Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / История РОА / Генерал Власов и РОД (Русское Освободительное Движение). Екатерина Андреева / Глава 2. Идейная эволюция освободительного движения. Меморандум Власова-Боярского. Листовка, обращённая к командирам Красной армии и к советской интеллигенции

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 52 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

ЕКАТЕРИНА АНДРЕЕВА

ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ И РУССКОЕ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ
 
(1) - так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце главы

{1} - так обозначены номера страниц в книге

Глава 2. ИДЕЙНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

     После взятия в плен и предварительного допроса Власов был направлен в особый лагерь для военнопленных в Виннице, где содержались и другие члены советского командного состава (411). Здесь Власов немедленно оказался вовлечённым в политическую деятельность.

Меморандум Власова-Боярского

     В результате дискуссий с пленными соотечественниками о возможности изменений в Советском Союзе, {135} Власов и полковник Боярский позже ставший одним из командиров Русского Освободительного Движения составили меморандум (412) германскому верховному командованию. В меморандуме рассматривается социальное положение в СССР и отношение немцев к Советскому Союзу, а также предлагается сформировать Русскую Национальную Армию. Документ датирован 3 августа 1942 г., т. е. написан уже через две недели после прибытия Власова в Винницу. Такая поспешность означает, что, по мнению авторов, положение требовало срочных действий. Каждая минута была дорога. Но потребовалось пять с половиной недель, чтобы письмо прошло все инстанции немецкой военной бюрократии. Этот двухстраничный документ особенно интересен тем, что, насколько можно судить, это единственное дошедшее до нас подлинное выражение личных взглядов Власова; все позднейшие брошюры, прокламации, воззвания насыщены идеями и суждениями других лиц (413). В данном случае, поскольку Власов был старшим из офицеров, письмо, скорее всего, составлено им самим.
     Рекомендации этого письма германскому верховному командованию отражают взгляды, бытовавшие среди советской интеллигенции в конце 30-х годов (414); тогда считалось, что советский строй падёт только при условии нападения извне. Считалось, что вся сталинская система слишком монолитна, чтобы индивидуальные усилия изнутри могли поколебать её. Можно считать, что Власов и его офицеры были глубоко потрясены состоянием советских вооружённых сил в начале войны. Советские командиры знали о недовольстве среди российского населения и хотели дать понять немцам, что те не могут рассчитывать на победу без его помощи. Уже сами масштабы страны представляли для завоевателя непреодолимую проблему. Здравый смысл поэтому требовал, чтобы {136} немцы использовали недовольство внутри страны и допустили сформирование русского национального центра или правительства; по мнению офицеров, это значительно облегчило бы свержение советского режима (415).
     Меморандум Власова-Боярского перечисляет некоторые проблемы, с которыми столкнется Русское Освободительное Движение, и указывает, каким образом лидеры такого движения предполагают справиться с ними. Из этого становится ясно, что авторы меморандума совершенно не понимали сущности нацизма. Они надеялись, что можно убедить нацистские власти изменить политику по отношению к СССР. Они не отдавали себе отчёта, что, предлагая изменение политики, идущее вразрез с нацистским анализом действительности в СССР, необходима дипломатичность и большая гибкость в том, как они выражали свою мысль, чтобы оставить за собой возможность для дальнейшего политического маневрирования.
     В первом параграфе меморандума говорится, что сталинское правительство лишилось популярности. Это приписывается тому, что правительство оказалось неспособным организовать войну как на фронте, так и в тылу, где гражданское население голодало и страдало от последствий экономического краха. Поэтому, считают авторы, правительство может удержать власть только посредством террора. Критика сталинского правления и описание народных страданий проходят затем красной нитью через все последующие тексты Русского Освободительного Движения и служат исходной точкой дальнейших этапов в развитии его борьбы. Второй параграф описывает состояние советского командного состава. По словам авторов, у армейских командиров и гражданских руководителей «всё яснее назревает сознание бессмысленности продолжения войны». Совершенно бессмысленно {137} обрываются миллионы жизней и гибнут огромные материальные ценности. Военные командиры стоят перед дилеммой бессмысленной гибели на фронте или от рук НКВД. Их считают ответственными за военное поражение, тогда как в действительности не они виноваты. Кроме того, их действиям мешают комиссары (417). В результате, всё больше и больше старших офицеров сдаётся немцам.
     В третьем параграфе меморандума объясняется, что эти пленные командиры обсудили, каким образом свергнуть правительство Сталина и как построить новую Россию. Далее, авторы Меморандума наивно ставят вопрос, «изменить ли государственный строй в СССР, опираясь на Германию или же на Англию и Соединенные Штаты?»; и меморандум поясняет, что для свержения советского правительства оппозиция Сталину должна вступить в союз с Германией, поскольку одна из открытых целей германской войны именно свержение советского правительства.
