Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
(1) - так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце главы
{1} - так обозначены номера страниц в книге

Протоиерей  Д. КОНСТАНТИНОВ 

«Записки военного священника»
 
 Под Карлсбадом

     Как уже указывалось выше, находясь в расположении формировавшейся тогда 2-ой дивизии вместе с группой духовенства и монашествующих, возглавленной игуменом Иовом, я пришел к совершенно твердому решению о необходимости моего скорейшего возвращения к месту моего постоянного служения, т.е. в походный храм во имя св. апостола Андрея Первозванного, находившийся в то время в замке Гисхюбель, в километрах двенадцати от Карлсбада. Мне было ясно, что при сложившейся ситуации, обе дивизии имели достаточно духовенства. Кроме того, я учитывал факт отсутствия тогда священника в Школе пропагандистов РОА под Карлсбадом.
     {52} Мне удалось снестись с командованием школ в Гисхюбеле.  Дело в том, что неожиданный и произвольный перевод A. A. Орлова поставил меня в техническом отношении в несколько затруднительное положение. При мне находилось два тяжелых чемодана, в которых было и церковное имущество, вывезенное из Дабендорфа. Без него я не мог выполнять мои пастырские обязанности под Карлсбадом. Они были взяты из Дабендорфа для церковного обслуживания 1-ой дивизии РОА. Проехать в район Карлсбада один с двумя тяжелыми чемоданами я не мог из-за повреждения позвоночника, полученного мной во время войны. Тяжести я подымать не мог. Поэтому мне пришлось просить командование Школы прислать мне помощь. Моя просьба была сразу же исполнена. Командование Школы, в лице полковника Г. А. Пшеничного и его помощника капитана Смолякова, пошло целиком мне навстречу и прислало двух молодых и крепких военнослужащих, забравших чемоданы и вместе со мной сразу же направившихся в обратный путь, путь далеко небезопасный и достаточно трудный.
     Путь был действительно трудный. Достаточно вспомнить «капитальную» и сокрушительную бомбежку Нюрнберга союзной авиацией, под которую мы попали, находясь на главном нюрнбергском вокзале. Мы остались живы и невредимы только чудом, хотя вокруг нас творился подлинный ад. Тем не менее, нам удалось выбраться из центра воздушной бомбардировки, пробежав от вокзала по железнодорожным путям, под осколками взрывающихся бомб, довольно значительную дистанцию и укрывшись в какой-то водосточной трубе, проведенной под полотном железной дороги. На другое утро мы снова вернулись на вокзал и все же попали в поезд отходивший в направление Карлсбада.
     Прибыли мы в Карлсбад благополучно и я был встречен с большой радостью и теплотой. Было сделано все возможное, чтобы создать мне {53} возможно-нормальные условия для моей пастырской деятельности.
     Возвращение в Гисхюбель принесло мне немало духовной радости. Снова была развернута наша походная церковь и начались регулярные богослужения. Среди местных военнослужащих отыскался опытный регент, нашелся псаломщик, заменивший отчасти A. A. Орлова, составился отличный и многочисленный хор. Шел Великий Пост и службы совершались довольно часто. Было много исповедников и причастников. Бывшая дабендорфская школа помещалась в старом обширном замке и места для совершения богослужений было вполне достаточно. Нашлось много добровольных помощников и среди них даже возникла мысль о создании постоянного храма. Люди не могли психологически примириться с мыслью о вероятном близком конце нашего совместного пребывания в Гисхюбеле. Я не отказывался от осуществления идеи постоянного храма. В замке было отличное помещение, в котором когда-то была домашняя часовня, по-видимому, его владельцев. Но мне было достаточно ясно одно: мы доживаем здесь последние дни. Несмотря на все происходящее, среди моей паствы чувствовался большой религиозный подъем, проявлявшийся и в богослужениях и в беседах, которые мне приходилось вести среди лиц, находившихся в стенах Школы.
     Стояла уже весна, в открытые окна врывался аромат цветущих деревьев, у престола стояли букеты живых цветов, а в перерывах между пением хора и возгласом священника уже была слышна артиллерийская канонада наступающих советских войск.
     Всему приходит конец. Однажды я был вызван к начальнику Школы. В беседе со мной он предупредил о создавшемся весьма опасном положении в связи с приближением советской армии. Полковник предложил мне со всем причтом покинуть данный {54} район, вывезти тем или иным путем церковное имущество, которое я сочту нужным, и двигаться на запад, навстречу приближающейся американской армии. О том, какова была судьба остающихся, он мне ничего не сказал, но на мой вопрос, поставленный ему по данному поводу, сообщил мне следующее: весь личный состав Школы должен будет разойтись и искать себе убежище там, где это будет возможным, если, конечно, не последует каких-либо специальных распоряжений командования о соединении с остальными Вооруженными Силами КОНР-а. На мое возражение о моей пастырской ответственности и невозможности в связи с этим покинуть в момент опасности мою паству, начальник Школы ответил, что так как все курсанты рассыпятся по разным местам, то данный вопрос практически отпадает, но ему очень бы хотелось, чтобы все духовенство находившееся в Школе немедленно ее покинуло.
