Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Индивидуальные экскурсии в Израиле. Уважаемые посетители нашего портала, паломники и туристы, сообщаем вам, в преддверии праздников Нового года, Рождества Христова и Крещения Господня с 1 декабря 2016 года по 31 января 2017 года на все индивидуальные маршруты нашей паломнической службы действует особая скидка - 50 дол. США на каждую экскурсию!
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Алла Новикова-Строганов.  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Павел Платонов (Иерусалим). Долгий путь в Русскую Палестину
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Книга протоиерея Георгия Митрофанова.
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 48 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
ПНПО "Россия в красках" награждено Почетной грамотой ИППО
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Опала Маленкова
 
В годы войны власть в стране принадлежала Государственному Комитету Обороны, Сталин, объединивший непосредственно перед войной посты председателя Совнаркома (главы правительства) и секретаря ЦК ВКП(б), практически игнорировал деятельность высших органов партии. На много лет прекратились созывы съездов партии (ХУШ съезд состоялся в 1939 г., следующий - Х1Х - только в 1952 г.); только один раз за время войны (в 1944 г.) собирался пленум ЦК ВКП(б), заседания политбюро носили, скорее, случайный характер, и решения высшего государственного руководства уже позже оформлялись как постановления политбюро.

Свидетельством повышения роли государственного аппарата в системе власти в СССР стало преобразование Совета народных комиссаров СССР в Совет Министров СССР, а совнаркомов союзных и автономных республик - в Советы Министров этих республик64.

Сталин старел. Возраст брал свое и, как показывает журнал записи лиц, принятых Сталиным в своем кремлевском кабинете, круг его встреч стал суживаться. Если в 1940 г., сужя по этому журналу, он встретился с двумя тысячами посетителей, то в 1950 г. их уже только около семисот, а в 1951 и 1952 гг. - менее пятисот за год. Он месяцами не появлялся в своем кремлевском кабинете. В 1950 г. он не принимал посетителей около 5 месяцев - с 2 августа до 22 декабря, затем он не принимал посетителей с 9 августа 1951 г. по 12 февраля 1952 г.65

Понятно, что в этих условиях усиливалась скрытая борьба за воласть, за то, кому суждено будет наследовать власть в СССР.

Вскоре после окончания войны начинаются перестановки в высшем эшелоне власти СССР. Логика кадровых перемещений не всегда понятна. Партийное руководство, осудившее еще на своем Х сьезде фракционность, объявив групповщину и фракционность самыми тяжкими преступлениями против партии, было, тем не менее, фракционным. Но эти группы внутри номенклатуры тщательно маскировались для непосвященных. Природа этих объединений, причины, объеднявшие людей в эти группировки не всегда очевидны. Однако без изучения групповых интересов, существовавших внутри высшего звена партгосноменклатуры, без анализа их взаимной борьбы, нередко в подлинном смысле кровавой, союзов, иногда кажущихся противоестественными, невозможно понять историю власти в послевоенном СССР.

Ключевой фигурой для анализа этих сложных процессов может быть Георгий Максимилианович Маленков. Партийный подьячий, канцелярист, тихо и незаметно трудившийся в Орграспредотделе ЦК ВКП(б) под руководством начальника этого отдела - Н.И.Ежова - он стал зловеще знаменит в 1937 г. В этом году он проехался по многим областям и республикам СССР, проводил там пленумы по разоблачению "врагов народа" - Ростов, Саратов, Тула, Тамбов, Ереван, Казань. По итогам его инспекций было арестовано более 150 тысяч человек, по преимуществу - местного партийно-хозяйственного актива66. Значительная часть этих людей была расстреляна. В Ереване началось непосредственное взаимодействие Маленкова с Берией 67.

В своих мемуарах Н.С. Хрущев вспоминает, что в 1938 г. Сталин предлагал "подкрепить" наркома внутренних дел Н.И.Ежова первым заместителем, и сам Ежов предложил на эту роль Маленкова. В прошлом, до назначения на должность наркома, кадровыми вопросами в ЦК занимался Ежов, и такое передвижение человека из его аппарата вполне соответствовало партийной логике. По словам Хрущева, Сталин сказал Ежову: "Нет, Маленкова вам брать не стоит, потому что он сейчас заведует кадрами ЦК и тут нужнее"68. Заместителем Ежова стал Л.П.Берия, назначенный на должность первого заместителя 22 августа 1938 г., а 25 ноября того же года и сменивший его на посту наркома НКВД. Маленков же стал начальником управления кадрами ЦК ВКП(б) (с 1938 по 1946 г.)

С Маленковым был связан другой, без сомнения, очень важный эпизод - попытка управлять репрессиями - не только расширять их масштабы, но и, при политической необходимости, осудить непосредственных исполнителей репрессий, выводя из-под критики их подлинных организаторов. Именно он выступил на январском (1938 г) Пленуме ЦК ВКП(б) с докладом "Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям из ВКП(б) и о мерах по устранении этих недостатков".

В замаскированной форме осуждались репрессии против коммунистов, отсюда возникало нарицательное понятие "ежовщина" - как произвол карательных органов, вышедших из-под контроля партии. Все это было ложью. Никакие карательные органы не выходили из-под партийного контроля, если под последним понимать аппарат ЦК ВКП(б), а Н.И.Ежов абсолютно не соответствовал роли политического деятеля, противостоящего партийному руководству. Но возможность направить недовольство репрессиями по "обводному каналу", найти "козлов отпущения" среди примерных исполнителей была тогда опробована впервые.

18 марта 1946 г. на Пленуме ЦК ВКП(б) был резко расширен состав Оргбюро ЦК - с 9 до 15 человек. Три человека в партии получали особый статус. Одновременно в Политбюро, Оргбюро и Секретариат входили 3 человека - Сталин, Жданов и Маленков. Тогда же в состав В борьбе за место второго человека в партии в это время начали бороться две группировки - А.А. Жданова и Г.М.Маленкова. За каждым из них стоял огромный опыт деятельности в партийном аппарате.

