Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Русские ученые, инженеры и путешественники / МЕДИЦИНА / Организационные вопросы деятельности Николаевского госпиталя

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
 
 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел летний номер № 55 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Организационные вопросы деятельности Николаевского госпиталя

В истории военной медицины особую страницу представляют этапы основания и развития бывшего образцового Петербургского Николаевского военного госпиталя, так как в нем, как в зеркале, отразились медицинская наука и быт того времени.

В царствование Императора Николая I, при росте заболеваемости в армии и увеличении численности столичного гарнизона, существовавший тогда в Петербурге единственный военный госпиталь на Выборгской стороне при Медико-хирургической академии не мог вмещать всех больных. Все гвардейские части размещались на левом берегу Невы. Во время осеннего и весеннего ледоходов сообщение левого берега с правым прерывалось; отправить заболевших в Военно-сухопутный госпиталь было невозможно. Вполне естественно, что у главного медицинского инспектора армии Я.В. Виллие и его помощника Н.К. Тарасова возникла мысль о постройке нового госпиталя. Они сделали соответствующее представление Императору Николаю I, распоряжением которого был образован комитет для организации строительства нового госпиталя. 

В архивных документах госпиталя и в книге В.П. Колодезникова «Очерк истории Николаевского военного госпиталя» (С-Петербург, 1890 г.) имеются сведения о дате закладки госпиталя – 11 июля 1835 года (старого стиля), о чем также свидетельствуют данные мемориальной доски, установленной в здании главного корпуса. Однако не было сведений о дате основания этого учреждения

Изучив документы Военно-исторического архива за 1835 год и, в частности, распоряжения Военного министерства, удалось найти ссылку на дату основания госпиталя: «Военный Министр предписанием от 24 минувшего июня за № 4481 объявил, что Государь Император Высочайше повелеть соизволил постройку нового СанктПетербургского военного госпиталя производить по распоряжению Департамента военных поселений, передав в его зависимость составленный для возведения сего госпиталя комитет. На основании таковой Высочайшей воли ныне передается в ведение Департамента военных поселений означенный комитет и все делопроизводство, относящееся до сего предмета». (ЦГВИА РФ, фонд № 396, опись 6, дело № 316, л.л. 21–25).

Таким образом, датой основания госпиталя считается 24 июня 1835 года (по новому стилю – 6 июля).
 
Главный (хирургический) корпусПосле пятилетнего строительства 6 августа 1840 года госпиталь на 1340 коек был открыт для приема больных. Располагался он на левом берегу Невы в местности, известной под названием Пески, на земле, принадлежащей артиллерийскому ведомству. Столичная газета «Северная пчела» писала, что сооружение госпиталя «…принадлежит, вне всякого сомнения, к случаю великих милостей Государя Императора к своим воинам. Это поистине единственное во всех отношениях образцовое заведение». В те далекие годы периодическая печать также отмечала, что в Европе не было подобного госпиталя по красоте и прочности отделки всех его зданий, по удобствам содержания больных и средствам их лечения. С созданием этого госпиталя связано славное прошлое нашей военной медицины.

Первое наименование госпиталя было утверждено Военным Министром по указанию Императора Николая I. Приводим дословную выписку из его приказа за № 61 от 12 сентября 1840 года: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: вновь выстроенный в Санкт-Петербурге, в Рождественской части госпиталь, именовать Первым военно-сухопутным Санкт-Петербургским госпиталем, а прежний, состоящий в Выборгской части при Медико-хирургической академии, Вторым военно-сухопутным Санкт-Петербургским госпиталем. Высочайшую волю сию объявляю к сведению и исполнению» (ЦГВИА РФ, библиотека, № 1840/10-13-63, № 15100).

В 1869 году по воле Императора Александра II госпиталь переименован в Петербургский Николаевский военный госпиталь. Приказ по военному ведомству № 260 от 19 июля 1869 года был сформулирован так: «Существующий ныне на особых основаниях 1-й Санкт-Петербургский военно-сухопутный госпиталь переименовать в Петербургский Николаевский военный госпиталь» (ЦГВИА РФ, библиотека, № 1869/10 –13 –63, № 15222). Это название госпиталь носил в течение последующих 50 лет. Даже в 1918 году после Октябрьской революции госпиталь именовался: «Петроградский Николаевский военный госпиталь Рабоче-крестьянской Красной Армии» (ЦГАРА, ф. 34345, оп. 1, д. 54).

