Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Русские традиции / ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО / Во всем первые. Из истории семьи Демидовых. Юрий Голицын.

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

 

ВО ВСЕМ ПЕРВЫЕ

(из истории семьи Демидовых)
 
     Если попросить любого человека назвать фамилию, связанную с развитием металлургии в России, наверняка услышишь в ответ: «Демидовы». Если задать вопрос о сподвижниках Петра Великого, то кто-нибудь обязательно скажет: «Демидовы». Прошло более трех веков, а фамилия благодаря делам людей, ее носивших, продолжает жить.

ЛЕГЕНДЫ О ПРОИСХОЖДЕНИИ
     Описывать происхождение той или иной купеческой фамилии всегда непросто. В отличие от дворянства, все поколения которого были записаны в родословные книги, непривилегированные сословия подобных документов не имели. Хотя справедливости ради надо отметить, что генеалогии многих дворянских родов не менее легендарны.
 
     Род Демидовых ведет свое происхождение от крестьянина Демида Григорьевича Антуфьева, или Антуфеева (некоторые современные историки пишут - Антюфеева). Он был кузнецом в Туле, а под конец жизни имел собственную кузнечную мастерскую. По этому же пути пошел и его сын Никита Демидович.
 
     Есть несколько версий начала подъема семьи Демидовых. Первая связана с именем одного из сподвижников Петра I - Шафирова, который, проезжая через Тулу, решил починить свой пистолет иностранного производства у местных мастеров. Никита Демидов, который в то время еще назывался Антуфьевым, не только справился с заданием, но и изготовил еще один пистолет, не уступавший по своим характеристикам заграничному. После этого Шафиров обратил внимание на тульского оружейника и рекомендовал его Петру Великому.
 
     Согласно другому рассказу, Петр, направляясь в 1696 году в Воронеж, пожелал заказать тульским оружейникам несколько алебард по иностранным образцам. С этой целью он приказал созвать у себя кузнецов, которые могли бы исполнить задуманное. Но явился один Никита Демидов. К удовольствию Петра, он сумел успешно выполнить заказ. Царь похвалил Никиту и пообещал на обратном пути заехать к нему в гости. Петр сдержал свое слово, осмотрев небольшую оружейную мастерскую Демидова, он предложил расширить предприятие.
 
     По третьей версии, крестьянин Никита Демидов, убегая от рекрутчины, нанялся подручным к одному из тульских кузнецов. Работая у своего хозяина, он первый сделал образцовое чугунное ядро и высококачественное ружье, благодаря чему и стал известен царю.
Наконец, в четвертом варианте говорится о том, что Никита Демидов был кузнецом не в Туле, а в Москве, при Пушкарском приказе, откуда и убежал в заволжские степи к калмыкам, для которых искал и разрабатывал различные руды. Впоследствии за открытие новых рудных месторождений Демидов был прощен Петром.

НАЧАЛО
     Как бы там ни было, но достоверно известно, что вскоре после первой встречи с Петром Никита Демидов представил царю шесть прекрасно сделанных ружей. Петр, восхищенный качеством оружия, подарил Никите 100 рублей и приказал выделить кузнецу недалеко от Тулы несколько десятин земли и лесных угодий для добычи железной руды и получения древесного угля.
 
     Поощренный царем, Никита Демидов построил в устье реки Тулицы «вододействующий» чугуноплавильный завод и начал поставлять в армию ружья по цене 1 рубль 80 копеек, в то время как до этого казна платила за аналогичное оружие более 10 рублей. Кроме того, он по более низким ценам стал поставлять в Пушкарский приказ ядра и другие металлические изделия, которые требовались для военных действий.
 
     Петр I, оценив предпринимательские способности Демидыча (так любил его называть царь), решил, что тот должен увеличить эффективность казенного производства. И 6 декабря 1702 года Никите Демидову впервые в отечественной практике была дана царская грамота о передаче ему Невьянских казенных металлургических заводов, где говорилось следующее: «Написанные тебе Его Величеством Государем указные статьи, по которым тебе со всякою истиною и душевною правдаю, прочитывая почасту, поступать, отвергая от себя всякое пристрастие и к излишнему богатству желание; работать тебе с крайним и тщательным радением, напоминая себе смертные часы». В той же грамоте важность отданных Демидову заводов определялась так: «Построены у таких руд, каковых во всей вселенной лучше быть невозможно, а при них такие воды, леса, земли, хлебы, живности всякие, что ни в чем скудости быть не может. И ту его великую царскую милость памятуя, не столько своих, сколько Его Величества Государя искать прибылей ты должен».
 