Маленков сохранил довольно тесные связи с преемником Ежова - Л.П.Берией69. 18 марта 1946 г. на Пленуме ЦК ВКП(б) Маленков стал членом Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б), то есть вместе со Сталиным и Ждановым вошел в состав ВСЕХ высших органов ВКП(б). Однако уже в апреле того же года, то есть буквально несколько дней спустя, ему перестают посылать материалы для заседаний Совета Министров СССР. 4 мая 1946 г. по докладу Сталина выводят из состава Политбюро, обвинив его виновным в за некачественную приемку авиационной техники в годы войны (Маленков отвечал в ЦК за работу авиационной промышленности). 6 мая того же года, опросом, его выводят из секретарей ЦК, на его место был избран Н.С.Патоличев. 13 мая постановлением Совета Министров СССР Маленков был назначен председателем специальной комиссии по ракетной технике70, 10 июля - председателем комиссии по радиолокации, а второго августа - заместителем председателя Совета Министров СССР, заместителем председателя оперативного бюро Совета Министров (руководителем этого оперативного бюро был заместитель Председателя Совмина СССР Л.П.Берия)71.

Столь подробное перечисление должностей необходимо в связи с тем, что причины временного ослабления влияния Маленкова остаются до сих пор невыясненными. Более того, существует мнение, что в 1947 г. Маленков был переведен в 1947 г. на работу в Узбекистан72. По нашим данным, эти сведения не находят подтверждения. В документах Г.М.Маленкова, хранящихся и в фонде секретариата ЦК, и в архиве Политбюро нет упоминания о его командировке в Узбекистан, хотя неясностей о месте пребывания Маленкова немало. Впрочем, эти неясности относятся не к 1947, а к 1946 году. Есть косвенные свидетельства - характер рассылки документов Совмина и ЦК - позволяющие утверждать, что с мая по октябрь этого года Маленкова не было в Москве. Маленков возвратился в Москву только к началу октября 1946 г., тогда же - с 5 октября - начал работать его личный секретариат в Совете Министров, и, следовательно, в Ташкенте в 1947 г. он не работал.

То, что позиции Маленкова в ЦК и, что еще важнее - в глазах Сталина - пошатнулись - было хорошо известно в МГБ. Следователи по этому делу - Лихачев и Герасимов - "выбивали" показания, направленные на компроментацию Маленкова, они говорили, что "дело закрутилось и Г.М.Маленков погорел"73. Позже, во время работы Пленума ЦК КПСС в июле 1953 г., где рассматривалось дело Берии, А.А.Андреев вспоминал: "Берия знал, что товарищ Сталин целиком и полностью доверял товарищу Маленкову, считал его своим другом. И вот Берия нужно было подбить товарища Маленкова. Как настоящий провокатор, прикидываясь другом и Маленкова, на самом деле он ловко состряпал дело Шахурина и Новикова. Это дело, безусловно, было сделано Берией"74.

Делая неизбежную поправку на "обвинительный" характер подобных воспоминаний, считаем, что в данном случае они соответствуют реальным фактам. Несколькими годами позже, когда перед партийным судом окажется уже сам Маленков, на июньском Пленуме (1957 г.) он напомнит, что он сам был подвергнут допросам Берии75, что "вместе с ним (маршалом Новиковым - Авт.) выгнали и меня из секретарей ЦК"76. Однако прогноз следователей по особо важным делам МГБ СССР о крушении Маленкова на основании показаний, выколоченных из руководителей авиации, оказался преждевременным.

Маленков смог восстановить свои позиции в кремлевском руководстве в 1948 г. По политической логике того времени, это не могло не отразиться на положении его соперника - А.А.Жданова.
 
Примечания
     
  1. Ведомости Верховного Совета СССР. М., 1946, N 10  
  2. Подсчеты произведены А.С.Степановым и А.В.Коротковым.  
  3. ЦХСД, ф.6, д.13/78, т.36, л.2  
  4. Там же, л.30  
  5. Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // ВИ, 1992, 2-3, с. 84  
  6. Колоритные подробности сотрудничества Г.М.Маленкова и Л.П.Берии содержатся в записях воспоминания В.М. Молотова // Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф.Чуева. М., 1991, с. 328-329  
  7. Маленков был председателем Комитета по реактивной технике ровно год - до мая 1947 года. См: АП РФ, ф.3, оп.62, д.128  
  8. Благодарю заведующего архивом Кабинета Министров СССР В.Б.Давыдова за предоставленные сведения.  
  9. Геллер М, Некрич А. Утопия у власти, с.553  
  10. АП РФ, ф.3, оп.58, д. 223, лл. 119-121  
  11. Известия ЦК КПСС, 1991, 2, с.183  
  12. Пленум ЦК КПСС. Июнь 1957 года. Стенографический отчет, с.14-15  
  13. Пленум ЦК КПСС. Июнь 1957 года. Стенографический отчет. ЦК КПСС, с.241
Дела и смерть А. А. Жданова

С падением Маленкова (временным, как оказалось), на первый план выдвигается Андрей Александрович Жданов. Назначенный руководителем Ленинградской партийной организации после убийства С.М.Кирова, А.А. Жданов работает там до 1944 г., являясь одновременно членом Оргбюро и Секретарем ЦК ВКП(б) (с 1934 г.), кандидатом в члены Политбюро ( с 1935 г.) и членом Политбюро (с 1939 г.). А.А.Жданова традиционно и, по нашему мнению, вполне убедительно связывают с группой лиц, занимавших ключевые посты в государственно-партийном руководстве страны с 1946 по 1949 гг.

