Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Монархия и монархи / ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II (1894-1917) / Царская семья / Наследник чести. К 100-летию со дня рождения цесаревича Алексея

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
НАСЛЕДНИК ЧЕСТИ
К 100-летию со дня рождения цесаревича Алексея
 
     Для мальчика двенадцати с половиной лет оказаться лишенным высочайшего из возможных в его возрасте положений (наследник царского престола), должно быть, больно и оскорбительно. Но этой травмы в Алексее Николаевиче не чувствуется. Когда воспитатель, Пьер Жильяр, сообщил ему, что его отец отрекся от престола в пользу Михаила Романова и что последний тоже отрекся, наследник, взволнованный известием, спросил лишь: "Кто же будет править Россией?" Свою дневниковую запись Жильяр заканчивает словами: "Я еще раз поражаюсь скромностью этого ребенка". Последующие дни принесут Алексею множество горьких минут: он будет краснеть всякий раз, когда при нем будут оскорблять его отца. Но о себе он не будет переживать, и в Тобольске на вопрос учительницы Клавдии Битнер: "…А если вы будете царствовать", спокойно скажет: "Нет, это кончено навсегда". Он не знал, что вскорости начнется "навсегда" совсем другое, о чем поется в акафисте царственным страстотерпцам при обращении к цесаревичу: "Радуйся, вместо царства земного Царство Небесное приемый".

     "Это был милый, хороший мальчик. Он был умненький, наблюдательный, восприимчивый, очень ласковый, веселый, жизнерадостный", - говорила об Алексее Николаевиче следователю Н.Соколову упомянутая учительница. А ведь она познакомилась с царской семьей, когда заточение длилось уже больше полугода. Дети порою весьма скучали, но не унывали. По детской ли безпечности? Нет, ибо известна фраза, сказанная цесаревичем еще в Тобольске: "Если будут убивать, лишь бы не мучили". Но сердца обреченных не тускнели, оставались живыми. Все они друг друга любили и поддерживали. Господь застал их верными и любящими, потому и дал им "не духа боязни, но духа силы и любви". Он застал их непоколебимо кроткими, терпеливыми, всех простившими, и поэтому за порогом "временной смерти" они стали предстоятелями за нашу землю, за которую всегда отвечали перед Богом.

     С начала сознательного возраста Алексей Николаевич сознавал себя наследником.

     В младенчестве он, естественно, был избалован вниманием, что усугублялось жестокой болезнью и необходимостью постоянной опеки. С двух лет к нему был приставлен боцман Андрей Деревенько, оберегавший цесаревича от ушибов и соблюдавший его интересы ревниво, до подобострастия. Как же малыш в таких условиях возрос до святого отрока? Ответ в одном слове: семья.

     Никогда не забывавший о своем положении, а иногда и умевший о нем напомнить, наследник был прост и приветлив, в нем не было и тени высокомерия. "С младенчества страданием на крест восшедый" (по слову тропаря), он был внимателен ко всякому чужому страданию. Озорной, дававший себе в шалостях полную волю, он искал в них только веселье. Не очень прилежный в занятиях, "выезжавший на способностях", он относился к знанию серьезно и готов был впитывать его: верный Жильяр часами читал, но и наследник часами слушал. Никому не послушный, кроме отца, он бывал устыжаем Николаем так крепко, что исправлялся вправду, не на словах. Нежно любивший мать, он мог написать ей: "Дорогая моя, голубушка мама", в то же время его письма из Ставки - живые и веселые. Готовый пошалить и во время церковной службы, он был очень религиозен. Весной 1915 года государыня пишет Николаю во время болезни Алексея, что больше всего тот обеспокоен, сможет ли быть на службе в Великий Четверг. Все, кто был свидетелем трудных минут (а порою и трудных часов) болезни, отмечали великое терпение царевича.

     Мы не думаем о том, что и эти его страдания были, в сущности, страданием за Россию. Мальчик хотел быть крепким и мужественным, чтобы стать настоящим царем в его любимой стране. По воспоминаниям С.Офросимовой, "часто у него вырывалось восклицание: "Когда я буду царем, не будет бедных и несчастных, я хочу, чтобы все были счастливы". Известно, что больше всего он любил простых людей. С.Офросимова пишет: "Любовь его к дядьке Деревенько была нежной, горячей и трогательной".

     И Деревенько предал его на четвертый день по отречении царя от престола. Анна Вырубова стала случайной свидетельницей сцены, в которой бывший слуга цесаревича (в течение более чем десятка лет) заставлял теперь, в отместку, послужить ему: подай мне то, подай другое. И мальчик с растерянным видом выполнял приказания… В день назначения коменданта дворца (как места за- ключения царской семьи) Деревенько бежал за ним по коридору с такими низкими поклонами, что Алексей Николаевич смеялся до упаду и говорил Жильяру: "Посмотрите на толстяка, на толстяка…" Заметим, что ни в чем так не сказывается кротость, незлобие, как в веселом смехе. Раз смеялся, значит, ничего не держал про себя; достоинство проявляется здесь не меньше, чем при сдержанной реакции в другой ситуации.

     Увы, приведенный случай символичен ужасающим образом: предал тот, кто носил на руках. Хорошо, что был и другой матрос, Нагорный, тоже дядька цесаревича, расстрелянный в Екатеринбурге, поскольку заступился за отрока перед охраной.

     Предпоследняя ремарка в трагедии "Борис Годунов" такова: "Народ в ужасе молчит" - в ответ на известие о том, что Мария и Федор Годуновы "отравили себя ядом". Большевики предварили расстрел царской семьи распусканием слухов о расстреле царя: слухи возмущения не вызвали. Тогда они решились на злодеяние, сообщив, будто царская семья "отправлена в безопасное место". Но и после того, как стало известно о расстреле царицы и детей, возмущения не последовало, это было вовсе не то молчание, о котором писал в своей трагедии Пушкин. А теперешнее возмущение недорого стоит - мы остаемся потомками тех, кто (в сердце своем, вот что единственно важно) предал царя и его семью. Мы, наследники безчестия, а Алексей Николаевич может быть назван "наследником чести", как Пушкин был назван ее "невольником". Он не посрамил ни своих родителей, ни весь дом Романовых, заслуживший горькие упреки и нашедший оправдание в "державном отроке". Стоит возлюбить его, и единственная возможность для этого - покаяние.
 
Андрей Мановцев
По материалам «Глагол», Коломна
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com