Приказом НКЗ от 26 июля 1919 года госпиталь переименован в Петроградский Центральный Красноармейский госпиталь. В 1923 году госпиталю присвоено имя Замнаркомздрава и Начглавсанупра З.П. Соловьева. В 1940 году он был переименован в Ленинградский Красноармейский госпиталь № 442, а в 1946 году – в Ленинградский окружной военный госпиталь.

Пять лет длилась постройка зданий госпиталя. Кроме главного здания госпиталя одновременно были построены аптечный корпус, прачечный, цейхгаузы, квартиры администрации, каменные квасоварня и пивоварня, а потом хлебопекарня. Сооружение каждой части госпиталя совершалось с личного участия Императора Николая Й, как-то устройство в подвальном помещении главного здания кордегардии для караула, согласование плана флигелей, устройство водопровода, печей и др.

По сравнению с существовавшими тогда военными госпиталями вновь построенный госпиталь мог быть назван образцовым. Он весьма существенно отличался от своего старшего собрата – II Военно-сухопутного госпиталя при Медико-хирургической академии. Первые посетители отмечали необычную чистоту и выражали удивление, что здесь нет и следа «той госпитальной духоты, от которой почти нельзя избавиться в подобных заведениях». Светлые, чистые, высокие палаты, теплые коридоры с массой света, мебель из ясеневого дерева, железные кровати, паркетные полы в палатах, гладкие каменные полы в коридорах, подъемная машина для дров, кушаний, белья, водопровод, теплые ватерклозеты и другие усовершенствования делали действительно новый госпиталь достойным образцового для того времени. Посетители отмечали величественный вид главного корпуса. Особенно впечатляла смело построенная эффектная парадная лестница и красивые барельефы над массивными дверями.

Мест в госпитале было 1320 для нижних чинов и 20 офицерских. Были открыты следующие отделения: 1 – внутреннее, 2 – наружное, 3 – чесоточное, 4 – любострастное (венерическое), 5 – офицерское, 6 – арестантское, 7 – прилипчивое (инфекционное), 8 – беспокойное (психическое), 9 – для выздоравливающих, 10 – запасное (впоследствии хирургическое, женское, детское и глазное отделения).

Главный доктор П.Ф. Флорио для лучшей славы нового им возглавляемого учреждения с целью снижения смертности, которая доходила в госпиталях до 23%, просил направлять во вновь открытый госпиталь больных преимущественно наружными, венерическими и внутренними болезнями, которые не заставляли бы опасаться за смерть больных. Однако скоро развившаяся эпидемия в войсках, а также недостаток коек в гражданских больницах заполнили новый госпиталь гражданскими больными, для которых была отведена почти половина коечного фонда госпиталя.

Хозяйство госпиталя возглавлял в первые годы его существования смотритель, назначавшийся обычно из офицеров. В помощь смотрителю назначались чиновники и писари, составляющие канцелярию госпиталя.

Административное управление госпиталя пережило эволюцию, плодом которой были своеобразные противоречия. Так, если при открытии госпиталя во главе его стоял главный доктор, что, казалось, было естественным, то в 1869 году вводится должность начальника госпиталя, на которую обычно назначался строевой генерал, не имевший никакого отношения к медицине. Лишь с 1912 года на должность начальника госпиталя назначается лицо с высшим медицинским образованием. Главный доктор, являясь помощником начальника госпиталя, имел право распоряжаться медицинским персоналом, надзирателями и служителями лишь в области чисто медицинской части, а начальник госпиталя имел, таким образом, полную власть во всех областях жизни госпиталя.

Согласно своду штатов военного ведомства штат госпиталей делился на четыре класса. I Военно-сухопутный госпиталь был отнесен к четвертому классу. Штат госпиталя состоял из 18 врачей, кроме главного доктора и его двух помощников, 40 фельдшеров, аптекаря, его помощника и 6 аптекарских учеников. Главный доктор являлся непосредственным начальником госпитального управления по медицинской части. Консультанты, один по хирургической, другой по терапевтической части, являлись помощниками главного доктора и назначались из врачей, имевших степень доктора медицины и самостоятельные научные труды. Так, при открытии госпиталя помощником главного доктора по хирургической части был доктор медицины, надворный советник П.А. Наранович, ставший в 1867-1869 годах начальником Медико-хирургической академии, по терапевтической части – доктор медицины, коллежский советник К.И. Бальбиани.