Прежде всего, это Н.А.Вознесенский, долгое время работавший председателем Госплана (с 1939 по 1949 гг.). Он был назначен первым заместителем председателя СНК, с 1946г.- первым заместителем председателя Совмина СССР, сочетая этот пост с постом председателя Госплана СССР. Н.А.Вознесенский отличался от большинства своих коллег в Совмине тем, что он был ученым, имел степень доктора экономических наук, присвоенную ему еще в 1935 г.77 Талантливый экономист, он стал автором первого крупного научного исследования экономики СССР в годы войны78. В 1947 г. Н.А.Вознесенский становится членом Политбюро. 29 марта 1948 г. было принято необычайно важное постановление Совета Министров СССР, претендовавшее на политический прогноз. В этом постановлении содержалось следующее: "Председательство на заседаниях Бюро Совета Министров СССР возложить поочередно на заместителей председателя Совета Министров СССР тт. Маленкова и Вознесенского". Необходимо отметить, что председателем Совета Министров был И.В.Сталин. Таким образом, в СССР появлялись два "кронпринца" при стареющем вожде.

Следом за Ждановым из Ленинграда в Москву был переведен А.А.Кузнецов, много лет проработавший в парторганизациях Ленинграда. Он занимал должности второго секретаря горкома и обкома (с 1937 по январь 1945 гг.)79. В январе 1945 г. он назначен на пост первого секретаря Ленинградского горкома и обкома. Вскоре, в марте 1946 г. на Пленума ЦК ВКП(б) он стал секретарем ЦК и членом Оргбюро ЦК ВКП(б). А.А. Кузнецов занял ключевой пост в аппарате ЦК, получив должность начальника Управления кадров ЦК КПСС. Он отвечал за партийный контроль над административными органами, Министерствами внутренних дел и государственной безопасности, армией. Должность эта была влиятельной и опасной - как для "курируемых" им руководителей учреждений, так и для него самого. Министерство государственной безопасности, возглавляемое В.С.Абакумовым, вело систематическую слежку над высшим руководством80, периодически докладывало о своих наблюдениях Сталину, но эта информация в любой момент по воле Сталина могла быть обращена не только против жертвы, но и стать смертельно опасной для доносчика81. Очевидно, что появление Кузнецова в аппарате ЦК с функциями контроля над репрессивными органами и юстицией меняла расстановку сил вокруг Сталина. Кузнецов становился ключевой фигурой для той группировки в ЦК, которая усилилась, а отчасти и пришла туда после войны. Заметим, что именно в его период "кураторства" административными органами идет избиение высшего командного состава Советской Армии, начинается преследование Еврейского антифашистского комитета, убийство Михоэлса. Степень его личного участия в этих вопросах еще нуждается в уточнении, но несомненно, что его должность предопределяла его обязательное участие в этих процессах.

Несомненно и то, что центральной фигурой в этой группе был А.А.Жданов. Если деятельность Н.А.Вознесенского и А.А.Кузнецова была известна, главным образом, сравнительно узкой группе партийно - государственного руководства, то А.А.Жданов был фигурой "публичной". Он был главным идеологом партии (после Сталина, разумеется), являясь "фактически вторым секретарем ЦЕ ВКП(б)", Жданов "полностью сосредоточился на работе в Центральном Комитете партии"82. А.А.Жданов в значительной степени воплощал изменения в политике партии по отношению к науке и культуре, к интеллигенции.

Партийное руководство не могло не тревожиться, что среди оппозиционно настроенных деятелей литературы оказались писатели, принадлежавшие к различным группировкам - от тех, которые в свое время воспринимались как оппозиционно настроенные к режиму, до тех, кто создавал литературу "социалистического реализма" и считал себя убежденным коммунистом. Но признать это - значит признать провал всей политики партии по отношению к творческой интеллигенции. Поэтому партийный идеолог, "второй секретарь" партии А.А.Жданов предпочел подготовить репрессии против писателей, формально находившихся на окраине литературы "соцреализма" - против А.А.Ахматовой и М.М.Зощенко. Этопозволяло, с одной стороны, продолжить традиционные для партийной критики темы - борьбу с формализмом, с классово чуждыми влияниями, с буржуазным индивидуализмом и, с другой стороны, указать писателям их место, пригрозить репрессиями, примерно наказав лишь двоих, избранных партией для этой цели.

Так появился собственноручно Ждановым подготовленный проект постановления ЦК ВКП(б) о журналах "Звезда" и "Ленинград", содержавший, в частности, такие положения:"... Обязать редакцию журнала "Звезда" и правление Союза Советских писателей принять меры к безусловному устранению указанных в настоящем постановлении ошибок и недостатков журнала, выправить линию журнала и обеспечить высокий идейный и художественный уровень журнала, прекратив доступ в журнал произведений Зощенко, Ахматовой и им подобных..."83. Партийный новояз, предложенный Ждановым, на десятилетия вперед определил политику партии по отношению к творческой интеллигенцией. Партия не борется с культурой, вовсе нет! Она борется за высокий идейный и ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ее уровень! Она не преследует редакцию журнала, она ВЫПРАВЛЯЕТ его линию, она заботится о качестве произведений, и поэтому ОГРАЖДАЕТ журнал от Зощенко, Ахматовой И ИМ ПОДОБНЫХ.

Нужно отдать Жданову должное - партия смогла и в послевоенное время, и позже в основном контролировать литературу и искусство, применяя тактику "кнута и пряника". Следом за постановлением ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград" последовали подобные же постановления ЦК о кино, театральном творчестве, музыке.

