Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Армия и флот императорской России / НА ПОЛЯХ СРАЖЕНИЙ / XIX ВЕК / Телеграфное сообщение Русской армии с Империей во время Русской армии с Империей во время Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканах. О. А. Гоков

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел весенний номер № 50 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

Телеграфное сообщение Русской армии с Империей во время Русской армии с Империей во время Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканах

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. была одним из наиболее значительных событий второй половины ХІХ в. Она оказала большое влияние на судьбы народов Балканского полуострова, на внешнюю политику великих держав. Война началась в условиях мощного подъёма национально-освободительного движения против гнёта Османской империи и небывалого в истории России общественного движения в его поддержку. Особенностью данной войны (в сравнении с предыдущими войнами, которые вела Россия) было широкое применение телеграфа. С развитием военного искусства и средств связи наметилась их взаимозависимость. Новые войны требовали более быстрого, оперативного информирования, а, следовательно, и изменения организации средств связи как внутри армии, между её частями, так и армии с Россией.
 
В данной статье мы рассмотрим деятельность телеграфной службы русской армии во время войны 1877-1878 гг. с Турцией, причём основное внимание уделим сообщению армии и военных корреспондентов с Россией.
 
Актуальность рассматриваемой темы определяется её неразработанностью в научной литературе. Историография проблемы невелика. Из дореволюционных публикаций можно выделить исследование, опубликованное в 1880-х гг. в журнале “Военный сборник” [1]. Оно носило официальный характер и было построено не столько как научное, сколько как обзорно-статистическое, поэтому его можно смело использовать и как источник. В советской историографии можно выделить только одну специальную работу, но она носит скорее обзорный, нежели фундаментальный характер [2]. Что касается современной российской историографии, то она немногочисленна и затрагивает проблему лишь частично [3].
 
Круг источников, использованных автором,которые можно условно разделить на две основные группы: официальные отчёты [4] и мемуарную литературу [5].
 
Подготовка к войне с Османской империей поставил вопрос и об организации средств связи армии. Уже 16 октября 1876 г. вышло „Положение о полевом управлении войск в военное время”, в котором говорилось и об организации Отдела почт и телеграфов. А 5 ноября того же года был издан приказ по военному ведомству № 326, содержавший “Правила об управлении почтовой частью при армии” [6]. Правила эти были составлены поспешно и недостаточно согласовывались с “Положением о полевом управлении войск”. В результате появились два почтовых органа: Отдел почт и телеграфов, начальником которого был назначен инженер генерал-майор Н.К. Шталь, и Полевое почтовое управление, возглавляемое помощником московского почт-директора В.И. Романусом [7]. Так изначально были заложены основы противостояния и децентрализации в службе связи на будущем театре войны. Отделы эти были независимы один от другого. Н.К. Шталь был непосредственно подчинён начальнику военных сообщений генерал-лейтенанту Каталею, а В.И. Романус – начальнику Полевого штаба генерал-адъютанту А.А. Непокойчицкому. По „Положению об управлении армией” В.И. Романус должен был во всех случаях сноситься с Н.К. Шталем, а по почтовым правилам – непосредственно с начальником военных сообщений. Как отмечает в своих воспоминаниях В.Д. Кренке, это ничтожное, казалось бы, разногласие часто впоследствии служило помехой для нормальной работы [8].
 
Статьями Положения от 16 октября 1876 г. было определено, что собственно телеграфная часть находилась целиком в ведение Отдела почт и телеграфов, хотя устройство и поддержание почтовых и телеграфных станций на военных дорогах входили в обязанности обоих отделов [9]. По указу от 31 октября 1876 г. о штате полевого управления армии во время войны личный состав Отдела почт и телеграфов был распределён следующим образом: заведывающий отделом – 1 человек; начальники отделений – 2; делопроизводители – 4; их помощники – 4; чиновники для поручений – 4; бухгалтер – 1; журналист – 1; писарей – 8. Кроме того, положено было иметь при отделе: начальников телеграфных станций – по числу последних; телеграфистов по числу действующих аппаратов; механиков и надсмотрщиков, а также нижних чинов военно-телеграфной команды – по потребностям [10]. С началом войны указанное Положением распределение обязанностей оказалось несоответствующим потребностям и было изменено. Телеграфной частью, согласно изменений, теперь руководил не один, а оба начальника отделений. Три из четырёх делопроизводителей занимались телеграфной службой, как и все четыре помощника начальников отделений. Бухгалтер занимался практически только телеграфными вопросами, почти не уделяя внимания вопросам почтовой гоньбы [11].
 