     Он очень обеспокоен нашей судьбой, ему будет значительно легче, если нас не будет здесь и он хочет иметь хоть какую-нибудь гарантию, вернее надежду, на наше спасение от надвинувшейся опасности. Поэтому он убедительно просит и приказывает мне немедленно, вместе со всем причтом, покинуть замок и взять направление на Мариенбад, где, по его мнению, мы имеем реальную надежду попасть на территорию, по его предположению в ближайшие дни занимаемую американскими войсками.
     Кроме меня в школе в это время находился о. Николай П., ждавший напрасно назначения, но никогда не служивший со мной, предположительно из известной предосторожности, регент и псаломщик. Я вернулся к ним и сообщил о приказе начальника Школы. Весть о его распоряжении быстро разнеслась, т. к. канцелярия начала готовить соответствующие документы для проезда в Мариенбад. Но проезда никакого не было, ибо средства передвижения уже не работали и их вообще не имелось. После краткого обсуждения создавшегося положения, {55} мы решили идти пешком. Возник вопрос о церковном имуществе. При передвижении пешком унести его на себе было бы довольно трудно, или даже просто невозможно. Поэтому я взял с собой только то, что должен взять каждый священник при подобном положении. Я взял с собой запасные Св. Дары, антиминс, священные сосуды, напрестольное Евангелие, крест, облачение и в дополнение ряд небольших икон, а также несколько богослужебных книг. Мы уложили за малым исключением все это в большой чемодан. Он был достаточно тяжел и унести его было трудно. Тогда мой псаломщик где-то раздобыл ручной «ваген», т.е. небольшую тележку, употреблявшуюся местным населением для перевозки мелких предметов в домашнем быту и хозяйстве. Чемодан был поставлен на тележку и оказался как раз максимальной нагрузкой для этого транспортного средства.
 Ранним весенним утром мы вышли из замка на совершенно пустынное шоссе, ведущее из Карлсбада в Мариенбад. Нас шло трое: о. Николай, псаломщик и я. Регент решил не идти с нами и решать свою судьбу совершенно самостоятельно. Я не возражал, ибо в создавшейся обстановке не имел на это ни малейшего морального права, т. к. самая маленькая ошибка могла повести к неисчислимым последствиям, вплоть до потери человеческой жизни. Перед нами лежал довольно длинный путь с весьма возможными неприятными неизвестными. Решать подобное «уравнение» я не брался.
     Трудности в пути оказались большие. Мне это было ясно заранее. Но, кроме трудностей, которые, в конце концов, можно было преодолеть, были и весьма реальные опасности; среди них не последнее место занимала и перспектива попасть в советское окружение, ибо советские танковые подразделения, не встречая почти никакого сопротивления, надвигались с весьма солидной быстротой. Мне не хотелось обескураживать моих спутников и я на эту тему помалкивал, тщательно осматривая {56} местность и предупреждая моих спутников лишь о том, как им следует себя держать при встрече с немецкими патрулями или жандармерией. И то и другое в данной обстановке имело свое значение и, в зависимости от результатов подобных встреч во многом зависела и наша судьба.
     Знаменитый «ваген» мы все везли по очереди. Но кроме «вагена» на нас были небольшие мешки с некоторыми убогими личными вещами и с более чем скромным запасом продуктов. Мы рассчитывали, что «ваген» докатится до Мариенбада. Но наш расчет оказался не совсем правильным. Приблизительно на половине пути лопнула задняя ось и наша повозочка покатилась под откос. К счастью, все обошлось благополучно, но это обстоятельство задержало нас в пути на два дня; найти в то время починочную мастерскую было не так то легко.
 Трудно сейчас уже говорить о случавшемся в пути. Кроме поломки «вагена», нас два или три раза задерживали немецкие патрули, принимавшие нас за дезертиров, нам грозили чуть ли не расстрелом, но все кончалось благополучно после вмешательства немецких офицеров и осмотра чемодана, в котором находились только церковные вещи. Наоборот, после выяснения с кем они имеют дело, немцы становились вежливыми и даже оказывали нам содействие в смысле советов о дальнейшем продвижении на запад.
     При мне была небольшая карта и я сразу же предложил моим спутникам не идти большими дорожными магистралями, где нас все время останавливали, а двигаться в обход, по небольшим дорогам. Мой совет оказался правильным. Даже при последнем задержании немецкий лейтенант посоветовал нам взять еще более глухую дорогу и не выходить на центральные. Мы шли какими-то проселками, хотя и находившимися в хорошем состоянии, часто пели церковные песнопения и даже подчас забыв {57} о той в полном смысле трагической обстановке и об опасном положении, в котором мы находились. В деревнях, через которые мы проходили, нам удавалось устроиться на ночлег, а иногда и кое-что перекусить. Через относительно небольшой промежуток времени мы подходили к Мариенбаду (Марианские Лазни). После неприятной и сложной канители с устройством в этом курорте, мы обнаружили в ПОД   КАРЛСБАДОМ