Жданову принадлежит попытка применить и объединить партийно-политические установки и пропаганду патриотизма, включить в понятие патриотизм верность коммунистической идеологии. В начавшейся холодной войне А.А.Жданов стал ее маршалом на идеологическом фронте. Летом 1947 г. в партийные организации было разослано закрытое письмо ЦК ВКП(б) " О деле профессоров Клюевой и Роскина", также подготовленное при личном участии Жданова84. Суть преступления двух ученых-медиков состояла в том, что они представили рукописи своих статей по проблемам лечения рака для публикации в США. Эти действия оценивались в письме ЦК как "антипатриотический и антигосударственный поступок"85. Это письмо содержало новые установки партийной пропаганды - необходимости усиления борьбы против "низкопоклонства и раболепия перед иностранщиной и современной реакционной культурой буржуазного Запада". В письме ЦК декларировалось, что "дурная опасная болезнь низкопоклонства перед заграницей может поражать наименее устойчивых представителей нашей интеллигенции, если этой болезни не будет положен предел". В письме предусмотрены и меры борьбы с этим злом: прежде всего, ему не подвержены "рабочие, крестьяне и солдаты", которые "умеют постоять за интересы Советского государства и не позволят себе совершить поступки, умаляющие честь и достоинство нашей Родины". Кроме этого, было предложено создавать "суды чести", которые создавались в министерствах и ведомствах, в научно-исследовательских институтах86.

Нельзя не отметить, что команда Жданова-Вознесенского смогла добиться и определенных положительных результатов в экономической области, среди которых считаем необходимым прежде всего отметить отмену карточной системы, проведение денежной реформы и вызванное этим некоторое усиление товарно-денежных отношений в стране.

Расстановка сил в на вершине власти в Кремле и на Старой площади резко стала меняться после неожиданной смерти А.А. Жданова.

В мире Сталина и Маленкова, Абакумова и Берии случайности трудно не воспринимать как проявление неких закономерностей. Случайной смерти действительно давно и серьезно больного А.А.Жданова предшествовало его серьезнейшее поражение на идеологическом (своем!) фронте в столкновении с Т.Д.Лысенко. Шарлатанство творца "яровизации" секретом для ученых не было. Еще весной 1948 г. А.А.Жданов вносил на заседание Оргбюро ЦК КПСС вопрос об укреплении руководства ВАСХНИЛ, подверг критике деятельность президента Сельхозакадемии - Т.Д. Лысенко. Против Лысенко выступал сын А.А.Жданова - Юрий, тогда - заведующий отделом науки ЦК КПСС.

Однако Сталин лично поддержал Лысенко. В.А.Малышев, работавший тогда заместителем председателя Совмина СССР и председателем Госкомитета Совмина СССР по внедрению передовой техники в своем дневнике записал высказывания Сталина на заседании политбюро 31 мая - 1 июня 1948 г., когда обсуждался вопрос о присуждении Сталинских премий. Сталин подверг резкой критике деятельность Юрия Жданова. Сталину не понравилось, что Ю.Жданов выступил с лекцией против академика Лысенко. "У нас в партии личных взглядов и личных точек зрения нет, - заявил Сталин, - а есть взгляды партии. ... Ю.Жданов поставил своей целью разгромить и уничтожить Лысенко. Это не правильно. ... Лысенко - это Мичурин в агротехнике. ... Лысенко имеет недостатки и ошибки как ученый и человек, но ставить своей задачей уничтожить Лысенко как ученого - это лить воду на мельницу разных жебраков"87. Отметим, что Сталин разносил Ю.Жданова в присутствии его отца - А.А.Жданова, перед всем составом политбюро и на глазах у академических, совминовских и цековскихчиновников, "отвечавших за науку"88.

Ю. Жданов 7 июля 1948 г. написал Сталину покаянное письмо. Это письмо, вовсе не предназначенное для печати, было издано в "Правде" 7 августа 1948 г. в последний день работы печально знаменитой сессии ВАСХНИЛ89.

Для советского человека публикация в "Правде" обвинений значила больше, чем заключение прокурора. Для партийного деятеля, прямо или косвенно обвиненного в "Правде" - это политическая смерть.

Обстоятельства последних дней жизни А.А.Жданова остаются и сегодня не очень понятными. Позже, в последние месяцы жизни Сталина, они широко использовались в так называемом "деле врачей", борьбе с "космополитами".

Сведения, хранившиеся в архиве Политбюро ЦК КПСС, позволяют существенно пересмотреть ту версию событий, которая была изложена газетами в начале 1953 г., а позже легшей в основу рассказа о враче Жданова - Тимашук - в знаменитых воспоминаниях И.Эренбурга90 и в "секретном докладе" Н.С.Хрущева на ХХ сьезде.

В конце августа 1948 г. Жданов отдыхал в специальном санатории для высших государственных и партийных руководителей на Валдае. 28 августа туда была вызвана заведующая кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы М.Ф.Тимашук. В 12 часов того же дня М.Ф.Тимашук сняла кардиограмму и поставила диагноз, что у Жданова - "инфаркт миокарда в области передней стенки левого желудочка и межжелудочковой перегороди".

Этот диагноз вызвал резкие возражения со стороны врачей, постоянно наблюдавших за здоровьем Жданова. Профессор Егоров, академик Виноградов и врач Майоров посчитали, что изменения на кардиограмме были вызваны "функциональным расстройством" на почве склероза и гипертонии. Врачи отмечали их и раньше. В результате консилиума от Тимашук потребовали переписать заключение. На следующий день у Жданова случился новый сердечный приступ, Тимашук снова была вызвана из Москвы и от нее вновь потребовали изменить заключение по электрокардиограмме, что она и сделала по требованию своего прямого начальника - профессора Егорова. Положение Тимашук было отчаянным - она, не будучи лечащим врачем Жданова, сделала слишком ответственное заявление, поставившее под сомнение опыт людей, годами лечивших своего пациента, а затем письменно отказалась от собственного диагноза. Для нее было совершенно ясно, что результаты неудачного лечения будут получат политическую оценку, а в случае удачного - будут значить для нее по меньшей мере утрату места в Кремлевской больнице из-за конфликта с ее начальством. И тогда она пытается застраховаться - 29 августа она подала жалобу на имя начальника Главного Управления охраны МГБ СССР Н.С.Власика, в которой сообщила о своих разногласиях в оценке состояния здоровья Жданова, вручив свое письмо начальнику охраны Жданова А.Л.Белову.

