Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Реалии советского времени / ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ / Ленин: известный и неизвестный / Взгляд за секретный занавес прошлого (о покушении на В. Ленина). Павел Макаров

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Книга протоиерея Георгия Митрофанова.
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 44 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
ПНПО "Россия в красках" награждено Почетной грамотой ИППО
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Взгляд за секретный занавес прошлого
 
Одним из загадочных исторических фактов, тайна которого полностью до сих пор не раскрыта, является покушение на Владимира Ленина в августе 1918 года. На страницах СМИ постоянно появляются различные версии происшедшего, которые в своем большинстве, повторяя, дополняют друг друга богатым воображением авторов. В принципе, это закономерно, и каждый имеет право высказать собственную точку зрения, но при этом нельзя грешить против истины, которую необходимо подкреплять научными данными. Именно отсутствие квалифицированного подхода как правило и заводит в тупик авторов «разоблачительных» материалов, что дает повод очередному «разоблачителю» взять неверное направление в поиске сути. Изложенный ниже материал построен на научных фактах и логике, и именно поэтому не ставит целью утверждение (либо опровержение) причастности к делу Ф. Каплан как основного фигуранта. Задачей публикации является воссоздание модели самого покушения и проведение сравнений с другими описаниями – для устранения ошибочных, не имеющих доказательной базы версий.

30 августа 1918 года, после выступления В. Ленина на митинге, состоявшемся в помещении гранатного цеха завода Михельсона, во время следования вождя к личному автомобилю, произошло покушение на его жизнь. В связи с тем, что непосредственно на месте происшествия стрелявшее лицо (лица) задержано не было, в дальнейшем по тексту оно будет фигурировать как «стрелявший». А лицо (лица), в которое попали метаемые боевые элементы (пули), будет именоваться как «потерпевшая сторона».

Место
Выдержка из протокола осмотра места покушения на В. И. Ленина на заводе Михельсона: «Выход из помещения, где происходят митинги, один. От порога этой двустворчатой двери до стоянки автомобиля – 9 сажен (19,2 метра). От ворот, ведущих на улицу, до места, где стоял автомобиль, до передних колес – 8 саж. 2 фута (17,68 м), до задних – 10 саж. 2 фута (21,94 м). Стрелявшая (стрелявший) стояла у передних крыльев автомобиля со стороны входа в помещение для митингов. Тов. Ленин был ранен в тот момент, когда он был приблизительно на расстоянии одного аршина (0,71 м) от автомобиля, немного вправо от дверцы автомобиля...»

Во время воспроизведения эпизода покушения водитель автомобиля Степан Казимирович Гиль подтвердил, что машину он поставил именно здесь, развернув ее к воротам, чтобы, когда Владимир Ильич сядет в нее, не тратить лишнее время на разворот.

Автомобиль
Ни в одном из массы ранее опубликованных материалов нет информации об автомобиле, на котором в указанный день приехал на митинг Ленин, и это может быть одной из значительных ошибок при моделировании ситуации. Во многих источниках фигурирует "Роллс-Ройс", но на самом деле это был автомобиль "Тюрка-Мери-28" 1915 года выпуска. Очень дорогая машина ручной работы с 50-сильным 4-цилиндровым мотором и закрытым заказным кузовом. Нет данных о том, как попал в Россию этот шедевр малоизвестной французской фирмы из Марселя, но в царском гараже его точно не было. Водителем этого автомобиля был назначен служивший когда-то в царском гараже Степан Казимирович Гиль. Ленин ввел новую моду и стал ездить рядом с шофером, пренебрегая удобством и роскошью заднего салона. Это делалось для того, чтобы подчеркнуть демократичность вождя. Кроме французского лимузина "Тюрка-Мери" за Лениным были закреплены и другие машины, например, "Делонэ-Белльвиль" из гаража Николая II, которым управлял другой водитель.Однако Ленину нравилось ездить с Гилем: тот не только быстро и умело доставлял его в любую точку города, но и был превосходным собеседником, при этом еще выполнял дополнительные функции телохранителя.