     В этом и состоял критический узел проблемы; эти две фразы выдают дилемму оппозиционного движения: пленные советские офицеры-антисталинцы считали, что без поддержки извне свергнуть советский режим почти невозможно и несомненно предпочли бы союз с демократическим режимом, если бы Англия и Соединенные Штаты не были уже союзниками СССР (418). Один только Третий Рейх открыто заявил о своей враждебности Советскому Союзу и коммунизму. Однако русские пленные вскоре обнаружили, что, несмотря на заверения немцев, враждебность Третьего Рейха к СССР диктовалась не столько политическими мотивами, сколько расовыми теориями «Майн Кампф».
     Такие заявления авторов меморандума и признание ими трудностей, стоящих перед Движением, указывали на то, что существо нацизма было для них далеко не ясным. {138}
     Прочитав такое письмо, ни один нацистский чиновник и не подумал бы давать ему какой бы то ни было ход. Никто из сторонников теории Унтерменш не счёл бы взгляды руских заслуживающими серьёзного отношения. Ещё менее такой читатель меморандума стал бы симпатизировать проблемам советских антисталинистов. Подчёркнутые (419) ключевые слова текста и знаки вопроса на полях свидетельствуют, что позиция Власова и Боярского была непонятна читателю этого документа.
     В четвёртом параграфе говорится, что Сталин будет продолжать войну до «исчерпания сил» и возможностей. В пятом, что сформирование русской армии ответит существующей необходимости. Авторы письма считают, что немецкое командование должно воспользоваться враждебным отношением военнопленных к Сталину. Внушительная русская армия послужит ядром для создания нового социального и политического строя в России. Авторы меморандума также полагают, что сформирование русской армии канализирует недовольство среди военнопленных, а официальное признание её пресечёт бытующее среди военнопленных чувство, что их коллаборационизм является изменой Отечеству. Иными словами, Власов и Боярский пытались дать понять немцам, что русские не хотят быть просто наёмниками, но станут воевать, если их действия будут мотивироваться патриотизмом. Эти идеи патриотизма, противопоставленные измене, также подчёркнуты в тексте немецким читателем и сопровождаются знаком вопроса на полях.
     Меморандум поясняет примерами ряд проблем, которые возникнут по мере развития Русского Освободительного Движения. Для свержения сталинского строя нужна двоякая стратегия. С одной стороны, для достижения ближайшей цели низвержения советского правительства необходимо создать внушительную военную {139} силу; с другой стороны, нужна перспективная программа создания нового социального и политического строя в СССР.
     Первоочередные шаги по образованию Русской Освободительной Армии были гораздо более ясными и легче выполнимыми, чем дальние цели, и, следовательно, текст уделяет больше внимания требованиям первой необходимости. Учитывая нацистскую идеологию, было, разумеется, нелегко планировать образование несталинского российского государства; тем не менее, даже в этом первом письме, не блещущем политической изощрённостью, делается больший упор на формировании армии, чем на создании нового строя в России. К тому же Власов и Боярский определённо стремились добиться от немецкого верховного командования срочных мер по облегчению участи русских военнопленных, а также, чтобы им было найдено положительное применение. Такая постоянная озабоченность первоочередными военными
задачами заслоняла собой более обширный вопрос будущего облика нового режима в Советском Союзе. Этот недочёт постоянно даёт себя знать во всей последующей истории Русского Освободительного Движения.
     Меморандум Власова и Боярского – иллюстрация того, как сами лидеры подходили ко всему начинанию. Обосновывая необходимость перемен в Советском Союзе, они приводят чисто фактический материал, основанный на событиях недавнего прошлого, говорят о терроре и плохом состоянии советских вооружённых сил во время войны. Такие аргументы были доступны советской аудитории, на которую ориентировалось Русское Освободительное Движение и которая не привыкла оперировать сложными политическими абстракциями. Не привыкли к этому и сами лидеры Освободительного Движения. Меморандум также иллюстрирует бытовавшее в советских {140} кругах заблуждение, будто Запад, в условиях свободной информации, в целом хорошо осведомлён о положении в Советском Союзе (420).
     В начале войны многие в Советском Союзе смотрели на немцев, как на освободителей (421). Казалось немыслимым, чтобы немцы не знали о происходившем в СССР в конце 30-х годов и не понимали взаимоотношений населения и режима. Такое мнение о немцах диктовалось не только давно существующей в России переоценкой возможностей Запада и предполагаемым западным «альтруизмом» по отношению к России, но отчасти также и советской политикой в отношении Третьего Рейха. В 30-х годах советская пропаганда представляла фашизм как последнюю стадию капитализма, а поэтому естественным врагом Советского Союза. В 1939 г. в связи с подписанием германо-советского пакта о ненападении, Германия и немецкий народ получили в СССР официальную оценку «верный союзник». Когда же началась война, советские власти уже без прикрас определяли намерения Третьего Рейха, но к этому времени многие советские граждане перестали верить советской пропаганде, да и трудно было представить себе, что такая высококультурная страна, как Германия, может целиком подпасть под влияние идеологии нацизма.
     Нацистская политика по отношению к Советскому Союзу никак не оправдала эти надежды, но даже в 1942 г. не только русские, но и некоторые немцы всё ещё надеялись, что можно убедить нацистские власти в ошибочности их тактики и в необходимости изменить её. Письмо Власова и Боярского, столь понятное любому российскому антисталинисту, предполагало от немецкого читателя понимания вещей гораздо большего, чем можно было ожидать от него в таких обстоятельствах. {141}