На следующий день 30 августа Жданов умер. В тот же день, 30 августа, министр госбезопасности Абакумов доложил Сталину заявление Тимашук, отметив в сопроводительном письме, что, "как видно из заявления Тимашук, последняя настаивает на своем заключении, что у товарища Жданова инфаркт миокарда..., в то время как начальник Санупра Кремля Егоров и академик Виноградов предложили ей переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда"91. На документе имеется виза Сталина - "В архив".

Сама Тимашук не знала о судьбе ее жалобы. Ответа не было.

Среди врачей, лечивших Жданова, продолжались споры о правомерности диагноза Тимашук, 7 сентября 1948 г. ее перевели по приказу начальника Лечебно-санитарного управления П.И.Егорова из Кремлевской больницы в филиал поликлиники, та продолжала отстаивать свою правоту, вновь жаловалась - секретарю ЦК КПСС А.А.Кузнецову. Ответа по-прежнему не было. Кремлевские власти вспомнили о ней только летом 1952 г.92 Смерть Жданова оказалась кстати Маленкову.
 
Примечания
     
  1. Ученая степень присвоена Н.А.Вознесенскому в 1935 г., до 1934 г. Н.А.Вознесенский был на преподавательской работе,в том же году он был избран членом Комиссии советского контроля при СНК СССР.  
  2. См: Вознесенский Н.А. Военная экономика СССР в период Великой Отечественной войны. М., 1947  
  3. Известия ЦК КПСС,1989, 2, с.135  
  4. Из стенограммы Пленума ЦК КПСС (2-7 июля 1953 г.): "ХРУЩЕВ. ...Если сейчас разобрать архив МВД, то я убежден, что там на значительное количество граждан имеются анкеты и на многих дела разрабатываются. (Смех)"// Известия ЦК КПСС, 1, 1991, с. 155  
  5. Начальник СМЕРШа в годы войны, министр госбезопасности СССР В.С.Абакумов был арестован в июне 1951 г., судим в декабре 1954 г. и был расстрелян.  
  6. Известия ЦК КПСС, 1989, 2, с. 126  
  7. РЦХИДНИ, ф. 77, оп. 1, д. 979, л.182-183. Не позднее 14 августа 1946 г.  
  8. А.А.Жданов работал и над проектом закрытого письма по материалам "суда чести" над профессорами Н.Г.Клюевой и Г.И.Роскиным. См.: РЦХИДНИ, ф. 77, оп.3, д.153, л. 1-7  
  9. Аксенов Ю.С. Послевоенный сталинизм: удар по интеллигенции // Кентавр, 1991, октябрь-декабрь, с. 82  
  10. Там же, с. 82-83  
  11. АП РФ ПРОВЕРИТЬ СНОСКУ!. Жебрак А.Р. (1901-1965), ученый-генетик, президент Академии наук Белоруссии в 1945-1948 гг.  
  12. Состав участников заседания Политбюро 31 мая и 1 июня см.: Посетители кремлевского кабинета И.В.Сталина//Исторический архив, 1996, N 5-6, с.36  
  13. Медведев Ж. Взлет и падение Лысенко. История биологической дискуссии в СССР. (1929-1966). М.,1993, 161-163  
  14. Эренбург И. Люди, годы, жизнь  
  15. АП РФ, ф.3, оп.58, д.423, л.1  
  16. АП РФ, ф. 3, оп. 58, д. 423, л. 174. Переписка Л.Тимашук с властями, точнее, копии ее писем, отправленных в "инстанции", были изданы по личному архиву семьи Тимашук. См.: Цель была спасти жизнь больного". Письма Лидии Тимашук в свою защиту//Источник, 1997, N 1, с.3-16
Ленинградская "антипартийная" группа"

С марта 1948 г. Сталиным по существу официально утверждены два преемника - Вознесенский и Маленков. За каждым стоял свой жизненный опыт - у первого - накопленный в сфере экономики, у второго - в партаппарате, в его сердце - Управлении кадров ЦК. Каждый не был новичком в порядках на Старой площади и в Кремле. Эта опытность выражалась и в том, что к Вознесенскому был близок А.А.Кузнецов: секретарь ЦК, "курировавший" деятельность карательных органов, а Маленков многие годы сотрудничал с Берией - и в качестве начальника Управления кадров ЦК КПСС, и в качестве заместителя Берии в Совмине СССР.

После смерти Жданова на некоторое время сохранялось влияние группы во главе с Н.А.Вознесенским. Одновременно усиливается борьба между ними и группой Маленкова-Берии. Как отмечается в официальных материалах Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40 и начала 50-х гг. "Сталин в частных беседах высказывал предположения о том, что в качестве своего преемника по партийной линии он видел секретаря ЦК, члена Оргбюро А.А.Кузнецова. а по государственной линии - члена Политбюро, заместителя Председателя Совета Министров СССР Н.А.Вознесенского"93.

Конфликт между Кузнецовым и Маленковым вспыхнул еще в 1946 г. Кузнецов был одним из исполнителей "дела авиаторов" и, как вспоминали позже сотрудники аппарата ЦК ВКП (б) "т.Кузнецов вскрыл целый ряд недостатков, допущенных Маленковым в руководстве управлением кадров и Министерством авиационной промышленности, и подвергал их заслуженной критике на собраниях аппарата ЦК ВКП(б)"94.