Одежда
«Владимир Ильич, отправляясь на завод, прихватил с собой пальто. Следовательно, можно говорить о том, что 30 августа сумерки наступили раньше, чем обычно, из-за облаков и накрапывающего дождя» – Н. А. Зенькович.

"При проведении следственного эксперимента в 1996 году ФСБ запросила у Исторического музея пробитое пулями черное драповое демисезонное пальто Ленина, люстриновый черный пиджак, 4 гильзы, найденные на месте преступления, 2 пули и "браунинг". (Последний раз обследование ленинского пальто и пиджака проводилось в 1959 году, материалы этого обследования хранятся в Историческом музее.)" – Юрий Фельштинский.

Выстрелы
Показание опроса свидетелей:
Д. А. Романычев написал в заявлении, что "выстрелов всего было три-четыре".
Е. Е. Мамонов показал: "3 раза ей удалось выстрелить".
М. З. Прохоров "видел, как у стрелявшей кто-то из публики вышиб револьвер и стрелявшая бросилась бежать".
И. Г. Богдевич уверял председателя московского Ревтрибунала Дьяконова,что первым выстрелом стрелявшая ранила кастеляншу М. Г. Попову. Вторым и третьим выстрелами – В. И. Ленина.
И. А. Александрову запомнилось, что женщина стреляла через плечо мальчика, стоявшего возле Ленина.
И. И. Воробьев стоял рядом со стрелявшей и видел, что первые два выстрела она сделала в Ленина в упор, а следующие два – на некотором расстоянии, "вероятно, – показал Воробьев, – вторыми выстрелами была ранена женщина, беседовавшая с Лениным".

Оружие
1 сентября 1918 года газета "Известия" опубликовала следующее обращение. "От ВЧК. Чрезвычайной Комиссией не обнаружен револьвер, из коего были произведены выстрелы в тов. Ленина. Комиссия просит лиц, коим известно что-либо о нахождении револьвера, немедленно сообщить о том комиссии."

В понедельник 2 сентября 1918 года, на следующий день после опубликования в газете "Известия" этого материала, к следователю Верховного Трибунала В. Э. Кингисеппу явился рабочий фабрики им. Савельева Кузнецов. Он заявил, что браунинг, из которого стреляли в Ленина, находился у него, и положил его на стол. Был он под номером 150489, с четырьмя патронами в обойме. Кингисепп приобщил его к делу о покушении на убийство В. И. Ленина, а Кузнецова горячо поблагодарил за помощь в следствии.

"Кузнецов, – записал в протоколе Кингисепп, – представил браунинг №150489 и обойму с четырьмя в ней патронами. Револьвер этот т. Кузнецов поднял тотчас после того, как его выронило стрелявшее лицо, и он находился все время у него, Кузнецова, на руках. Браунинг этот приобщается к делу о покушении на убийство т. Ленина".

Обо всем этом 3 сентября 1918 года "Известия ВЦИК" не замедлили проинформировать миллионы своих читателей. Но количество патронов в обойме оказалось иным: "В обойме оказалось три нерасстрелянных патрона. Осмотром револьвера и показаниями свидетелей удалось с точностью установить, что всего было произведено в товарища Ленина три выстрела".

Версия
Олег Ролдугин. "Собеседник", 26.02.2003 г.
«Одаривают саперов и российские коллеги. Особенно из этих презентов запомнился небольшой вороненый браунинг: по версии дарителей из РУБОПа, именно из него в 1918 году Фанни Каплан стреляла в Ленина».

Гильзы
В. Э. Кингисепп, проводивший следствие, запротоколировал в официальных документах ВЧК "обойму с четырьмя в ней патронами".

Выдержка из протокола осмотра места покушения на В. Ленина на заводе Михельсона: «Пометить на снимках места падения гильз "4, 5, 6, 7" и написать – "расстрелянные гильзы"».

Пули
«Врачи В. М. Минц, Б. С. Вейсброд, Н. А. Семашко, М. И. Баранов, В. М. Бонч-Бруевич (Величко), А. Н. Винокуров, В. Н. Розанов, В. А. Обух высказали предположение, Тне вошел ли в организм Владимира Ильича вместе с пулями какой-либо яд».
 