Листовка, обращённая к командирам Красной армии и к советской интеллигенции

     Следующим политическим актом Власова было подписание им листовки (422), обращённой к командирам Красной армии и советской интеллигенции. Власов отказался подписать первоначальную версию листовки, предложенною ему отделом «Вермйхт Пропаганда» (423); текст был переработан, но и новый вариант носит следы нацистского давления и компромисса со стороны русских антисталинистов с их немецкими «господами». Листовка, состоящая примерно из 600 слов, была подписана в Виннице 10 сентября 1942 года. Поскольку Власов отказался подписать призыв к дезертирству из Красной армии, эта листовка, написанная от первого лица, по-видимому, самим Власовым, состоит, главным образом, из критики «сталинской клики» данная формулировка позже повторяется во всех декларациях Русского Освободительного Движения. Листовка начинается краткой служебной биографией Власова (в особенности во время войны) и добавляет: «В Красной армии я поднялся от бойца до командующего армией». В листовке приводятся слова Власова о том, что в качестве командующего 2-ой ударной армией он сражался до последней возможности, а затем попал в плен. В связи со всем этим Власов был вынужден поставить перед собой вопрос: по чьей вине это происходит? Листовка не сводит критику «сталинской клики» просто к военной некомпетентности и неэффективному ведению войны.
     Она поясняет, что, вдумавшись в события последних двенадцати-пятнадцати лет, Власов пришёл к выводу, что все несчастья, претерпеваемые народом, вызваны политикой правительства. Страна разорена колхозной системой. Миллионы работников уничтожены, лучшие военные{142} кадры погибли, лживая система воспитания исковеркала и всю страну в целом и, в частности, армию. Всякая свободная мысль в стране задушена, взаимная подозрительность всячески поощряется.
     Важно отметить, что за все эти несчастья, которым подверглась Россия, вина возлагается на Сталина и его ближайших соратников. То есть обвиняются не коммунистическая и большевистская системы как таковые, а только сталинская внутренняя политика. И хотя в описании хода войны, в стилизации немецких успехов и советских поражений можно усмотреть нацистское влияние, в листовке ни разу не встречается нацистский лозунг «жидо-большевик».
     На режим также возлагается ответственность за вовлечение страны в войну, чуждую её интересам. Теперь же, утратив поддержку народных масс, расшатав аппарат управления и подорвав экономику, правительство ведёт страну к поражению (424). В этом пункте листовки заметен нажим немецкой пропаганды: военные действия между двумя державами начал Третий Рейх, а не СССР, и, учитывая цели нацистов в СССР, очевидно, что не в советских интересах было уступать этой агрессии.
     Такая обрисовка хода войны явно была рассчитана на военную аудиторию, которой предназначалась листовка. Содержание её подтверждает также гипотезу, что на отношении Власова к советскому режиму сильно сказалась ситуация на фронте и, в частности, судьба 2-ой ударной армии.
     В следующем параграфе разбирается положение на фронте, в частности немецкие успехи на Южном фронте (425), и говорится, что нападающие силы встретили лишь слабое сопротивление, а бойцы, не желавшие сражаться за чуждые им интересы, сдавались в плен «толпами». Сталинская клика, утверждает листовка, зная, {143} что она больше не в состоянии организовать оборону страны, решила удержаться у власти ценой бессмысленной гибели неподготовленных войск.
     Этот параграф явная дань нацистской пропаганде: анализ положения стилизуется в соответствии с её требованиями. Ведь во второй половине 1942 г. Сталину удалось уже исправить некоторые недостатки в ведении войны и большинство фронтов, после поражений 1941 г., стабилизировалось. По мере того, как враждебное отношение нацистов к гражданскому населению оккупированных районов делалось более очевидным, Сталину становилось легче возбудить патриотический подъём и сопротивление агрессору. К этому времени (1942 год) неустойчивое положение режима, вызванное массовыми поражениями и стихийным недовольством населения, выравнялось и перестало быть угрожающим.