В июле 1948 г. Маленков вновь избирается секретарем ЦК. Борьба между старым и новым начальниками Управления кадров ЦК вступает в новую фазу. Внешним и явно надуманным поводом для преследования так называемой "ленинградской антипартийной группы" стало обвинение А.А.Кузнецова, председателя Совмина РСФСР М.И.Родионова и первого секретаря Ленинградского обкома и горкома П.С.Попкова в проведении в Ленинграде Всероссийской оптовой ярмарки. Обвинение было необоснованным, так как Бюро Совмина СССР под председательством Г.М.Маленкова дважды принимало решение о проведении оптовых ярмарок для распродажи товарных излишков дважды - 14 октября и 11 ноября 1948 г.95 Более серьезной причиной, по нашему мнению, стало обвинение во фракционности, запрещенной в партии еще на 10 сьезде и свирепо преследовавшейся Сталиным.

В ответ на информацию, поступившую от председателя Совмина РСФСР М.И.Родионова, прежде работавшего в Ленинграде, о проведении Всероссийской оптовой ярмарки, Маленков инспирировал обсуждение на Политбюро ЦК ВКП(б) вопроса "Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) т.Кузнецова А.А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт.Родионова М.И. и Попкова П.С.". В постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 февраля 1949 г. содержатся сведения о тесных связях руководства Ленинграда с работавшими в этом городе прежде Н.А.Вознесенским и А.А.Кузнецовым, о просьбе ленинградского секретаря, чтобы Вознесенский и Кузнецов "шефствовали" над городом. Подобная практика связи местных организаций со своими выдвиженцами из партийно-государтвенного аппарата существовала всегда. Однако в данном случае постановление напоминало о тех временах, когда "Зиновьев... пытался превратить Ленинградскую партийную организацию в опору своей антиленинской фракции"96.

В феврале 1949 г. в Ленинград был послан Маленков. Под борьбу группировок за власть подводилась идейная основа, устанавливалась преемственность с политическими процессами десятилетней давности. Остальное оставалось делом палаческой техники. В результате арестов удалось выбить показания, что второй секретарь Ленинградского горкома Я.Ф.Капустин, активный участник обороны города в годы войны является "английским шпионом". Ему припомнили, что в 1935 г. он проходил длительную стажировку в Англии, в Манчестере, на заводах Метрополитен-Виккер, что он пользовался на заводе уважением и доверием, что у него был роман с его учительницей английского языка, предлагавшей ему остаться в Англии, и все эти факты "заслуживают особого внимания, как сигнал возможной (курсив наш. Авт.) обработки Капустина английской разведкой"97

Другого обвиняемого - бывшего председателя Ленинградского облисполкома, назначенного первым секретарем Крымского обкома ВКП(б) Н.В.Соловьева объявили "махровым великодержавным шовинистом" за предложение создать Бюро ЦК по РСФСР, образовать Компартию РСФСР. Его обвиняли также в том, что, "находясь на работе в Крыму, делал резкие вражеские выпады против главы Советского государства"98.

13 августа 1949 г. при выходе из кабинета Г.М.Маленкова без санкции прокурора были арестованы А.А.Кузнецов, П.С.Попков, М.И.Родионов, председатель Ленинградского исполкома горсовета П.Г.Лазутин и бывший председатель Ленинградского облисполкома Н.В.Соловьев.

Параллельно с этим шел поиск компромата против Н.А.Вознесенского.

Непосредственную работу по дискредитации Н.А.Вознесенского осуществлял председатель Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) М.Ф.Шкирятов99. Н.А.Вознесенскому предьявили обвинения в умышленном занижении государственных планов, в искажении и фальсификации статистической отчетности, наконец - в утрате секретных документов в аппарате Госплана. Учитывая, что практически вся документация считалась секретной, то это обвинение было, по сути, беспроигрышным. 9 сентября 1949 г. Шкирятов передал Г.М.Маленкову решение КПК с предложением исключить Вознесенского из партии и привлечь к суду ЗА УТРАТУ ДОКУМЕНТОВ Госпланом СССР100. Это предложение было утверждено опросом членов Пленума ЦК и 27 октября 1949 г. Вознесенский был арестован. Следствие проводилось Министерством госбезопасности и специальными следователями из числа сотрудников ЦК.

Арестованных Кузнецова, Капустина, братьев Вознесенских, Родионова, заместителя председателя Ленсовета Галкина жестоко пытали101. Непосредственное участие в процедуре допросов наряду со следователями МГБ принимали Маленков, Берия и Булганин. "Когда я завел Вознесенского А.А. (на допрос.- Авт.), - вспоминал один из следователей МГБ. - что в центральном кресле в роли основного допрашивающего сидел Маленков, в приставном кресле сидел Берия, облокотившийся на спинку кресла, стоял Булганин"102. "После посещения ими тюрьмы с обвиняемыми по "ленинградскому делу" "обстановка стала более жестокой, к каждому арестованному приставили 2-х следователей, а допросы стали длиться, как правило, до 4-х часов утра" - констатировали в КПК при ЦК КПСС103.

Так, М.И.Родионова допрашивали :

"29 ноября 1949 г. - с 13 час. 40 мин. до 17 час. 10 мин., 23 час. 50 мин. до 4 час. 50 мин.

30 ноября 1949 г. с 18 час. 50 мин. до 19 час. 50 мин.,

23 час. 30 мин. до 3 час. 00 мин.

8 декабря 1949 г. с 13 час. 30 мин. до 17 час. 20 мин.

16 декабря 1949 г. с 22 час. 30 мин. до 2 час. 50 мин.

23 декабря 1949 г. с 11 час. 10 мин. до 17 час. 15 мин."104

Бывший первый секретарь Ярославского обкома партии И.М.Турко, объясняя, почему он подписал явно фальсифицированый протокол допросов, рассказывал: "Видя этого человека (следователя МГБ Путинцева. - Авт.) зная, что в этих условиях они могут со мной сделать, что угодно, я был совершенно обезволен. Они лишили меня всякого человеческого достоинства и когда я, изнемогая, ползая и обнимая сапоги Путинцева, просил приостановить допрос, так как у меня начинались галлюцинации, я чувствовал, что теряю рассудок".