Фельдшерский состав сопровождал ординаторов при осмотре больных, записывая распоряжения в фельдшерские палатные книжки, раздавая больным лекарства и исполняя все распоряжения ординаторов по лечению и уходу за больными.

Для ухода за больными в первые годы существования госпиталя назначались солдаты-инвалиды. Затем в штат госпиталя была введена госпитальная команда, состоящая из палатных надзирателей и служителей для ухода за больными. Госпитальная команда в количестве 341 человека была подчинена смотрителю госпиталя. 28 июня 1881 года утверждено новое положение Военного Совета о порядке комплектования госпитальных команд. Ранее в нее входили люди, прослужившие не менее 3-х лет в войсках. Они исполняли свои обязанности неохотно. Новым положением было установлено комплектование госпитальной команды солдатами-новобранцами.

Форма одежды нижних чинов госпитальной команды во всех округах была однообразной и имела на погонах начальные буквы того округа, к которому госпиталь принадлежал. Не было отличия в форме одежды служителей разных госпиталей. Приказом по Военному ведомству 1888 года за № 284 была введена новая шифровка на погонах и шапках для команд всех госпиталей. Петербургскому Николаевскому военному госпиталю была присвоена следующая шифровка: на околыше фуражки – «П.Н.Г.», на погонах – на верхней строке «П» (Петербургский - название округа), на нижней строке – «Н.Г.» (Николаевский госпиталь). Погоны нижних чинов госпитальной команды Петербургского Николаевского военного госпиталя образца 1888 года

Женская прислуга появилась в госпитале значительно позднее. Сначала разрешено было держать женскую прислугу только в женском отделении и в отделении для душевнобольных, которое было открыто в госпитале в 1864 году.

Форма одежды медицинской сестры начала 20 векаС 1863 года появились в госпитале первые сестры милосердия, назначаемые по соглашению с общинами, при которых они состояли.  

После открытия госпиталя и в последующие годы строительство учреждения не прекращалось. В 1846 году были построены летние помещения, окруженные садами, куда переводилось большинство больных на летнее время, в то время как в зимнем корпусе производились дезинфекция и ремонт. Летние помещения были деревянные на каменном фундаменте. Таких флигелей или бараков было пять: четыре для нижних чинов и один офицерский. Для кухни на летнее время был также построен особый барак. Впоследствии все летние помещения за ветхостью были снесены.

В 1872 году по распоряжению Военного Министра строится двухэтажное здание – арестантское отделение для политических заключенных. Революционеры, томившиеся в казематах Петропавловской крепости и каменных мешках Шлиссельбурга, переводились сюда при ухудшении состояния здоровья. Отсюда бежал в 1876 году известный анархист П.А. Кропоткин. Побег из Николаевского военного госпиталя описан самим П.А. Кропоткиным в его «Записках революционера». Но в истории арестантского отделения госпиталя этот побег являлся исключением.

После открытия госпиталя в связи с развитием медицины и специализацией врачей количество отделений увеличилось. Было открыто специальное хирургическое отделение и одновременно оборудован «операционный покой». До этого хирургические больные размещались в так называемом наружном отделении вместе с теми, кто страдал грудными, ушными и кожными заболеваниями. С июля 1888 года хирургическое отделение занимает середину второго этажа главного здания. В боковых крыльях с одной стороны находилось глазное, с другой – офицерское и юнкерское отделения.

До 1853 года в госпитале не было специального глазного отделения. Глазные больные направлялись во II Военно-сухопутный госпиталь, по другую сторону Невы. Главный доктор К.И. Боссе сделал доклад по этому поводу, отмечая неудобства, вызываемые тем, что в I Военно-сухопутном госпитале нет глазного отделения, после чего глазное отделение было разрешено открыть.

В 1879 году в госпитале было открыто ушное отделение, которое ранее помещалось при лазарете лейб-гвардии конного полка, а в 1886 году для семей военных открыто детское отделение на 20 коек.