     Следующий раздел листовки дает выход чувству разочарования и безвыходности командиров Красной армии в их столкновении с политическим партийным аппаратом. Ибо, поясняет автор, обвинения в военных неудачах возлагаются на командиров, а фактически комиссары, политотдел и НКВД, не обладающие ни военной подготовкой, ни опытом ведения войны, ставят им палки в колёса на каждом шагу. Автор листовки считает, что это постоянное вмешательство политического сектора не оставляет честным людям другой альтернативы, кроме самоубийства. Хотя листовка не называет имён, отдельные лица, например, генерал Кирпонос, действительно избрали этот выход (426).
     Следующая фраза явно предназначена фронтовикам, беспокоившимся о своих семьях. Хаос в стране, говорится в ней, породил голод, от которого страдают семьи военнослужащих, не получающие никакой помощи от правительства. {144}
     Далее говорится, что сталинская клика сильно надеется на помощь Англии и Америки и на открытие «второго фронта». Эта тема затем выливается в критику британской и американской государственных систем, известных своей тенденцией эксплуатировать в своих целях другие народы: англичане и американцы будут бороться «до последнего русского солдата». Листовка объясняет, что не впервые русским приходится платить за англо-американские интересы. Этот отрывок идёт вразрез с замечаниями Власова и Боярского в меморандуме немецкому верховному командованию, где нет ни тени враждебности по отношению к союзникам. Почти наверное эти нападки на союзников – результат нажима со стороны нацистов. Быть может, эти нападки должны были подогреть антисоюзнические настроения, все ещё бытовавшие в Красной армии, корень которых в союзной интервенции во время гражданской войны. Листовка обращена к критикам сталинского строя; разумеется, те же самые люди могли относиться критически и к западному режиму, об империалистических происках которого им говорилось постоянно. Поэтому такие нападки могли задеть эмоциональную струну, как у служащих Красной
армии, так и среди части интеллигенции.
     «Лживая пропаганда хочет запугать вас рассказами о фашизме, расстрелах и жестокости в немецком плену», говорится дальше. Это уже нацистская пропаганда. Сам Власов не испытал этого на себе, но он, конечно, не мог не знать о плачевном положении советских военнопленных. Однако листовка утверждает, что советские военнопленные могли убедиться, что условия существования в Германии и в Вермахте, а также снабжение и качество военного обмундирования здесь лучше, чем в Красной армии. Этот фрагмент далее восхваляет {145} германскую культуру, организацию и дисциплину и заканчивается весьма туманно:
     «Где же выход из этого тупика, в который сталинская клика завела нашу страну? Есть только один выход, другого история не даёт. Кто любит свою родину, кто хочет счастья для своего народа тот должен всеми силами и всеми средствами включиться в дело свержения всем ненавистского сталинского режима, тот должен способствовать созданию нового, антисталинского правительства, тот должен бороться за окончание преступной войны, ведущейся в интересах Англии и Америки, за честный мир с Германией. Лучшие люди страны как находящиеся в местах, ещё остающихся в руках Сталина, так и находящиеся в плену, думают, а частично и работают уже в этом направлении. Дело теперь за вами».
     Власов не призывает своих соотечественников дезертировать к немцам и не уточняет какая «работа» уже осуществляется и кем. Это созвучно с позицией, которую, как известно, он занял позже, не желая давать посулов без уверенности, что обещания имеют шанс стать реальностью.