     Практически все время, пока шла Северная война со Швецией (а она продолжалась двадцать один год), Демидов снабжал русскую артиллерию всем необходимым, при этом выставлял цену вдвое меньшую, чем другие поставщики. В 1720 году Никита Демидович был возведен в потомственные дворяне и получил фамилию Демидов. Через несколько лет, в 1726 году, его сыновья получили дворянский диплом «с привилегией против других дворян ни в какие службы не выбирать и не употреблять».
 
     К концу царствования Петра I из двадцати двух металлургических заводов России Демидовым принадлежали восемь. По некоторым сведениям, годовой доход Никиты Демидова в это время составлял более 100 тысяч рублей. Петр Великий был так доволен деятельностью Никиты Демидова, что хотел в его честь установить медную статую.

ПРОДОЛЖАТЕЛЬ
     Акинфий Никитич Демидов (1678-1745) участвовал в строительстве и управлении уральскими заводами еще при жизни отца. Хотя он построил семнадцать железных и медеплавильных предприятий, главным делом для него был Нижнетагильский завод, оборудование которого соответствовало лучшим русским и западноевропейским образцам. Это предприятие существует и сегодня. В 1725 году здесь была пущена первая домна, в то время крупнейшая в мире.
 
     Открытием знаменитых алтайских рудников, где добывались золото и серебро, мы также обязаны Акинфию Никитичу. Его люди нашли серебряную руду в 1736 году. Несколько лет месторождения разрабатывали тайно, не извещая об этом правительство. По некоторым сведениям, на Алтае у Демидова были секретные мастерские, где чеканились золотые и серебряные монеты. Но после смерти Демидова все алтайские рудники и заводы со всеми землями и работниками поступили в ведение Кабинета Ее Императорского Величества (наследникам, правда, было выдано определенное вознаграждение). Найденное здесь серебро по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны было использовано для изготовления раки св. Александра Невского в Петербурге. В 1746 году алтайские рудники Демидовых поступили в казну.
 
     С именем Акинфия Никитича связан и первый серьезный конфликт в семье Демидовых. Дело в том, что в своем завещании, написанном под влиянием второй жены Ефимьи Ивановны Пальцевой, все заводы и большую часть капиталов он оставил своему младшему сыну Никите Акинфиевичу. Старшим сыновьям Прокофию Акинфиевичу (1710-1786) и Григорию Акинфиевичу (1715-1761) были завещаны соляные копи и земельные владения в Казанской, Калужской, Нижегородской, Ярославской и Вологодской губерниях, но это было совсем не то, на что они надеялись. По этому поводу Прокофий Акинфиевич, жалуясь на отца, писал графу Михаилу Илларионовичу Воронцову: «Учинил мой родитель между братьями разделение, которого от света не слыхано и во всех государствах того не имеется и что натуре противно. А именно пожаловал мне только из движимого и недвижимого 5000 рублей и более ничего, не только чем пожаловать, но и посуду всю обобрал и в одних рубахах спустил… Имею пропитание довольное, однако своего жаль». Обиженные старшие сыновья подали прошение императрице Елизавете Петровне, в котором заявили о своем непризнании воли отца. По их требованию, одобренному императрицей, был произведен новый раздел имущества в соответствии с наследственным правом того времени, когда определенными преимуществами пользовались именно старшие сыновья. Братья получили примерно равные доли.
 
     После получения наследства Прокофий Акинфиевич продал заводы и прославился своими пожертвованиями и благотворительностью.

ОКО ГОСУДАРЕВО
     В царствование Петра Великого экономическая политика основывалась на вмешательстве государства во все сферы деятельности предпринимателей. В том числе это касалось и права владения предприятиями, не только переданными из казны, но и построенными на собственные деньги. Предприниматель получал лишь своеобразную аренду, условия которой диктовались государством, имевшим право их изменить, вплоть до возвращения того или иного завода в казну и даже конфискации предприятия, построенного на своем коште, то есть за свой счет. Так, в «привилегии», которая была выдана Никите Демидову в 1720 году на строительство им же «на собственные денги» медеплавильного завода, говорилось: «И для того ему, Демидову, о том медном заводе повелеть трудитца и тщитца, и, как возможно, проискивать, чтоб то рудное дело у него произведено и умножено было с удовольствием; обнадежить ево, что оной завод не возметца у него, и у жены ево, и у детей, и у наследников, покамест они оной завод содержать будут в добром состоянии». Таким образом, государство гарантировало предпринимателю владение его собственным заводом лишь до тех пор, пока последний «будет в добром состоянии», то есть будет бесперебойно поставлять в казну необходимую продукцию. В противном случае предприятие могло быть конфисковано.
 