Что касается чинов для службы на станциях, то в течение кампании все требования об их увеличении удовлетворялись, так как не было ограничений, определённых штатами. Однако недостаток специалистов был постоянно в каждой технической отрасли, что создавало существенные трудности. Другим обстоятельством, нарушавшим ход работ, было отсутствие казначейской части и части хранения и заведования складами телеграфных материалов.
 
Личный состав телеграфных станций пополнялся по требованиям начальников военных сообщений распоряжениями директора телеграфного департамента. Во время военной кампании недостатка в телеграфистах не было. Военно-телеграфная команда, состоявшая в ведении отдела, была сформирована в декабре 1876 г. из нижних чинов, командированных Главным штабом. Но подготовка и обучение их оказались низкого качества: часто привлекали людей неграмотных, даже на должности телеграфистов [12].
 
Отдел почт и телеграфов перешёл границу Румынии в составе 163 служащих. После перехода 1 ноября 1877 г. через Дунай отдел насчитывал 326 человек. Наивысшая цифра увеличения штата была в апреле – ноябре 1877 г. и составляла по 56-64 человека в месяц. Наибольшее число выбывших по болезни было зарегистрировано в июле 1877 г. – 25 человек. К моменту передачи дел и имущества соответствующему Отделу оккупационных войск (к 1 апреля 1879 г.) Отдел почт и телеграфов имел в своём составе 287 человек. Из них: начальников станций – 44 человека; телефонистов – 89; механиков – 4; надсмотрщиков – 23; вольнонаёмных чинов – 42 [13].
 
Уже в самом начале войны, после перемещения Главной квартиры в Тырново, возникли большие неудобства в связи с почти полным отсутствием телеграфов на обширном пространстве между Дунаем и Балканским хребтом (Стара Планина). Турецкая телеграфная сеть, вовремя не сохранённая, была приведена в негодность либо наступавшими российскими войсками в ходе диверсий, либо отступавшими турецкими – чтобы не досталась врагу. В ходе войны “помогали” и российские солдаты, уничтожавшие телеграфные линии противника вместо того, чтобы ими воспользоваться. “От Дольного Дубняка уже прокладывается телеграфное сообщение к Боготе, – писал в середине осени В.И. Немирович-Данченко. – Мы могли бы воспользоваться для этого готовой линией, но наши гвардейцы, заняв позиции, весьма неразумно уничтожили на дрова турецкие столбы, а из проволок смастерили разные перевязки и гужи для телег” [14].
 
С переходом войск через Дунай и с устройством собственно российских телеграфов, по мере движения армии вперёд, началось развитие деятельности полевого телеграфа. Общая телеграфная сеть составляла 3 326,5 вёрст наземных линий и 6 605,5 вёрст воздушного телеграфа с пятью кабелями [15]. Из этих цифр следует, что в количественном отношении полевой телеграф имел в военную кампанию большое распространение. Особенно принимая во внимание краткие сроки и недостаточность средств и способов исполнения работ. Однако во время кампании часто имели место нарекания на замедление и несовершенство передачи телеграфной корреспонденции. Трудности в работе были вызваны двумя причинами: способом постройки и самими путями, по которым пролегали телеграфные линии. Способ постройки обуславливался опытностью строителей и спешностью (большей или меньшей) работ. Как правило, опытных строителей почти не было. Пути движения российской корреспонденции пролегали через Румынию, реку Дунай, Добруджу и Болгарию, Турцию и Чёрное море (по турецкому кабелю). Движение телеграфной корреспонденции по Болгарии и Турции не доставляло сложностей, в то время как на остальных путях их было предостаточно.
 