«10 покушений на Ленина»
Выписка из описания операции по извлечению пули из тела Ленина в апреле 1922 года в Боткинской больнице г. Москвы: «...пуля, извлеченная из раны, оказалась размером от среднего браунинга (из медзаключения). Пуля крестообразно надрезана через всю толщу оболочки по протяжению всего корпуса... Пуля приложена к делу. Предъявляется сторонам для осмотра. После операции Ленин пожелал ехать домой, однако же врачи уговорили его потерпеть до завтра и определили на второй этаж, в палату №44».

"Кто вложил в нее (руку. – Прим. ред.) револьвер с отравленными пулями? А что они были отравлены – доказала медицинская экспертиза и пуля, которую извлекли при операции..."

Владимир Булдаков: "Когда после митинга возле автомобиля его окружила толпа, раздалось четыре выстрела. Двумя пулями был ранен Ленин, еще две поцарапали кастеляншу Попову, которой глава Совнаркома советовал добиваться прекращения безобразий со стороны так называемых заградотрядов, сверх меры потрошащих мешочников-самоснабженцев, везущих продовольствие из деревни".

Юрий Фельштинский: «После открытия дела в 1992 году МБ РФ провело, по мнению Э. Максимовой, "комплексную криминалистическую экспертизу по браунингу №150489, гильзам и пулям, попавшим в Ленина". Но результаты этой экспертизы не были исчерпывающими. Эксперты пришли к выводу, что из двух пуль "одна выстрелена, вероятно, из этого пистолета", но "установить, выстрелена ли из него вторая, не представляется возможным". Браунинг заклинило, и он перестал работать. Но при сравнении пуль, "извлеченных при операции Ленина в 1922 году и при бальзамировании тела вождя в 1924-м, выяснилось, что они разного калибра". Кроме того, "специалистов удивило несоответствие пометок от пуль на пальто Ленина с местами его ранения"».

«10 покушений на Ленина»
«Когда красноармеец Сафонов спросил его, куда он ранен, Ленин ответил: "В руку". "Врачи пришли к мнению, что пуля, к счастью, не задела больших сосудов шеи. Пройди она чуть левее или правее... Другая пуля пробила верхушку левого легкого слева направо и засела около грудно-ключичного сочленения. Третья пробила навылет пиджак под мышкой, не причинив Владимиру Ильичу вреда".
Историческая подтасовка под ситуацию? (Прим. автора.)

Исторический архив №2: "письмо некоего эсеровского боевика с инициалами "А.Ч." (автор неизвестен) в ЦК партии эсеров, написанное не ранее 1909 г., посвящено методам террористической борьбы, вернее, вопросу о недостаточной эффективности террора и способам ее повышения. Что в этой ситуации делать революционным борцам, чтобы даже самое легкое ранение, наносимое ими, было смертельным? Ответ очевиден: надо действовать отравленным оружием. И конкретно, опять-таки по пунктам:

1. Употреблять пули для браунинга исключительно свинцовые, без твердых оболочек, как легко деформирующиеся в ране и дающие возможность легче обрабатывать часть для заложения порции яду.
2. Снабдить все провинциальные комитеты запасами ядов и указать способы их добывания.
3. Разработать инструкции для отравления пуль и холодного оружия ядом.
4. Произвести осмотр оружия и привести его в порядок.
5. Применять в случае отсутствия яда для отравления пуль разводку заразных бактерий: чахотки, столбняка, дифтерита, брюшного тифа и т.п. непосредственно перед террористическим актом..."

Ранения
Официальный бюллетень №130 августа 1918 года, 11 часов вечера: "Констатировано 2 слепых огнестрельных ранения: одна пуля, войдя над левой лопаткой, проникла в грудную полость, повредила верхнюю долю легкого, вызвав кровоизлияние в плевру, и застряла в правой стороне шеи выше правой ключицы; другая пуля проникла в левое плечо, раздробила кость и застряла под кожей левой плечевой области, имеются налицо явления внутреннего кровоизлияния. Пульс 104. Больной в полном сознании. К лечению привлечены лучшие специалисты-хирурги".