Почти с самого основания в госпитале существовало психиатрическое отделение, оно именовалось раньше «беспокойным». Однако условия для больных в этом отделении были крайне плохими, не было ни специально оборудованного здания, ни специально созданной обстановки. Душевнобольные принимались в госпиталь только временно, до появления вакансии в специальных учреждениях. Количества коек в отделении было недостаточно. Не решило проблему открытие в 1864 году психиатрического отделения на 45 коек на нижнем этаже северного крыла главного корпуса. С 1869 года душевнобольные стали размещаться в деревянных бараках. На плохие условия их содержания обратил внимание Великий князь Владимир Александрович, Главнокомандующий столичным военным округом. По его приказу инженер–полковник В.Н. Васильев из Главного инженерного управления при консультации известных психиатров-профессоров И.М. Балинского и И.П. Мержеевского разработал проект отдельного трехэтажного здания на 100 коек согласно последним требованиям психиатрии. Его заложили 19 июня 1890 года в присутствии Великого князя. Психиатрическое отделение было открыто и освящено протоиереем А.А. Ставровским вместе с храмом 2 августа 1894 года. 

Бывшее психиатрическое отделение госпиталя (ныне кардиологический корпус)В 1896 году в состав госпиталя входили следующие здания: 3-х этажное каменное здание (главный корпус), 3-х этажное каменное здание (дом для душевнобольных), 2-х этажное каменное здание (арестантский корпус), одноэтажное каменное здание (заразный корпус).

В период Первой мировой войны значительно увеличивается коечный фонд госпиталя, так как госпиталь был переполнен больными. В 1914 году штатное число коек увеличивается на 375 и составляет 2000 (400 офицерских и 1600 для нижних чинов). Масштабы войны даже приблизительно не были учтены. Больные и раненые быстро заполняют все госпитали и лазареты. Личный состав Петербургского Николаевского военного госпиталя (1914 год)  Николаевский военный госпиталь продолжает расширяться за счет перевода кожно-венерических больных в казармы кавалергардского полка, а госпитальной команды - в казармы конно-артиллерийской бригады. Госпитальная администрация ходатайствует о расширении госпиталя еще на 600 мест и получает разрешение построить новый барак, дающий дополнительно 375 мест.

История госпиталя богата примерами самоотверженного труда, как в годы суровых военных испытаний, так и в мирное время. В условиях гражданской войны работники госпиталя вернули в строй многих раненых бойцов и командиров Красной Армии, внесли большой вклад в борьбу с эпидемиями инфекционных заболеваний.

В конце 1919 года эпидемия тифа принимает большие размеры. Это обстоятельство заставило госпиталь переключиться на обслуживание исключительно тифозных больных. Прием больных других специальностей был прекращен. Такие мероприятия оказали исключительно большую помощь Красной Армии и гражданскому населению в борьбе с сыпнотифозной эпидемией. Только в 1920 году в госпитале лечилось более 5 тысяч больных сыпным и возвратным тифом. 

Личный состав Петроградского Центрального Красноармейского госпиталя (1920 год)Когда эпидемия тифа закончилась, госпиталь снова вернулся к прежней структуре, развернув все функционировавшие до этого отделения.

Начало Русско-финляндской войны знаменуется чрезвычайно быстрым ростом коечного фонда в размерах, далеко превышающих его рост в Первую мировую войну. Были развернуты, главным образом, хирургические койки, составившие 80% общего коечного фонда госпиталя. Одно хирургическое отделение отводится под контингент легочных раненых. В хирургические отделения превращаются урологическое, терапевтическое, ушное и частично кожное отделения.  

Личный состав Ленинградского Красноармейского госпиталя (1940 год)К началу Великой Отечественной войны госпиталь содержался по штату на 1200 коек и имел 22 июня 1941 года 1294 больных. С объявлением войны госпиталь переходит на штат эвакогоспиталя на 1800 коек.  

Офицерский состав 442 Ленинградского Красноармейского госпиталя в 1941 году. Начальник госпиталя – бригадный врач Черняк И.М. (второй ряд, в центре)После передислокации в г. Вологда в госпитале были развернуты следующие отделения: хирургическое для тяжелораненых – 160 коек; хирургическое начсостава – 120 коек; урологическое – 85 коек; для раненых в грудную клетку – 113 коек; нейрохирургическое – 160 коек; для раненых в голову и с повреждением периферической нервной системы – 103 койки; травматологическое для тяжелораненых – 150 коек; глазное хирургическое – 105 коек; ушное – 242 койки; инфекционное – 172 койки.