Расследование (если этот термин здесь вообще можно употреблять) шло с исключительной, какой-то средневековой жестокостью. Избивали беременных, истребляли семьями (так, кроме самого Н.А.Вознесенского были арестованы его брат - министр просвещения РСФСР А.А.Вознесенский, его сестра, М.А.Вознесенская, секретарь одного из ленинградских райкомов и 14 (!) жен и родственников других обвиняемых.

Главным пунктом обвинения против Н.А.Вознесенского было то, что он утратил .секретные документы. По этой статье, согласно Закону "Об ответственности за разглашение государственной тайны и за утрату документов, содержавших государственную тайну", принятому в 1947 г., предполагалось в качестве максимального наказания заключение в исправительно-трудовой лагерь на срок от десяти до пятнадцати лет105. Смертная казнь в СССР после войны была официально отменена. В постановлении Верховного Совета СССР было объявлено, что "применение смертной казни больше не вызывается необходимостью в условиях мирного времени", ... "идя навстречу пожеланиям профессиональных союзов рабочих и служащих и других авторитетных организаций, выражающих мнение широких общественных кругов" - Президиум Верховного Совета СССР отменил смертную казнь106.

Однако для расправы над обвиненными была изменена сама норма закона.. 12 января 1950 г. был принят указ Президиума Верховного Совета СССР "О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам и подрывникам-диверсантам", опять-таки "ввиду поступивших зявлений от национальных республик, от профсоюзов, крестьянских организаций, а также от деятелей культуры"107.

Последовал суд, его будущие решения, в соответствии с обычной практикой, были заранее утверждены Сталиным и Политбюро. 1 октября 1950 г. в час ночи был оглашен приговор, по которому Вознесенский, Кузнецов, Родионов, Попков, Капустин и Лазутин были приговорены к расстрелу. Через час приговор был приведен в исполнение. Аресты и судебные процессы продолжались в течение следующих 1950-1952 гг.108 В архиве КГБ сохранился проект постановления Политбюро ЦК ВКП(б), датированный августом 1949 г., которым предполагалось обязать Министерство госбезопасности "выселить проживающих в гор. Ленинграде и Ленинградской области 1500 человек с семьями, из числа лиц, скомпроментировавших себя в какой-то мере связью с троцкистами, зиновьевцами, правыми, меньшевиками, эсерами, немцами и финнами на вечное поселение в Алтайский край, под надзор органов Министерства внутренних дел". Летом 1957 г. Ф.Р.Козлов, тогдашний секретарь Ленинградского обкома, заявил на Пленуме ЦК: "Десятки тысяч ни в чем неповинных людей тогда выслали из Ленинграда в ссылки, в тюрьмы, и на расстрел пошли многие из них, многие из них погибли. Десятки тысяч ни в чем неповинных людей отправляли эшелонами"109.

С устранением из политики и из жизни Вознесенского, Кузнецова и их сторонников борьба за власть в Кремле и на Старой площади не ослабла и не стала более ясной. Внешне это была полная победа Берии и Маленкова. Однако сохранялись противоречия между участниками этой группы (достаточно напомнить, что в 1946 г. Маленков едва не стал подследственным Берии), да и сам Сталин с подозрением присматривал за ними, вводя в политическую игру "своих людей". Интригуя, стравливая своих соратников, Сталин уже говорил о том, что его возможным преемником на посту Председателя Совмина СССР может быть Н.А.Булганин110.

В последние годы жизни Сталина ослабло влияние его старых соратников. Первый из них, К.Е.Ворошилов был назначен на должность председателя союзной контрольной комиссии в Венгрии (1945-1947 гг.), после этого он стал председателем Бюро по культуре при Совете Министров СССР и членом Главного военного совета Военного министерства СССР (1947-1953 гг.), второй - В.М.Молотов - в 1949 году был смещен с должности министра иностранных дел, которую занимал с 1939 года.

В послевоенный период возрастало влияние Н.А. Булганина. В конце войны он занимал должности заместителя наркома обороны СССР (1944-1946 гг.), и замминистра вооруженных сил СССР (1946-1947 гг.) В 1947 г. он получил пост министра вооруженных сил, сочетая эту должность с должностью заместителя председателя Совмина СССР. В 1950 г. Булганин стал первым заместителем председателя Совмина СССР. Служебный рост Булганина, кажется, свидетельствовал о его сравнительно автономном положении в правящей верхушке. Во всяком случае, на его карьере не отразилось ни временное ослабление позиций Маленкова, ни крушение так называемой "ленинградской группы".
 
Примечания
     
  1. Известия ЦК КПСС, 1989, 2, с.127  
  2. ЦХСД, ф.6, д.13/78, т.36, л.42  
  3. Известия ЦК КПСС, 1989, 2, с. 127-128  
  4. Там же, с. 128-128  
  5. ЦХСД, ф.6, д.13/78, т.36, л.107-108  
  6. Там же, л.53  
  7. Шкирятов Матвей Федорович (1883 - 1954). В течение 20 лет - с 1934 по 1954 гг. работал в органах партконтроля. В это время - заместитель председателя комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б)  
  8. Там же, 1989, 2, с.130  
  9. АП, ф.3, оп.58, л.223,  
  10. ЦХСД, ф.6, д.13/78, т.36, л.57  
  11. Там же, л.58  
  12. Там же, л.198  
  13. Ведомости Верховного Совета СССР, 1947,N 20  
  14. Ведомости Верховного Совета СССР, 1947, N 17  
  15. Ведомости Верховного Совета СССР, 1950, N 3  
  16. Известия ЦК КПСС, 2, с.131-132  
  17. Пленум ЦК КПСС,июнь 1957 года. Стенографический отчет, с.91  
  18. Там же, с.89
Н. С. Хрущев 