«10 покушений на Ленина»:
– Полагаю, извлекать пули сейчас не будем, – подытожил Розанов.
– Пожалуй, повременим, – согласился Обух...
После консилиума врачи вернулись к Владимиру Ильичу. Возле него сидела Надежда Константиновна. Увидев вошедших, Ленин хотел что-то сказать, но Розанов предупреждающе поднял руку. На квартире В. И. Ленина в Кремле находились врачи В. М. Минц, Б. С. Вейсброд, Н. А. Семашко, М. И. Баранов, В. М. Бонч-Бруевич (Величко), А. Н. Винокуров, В. Н. Розанов, В. А. Обух и другие. Они констатировали необычайно слабую деятельность сердца, холодный пот и плохое общее состояние. Это как-то не вязалось с кровоизлиянием, которое было не таким сильным, как ожидалось. У больного появились признаки одышки. Поднялась температура. Ленин впал в полузабытье. Иногда произносил отдельные слова.

«В бюллетене №2 отмечалось, что общее положение Ленина серьезное. Но уже в бюллетене №3 говорилось, что он чувствует себя бодрее. Вечером 31 августа в бюллетене №4 сообщалось, что непосредственная опасность для жизни Владимира Ильича миновала».

18 сентября 1918 года газета "Правда" поместила последний официальный бюллетень о состоянии здоровья В. И. Ленина: "Температура нормальная. Пульс хороший. От кровоизлияния в левую плевру остались небольшие следы. Со стороны перелома осложнений нет. Повязка переносится хорошо. Положение пуль под кожей и полное отсутствие воспалительных реакций позволяют отложить удаление их до снятия повязки. Владимиру Ильичу разрешено заниматься делами".

Владимир Булдаков: «имевшая крестовый надрез пуля, вошедшая под лопатку, проделала в теле сложнейший путь и, ухитрившись не задеть жизненно важных органов, не «разорвалась» в его теле из-за малой скорости своего полета».

"Известия ВЦИК", 4 сентября 1918 года: «...В день рокового покушения на тов. Ленина означенная Попова была ранена навылет; пуля, пройдя левую грудь, раздробила левую кость (имелось в виду: кость левой руки между плечом и локтем. – Прим. автра). Две дочери ее и муж были арестованы, но вскоре освобождены».

Из показаний милиционера А. И. Сухотина: «Шагах в четырех от товарища Ленина на земле лежала женщина на вид лет сорока, та, что задавала ему вопросы о муке. Она кричала: "Я ранена, я ранена!", а из толпы кричали: "Она убийца!" Я бросился к этой женщине вместе с тов. Калабуркиным. Мы подняли ее и отвели в Павловскую больницу».

Воспроизведение
Кингисепп попросил Гиля поставить машину так, как она стояла в момент покушения. Кингисепп спросил Иванова, видел ли он товарища Ленина.

"Видел, – ответил Иванов. – Дело было так: когда товарищ Ленин покинул цех, я несколько там замешкался, вдруг слышу крики: "Стреляют!" У дверей образовалась пробка. Я бросился к ближайшему окну, высадил его ногой и прыгнул во двор. Растолкав народ, увидел Ильича..."

Иванов показал место, где товарищ Ленин упал.

Кингисепп попросил Гиля сесть за руль, а Иванову и Сидорову сказал, чтобы они встали так, как в момент выстрелов стояли Владимир Ильич и та женщина (Попова), с которой он разговаривал. Иванов и Сидоров заняли свои места. Юровский сделал несколько снимков. Снимал он в различных положениях: стоя, лежа, сидя.

Снимки, сделанные чекистом Я. М. Юровским, хранятся в деле о покушении на В. И. Ленина. Каждый снимок имеет пояснительный текст, написанный рукой В. Э. Кингисеппа.

На первом снимке: Гранатный цех с открытой дверью, а неподалеку слева – автомобиль В. И. Ленина. Пометив дверь буквой "а", автомобиль буквой "б", Кингисепп указал: расстояние от "а" до "б" – 9 саж. Значит, автомобиль ожидал Ильича в 25 – 30 шагах от двери Гранатного цеха.