     Следующим политическим актом Власова было подписание им листовки (422), обращённой к командирам Красной армии и советской интеллигенции. Власов отказался подписать первоначальную версию листовки, предложенною ему отделом «Вермйхт Пропаганда» (423); текст был переработан, но и новый вариант носит следы нацистского давления и компромисса со стороны русских антисталинистов с их немецкими «господами». Листовка, состоящая примерно из 600 слов, была подписана в Виннице 10 сентября 1942 года. Поскольку Власов отказался подписать призыв к дезертирству из Красной армии, эта листовка, написанная от первого лица, по-видимому, самим Власовым, состоит, главным образом, из критики «сталинской клики» данная формулировка позже повторяется во всех декларациях Русского Освободительного Движения. Листовка начинается краткой служебной биографией Власова (в особенности во время войны) и добавляет: «В Красной армии я поднялся от бойца до командующего армией». В листовке приводятся слова Власова о том, что в качестве командующего 2-ой ударной армией он сражался до последней возможности, а затем попал в плен. В связи со всем этим Власов был вынужден поставить перед собой вопрос: по чьей вине это происходит? Листовка не сводит критику «сталинской клики» просто к военной некомпетентности и неэффективному ведению войны.      Она поясняет, что, вдумавшись в события последних двенадцати-пятнадцати лет, Власов пришёл к выводу, что все несчастья, претерпеваемые народом, вызваны политикой правительства. Страна разорена колхозной системой. Миллионы работников уничтожены, лучшие военные{142} кадры погибли, лживая система воспитания исковеркала и всю страну в целом и, в частности, армию. Всякая свободная мысль в стране задушена, взаимная подозрительность всячески поощряется.      Важно отметить, что за все эти несчастья, которым подверглась Россия, вина возлагается на Сталина и его ближайших соратников. То есть обвиняются не коммунистическая и большевистская системы как таковые, а только сталинская внутренняя политика. И хотя в описании хода войны, в стилизации немецких успехов и советских поражений можно усмотреть нацистское влияние, в листовке ни разу не встречается нацистский лозунг «жидо-большевик».      На режим также возлагается ответственность за вовлечение страны в войну, чуждую её интересам. Теперь же, утратив поддержку народных масс, расшатав аппарат управления и подорвав экономику, правительство ведёт страну к поражению (424). В этом пункте листовки заметен нажим немецкой пропаганды: военные действия между двумя державами начал Третий Рейх, а не СССР, и, учитывая цели нацистов в СССР, очевидно, что не в советских интересах было уступать этой агрессии.     Такая обрисовка хода войны явно была рассчитана на военную аудиторию, которой предназначалась листовка. Содержание её подтверждает также гипотезу, что на отношении Власова к советскому режиму сильно сказалась ситуация на фронте и, в частности, судьба 2-ой ударной армии.      В следующем параграфе разбирается положение на фронте, в частности немецкие успехи на Южном фронте (425), и говорится, что нападающие силы встретили лишь слабое сопротивление, а бойцы, не желавшие сражаться за чуждые им интересы, сдавались в плен «толпами». Сталинская клика, утверждает листовка, зная, {143} что она больше не в состоянии организовать оборону страны, решила удержаться у власти ценой бессмысленной гибели неподготовленных войск.      Этот параграф явная дань нацистской пропаганде: анализ положения стилизуется в соответствии с её требованиями. Ведь во второй половине 1942 г. Сталину удалось уже исправить некоторые недостатки в ведении войны и большинство фронтов, после поражений 1941 г., стабилизировалось. По мере того, как враждебное отношение нацистов к гражданскому населению оккупированных районов делалось более очевидным, Сталину становилось легче возбудить патриотический подъём и сопротивление агрессору. К этому времени (1942 год) неустойчивое положение режима, вызванное массовыми поражениями и стихийным недовольством населения, выравнялось и перестало быть угрожающим.      