приданы немецким частям и подразделениям и введены в бой в районе Дмитровска-Орловского. В августе положение Локотского округа стало угрожающим, и Каминский, после согласования с немецким командованием, отдал приказ об эвакуации РОНА и гражданского населения округа в район г. Лепель Витебской области БССР. 26 августа, погрузив танки, артиллерию и другую технику, части РОНА вместе с гражданской администрацией округа и членами семей - общим числом до 30 тыс. человек - выехали по железной дороге в Белоруссию. Здесь бригада получила задачу: обеспечивать тыловые коммуникации 3-й танковой армии Вермахта, находившиеся под ударами партизанских соединений Лепельской зоны. Как и в других восточных частях, в бригаде Каминского в это время усилился процесс разложения. В результате массового дезертирства и перехода на сторону партизан численность РОНА к началу октября сократилась более чем на две трети. К началу ноября поредевшая бригада была пополнена белорусскими полицейскими. Однако Каминскому так и не удалось овладеть положением в районе Лепеля, и в начале 1944 г. РОНА вместе с гражданскими беженцами была передислоцирована в район г. Дятлово (Западная Белоруссия). Весной 1944 г. в районе между Минском и Лепелем немцами был предпринят ряд крупных операций против действовавших здесь партизанских бригад. В операциях «Регенсшауэр» и «Фрюлингсфест» участвовала и бригада Каминского, включенная в состав боевой группы обергруппенфюрера СС К.Готтберга как «штурмовая бригада РОНА». Успешные действия бригады, наступавшей на наиболее трудном участке, были отмечены германским командованием, наградившим Каминского Железным Крестом I класса. По распоряжению Г.Гиммлера бригада была включена в состав войск СС с последующим развертыванием в 29-ю гренадерскую дивизию войск СС, а ее командир получил чин бригаденфюрера и генерал-майора войск СС. 2 августа 1944 г. в Варшаве вспыхнуло восстание, на подавление которого немцы бросили крупные силы сухопутных войск, СС и полиции. Из каждого полка РОНА было выделено по 300-400 добровольцев, которые под командованием подполковника (оберштурмбаннфюрера СС) Фролова были введены в польскую столицу. Для Каминского и его солдат уличные бои в большом городе были непривычны, и группа РОНА несла большие потери. Это, в свою очередь, оборачивалось общим падением дисциплины, грабежами и насилием в отношении мирного населения. 19 августа Каминский был осужден военно-полевым судом СС и расстрелян, а остатки группы Фролова выведены из Варшавы. В середине октября бригада была разоружена и переброшена в Мюнзинген - на формирование 1-й дивизии РОА. Источник сайт «Великая война». http://velikvoy.narod.ru/voyska/voyskager/vostok/rus/rona.htm 
 
[15] Текст песни появился в феврале 1943-го в газете бригады Каминского «Боевой путь».
 
[16] Ялтинская (Крымская) конференция союзных держав (4 — 11 февраля 1945) — вторая из трёх встреч лидеров стран антигитлеровской коалиции — СССР, США и Великобритании, посвящённых установлению послевоенного мирового порядка. Конференция проходила в Ливадийском дворце в Ялте, в Крыму.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com