На трех следующих снимках запечатлена "инсценировка трех моментов покушения на убийство т. Ленина". Так написал Кингисепп.
На втором снимке запечатлен «момент, предшествующий выстрелу». Боком стоит машина. Гиль – за рулем, он повернул голову в сторону "Ленина" (его в инсценировке изображал Иванов). Гиль готов тотчас, как только Владимир Ильич сядет в автомобиль, тронуть. На близком расстоянии от дверцы стоят "Ленин" и "Попова", которая спрашивала Владимира Ильича о муке (Попову изображал Сидоров). "Ленин" глядел на "Попову" и что-то ей говорил. У передних колес автомобиля застыл "Стрелок" (его в инсценировке изображал сам Кингисепп), он стоит к нам спиной, но вся поза свидетельствует о том, что он достает оружие.

На третьем снимке: "Стрелок готовится выстрелить". "Ленин" и "Попова" продолжают разговаривать. "Стрелок", вытянув руку с браунингом, целится в "Ленина". Гиль (он в инсценировке изображал сам себя) замечает "стрелка", приподнимается с сиденья, выхватив свое оружие. Но уже поздно. Гремят выстрелы.

На четвертом снимке: "Совершенное покушение". Гиль нагнулся к раненому Ильичу. "Попова", раненная в руку, бежит назад. "Стрелок" спешит к воротам, брошенный пистолет лежит около открытой дверцы шоферской кабины...

Выводы
Итак, даже у малоопытного (но внимательного) читателя вышеизложенных материалов после ознакомления с оными возникает масса вопросов из-за нестыковки предметов, фактов, моментов описания.

1. Принято считать, что потерпевший Ульянов располагался на заднем сиденье автомобиля «Роллс-Ройс». Учитывая, что на самом деле это был автомобиль "Тюрка-Мери-28", место где находился потерпевший Ульянов во время выстрелов, сдвигалось, а значит искажалась дистанция полета пуль во время воспроизведения покушения.

2. При проведении расследования и осмотра одежды потерпевшего Ульянова в 1959 и 1996 годах, из-за несовпадения входных отверстий на одежде и теле потерпевшего был поставлен под сомнение сам факт принадлежности одежды потерпевшему. А для объективности необходимо заметить, что рост Ленина при жизни, а именно в момент покушения составлял 165 см; после мумификации рост его уменьшился до 158 см. Отсюда и несовпадения, о которых говорилось выше.

3. Для определения точного количества выстрелов необходимо сопоставить количество ран и найденных гильз:
а) вход раневого канала над левой лопаткой потерпевшего Ульянова,
б) вход раневого канала в область левого плеча потерпевшего Ульянова,
в) вход раневого канала в левую грудь потерпевшей Поповой,
г) входное и выходное отверстия в одежде потерпевшего Ульянова в подмышечной области,
д) 4 (четыре) гильзы, найденные на месте покушения, могут и должны быть сопоставлены на идентичность – по серии (клеймо выбито на донце гильзы), по отпечатку от накола капсюля, по отпечатку отражателя пистолета, который четко видно на донце гильзы.

Данное сопоставление не только укажет на количество выстрелов, но и на факт принадлежности фигурирующих в деле гильз к конкретно обозначенному пистолету (пистолетам).

4. Информация по классификации стрелкового оружия, фигурирующего ранее в деле расследования как «револьвер» либо «пистолет», не должна браться во внимание по происхождению.

В револьвере любой системы, для экстракции (удаления) гильз из барабана, необходимо провести длительную по времени процедуру, а именно на это у «стрелка» времени не было. В момент выстрела из пистолета гильза экстрагируется автоматически, поэтому стреляющее устройство должно быть названо не иначе как «пистолет». Опубликованное ранее в прессе и в материалах дела название стреляющего устройства как «револьвер» считать неверным из-за отсутствия у проводивших расследование в 1918 году специальных знаний.

5. Кингисепп приобщил пистолет «Браунинг» под номером 150489 с четырьмя патронами в его обойме к делу о покушении на убийство В. И. Ленина.