     Еще одной трудностью, которую необходимо было преодолевать российским предпринимателям в начале XVIII века (впрочем, с тех пор в этом вопросе мало что изменилось), было противодействие чиновников и местных властей. Несмотря на покровительство семье Демидовых со стороны Петра, верхотурские воеводы постоянно притесняли их, и царю нередко приходилось защищать своих любимцев, требуя, чтобы им не мешали, а помогали.
 
     В числе недоброжелателей был и известный государственный деятель и историк Василий Никитич Татищев, старавшийся доказать, что у Демидовых гораздо больше льгот, чем у других заводовладельцев, что они к тому же незаконно расширяют свои владения на Урале. Никита Демидов в свою очередь обвинил чиновника в мздоимстве. Хотя в ходе разбирательства Татищев был признан невиновным, это помешало ему занять должность начальника уральских горных заводов.
 
     Татищев критически относился к царившим на Урале порядкам, но объективно отмечал, что производительность на демидовских заводах гораздо выше, чем на казенных, хотя для последних и создавались более выгодные условия. В 1734 году, когда Татищев все-таки встал во главе горных заводов Сибирской и Казанской губерний, он писал в Петербург: «Демидов, у которого нет и четвертой части приписных крестьян против казенных заводов, несмотря на то, отпускает железа вдвое более против казенных заводов».
 
     Одной из проблем, связанных с развитием российской промышленности в этот период, являлась проблема рабочей силы. В крепостническом обществе найти «вольные» руки было очень непросто, поэтому нередко на заводах работали так называемые гулящие – прежде всего посадские люди и беглые крестьяне, скрывавшиеся от рекрутских наборов и своих помещиков. Нуждаясь в рабочих руках, Демидов вопреки строгим запрещениям Берг-коллегии переманивал к себе лучших мастеров с казенных заводов, принимал шведских пленных, знавших чугунолитейное дело, укрывал беглых.
 
     Такое положение вызывало сильное беспокойство чиновников, которые оказывались между двух огней. С одной стороны, необходимо пополнять ряды воюющей армии, с другой – заводы должны постоянно работать, чтобы снабжать армию всем необходимым. Эта дилемма четко выражена в письме в Берг-коллегию того же В. Н. Татищева: «Выслать всех – весьма завод остановить, не выслать – опасаемся, дабы не причли нам в презрение указа».
 
     Выход был найден: 18 января 1721 года Петр подписал указ, разрешавший купцам покупать крепостных для своих заводов. Главным мотивом этого указа была уверенность правительства в той пользе, которую приносят государству заводовладельцы: «Понеже хотя по прежним указам купецким людям деревень покупать было и запрещено, и тогда то запрещение было того ради, что они, кроме купечества, к пользе государственной других никаких заводов не имели, а иные по нашим указам, как всем видно, что многие купецкие люди компаниями и особно многие возымели к приращению государственной пользы заводить вновь разные заводы, а именно: серебреные, медные, железные, игольные и прочие сим подобные, к тому ж и шелковыя, и полотняныя, и шерстяныя фабрики, из которых многие уже и в действо произошли. Того ради позволяется сим нашим указом, для размножения таких заводов, как шляхетству (дворянству – Ю. Г.), так и купецким людям к тем заводам деревни покупать невозбранно с позволения Берг- и Мануфактур-коллегии».
Однако предоставление мануфактурщикам подобного права дорого (и в прямом, и в переносном смысле) обходилось предпринимателям. Результатом этого было «омертвление» капитала, который уходил не на совершенствование и расширение производства, а на покупку земли и крестьян. Так, в 1745 году двадцать два металлургических завода Акинфия Демидова оценивались в 400 тысяч рублей, а вотчины с крестьянами – в 211 тысяч.
     Получение предпринимателями права на покупку крепостных крестьян привело к тому, что купцы стали добиваться повышения своего социального статуса. В России начался процесс «одворянивания». Буквально через одно-два поколения предприниматели превращались в дворян, полностью растворяясь в привилегированной среде. Одним из наиболее ярких примеров в этом отношении является история семьи Демидовых.