     Как уже указывалось выше, находясь в расположении формировавшейся тогда 2-ой дивизии вместе с группой духовенства и монашествующих, возглавленной игуменом Иовом, я пришел к совершенно твердому решению о необходимости моего скорейшего возвращения к месту моего постоянного служения, т.е. в походный храм во имя св. апостола Андрея Первозванного, находившийся в то время в замке Гисхюбель, в километрах двенадцати от Карлсбада. Мне было ясно, что при сложившейся ситуации, обе дивизии имели достаточно духовенства. Кроме того, я учитывал факт отсутствия тогда священника в Школе пропагандистов РОА под Карлсбадом.
     {52} Мне удалось снестись с командованием школ в Гисхюбеле.  Дело в том, что неожиданный и произвольный перевод A. A. Орлова поставил меня в техническом отношении в несколько затруднительное положение. При мне находилось два тяжелых чемодана, в которых было и церковное имущество, вывезенное из Дабендорфа. Без него я не мог выполнять мои пастырские обязанности под Карлсбадом. Они были взяты из Дабендорфа для церковного обслуживания 1-ой дивизии РОА. Проехать в район Карлсбада один с двумя тяжелыми чемоданами я не мог из-за повреждения позвоночника, полученного мной во время войны. Тяжести я подымать не мог. Поэтому мне пришлось просить командование Школы прислать мне помощь. Моя просьба была сразу же исполнена. Командование Школы, в лице полковника Г. А. Пшеничного и его помощника капитана Смолякова, пошло целиком мне навстречу и прислало двух молодых и крепких военнослужащих, забравших чемоданы и вместе со мной сразу же направившихся в обратный путь, путь далеко небезопасный и достаточно трудный.
     Путь был действительно трудный. Достаточно вспомнить «капитальную» и сокрушительную бомбежку Нюрнберга союзной авиацией, под которую мы попали, находясь на главном нюрнбергском вокзале. Мы остались живы и невредимы только чудом, хотя вокруг нас творился подлинный ад. Тем не менее, нам удалось выбраться из центра воздушной бомбардировки, пробежав от вокзала по железнодорожным путям, под осколками взрывающихся бомб, довольно значительную дистанцию и укрывшись в какой-то водосточной трубе, проведенной под полотном железной дороги. На другое утро мы снова вернулись на вокзал и все же попали в поезд отходивший в направление Карлсбада.
     Прибыли мы в Карлсбад благополучно и я был встречен с большой радостью и теплотой. Было сделано все возможное, чтобы создать мне {53} возможно-нормальные условия для моей пастырской деятельности.
     Возвращение в Гисхюбель принесло мне немало духовной радости. Снова была развернута наша походная церковь и начались регулярные богослужения. Среди местных военнослужащих отыскался опытный регент, нашелся псаломщик, заменивший отчасти A. A. Орлова, составился отличный и многочисленный хор. Шел Великий Пост и службы совершались довольно часто. Было много исповедников и причастников. Бывшая дабендорфская школа помещалась в старом обширном замке и места для совершения богослужений было вполне достаточно. Нашлось много добровольных помощников и среди них даже возникла мысль о создании постоянного храма. Люди не могли психологически примириться с мыслью о вероятном близком конце нашего совместного пребывания в Гисхюбеле. Я не отказывался от осуществления идеи постоянного храма. В замке было отличное помещение, в котором когда-то была домашняя часовня, по-видимому, его владельцев. Но мне было достаточно ясно одно: мы доживаем здесь последние дни. Несмотря на все происходящее, среди моей паствы чувствовался большой религиозный подъем, проявлявшийся и в богослужениях и в беседах, которые мне приходилось вести среди лиц, находившихся в стенах Школы.