Всего было развернуто 1540 коек. Были развернуты также 2 приемных отделения: 1-е – для соматических больных и 2-е - для инфекционных больных; клиническая лаборатория (развернулась в 4-х точках города); бактериологическая лаборатория; физиотерапевтическое отделение; 7 рентгеновских кабинетов.

Передислоцированный госпиталь являлся основным лечебным учреждением 95 эвакуационного пункта, где оказывалась специализированная медицинская помощь. За время войны в госпитале лечилось более 30 тысяч тяжелораненых и больных, эвакуированных с Ленинградского, Волховского и Карельского фронтов, Балтийского и Северного флотов, из г. Ленинграда, находящегося в блокаде. Из числа раненых и больных, закончивших лечение, 82% возвращено в строй. За период работы в г. Вологда было сделано более 9000 операций.

В августе 1944 года госпиталь возвращается в г. Ленинград на основную базу, где сливается с эвакуационным госпиталем № 1171 и продолжает работать как сводный госпиталь на 3800 коек (хирургических – 1650, нейрохирургических – 300, урологических – 150, глазных – 140, ЛОР – 160, челюстно-лицевых – 40, терапевтических – 450, нервных – 250, кожных – 100, инфекционных – 200, дом отдыха – 50).

Совместная работа продолжалась до 1 декабря 1945 года, когда ЭГ № 1171 был переведен на Садовую ул., дом № 26. С этого времени в госпитале осталось развернутыми 2300 коек при 1800 штатных.

В течение всей войны хозяйство госпиталя пришло в значительный упадок. Поэтому в первом периоде послевоенной жизни важнейшей задачей являлось создание новой материальной базы, которая сильно пострадала в результате артиллерийских обстрелов и бомбардировок госпиталя. Проведенные уже в первые послевоенные годы хозяйственно-восстановительные работы дали возможность приступить к более или менее нормальной деятельности.  

Личный состав 442 Окружного военного госпиталя в 1946 году. Начальник госпиталя - генерал-майор медицинской службы Ибрагимов Б.Н. (первый ряд, в центре)В этот период закладывались основы существующей организационно-штатной структуры госпиталя. Введение в штат госпиталя в 1946 году должностей ведущего хирурга и ведущего терапевта объединило в одних руках работу четырех терапевтических и трех хирургических отделений, а также позволило выработать единые формы и методы обследования и лечения больных. Одним из первых ведущих терапевтов госпиталя в 1946 году был назначен профессор В.А. Бейер, который проработал до 1947 года, а первым ведущим хирургом был профессор Е.А. Бок.

Общая площадь территории госпиталя в послевоенные годы составляла 18 гектаров. Однако в 1953 году 6 гектаров его территории были переданы штабу округа для строительства жилого дома (Суворовский пр., дом 61). Вне территории госпиталя оказался также и корпус, в котором размещался санитарно-эпидемиологический отряд округа (ныне этот корпус занимает станция переливания крови).

До 1954 года штатная емкость госпиталя составляла 1000 коек, и загрузка их была более 100%. В этот период в помещениях госпиталя размещались две клиники Военно-медицинской академии (военно-полевой хирургии и факультетской терапии) и стоматологическая поликлиника округа.

В июле 1955 года установлен штат госпиталя на 1200 коек, а в 1957 году госпиталь переведен на штатную емкость – 1500 коек. Окружному госпиталю в это время были переданы помещения расформированного 775 Ленинградского гарнизонного военного госпиталя, располагавшегося по Обводному каналу в доме № 13-а, в котором были развернуты после передачи кожно-венерологическое и два терапевтических отделения. Филиал госпиталя с Обводного канала переведен в 1966 году в корпус по Новгородской улице (в порядке обмена зданиями с городом).  

Новгородский корпусВажной исторической вехой в жизни госпиталя является присвоение ему в 1968 году статуса клинического учреждения. Современная материально-техническая и клиническая база госпиталя позволяет его сотрудникам проводить на высоком уровне не только лечебно-профилактическую работу, но и учебно-педагогическую и научно-исследовательскую деятельность. База госпиталя интенсивно используется для усовершенствования военно-медицинских специалистов округа и подготовки слушателей Военно-медицинской академии, с которой на протяжении всей истории поддерживается тесное творческое сотрудничество.  