Следующий раздел листовки дает выход чувству разочарования и безвыходности командиров Красной армии в их столкновении с политическим партийным аппаратом. Ибо, поясняет автор, обвинения в военных неудачах возлагаются на командиров, а фактически комиссары, политотдел и НКВД, не обладающие ни военной подготовкой, ни опытом ведения войны, ставят им палки в колёса на каждом шагу. Автор листовки считает, что это постоянное вмешательство политического сектора не оставляет честным людям другой альтернативы, кроме самоубийства. Хотя листовка не называет имён, отдельные лица, например, генерал Кирпонос, действительно избрали этот выход (426).      Следующая фраза явно предназначена фронтовикам, беспокоившимся о своих семьях. Хаос в стране, говорится в ней, породил голод, от которого страдают семьи военнослужащих, не получающие никакой помощи от правительства. {144}     Далее говорится, что сталинская клика сильно надеется на помощь Англии и Америки и на открытие «второго фронта». Эта тема затем выливается в критику британской и американской государственных систем, известных своей тенденцией эксплуатировать в своих целях другие народы: англичане и американцы будут бороться «до последнего русского солдата». Листовка объясняет, что не впервые русским приходится платить за англо-американские интересы. Этот отрывок идёт вразрез с замечаниями Власова и Боярского в меморандуме немецкому верховному командованию, где нет ни тени враждебности по отношению к союзникам. Почти наверное эти нападки на союзников – результат нажима со стороны нацистов. Быть может, эти нападки должны были подогреть антисоюзнические настроения, все ещё бытовавшие в Красной армии, корень которых в союзной интервенции во время гражданской войны. Листовка обращена к критикам сталинского строя; разумеется, те же самые люди могли относиться критически и к западному режиму, об империалистических происках которого им говорилось постоянно. Поэтому такие нападки могли задеть эмоциональную струну, как у служащих Красной армии, так и среди части интеллигенции.      «Лживая пропаганда хочет запугать вас рассказами о фашизме, расстрелах и жестокости в немецком плену», говорится дальше. Это уже нацистская пропаганда. Сам Власов не испытал этого на себе, но он, конечно, не мог не знать о плачевном положении советских военнопленных. Однако листовка утверждает, что советские военнопленные могли убедиться, что условия существования в Германии и в Вермахте, а также снабжение и качество военного обмундирования здесь лучше, чем в Красной армии. Этот фрагмент далее восхваляет {145} германскую культуру, организацию и дисциплину и заканчивается весьма туманно:     «Где же выход из этого тупика, в который сталинская клика завела нашу страну? Есть только один выход, другого история не даёт. Кто любит свою родину, кто хочет счастья для своего народа тот должен всеми силами и всеми средствами включиться в дело свержения всем ненавистского сталинского режима, тот должен способствовать созданию нового, антисталинского правительства, тот должен бороться за окончание преступной войны, ведущейся в интересах Англии и Америки, за честный мир с Германией. Лучшие люди страны как находящиеся в местах, ещё остающихся в руках Сталина, так и находящиеся в плену, думают, а частично и работают уже в этом направлении. Дело теперь за вами».      Власов не призывает своих соотечественников дезертировать к немцам и не уточняет какая «работа» уже осуществляется и кем. Это созвучно с позицией, которую, как известно, он занял позже, не желая давать посулов без уверенности, что обещания имеют шанс стать реальностью.