При сформировании 1 апреля 1879 г. Отдел почт и телеграфов оккупационных войск принял от соответствующего отдела действующей армии 2 148 вёрст линий и 3 933,5 вёрст проводов (34 линии) [16]. Представление о них даёт следующая таблица:
 

Наименование линий

Число проводов
Вёрсты линий
Вёрсты проводов
1
Рущук – Силистрия
2
102
204
2
Рущук – Тырново
2
106
212
3
Рущук – Систово
1
 –
99
4
Рущук – Ямболь
1
204,5
204
5
Рущук – Варна
1
 –
234,5
6
Разград – Рущук (вокзал)
1
5
5
7
Разград – Шумла
1
 –
94
8
Шумла – Праводы
1
12
62
9
Варна – Хазар – Пазарджик – Хазар
1
34
64
10
Пазарджик – Бальчин
1
36
36
11
Хазар – Пазарджик
1
40
40
12
Варна – Бургас
1
84
84
13
Систово – Тырново
1
34
75
14
Тырново – Ямболь
1
99
99
15
Тырново – Плевна
1
102,5
102,5
16
Плевна – София
1
173
173
17
Плевна – Раковица
1
165
165
18
Плевна – Систово
2
108
216
19
Тырново – Казанлык
2
88
176
20
Казанлык – Адрианополь
1
 –
247
21
Казанлык – Филиппополь
1
90
138
22
Филиппополь – Адрианополь
1
 –
181
23
Филиппополь – Пазарджик
1
 –
35,5
24
Филиппополь – Станимак
1
14
14
25
Татар-Пазарджик – София
1
106
106
26
София – Берковец
1
81
81
27
София – Самалов
1
126
126
28
София – сербская граница
1
65
65
29
Ямболь – Бургас
2
96
192
30
Ямболь – Боялык
1
52
52
31
Ямболь – Адрианополь
1
 –
207,5
32
Бургас – Скеле
1
15
15
33
Шумла – Родь
1
18
18
34
Шумла – Варна
1
62
8
 
Как видно из таблицы, 1 630 вёрст линий и 2 582,5 верст проводов были в Болгарии, 518 вёрст линий и 1 351 вёрст проводов – в Румынии [17].
 
Приказом по войскам от 15 января 1877 г. № 5 было объявлено о том, что служебная корреспонденция из России и в Россию будет приниматься на станциях государственного телеграфа по расчёту, то есть без внесения за отправленную телеграмму (при её подаче) причитающихся по тарифу денег, на следующих основаниях: а) телеграммы по расчёту могут быть отправлены только начальниками отделений полевого управления и частей, непосредственно подчинённых начальнику штаба армии, пользующимися правами начальника дивизии и выше; б) каждая телеграмма должна быть снабжена подписью и казённой печатью лица, от которого она исходит; в) все телеграммы в части и в войска, выбывшие из мест своего пребывания, должны помечаться словом “вслед”; г) телеграфные инстанции ежемесячно должны предоставлять счета за телеграммы; д) деньги за телеграммы должны вноситься в местные полевые казначейства с отнесением их в доход телеграфного департамента Министерства внутренних дел [18].
 
Как свидетельствуют источники, приказ этот строго соблюдался. Заведовавший корреспондентами при штабе действующей армии М.А. Газенкампф писал 3 июня в своём дневнике: “Прибывший третьего дня или вчера, хорошо не помню, директор “Agence générale Russe” Поггенполь, основываясь на разрешении государственного канцлера, вздумал начать телеграфировать военные и политические известия от себя. Но его телеграмму, несмотря на печать государственного канцлера, на станции не приняли, а предложили явиться ко мне, чтоб я написал “разрешаю”. Я ещё ничего не знал об этом, как вдруг сегодня Великий князь требует меня к себе в неурочное время и, рассказав вышеизложенное, сообщает, что он уже доложил об этом Государю, который приказал подтвердить по своей Главной квартире, чтоб никто не посылал телеграмм военного содержания без моей разрешительной подписи” [19].
 