     Стояла уже весна, в открытые окна врывался аромат цветущих деревьев, у престола стояли букеты живых цветов, а в перерывах между пением хора и возгласом священника уже была слышна артиллерийская канонада наступающих советских войск.
     Всему приходит конец. Однажды я был вызван к начальнику Школы. В беседе со мной он предупредил о создавшемся весьма опасном положении в связи с приближением советской армии. Полковник предложил мне со всем причтом покинуть данный {54} район, вывезти тем или иным путем церковное имущество, которое я сочту нужным, и двигаться на запад, навстречу приближающейся американской армии. О том, какова была судьба остающихся, он мне ничего не сказал, но на мой вопрос, поставленный ему по данному поводу, сообщил мне следующее: весь личный состав Школы должен будет разойтись и искать себе убежище там, где это будет возможным, если, конечно, не последует каких-либо специальных распоряжений командования о соединении с остальными Вооруженными Силами КОНР-а. На мое возражение о моей пастырской ответственности и невозможности в связи с этим покинуть в момент опасности мою паству, начальник Школы ответил, что так как все курсанты рассыпятся по разным местам, то данный вопрос практически отпадает, но ему очень бы хотелось, чтобы все духовенство находившееся в Школе немедленно ее покинуло.
     Он очень обеспокоен нашей судьбой, ему будет значительно легче, если нас не будет здесь и он хочет иметь хоть какую-нибудь гарантию, вернее надежду, на наше спасение от надвинувшейся опасности. Поэтому он убедительно просит и приказывает мне немедленно, вместе со всем причтом, покинуть замок и взять направление на Мариенбад, где, по его мнению, мы имеем реальную надежду попасть на территорию, по его предположению в ближайшие дни занимаемую американскими войсками.
     Кроме меня в школе в это время находился о. Николай П., ждавший напрасно назначения, но никогда не служивший со мной, предположительно из известной предосторожности, регент и псаломщик. Я вернулся к ним и сообщил о приказе начальника Школы. Весть о его распоряжении быстро разнеслась, т. к. канцелярия начала готовить соответствующие документы для проезда в Мариенбад. Но проезда никакого не было, ибо средства передвижения уже не работали и их вообще не имелось. После краткого обсуждения создавшегося положения, {55} мы решили идти пешком. Возник вопрос о церковном имуществе. При передвижении пешком унести его на себе было бы довольно трудно, или даже просто невозможно. Поэтому я взял с собой только то, что должен взять каждый священник при подобном положении. Я взял с собой запасные Св. Дары, антиминс, священные сосуды, напрестольное Евангелие, крест, облачение и в дополнение ряд небольших икон, а также несколько богослужебных книг. Мы уложили за малым исключением все это в большой чемодан. Он был достаточно тяжел и унести его было трудно. Тогда мой псаломщик где-то раздобыл ручной «ваген», т.е. небольшую тележку, употреблявшуюся местным населением для перевозки мелких предметов в домашнем быту и хозяйстве. Чемодан был поставлен на тележку и оказался как раз максимальной нагрузкой для этого транспортного средства.
     Ранним весенним утром мы вышли из замка на совершенно пустынное шоссе, ведущее из Карлсбада в Мариенбад. Нас шло трое: о. Николай, псаломщик и я. Регент решил не идти с нами и решать свою судьбу совершенно самостоятельно. Я не возражал, ибо в создавшейся обстановке не имел на это ни малейшего морального права, т. к. самая маленькая ошибка могла повести к неисчислимым последствиям, вплоть до потери человеческой жизни. Перед нами лежал довольно длинный путь с весьма возможными неприятными неизвестными. Решать подобное «уравнение» я не брался.