НА НУЖДЫ НАУКИ И ПРОСВЕЩЕНИЯ
     Обладая огромными богатствами и будучи избавленными от необходимости постоянного присутствия на заводах, Демидовы могли строить свою жизнь в соответствии с собственными интересами и желаниями.
 
     Одной из сфер, которая прославила фамилию Демидовых не меньше, чем металлургия, была благотворительность. Так, еще в 1709 году Никита Демидов открыл в Невьянске первую «цифирную школу». Позднее он преподнес в дар Петру I золотые изделия из сибирских курганов, которые стали основой первой русской археологической коллекции в Кунсткамере.
 
     Акинфий Никитич Демидов приобрел в Германии минералогический кабинет, дополнил его коллекцией сибирских минералов и в 1759 году передал в дар Московскому университету.
 
     Прокофий Акинфиевич Демидов в 1764 году пожертвовал 1 млн 107 тыс. рублей на учреждение Воспитательного дома в Москве, в Русско-турецкую войну 1768-1774 годов выделил 4 млн рублей правительству на военные нужды, 100 тыс. рублей – на народные училища, 20 тыс. рублей – на выплату стипендий неимущим студентам и 10 тыс. рублей – на строительство здания Московского университета.
 
     В 1772 году при Московском воспитательном доме на средства Прокофия Акинфиевича Демидова было открыто первое в России специальное коммерческое училище, которое позже получило название Демидовского. Содержание ста мальчиков из купеческих семей должно было обходиться из расчета 180 рублей в год на воспитанника. Деньги на содержание выделялись из процентов от 205 тыс. рублей, положенных Демидовым в казенные банки. В учебном плане училища, составленном фаворитом императрицы И. И. Бецким, преобладали воспитательные и общеобразовательные предметы. На протяжении всех лет обучения, с пяти до двадцати одного года, большое внимание уделялось закону Божьему, упражнениям «истинного христианина и честного человека», воспитанию в духе учтивости и благопристойности. Выпускники приравнивались в правах к окончившим Академию художеств, получали в соответствии с Табелью о рангах чин 14-го класса и освобождались вместе с детьми и потомками от обязательной военной и гражданской службы. В 1799 году воспитанники и преподаватели были переведены в столицу, где на следующий год состоялось официальное открытие учебного заведения под названием Петербургское коммерческое училище.
 
     Не забывал Прокофий Акинфиевич и о Церкви. «Благодари Господа за все, не проси Его ни о чем», – внушал он своей любимой дочери. Если случалось какое-либо несчастье, Прокофий Акинфиевич смиренно объяснял это тем, что «за грехи наши Бог так благословил».
 
     Родной брат Прокофия Григорий Акинфиевич Демидов семейными заводами не интересовался, практически всю сознательную жизнь прожил в Соликамске. Тем не менее и он оставил о себе добрую память, основав в этом городе один из первых в России ботанических садов.
 
     В 1803 году его сын Павел Григорьевич Демидов (1738-1821) направил императору Александру I прошение об учреждении в Ярославле «училища, которое имело бы одинаковую степень с университетами и все преимущества оного». На содержание нового учебного заведения проситель жертвовал 3578 душ в Романовском и Углицком уездах и 100 тыс. рублей. Пожертвование было принято, Павел Григорьевич был награжден орденом Владимира 1-й степени, «установленного в награду изящных гражданских деятелей». В 1805 году в Ярославле было открыто Демидовское училище высших наук для «лиц всех свободных состояний», которое первоначально находилось под административным и научно-методическим управлением Московского университета. Программа преподавания в училище сочетала гимназический (начальный) и университетский (окончательный) курсы. Выпускники получали чин 14-го класса. В 1811 году аттестат училища был приравнен к университетскому диплому. В 1833 году училище было преобразовано в Демидовский лицей. Через тридцать семь лет в лицее вновь были осуществлены преобразования, он стал высшим юридическим учебным заведением университетского типа (но с четырехлетним сроком обучения) и получил название Демидовского юридического лицея. Его выпускники получали уже чины 12-го и 10-го классов. Более чем за сто лет существования Демидовского лицея из него вышло несколько тысяч квалифицированных чиновников и юристов.
 