Такой порядок работы часто вызывал раздражение российских корреспондентов, не имевших из-за излишней исполнительности телеграфных чинов и отдалённости частей, в которых они находились, от Главной квартиры  возможности оперативно пересылать информацию. Так, В.И. Немирович-Данченко в своём дневнике сделал в начале августа, находясь в Систове, следующую запись. “Работать здесь не стоит, – писал он, – потому что нет никаких способов переслать написанное. Вчера нарочно ездил в Зимницу – послать телеграмму – не принимают. „Почему?” – „Нет надписи из Главной квартиры “разрешено”” – „Да ведь Главная квартира в Горном Студене, а телеграмма из Систова” – „Не приказано” – „Кем?” – „Генералом Шталем” – „Да ведь я “утверждённый” корреспондент. Вот мой знак...” – „Это нам всё равно. Я не помню когда, но было приказано (так в тексте – О.Г.) не принимать телеграмм”” [20].
 
Телеграфные сети, устроенные в 1877 г. в Болгарии и Добрудже, соединялись с Румынией, а, следовательно, и с Россией посредством переходных пунктов Систово – Зимница, Тульча – Измаил и др. Поэтому на сетях принимались не только служебные телеграммы армии, но допускался и приём международной телеграфной корреспонденции.
 
Важную роль телеграф играл и в военных действиях. Благодаря ему приказы и другие сообщения передавались быстрее. О пользе телеграфа говорят и участвовавшие в войне российские мемуаристы, к примеру, известный врач С.П. Боткин [21]. Детальнее с этим вопросом можно ознакомиться в упоминавшейся выше статье [22]. Хотя, естестественно, первенство в передаче отдавалось телеграммам, шедшим из Главной квартиры и в неё. “Телеграфу – непосильная работа, – писал в своём дневнике М.А. Газенкампф. – Он так завален Высочайшими и великокняжескими депешами, что даже служебных телеграмм не может передавать своевременно, а про частные – и говорить нечего” [23].
 
Ещё одним существенным недостатком в работе телеграфа были тарифы за отсылаемые телеграммы. Например, в городе Порадим было две телеграфные станции – российская и румынская. На румынском телеграфе за депешу в Санкт-Петербург брали 6 франков, а на российском – 9 [24]. Это же заметил и В.И. Немирович-Данченко. “Наше телеграфное ведомство, – писал он, – в Болгарии служит одним из поводов низкого курса русского рубля, бумажного, разумеется. Дело в том, что бумажные деньги в Болгарии телеграфными конторами – русскими – принимаются не по 3 франка за рубль, как бы следовало по приказу Главнокомандующего, обязательному для всех, а по 2 франка 60 сантимов, что делает очень большую разницу. Следовательно, вместо того, чтобы, по примеру Румынии, брать за телеграмму в 20 слов 6 франков, болгарские военные телеграфы берут по 9 франков. В Зимнице послать телеграмму стоит 6 франков, а переехав Дунай, из Систова, она уже обходится в 9” [25]. Как ни парадоксально, в то время, как румыны применяли свой тариф, россияне применяли тариф своих противников, турок. Не удивительно, что большинство частных депеш посылалось через румынскую станцию, тогда как российская армия должна была пользоваться своим телеграфом, порой служившим источником обогащения отдельных чинов телеграфного ведомства.
 
Правда, такое положение было не везде, и во многом это зависело от корпусного начальства, сумевшего или нет обеспечить эффективную работу телеграфа. Так, 12-й армейский корпус, находясь в середине октября 1877 г. в местечке Яли-Абланово, проблем с посылкой телеграмм не имел. “Ветвь телеграфа здесь идёт прямо на Систово, – писал находившийся в корпусе В.И. Немирович-Данченко. – Посылать отсюда телеграммы очень удобно, причём нет ограничений в количестве слов [...] Редакционным телеграммам, которые прочитаны и разрешены начальником штаба, даётся преимущество перед всеми частными. Они идут отсюда наравне с правительственными, ввиду того нетерпения, с которым общество ожидает телеграмм и сведений отсюда” [26].
 
Важной составляющей деятельности отдела почт и телеграфов была работа складов телеграфных материалов. К началу войны своевременно были открыты следующие склады телеграфных материалов: на 300 вёрст на Киевском складе; на 200 вёрст в Бендеровском складе; на 100 вёрст в Кишинёвском складе [27].
 
Надзор за хранением этих материалов был всецело возложен на местных начальников телеграфных станций. С переходом армии в пределы Румынии часть материалов была перевезена в Яссы для производства построек. Основной склад сначала находился в Фратешти. С движением войск через Дунай и далее склады поочерёдно открывались в Зимнице, Систове, Рущуке. Склады в Бендерах и Кишинёве были увеличены до 900 и 1 000 вёрст соответственно [28].
 
