Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Николай Гумилёв в Александрийском полку
 
Не знавший счастливой любви,
Не ведавший в жизни покоя,
Ты белые руки свои
Сложил под травой луговою.

Прошедший по жизни путем,
Назначенным только поэтам,
В конце – ты обрел ли свой дом,
Что миром наполнен и светом?

Замкнувший судьбу, как кольцо,
Ты стер все земные мерила,
И пулю узнал ты в лицо,
Ту, что твое сердце пробила.


 
Приказом командующего Западного фронта от 28 марта 1916 г. № 3332 Николай Степанович Гумилев произведен в прапорщики с переводом в 5-й Гусарский Александрийский полк. Однако в мае Гумилев заболел (подозревали чахотку), и несколько месяцев лечился. Летом вернулся в полк (в Шносс-Лембург) и продолжил службу. Полк не участвует в боевых действиях, но проводит интенсивные учения. "Представь себе человек сорок офицеров, несущихся карьером без дороги, под гору, на гору, через лес, через пашню и вдобавок берущих препятствия: каналы, валы, барьеры и т.д. Особенно было эффектно одно - посредине очень крутого спуска забор и за ним канава. Последний раз на нём трое перевернулись с лошадьми. Я уже два раза участвовал в этой скачке и не разу не упал, так что даже вызвал некоторое удивление" (письмо к матери 02.08.1916.).

Осенью Гумилев вновь прибывает в Петроград, чтобы сдать офицерские экзамены в Николаевском училище. Несмотря на замену экзамена по нелюбимому им немецкому языку на экзамен по французскому, Гумилев потерпел неудачу. С октября он вновь на фронте - до января 1917 (с небольшим перерывом). "Я очутился в окопах, стрелял в немцев из пулемёта, они стреляли в меня , и так прошли две недели" (письмо к Ларисе Рейснер 15.01.1917). В это время Гумилев увлекается идеей написать пьесу о покорении Мексики Кортесом.

Фронтовая жизнь Гумилёва окончилась неожиданно и довольно своеобразно. "Я уже совсем собрался вести разведку по ту сторону Двины, как вдруг был отправлен закупать сено для дивизии" (письмо к Ларисе Рейснер 22.01.1917).

 

рисунок Анны Путовой

Некоторые документы, относящиеся к службе Н. Гумилёва в Александрийском полку.

Отношение из Царскосельского эвакуационного пункта командиру 5-го гусарского Александрийского полка

22 мая 1916 г.
№ 10869
город Царское село

командиру 5-го гусарского
Александрийского полка

Прапорщик вверенного Вам полка Гумилев во время состояния на учете пункта был удовлетворен согласно удостоверению, пункт за № 10407, за время с 7 мая по 18 мая 1916 г. суточными госпитальными деньгами как семейный офицер. Право же получения этих денег (ст. 905 кн. ХIХ С.В.П. по редакции приказа по В.В. 1915 №134) еще тне подтвердилось, а потому прошу о высылке удостоверения о том, что вышеозначенный офицер семейный и семья его находится на его иждивении.

За начальника пункта капитан <нрзб>

Бухгалтер,
Зауряд-военный чиновник
Надворный советник Смогорский

(ЦГВИА, ф. 3597, оп.1, д. 189, л. 270. Подлинник.)

На бланке начальника Царскосельского эвакуационного пункта. Машинопись.

31 мая из полка был дан ответ:"Из представленной прапорщиком Гумилевым копии их метрической книги видно, что он женат."
(ЦГВИА, ф. 3597, оп.1, д. 188, л. 270.)

Аттестат об удовлетворении Н.С. Гумилева жалованием в 5-го гусарском Александрийском полку

1 июня 1916 г.

По Указу Его Императорского Величества дан сей 5-го гусарского Александрийского Ее Величества полка на прапорщика Гумилева* , в том, что он удовлетворен денежным Его Императорского Величества жалованьем из оклада семисот тридцати двух руб по 1 мая и добавочными деньгами из оклада ста двадцати рублей в годпо первое мая с.г.
Что подписью с приложением казенной печати и удостоверяется.

Действующая армия, 1 июня 1916 г.

Подп Командир полка, полковник Коленкин
Помощник по хозяйственной части Беккер
Верно: делопроизводитель <нрзб>

(ЦГВИА, ф. 3597, оп.1, д. 188, л. 270. Заверенная копия. Машинопись.)

* так в тексте

Удостоверение, выданное Н.С. Гумилеву, о командировке в г. Петроград для держания офицерского экзамена при Николаевском кавалерийском училище

18 августа 1916 г.

БИЛЕТ

Предъявитель сего 5-го гусарского Александрийского Ее Величества полка прапорщик Гумилев командирован в гор. Петроград для держания офицерского экзамена в Николаевском кавалерийском училище.
В чем подписью с приложением казенной печати удостоверяется.