Приняв это за факт, можно с уверенностью утверждать, что из этого оружия было произведено 3 (три) выстрела, так как обойма данного пистолета рассчитана на 7 (семь) патронов. Исходя из количества выпущенных пуль и найденных гильз можно утверждать о наличии еще одного, не установленного ранее лица, произведшего 1 (один) выстрел. Доказательством этого является сопоставление ран пострадавших Ульянова и Поповой. Характер описанных ран указывает на различие живой силы (энергии) пуль, которую они несли.

6. Версия, которую выдвинули лечащие врачи Ульянова во время первого осмотра о возможно отравленных пулях, которая в дальнейшем перешла из разряда предположений в утверждение, не может рассматриваться как правильная.

Первая пуля была извлечена в 1922 году, вторая – в 1924 (после смерти Ленина). Практически же для воздействия яда на организм требуется несколько часов. Кроме того, практикующие врачи прекрасно понимали, какое наказание они понесли бы в случае бездействия и непредотвращения отравления. Версия об отравленных пулях давала возможность докторам избежать ответственности в случае летального исхода пострадавшего Ульянова.

7. Извлеченная в Боткинской больнице в 1922 году пуля, по описанию, имеет крестообразный надрез по всей длине оболочки и отнесена к боеприпасу среднего калибра.

Описываемая пуля (с надпилами) относится к калибру 7,65 мм, а фигурирующий в деле «Браунинг» имеет калибр 6,35 мм, таким образом, налицо несовпадение калибров. Версий может быть много, но точная только одна: извлеченную пулю подменили в самой больнице. На это указывает факт пропилов оболочки пули по всей длине, что невозможно сделать, не извлекая ее предварительно из патрона. Теоретически это возможно, но практически пуля закрепляется в патроне браунинга такого калибра с усилием в 40 кг, что сделать в кустарных условиях невозможно, так как существует угроза заклинивания (перекоса) патрона либо некачественного выстрела. То есть, в этом случае большое количество пороховых газов, вместо толкания пули, будет свободно истекать по пропилам оболочки пули.

8. Описание ранения потерпевшего Ульянова в плечевой области в официальном бюллетене указывает на раздробление кости проникшей пулей. В другом документе говорится о заживающем переломе.

Данное ранение не совпадает с фактически существующими аналогичными описаниями. Известно, что при раздроблении кости пулей образующиеся осколки кости сами превращаются в убойные элементы, подверженные распространению и перемещению с определенной скоростью внутри организма. Как правило, такие раны требуют оперативного вмешательства и долго заживают. Известно, что после ранения потерпевший Ульянов упал на землю, и именно по этой причине, вследствие неловкого падения и произошел перелом кости в плечевой области. Конкретно о переломе (но не ранении) и говорится в статье «Правды» от 18 сентября 1918 года.

9. Единственный человек, оголивший, соответственно материалам дела, свое личное оружие, был водитель (по совместительству охранник) потерпевшего Ульянова – С. Гиль.

Проведенная трассологическая экспертиза показывает (и доказывает), что выстрелы в потерпевших Ульянова и Попову были произведены из различных точек. Трасса полета пули, попавшей в потерпевшую Попову, исходит с водительского места автомобиля "Тюрка-Мери-28", что доказывает факт не только оголения, но и применения личного оружия водителем С. Гилем в отношении потерпевшей Поповой. Причиной этому было моментально возникшее у С. Гиля подозрение, что стреляющим лицом была Попова. Дополнительным доказательством могли бы быть воспоминания покойного Алексеева Юрия Васильевича, известного в криминальных кругах под прозвищем «Горбатый». (Умер в тюремной больнице в возрасте 62-х лет.): "Мама была очень красивой женщиной. Ее крестным отцом, кстати, был личный шофер Ленина – Гиль Степан Казимирович. Он, умирая, оставил маме восемь тетрадей воспоминаний".

Вся реально возможная работа проделана. Занавес над исторической тайной приоткрыт, и для окончательного воссоздания реальных событий осталось огласить именно ту часть информации, которая носит гриф «государственная тайна».

Павел Макаров,
оружейник, исследователь
август, 2006 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com