Учреждение складов телеграфных материалов за границей происходило без соответствующих распоряжений, по мере накопления в конкретном пункте казённого телеграфного материала, требовавшего затем охраны. При этом не было системы и отчётности. Данные склады, в сущности, были передаточными пунктами телеграфных материалов, поскольку в них никогда не скапливалось больших запасов и далеко не весь материал, присылавшийся из России, проходил через них. Значительная часть его шла сразу на постройки телеграфных линий. В течение всей кампании эти склады выбивались из сил, чтобы хоть в какой-то степени удовлетворить поступавшие к ним с разных сторон требования. Однако большая часть из них так и оставалась не удовлетворённой целиком. Причиной являлось, главным образом, отсутствие специальной организации и правильного устроенного порядка приёма и выдачи материалов, поступавших в распоряжение отдела от телеграфного департамента. Это, в свою очередь, неблагоприятно влияло на ход и успешность выполнения телеграфно-строительных работ. Составители „Положения об организации полевой телеграфной службы” не учитывали возможности сооружения складов. Склады эти было решено организовывать на некоторых станциях в России и прямо оттуда доставлять на линии и пункты полевого телеграфа всё необходимое для построек и действий [29].
 
Таким образом, с самого начала дело устройства складов телеграфных материалов было поставлено плохо. Оно велось без надлежащей организации и системы. Складами заведовали чиновники для особых поручений отдела или местные начальники телеграфных станций. Они принимали и расходовали материалы почти без всякой документальной отчётности. Строители телеграфа брали материалы как со складов, так и с железнодорожных станций, а их доставка из России по железной дороге также велась почти без всякого контроля [30].
 
Однако при расформировании Отдела почт и телеграфов Действующей армии расход телеграфных материалов якобы оправдался количеством произведённых отделом построек и сдачей линий в готовом виде, равно как и остатков материалов. На основе имеющихся сведений можно сделать вывод, что весь телеграфный материал, высланный телеграфным департаментом по требованиям полевого телеграфного управления, был израсходован на устройство 3 326,5 вёрст линий и 6 605,5 вёрст проводов [31]. Итоги прихода и расхода, как всегда в России, оказались тождественными.
 
Итак, деятельность Отдела почт и телеграфов по обеспечению связи Действующей армии с Россией во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском театре носила неоднозначный характер. С одной стороны, телеграф был самым сильным звеном в средствах связи с Россией, поскольку передача информации по нему была намного быстрее, чем с почтовыми курьерами или обозами, и организация его не сталкивалась с такими трудностями, как плохие дороги, нерадивые ямщики и пр. Однако полноценная и оперативная связь воюющей армии с Россией не была налажена. Одной из главных причин этого был недоучёт сил противника, расчёты победы над ним “малой кровью” и в короткое время. Это повлекло за собой недокомплект в людях, материалах, который приходилось пополнять уже в ходе продвижения телеграфных служб в глубь Болгарии.
 
В целом же нарекания на работу телеграфа были отчасти справедливы, но нужно принимать во внимание и условия работы. Средства связи работали в меру своих возможностей. Однако, несомненно и другое: если бы перед войной к их организации отнеслись более профессионально, то и работа была бы более оперативной и качественной.
 
кандидат исторических наук, доцент кафедры всемирной истории Харьковского национального педагогического университета имени Г.С. Сковороды
 Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 21 января 2011 года
 
Списание на Българската академия на науките. – 2008. – № 4. – С 25-29 
Примечания
 
1. Обзор деятельности отдела почт и телеграфов во время кампании 1877-1878 годов. – Военный сборник, 1883, № 4-9.
 
2. К истории организации почтово-телеграфных сообщений в Болгарии (1878-1879). – Советские архивы, 1981, № 4.
 
3. Войска связи времён русско-турецкой войны. – http://vkmtuci.edu.mhost.ru; М а р т ы н е н к о, И. Служба военных сообщений в русско-турецкой войне (1877-1878 гг.). – http://www.rau.su/observer/N07_99/7_20.HTM.
 