Командир полка, полковник Коленкин

№ 9120
18 августа 1916 г.
Действующая армия. Полковой адъютант, штабс-ротмистр Кудряшов

(ЦГВИА, ф. 3597, оп.1, д. 176, л. 120. Подлинник.)

На лицевой стороне билета - печать 5-го гусарского Александрийского Ее Величества полка . На обратной стороне - штамп, на котором сделана запись:"явлен 19(16) г. августа 21. Литейный. ч. 1-го уч. дом № 31 Записан на военной службе Пом. - письмоводителя". <нрзб> . Ниже - "Литейный, 31 , кв. 14". Ещё ниже - "Во 2-м Петроградском управлении явлен под № 785 22 августа 1916 года. Комендантский адъютант, Штабс-капитан <нрзб> ". На лицевой стороне билета - пометка "24.Х прибыл" (в полк).

Рапорт Н.С. Гумилева в Главное управление военно-учебных заведений с прошением о допущении его к держанию офицерских экзаменов при Николаевском кавалерийском училище

5-го гусарского 22 августа 1916 г.
Александрийского Ее Величества Государыни Императрицы Александры
Федоровны полка
Гумилев
№12, 22 августа 1916 г.

В Главное управление Военно-Учебных заведений

РАПОРТ
Прошу о допущении меня к держанию офицерских экзаменов при Николаевском кавалерийском училище в текущем году. Одновременно ходатайствую о замене мне экзамена по немецкому языку экзаменом по французскому языку.
Прилагаю при сем согласие на держание мною экзаменов командира полка за № 9121. Аттестат зрелости, выданный мне Царскосельской гимназией, и мой послужной список доставлю дополнительно.

22 авг 1916 г. Прапорщик Гумилев

(ЦГВИА, ф. 725, оп. 50, д. 388, л. 115. Подлинник. Автограф.)

В правом верхнем углу рапорта резолюция:"К рассмотрению (кажется, замены экзаменов уже разрешены). 24 VIII". В левом нижнем углу резолюция:"Среднюю в степень условно. При Ник кавалерийском уч". Печать:"получено 23 августа 1916 г."

* так в тексте

По материалам издания "Николай Гумилев. Исследования и материалы. Библиография." - СПб: Наука 1994

Из воспоминаний полк. С. А. Топоркова (по записи Ю. А. Топоркова)
 
...Н. С. Гумилев, в чине прапорщика полка, прибыл к нам весной 1916 года, когда полк занимал позиции на реке Двине, в районе фольварка Арандоль. Украшенный солдатским Георгиевским крестом, полученным им в Уланском Ее Величества полку в бытность вольноопределяющимся, он сразу расположил к себе своих сверстников. Небольшого роста, я бы сказал непропорционально сложенный, медлительный в движениях, он казался всем нам в начале человеком сумрачным, необщительным и застенчивым. К сожалению, разница в возрасте, в чинах и служба в разных эскадронах, стоявших разбросано, не дали мне возможности ближе узнать Гумилева, но он всегда обращал на себя внимание своим воспитанием, деликатностью, безупречной исполнительностью и скромностью. Его лицо не было красиво или заметно: большая голова, большой мясистый нос и нижняя губа, несколько вытянутая вперед, что старило его лицо. Говорил он всегда тихо, медленно и протяжно.

Так как в описываемый период поэтическим экстазом были заражены не только некоторые офицеры, но и гусары, то мало кто придавал значение тому, что Гумилев поэт; да кроме того, больше увлекались стихами военного содержания. Командир полка, полковник Д. Н. Коленкин, человек глубоко образованный и просвещенный, всегда говорил нам, что поэзия Гумилева незаурядная, и каждый раз на товарищеских обедах и пирушках просил Гумилева декламировать свои стихи, всегда был от них в восторге, и Гумилев всегда исполнял эти просьбы с удовольствием, но признаюсь, многие подсмеивались над его манерой чтения стихов. Я помню, он читал чаще стихи об Абиссинии, и это особенно нравилось Коленкину. Среди же молодых корнетов были разговоры о том, что в Абиссинии он женился на чернокожей туземке и был с нею счастлив, но насколько это верно -- не знаю.

Всегда молчаливый, он загорался, когда начинался разговор о литературе и с большим вниманием относился ко всем любившим писать стихи. Много у него было экспромтов, стихотворений и песен, посвященных полку и войне. С гордостью носил Гумилев полковой нагрудный знак и чтил традиции полка. В № 144 газеты "Россия и Славянство" от 29 августа 1931 г. помещена репродукция рисунка Гумилева, на которой он изображен сидящим на фантастическом , орудии под эскадронным значком 4-го эскадрона, в котором он служил.

Когда при кавалерийских дивизиях стали формировать пешие стрелковые дивизионы, то Гумилев вместе с другими был назначен в стрелковый дивизион, которым командовал подполковник М. М. Хондзынский. В этом дивизионе Гумилев продолжал службу, сохраняя постоянную связь с пылком...