Новым участником в борьбе за власть стал Н.С.Хрущев. Строго говоря, на Старой площади он не был новым человеком. Работавший в московской партийной организации в 30-е гг., он проделал за несколько лет путь от сделал от секретаря Бауманского райкома ВКП(б) в 1931 г. до первого секретаря Московского горкома в 1934 г. и второго секретаря Московского обкома (в 1935 г. одновременно стал и первым секретарем Московского обкома). В отличие от большинства своих соратников - первых секретарей - он уцелел во время "великой чистки" 1936-1939 гг. и ушел из Москвы в 1938 г. первым секретарем ЦК компартии Украины. Понятно, что он должен был принимать участие в репрессиях и быть их организатором во вверенной ему территории, а следовательно, и сотрудничать с Маленковым и Берией. Таковы были реальности деятельности первого секретаря республиканской организации ВКП(б). Сохранилось письмо А.З.Кобулова, бывшего с 1938 г. заместителем министра госбезопасности Украины, а в момент написания письма - в апреле 1954 г.- заключенного Бутырской тюрьмы на имя Г.М.Маленкова. В этом документе приводятся сведения о широчайших масштабах репрессий на Украине и о том, что первый секретарь ЦК КП Украины не пытался сделать даже то, что мог, для их ограничения111. Первый секретарь ЦК ВКП(б) Украины Хрущев был вызван Сталиным в Москву в конце 1949 г. По словам Хрущева, Сталин сказал ему: "Мы хотим перевести вас в Москву. У нас неблагополучно в Ленинграде, выявлены заговоры. Неблагополучно у нас и в Москве, и мы хотим, чтобы вы опять возглавили Московскую партийную организацию." В своих мемуарах Хрущев сделал важное замечание: "У меня сложилось тогда впечатление, что Сталин (он этого не сказал мне), вызывая меня в Москву, хотел как-то повлиять на расстановку сил в столице и понизить роль Берии и Маленкова. Мне даже иногда казалось, что Сталин сам боится Берии, рад бы был от него избавиться, но не знает, как это получше сделать. Перевод же меня в Москву как бы противопоставлял нас, связывая Берии руки"112.

Сведения Хрущева не подтверждаются в ряде существенных деталей. Он был прав, когда вспоминал о недовольстве Сталиным деятельностью аппарата Московской партийной организации. Похоже, что после "ленинградского дела" очередь дошла и до Москвы. 20 октября 1949 г. И.В.Сталину и членам Политбюро ЦК поступило письмо за подписью трех инженеров одного из московских заводов (впоследствии было установлено, что фамилии авторов письма вымышленные), в котором указывалось на серьезные недостатки в работе первого секретаря МК и МГК ВКП(б) Г.М.Попова.

По предложению Сталина была образована комиссия Политбюро ЦК в составе Г.М.Маленкова, Л.П.Берии, Л.М. Кагановича и М.А.Суслова для проверки указанных в письме фактов. По результатам проведенной проверки 12 декабря 1949 г. было принято постановление Политбюро ЦК "0 недостатках в работе тов.Попова Г.М.". Содержание постановления было значительно шире констатации ошибок и недостатков в деятельности Попова, оно давало также оценку работы бюро МК и МГК. Отмечалось, например, что Московский комитет "проводит неправильную линию в отношении союзных министерств и министров, пытаясь подмять министров и командовать министерствами, подменять министров, правительство и ЦК ВКП(б)", что "МК и МГК ВКП(б), занимаясь в основном хозяйственными делами, не уделяют должного внимания вопросам партийно- политической и внутрипартийной работы".

Пленум МК и МГК ВКП(б), состоявшийся 13-16 декабря, признал, что ЦК "правильно и своевременно вскрыл крупные недостатки в работе Попова и бюро Московского областного и городского комитетов партии". Пленум осудил также "беспринципную позицию секретарей и членов бюро, зажим критики и самокритики, грубые нарушения отдельными руководителями государственной и партийной дисциплины, серьезные ошибки в работе с кадрами". Пленум освободил Попова от занимаемой должности. Было признано необходимым также обсудить на пленуме МК ВЛКСМ вопрос об ошибках в работе бывшего секретаря МК и МГК ВЛКСМ Н.П.Красавченко и бюро областного и городского комитетов комсомола.

Первым секретарем МК ВКП(б) был назначен Н.С.Хрущев.

То есть 28-29 декабря собрание актива Московской городской организации ВКП(б) одобрило постановление ЦК и решения пленума.

В феврале 1950 г. были освобождены от должностей второй секретарь обкома С.А.Жолнин, второй секретарь горкома И.А.Парфенов, секретари обкома О.В.Козлова и А.Я.Секачев, в мае того же года освобожден от обязанностей председателя исполкома Мособлсовета П.Г. Бурыличев.

Оставим Хрущеву его предположение стать в конце 40-х г. противовесом Берии. В ЭТО время его влияние было несопоставимо с местом в кремлевском руководстве заместителей Председателя Совета Министров СССР Г.М.Маленкова и Л.П.Берии. Однако Сталину, как и глубоко чтимому им Ивану Грозному, была свойственна способность "из камней творить чад Авраамовых". Партаппарат стал вскоре тем источником благодати, который дал возможность Хрущеву, самому участвовавшему в репрессиях, заказчику политических убийств видных украинских националистов стать ярым обличителем политических репрессий периода культа личности.
 
Примечания
     
  1. АП РФ, ф.3, оп.58, д.535, л.127-135  
  2. Мемуары Никиты Сергеевича Хрущева // ВИ, 1992, 2-3, с. 89-90

Читать далее


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com