4. Обзор деятельности отдела почт и телеграфов…; Сборник приказов по военному ведомству и циркуляров Главного штаба. СПб., 1876.
 
5. Г а з е н к а м п ф, М. Мой дневник 1877-78 гг. СПб., 1908; А н у ч и н, Д. Г. Князь Черкасский и гражданское управление в Болгарии 1877-1878 гг. – Русская старина, 1895, Кн. 2-5, 8-12; 1896, Кн. 1-3, 5, 7 (1896); К р е н к е, В. Д. Полевая почта во время войны 1877-78. – Вестник Европы, 1884, № 4; К р е с т о в с к и й, В. Двадцать месяцев в действующей армии (1877-1878). Письма в редакцию газеты “Правительственный вестник”, в 2 т. СПб., 1879; М а к с и м о в, Н. В. За Дунаем. – Отечественные записки, 1878, №№ 4-7; Н е м и р о в и ч-Д а н ч е н к о, В. И. Год войны: Дневник русского корреспондента 1877-1878, в 2 т. СПб., 1878.
 
6. Сборник приказов по военному ведомству и циркуляров Главного штаба. СПб., 1876, с. 988 и след.
 
7. К р е н к е, В. Д. Указ. соч., с. 620.
 
8. Там же, с. 621.
 
9. А н у ч и н, Д. Г., Князь Черкасский и гражданское управление в Болгарии 1877-1878 гг. – Русская старина, 1896, № 3, с. 456.
 
10. Обзор деятельности отдела почт и телеграфов … – Военный сборник, 1883, № 4, с. 262.
 
11. Там же, с. 263.
 
12. Там же, с. 266.
 
13. Там же, с. 268-269.
 
14. Н е м и р о в и ч-Д а н ч е н к о, В. И. Указ. соч., т. 1, с. 225.
 
15. Обзор деятельности отдела почт и телеграфов … – Военный сборник, 1883, № 5, с. 114.
 
16. Там же, с. 296.
 
17. Там же, 1883, № 8, с. 298.
 
18. Там же, 1883, № 7, с. 136.
 
19. Г а з е н к а м п ф, М. Указ. соч., с. 36.
 
20. Н е м и р о в и ч-Д а н ч е н к о, В. И. Указ. соч., т. 1, с. 9.
 
21. Б о т к и н, С. П. Письма из Болгарии, 1877. – Вестник Европы, 1892, № 3, с. 105.
 
22. Войска связи времён русско-турецкой войны. – http://vkmtuci.edu.mhost.ru.
 
23. Г а з е н к а м п ф, М. Указ. соч., с. 42.
 
24. Там же, с. 167.
 
25. Н е м и р о в и ч-Д а н ч е н к о, В. И., Указ. соч., т. 1, с. 141.
 
26. Там же, с. 200.
 
27. Обзор деятельности отдела почт и телеграфов… – Военный сборник, 1883, № 6, с. 290.
 
28. Там же, с. 291.
 
29. Там же.
 
30. Там же, с. 296.
 
31. Там же, с. 295.
 
Oleg A. Gokov  THE TELEGRAPH communication of RUSSIAN ARMY With EMPIRE In the RUSSIAN-TURKISH WAR 1877-1878 ON BALKAN PENINSULA
 
Russian-Turkish war 1877-1878 had great influence on the fates of peoples of the Balkan peninsula and on the foreign policy of great powers. Wide application of telegraph was the feature of this war (by comparison to previous wars which Russia conducted). New wars required more quick, operative informing, and changes of organization of communication means both into an army and armies with Russia.
 
According to the Regulations about the field management of troops in a war-time, published on October, 16, 1876, telegraph service was mainly concentrated in the department of mails and telecounts. But support of the telegraphs stations on the soldieries roads was distributed between the department and the Field postal management. Because these organs were independent of each other, it presented certain problems in work of the telegraphs stations. Activity of the department of mails and telecounts on providing of communicatio of army in the field with Russia in the Russian-Turkish war-time 1877-1878 on the Balkan theater carried ambiguous character. Telegraph was the strongest link in the communication means with Russia on the Balkan theater, since provided quick delivery of information. However about providing of the telegraph service by the necessary number of peoples and materials before war did not look after. Therefore by it was failing to operativeness.
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com