Личный состав 442 Окружного военного клинического госпиталя им. З.П. Соловьева (1970 год)В 1985 году госпиталь награжден орденом Трудового Красного Знамени за достигнутые успехи в медицинском обслуживании воинов и в связи с 40-й годовщиной Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

В 1991 году при окружном госпитале был сформирован медицинский отряд специального назначения, предназначенный для оказания медицинской помощи в чрезвычайных ситуациях. Личный состав отряда и специалисты госпиталя успешно выполняли боевые задачи по медицинскому обеспечению войск в зоне локальных вооруженных конфликтов, за что более 100 человек были отмечены высокими правительственными наградами.

Интенсивное совершенствование организационно-штатной структуры госпиталя, расширение и укрепление его лечебно-материальной базы начинается с 1976 года, когда госпиталь был переведен на штат с численностью 1700 коек. Дополнительно были развернуты отделения гнойной хирургии, второе урологическое, неотложной терапии и пульмонологическое. Создание этих отделений положительно отразилось на результатах лечения больных со сложной патологией.

В целях более эффективного лечения больных, нуждающихся в неотложных терапевтических мероприятиях, в 1977 году при 15 медицинском отделении неотложной терапии была развернута палата реанимации и интенсивной терапии с круглосуточным дежурством медицинских сестер. С 1980 года все кардиологические отделения размещаются в отдельном 3-х этажном здании на 235 коек

Специализированная кардиологическая помощь окончательно оформилась в 1992 году, когда был создан штатный кардиологический центр в составе сектора интенсивной терапии и реанимации и трех специализированных отделений.

В июле 1982 года количество лечебных отделений увеличилось с 25 до 33 за счет разделения 90-100 коечных отделений на два, что позволило улучшить в них организацию лечебно-диагностического процесса. Были введены в штат операционное отделение, центральная стерилизационная, отделение гипербарической оксигенации, эндокринологическое отделение и кабинет иглорефлексотерапии.

С 1987 года в составе лабораторного отделения функционирует лаборатория инфекционной иммунологии, позволившая активно заняться вопросами диагностики и профилактики ВИЧ-инфекции.

Значительные изменения произошли в рентгеновском отделении с введением в 1990 году компьютерной томографии и ультразвуковых исследований.

В 1992 году введен в эксплуатацию новый лечебный корпус на 200 коек, в котором разместились отделение гнойной хирургии, проктологическое и пульмонологические отделения.  В 2000 году проктологическое отделение перебазировалось в хирургический корпус, а его место в пульмонологическом корпусе заняло отоларингологическое отделение.

Важным событием в жизни госпиталя было перемещение 19 октября 1994 года психиатрических отделений из 3-й городской психиатрической больницы на основную базу – в реконструированный 3-й этаж Новгородского корпуса. Площадь психиатрических отделений составила 1000 кв. метров, на ней разместились все необходимые функциональные подразделения, отвечающие современным требованиям.

В последние годы проведена большая работа по реконструкции и капитальному ремонту многих медицинских подразделений, благоустройству медицинских отделений и территории госпиталя, что позволило создать предпосылки к оптимальному совершенствованию организационно-штатной структуры госпиталя.

С самого начала работы госпиталя в историческом аспекте просматривается тенденция специализации медицинских отделений. Однако наиболее заметная структурная перестройка и дальнейшая специализация коечного фонда произошла за последние годы. Так, в целях организации преемственности в лечении больных, внедрения и более эффективного использования современных методов лечения больных, были организованы штатные медицинские центры: урологический (с 1998 года); анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии (с 1997 года); кардиологический (с 1992 года); гастроэнтерологический (с 1998 года); психиатрический (с 1998 года); инфекционный (с 1997 года), рентгенологический (с 1992 года).

Кроме того, созданы нештатные пульмонологический, неврологический, травматологический и лабораторный центры.

Создание медицинских центров обеспечивает проведение в жизнь единой идеологии и стратегии лечения больных, применение прогрессивных схем лечения и взаимопонимание между врачами-специалистами.

В 1995 году введено в штат госпиталя отделение медицинского страхования, предназначенное для организации работы учреждения в системе медицинского страхования, обеспечения оказания платных медицинских услуг застрахованным гражданам и частным лицам.

С 2006 года емкость госпиталя составляет более 1200 койкомест.

 Бюст Императора Николая I (восстановлен в госпитале 19 февраля 2004 года)Коллективом госпиталя свято хранятся, оберегаются и приумножаются славные страницы его исторического прошлого. В 2004 г. был восстановлен и открыт бюст основателя госпиталя Императора Николая I. 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com