Примечания

411. См. главу 1, раздел «Власов решается».
412. Письмо Власова и Боярского. Винница 3.8.1942. Немецкий перевод: Armee Oberkommando 16.1с.Do.12.9. 1942. Захваченные немецкие документы US National Archives Reichsftihrer SS TI 175 66 EAP 161-b-12/195 258 2721. Обратный перевод с немецкого на русский см. Поздняков В.В. «А.А.Власов», с. 36-41.
413. См. главу 1, раздел «Сподвижники Власова» о М.А.Зыкове; предполагается, что тексты Смоленской декларации и власовского Открытого письма составлены при его участии.
414. Интервью автора с Л.Н.Зайцевым. Краснов-Левитин А. «Лихие годы. 1925-1941». Париж 1977, с. 327. Краснов-Левитин А. «Рук Твоих жар. 1941- 1956». Тель-Авив, 1979, с. 14.
415. An den Generalstab des deutschen Heeres. Eingabe des Kgf. friiheren Kdeurs, des I. selbst. Schtz.- Korps der Roten Armee Oberst Michail Michailowitsch Schapowalow. US National Archives ReichsfUhrer SS Tl 175 66 EAP 161-b-12/195 258 2721.
416. Бесчисленные мемуары свидетельствуют о том, что население не верило советской информации о нацистах; см., например: Краснов-Левитин А. «Рук Твоих жар 1941-1956», с. 22. Так или иначе, красноармейцы боялись обсуждать между собой германский вопрос. Терновский Ю. «В плену»; Поздняков В. В. «Рождение РОА», с. 8.
417. Взаимоотношения между политическим и военным командованием в Красной армии были источником постоянных трений. После дела Тухачевского количество политработников в армии было увеличено. «КПСС и строительство советских вооружённых сил 1917-1964». Москва, 1965, с. 240. Однако неопытность политических комиссаров при равных полномочиях с военными ко-
мандирами повели к катастрофическим результатам в Финской кампании. Вследствие этого был издан приказ «Об укреплении единоначалия в Красной Армии и Военно-морском флоте». «КПСС о вооружённых силах Советского Союза», Москва, 1969, с. 298. Когда началась война с Германией, система политкомиссаров была введена вновь: «О реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров в рабоче-крестьянской Красной Армии». Июль 16, 1941, «КПСС о вооружённых силах Советского Союза», с. 305-306. Система комиссаров была очень непопулярной, и в результате как чистки армии, так и нацистского Коmmissarbefehl, 6.6.1941 OKW/WFSt/L IV, Chefsachen Barbarossa, BA-MA RW 4/v. 578, многие из наиболее опытных комиссаров были убиты и на ответственных постах оказался очень неопытный персонал. 9 октября 1942 двойственное командование было упразднено. «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии». «КПСС о вооружённых силах Советского Союза», с. 318-319.
418. Дудин Л. «Великий мираж». Материалы к истории Освободительного Движения народов России (1941-1945). Лондон, Онтарио, 1970, том II, с. 15.
419. См. главу 1, раздел «Власов решается».
420. Богатырчук Ф.П. «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому Манифесту», с. 123.
421. Там же, с. 127. Левитин-Краснов А. «Рук Твоих жар», с. 46. Февр Н. «Солнце восходит на Западе», с. 249.
422. Немецкие документы YIVO, 480/RAB/IX.42. См. сноску 152.
423. Штрик-Штрикфельдт В. «Против Сталина и Гитлера», с. 121.
424. Не совсем ясно, чем продиктовано такое утверждение. Согласно требованиям нацистской пропаганды, вина за военные действия должна была возлагаться на Советский Союз. В то же время многие помнили об оппортунизме дипломатических манёвров Сталина непосредственно перед подписанием Молотовым и Риббентропом пакта о ненападении в 1939 году; в результате
этого пакта Сталин не мог готовиться к войне, не вызывая гнева Гитлера. Письмо ко мне (Е.А.)
Г.А.Хомякова от 7.4.1983 года.
425. Предположительно это относится к захвату немцами Киева, их продвижению на Украине в сентябре 1941 г. и к первоначальным немецким успехам в Крыму в октябре 1941 года.
426. Erickson J. «The Road to Stalingrad», c. 210. Werth A. «Russia at War 1941-1945», c. 211.

 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com