     Трудности в пути оказались большие. Мне это было ясно заранее. Но, кроме трудностей, которые, в конце концов, можно было преодолеть, были и весьма реальные опасности; среди них не последнее место занимала и перспектива попасть в советское окружение, ибо советские танковые подразделения, не встречая почти никакого сопротивления, надвигались с весьма солидной быстротой. Мне не хотелось обескураживать моих спутников и я на эту тему помалкивал, тщательно осматривая {56} местность и предупреждая моих спутников лишь о том, как им следует себя держать при встрече с немецкими патрулями или жандармерией. И то и другое в данной обстановке имело свое значение и, в зависимости от результатов подобных встреч во многом зависела и наша судьба.
     Знаменитый «ваген» мы все везли по очереди. Но кроме «вагена» на нас были небольшие мешки с некоторыми убогими личными вещами и с более чем скромным запасом продуктов. Мы рассчитывали, что «ваген» докатится до Мариенбада. Но наш расчет оказался не совсем правильным. Приблизительно на половине пути лопнула задняя ось и наша повозочка покатилась под откос. К счастью, все обошлось благополучно, но это обстоятельство задержало нас в пути на два дня; найти в то время починочную мастерскую было не так то легко.
     Трудно сейчас уже говорить о случавшемся в пути. Кроме поломки «вагена», нас два или три раза задерживали немецкие патрули, принимавшие нас за дезертиров, нам грозили чуть ли не расстрелом, но все кончалось благополучно после вмешательства немецких офицеров и осмотра чемодана, в котором находились только церковные вещи. Наоборот, после выяснения с кем они имеют дело, немцы становились вежливыми и даже оказывали нам содействие в смысле советов о дальнейшем продвижении на запад.
     При мне была небольшая карта и я сразу же предложил моим спутникам не идти большими дорожными магистралями, где нас все время останавливали, а двигаться в обход, по небольшим дорогам. Мой совет оказался правильным. Даже при последнем задержании немецкий лейтенант посоветовал нам взять еще более глухую дорогу и не выходить на центральные. Мы шли какими-то проселками, хотя и находившимися в хорошем состоянии, часто пели церковные песнопения и даже подчас забыв {57} о той в полном смысле трагической обстановке и об опасном положении, в котором мы находились. В деревнях, через которые мы проходили, нам удавалось устроиться на ночлег, а иногда и кое-что перекусить. Через относительно небольшой промежуток времени мы подходили к Мариенбаду (Марианские Лазни). После неприятной и сложной канители с устройством в этом курорте, мы обнаружили в нем скопление русской эмиграции, бежавшей с востока и, в том числе, довольно большую группу православного духовенства с двумя архиереями. Эта группа объединилась вокруг совершенно очаровательной мариенбадской православной церкви, построенной еще до революции и отразившей в себе лучшие традиции нашего церковного зодчества. (26)
     Довольно скоро в Мариенбад вошли американские войска, очень быстро после этого закончилась война и, казалось, наступил конец нашей эпопеи. Но это только казалось...

Примечания

(26) Мариенбадский православный храм во имя Св. равноапостольного Вел. Кн. Владимира был известен своим знаменитым фарфоровым иконостасом. Многоцветный эмалево-фарфоровый иконостас явился плодом замечательной работы, проделанной русскими мастерами фаянсового завода в селе Кузнецове, близ Твери. Строительство храма в Мариенбаде началось в 1900 году по проекту русского архитектора Султанова; освящен он был 8 июля 1902 года. Интересная статья об этом храме опубликована в Журнале Московской патриархии (№ 11, 1978).

 


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com