Из воспоминаний штабс-ротмистра В. А. Карамзина

 
...Когда прибыл в полк прапорщик Гумилев, я точно не помню... Помню, как весной 1916 года я прибыл по делам службы в штаб полка, расквартированный в прекрасном помещичьем доме. Названия усадьбы я не помню, но это та самая усадьба, где мы встречали Пасху с генералом Скоропадским и откуда полк выступил на смотр генерала Куропаткина.
На обширном балконе меня встретил совсем мне не знакомый дежурный по полку офицер и тотчас же мне явился. "Прапорщик Гумилев" -- услышал я среди других слов явки и понял, с кем имею дело.
Командир полка был занят, и мне пришлось ждать, пока он освободится. Я присел на балконе и стал наблюдать за прохаживавшимся по балкону Гумилевым. Должен сказать, что уродлив он был очень. Лицо как бы отекшее, со сливообразным носом и довольно резкими морщинами под глазами. Фигура тоже очень невыигрышная: свислые плечи, очень низкая талия, малый рост и особенно короткие ноги. При этом вся фигура его выражала чувство собственного достоинства. Он ходил маленькими, но редкими шагами, плавно, как верблюд, покачивая на ходу головой...
...Я начал с ним разговор и быстро перевел его на поэзию, в которой, кстати сказать, я мало что понимал.
-- А вот, скажите, пожалуйста, правда ли это, или мне так кажется, что наше время бедно значительными поэтами? -- начал я. -- Вот, если мы будем говорить военным языком, то мне кажется, что "генералов" среди теперешних поэтов нет.
-- Ну, нет, почему так? -- заговорил с расстановкой Гумилев. -- Блок вполне "генерал-майора" вытянет.
-- Ну, а Бальмонт в каких чинах, по-вашему, будет? -- Ради его больших трудов ему "штабс-капитана" дать можно.
-- Мне думается, что лучшие поэты перекомбинировали уже все возможные рифмы, -- сказал я, -- и остальным приходится повторять старые комбинации.
-- Да, обычно это так, но бывают и теперь открытия новых рифм, хотя и очень редко. Вот и мне удалось найти шесть новых рифм, прежде ни у кого не встречавшихся.
На этом наш разговор о поэзии и поэтах прервался, так как меня позвали к командиру полка...
При встрече с командиром четвертого эскадрона, подполковником А. Е. фон Радецким, я его спросил: "Ну, как Гумилев у тебя поживает?" На это Аксель, со свойственной ему краткостью, ответил: "Да-да, ничего. Хороший офицер и, знаешь, парень хороший". А эта прибавка в словах добрейшего Радецкого была высшей похвалой.
Под осень 1916 года подполковник фон Радецкий сдавал свой четвертый эскадрон ротмистру Мелик-Шахназарову. Был и я у них в эскадроне на торжественном обеде по этому случаю.
Во время обеда вдруг раздалось постукивание ножа о край тарелки, и медленно поднялся Гумилев. Размеренным тоном, без всяких выкриков, начал он свое стихотворение, написанное к этому торжеству. К сожалению, память не сохранила мне из него ничего. Помню только, что в нем были такие слова: "Полковника Радецкого мы песнею про славим..." Стихотворение было длинное и было написано мастерски. Все были от него в восторге.
Гумилев важно опустился на свое место и так же размеренно продолжал свое участие в пиршестве. Все, что ни делал Гумилев -- он как бы священнодействовал.
Куда и как именно отбыл из полка Гумилев, я тоже не знаю.
Очень жаль, что мне мало пришлось с ним беседовать, но ведь тогда он для всех нас, однополчан, был только поэтом. Теперь же, после его мужественной и славной кончины, он встал перед нами во весь свой духовный рост, и мы счастливы, что он был в рядах нашего славного полка.
1937

Из рассказа полковника А. В. Посажного (по записи Ю. А. Топоркова)

В 1916 году, когда Александрийский Гусарский полк стоял в окопах на Двине, шт.-ротмистру Посажному пришлось в течение почти двух месяцев жить в одной с Гумилевым хате. Однажды, идя в расположение 4-го эскадрона по открытому месту, шт.-ротмистры Шахназаров и Посажной и прапорщик Гумилев были неожиданно обстреляны с другого берега Двины немецким пулеметом. Шахназаров и Посажной быстро спрыгнули в окоп. Гумилев же нарочно остался на открытом месте и стал зажигать папироску, бравируя своим спокойствием. Закурив папиросу, он затем тоже спрыгнул с опасного места в окоп, где командующий эскадроном Шахназаров сильно разнес его за ненужную в подобной обстановке храбрость -- стоять без цели на открытом месте под неприятельскими пулями.
1937

По материалам сайта http://www.gumilev.ru/ 

Last, but not least. Отдельно благодарю Анну Путову за её память о прекрасном поэте, за её же трогательные и красивые стихи, а также за помощь в создании статьи. 

 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com