     Немного об основателе Демидовского лицея. Павел Григорьевич Демидов в юности много лет провел в Европе. Прослушав лекции в Геттингенском университете и в Горной академии во Фрайбурге, он шесть лет путешествовал, изучая горное дело. После возвращения в 1762 году в Россию Павел Григорьевич был принят на службу советником в Берг-коллегию и объехал многие уральские горные заводы. Во время своих путешествий за границей и в России он собрал богатейшие коллекции минералов, монет, медалей, а также большую библиотеку - книги и рукописи. Все свои собрания, которые оценивались в 300 тыс. рублей, он подарил Московскому университету, но, к сожалению, они погибли во время пожара 1812 года. Кроме того, он выделил по 50 тыс. рублей на открытие университетов в Киеве и Тобольске.
 
     По словам известного дореволюционного историка Бантыш-Каменского, П. Г. Демидов «в домашнем обращении был тих, кроток и во всем чрезвычайно умерен; на стол его выходило не более шести или семи рублей в месяц, и вообще вел он жизнь весьма воздержанную. В знакомстве был весьма разборчив и уважал людей не по чинам, не по богатству, а по уму, по их знаниям и честным правилам в жизни, которые сам соблюдал строго». Современники называли его скупым: он не давал обедов и носил по нескольку лет один костюм. «Всякий, – говорил он, – должен довольствоваться тем, чем кого благословил Бог».
 
     Николай Никитич Демидов (1773-1828) унаследовал от своего отца Никиты Акинфиевича большое состояние – восемь заводов и 11550 душ крестьян. Видимо, такое богатство вскружило молодую голову. По свидетельству современников, в первые годы самостоятельной жизни он был очень расточителен. В результате над ним даже была учреждена опека в лице Дмитрия Павловича Дурново, который был женат на сестре Николая – Марии. Начало XIX века Николай Никитич провел в Париже, но перед Отечественной войной 1812 года он вернулся в Россию и поселился в Москве. В период военных действий он на собственные средства сформировал и содержал пехотный полк, названный Демидовским. После окончания войны Н. Н. Демидов пожертвовал Московскому университету большое собрание чучел животных, минералов и раковин, которые легли в основу новых коллекций вместо прежних, сгоревших во время взятия Москвы французами. С этого времени Демидов приобрел репутацию мецената и покровителя наук. В 1819 году он пожертвовал 100 тыс. рублей на помощь инвалидам, позднее – 50 тыс. рублей для раздачи пострадавшим от наводнения в Петербурге. Впоследствии Николай Никитич сделался весьма расчетливым и рассудительным человеком. Он очень мудро управлял своими горными заводами, где постоянно внедрял все новейшие технические усовершенствования. Желая подготовить для своих заводов опытных мастеров, Демидов за свой счет отправил в Англию, Швецию и Австрию для изучения зарубежного опыта более ста своих крепостных. По свидетельству современников, он оставил своим сыновьям колоссальное состояние, вдвое больше того, что досталось ему от отца.
Подобной благотворительностью отличались и другие представители семьи Демидовых.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
     Размах благотворительности Демидовых во многом объясняется не только их желаниями, но и возможностями. Уже в середине XVIII века братья Демидовы владели тридцатью тремя заводами и огромным количеством крепостных (свыше 13 тысяч душ мужского пола). Всего же только на Акинфия Никитича работало свыше 38 тысяч человек. В середине XVIII века заводы Демидовых производили более 40% чугуна в России, в начале XIX века – около 25%. С конца XVII и в течение XVIII века Демидовы построили более пятидесяти заводов, в том числе сорок на Урале.
 
     В XIX веке владения Демидовых значительно сократились. Но все же в начале XX века им принадлежало на Урале свыше 500 тысяч десятин земли и одиннадцать заводов.
 
     В конце XIX века для расширения и развития семейного дела было создано Уральское горнозаводское товарищество. Весь капитал общества был разделен на 1050 долей (паев). В начале XX века членами товарищества являлись Елим (580 долей) и Анатолий (255 долей) Павловичи Демидовы, княгиня Мария Павловна Демидова Сан-Донато (75 долей), Елена Павловна Демидова (90 долей), наследники графини Авроры Павловны Ногера (50 долей). Десять заводов, рудники, золотые и платиновые прииски, принадлежавшие обществу, находились в Нижнетагильском и Луньевском горных округах.
 
Юрий Голицын
По материалам сайта "Русский предприниматель"
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com