Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Исполнилось 250 лет со дня рождения главной няни русской культуры

Об Арине Родионовне мы знаем много - и еще больше не знаем. Не осознаем, точнее. Со школы привыкли думать, что именно она взрастила поэтический дар Пушкина, и никого не смущало, что в 70-е годы ХХ века в деревне Кобрино под Гатчиной открыли "Избу-читальню имени Арины Родионовны". Она в этой избе читать бы не могла: не знала грамоте.

Неясность и с анкетными данными. Скажем, какова фамилия пушкинской няни? У рабов фамилий не бывает - вот и крепостная Арина Родионовна с такой же степенью достоверности Яковлева (что значится в справочниках), как и Родионова (по имени отца), и Матвеева (по мужу). Имя ее - то ли Ирина, то ли Иринья. Арина - домашний вариант. В общем, достоверно только отчество.

Да и его поэт Николай Языков, с нежностью относившийся к няне Пушкина, сумел перепутать в стихах: "Васильевна, мой свет, забуду ль я тебя?.." Стихотворение это было прислано в Тригорское, а там знали, как правильно, и помогли Языкову исправить: "Свет Родионовна, забуду ли тебя?.." - даже народнее получилось. В своем журнале "Северные цветы" эти стихи напечатал Антон Дельвиг, который тоже любил Арину. Известный своей добротой и чувствительностью, он в 1826 году писал Пушкину, который только что покинул Михайлов ское: "Душа моя, меня пугает положение твоей няни. Как она перенесла совсем неожиданную разлуку с тобою". Князь Петр Вяземский передавал Пушкину: "Родионовне мой поклон в пояс".

Арина Родионовна умерла 29 июля 1828 года. Пушкинская сестра Ольга, выйдя замуж за Николая Павлищева, в начале того года взяла свою престарелую кормилицу в Петербург, где та и скончалась в возрасте 70 лет. Хоронил Арину тогдашний ее хозяин Павлищев. Пушкин ни на отпевание во Владимирской церкви 31 июля, ни на похороны на Смоленском кладбище не приехал. Хотя был в то время в Петербурге, где его как раз в эти дни безуспешно разыскивал Вяземский: "Слышу от Карамзина жалобы на тебя, что ты пропал для них без вести, а несется один гул, что ты играешь не на живот, а на смерть".

И стихи на смерть няни написал не Пушкин, а все тот же Языков - второе уже посвященное ей стихотворение.

Коллизия, современному сознанию диковатая - в духе того времени. Одно другому не противоречит: и хоронить не стал, и ценил высоко. Арина Родионовна была прообразом мамки Ксении из "Бориса Годунова", няни из "Дубровского", мамки княгини из "Русалки", и - главное - "оригиналом няни Татьяны" из "Евгения Онегина". К самой реальной Арине Пушкин искренне был привязан. Писал о ней с теплотой неподдельной - и в стихах ("голубка дряхлая", "добрая подружка"), и в письмах.

Она была женщина добрая и общительная. Языков: "Ласковая, заботливая хлопотунья, неистощимая рассказчица, порой и веселая собутыльница". Мария Осипова: "Лицом полная, вся седая, страстно любившая своего питомца, но с одним грешком - любила выпить". Грешок - это как поглядеть: поэту и его друзьям нравилось. Хрестоматийное: "Выпьем с горя, где же кружка". Пущин: "Попотчевали искрометным няню". Языков: "Сама и водку нам, и брашно подавала"; а в стихах "На смерть няни А.С. Пушкина" подробно: "Мы пировали. Не дичилась / ты нашей доли... / ...Взял свое токай / Шумней удалая пирушка. / Садись-ка, добрая старушка, / И с нами бражничать давай!" Бражничала, даром что еще в 1801 году ее муж Федор Матвеев умер от пьянства.

У Пушкина всюду симпатичный образ: "Являлась ты веселою старушкой / И надо мной сидела в шушуне". Не с плеча ли Арины Родионовны позаимствовал Есенин этот самый шушун для своей матери?

Короче, Арина была своя. Судя по путанице с ее отчеством у Языкова, ясно, что Пушкин и его друзья звали няню в основном по имени, несмотря на то, что ей было в Михайловском уже под семьдесят. Но ведь - не ровня, а раба.

Жизнь с прислугой - практически круглосуточно, без перерыва - жизнь "под стеклом". У Пушкина в Михайловском дворни было 29 душ. Не спрятаться. Нормальный обиход сословия. Единственный способ преодолеть такое бытие напоказ, противное естественной тяге к "прайвеси" - исключить услужающих не просто из числа равных, но, по сути, из рода человеческого. В языке - парадоксальным образом именуя их "людьми", как раз людьми и не считая.

Кто из крепостных попадал в дворовые? С одной стороны, наиболее способные, но они же и самые хитрые, пронырливые, лицемерные. Какой-нибудь толстовский Левин косаря и пахаря мог уважать, но лакея - ни за что. Пользовался, но презирал.

При этом от тесного общения баре и дворня были в круговой поруке "стокгольмского синдрома" - что позволило Георгию Иванову с иронической правдивостью написать про тургеневские времена: "Золотая осень крепостного права".

Такая патриархальность насмешливо, но и трогательно подана Пушкиным в его "Истории села Горюхина", где описывается прибытие барина в свои владения: "Мужчины плакали. Женщинам говорил я без церемонии: "Как ты постарела" и - мне отвечали с чувством: "Как вы-то, батюшка, подурнели".

На чем-то ведь проросла шутка: "Барин, я постель постелила - идите угнетать!" Этому виду угнетения Пушкин предавался охотно, и няня Арина была ему в том, по всей видимости, помощница. Авторитетный пушкинист П. Щеголев считал, что это няня содействовала, не сказать грубее, связи поэта с крепостной Ольгой Калашниковой. "Неосторожно обрюхатив" (его выражение), Пушкин отправил ее в город и писал Вяземскому: "Прошу тебя позаботиться о будущем малютке, если то будет мальчик... Милый мой, мне совестно, ей-богу, но тут уж не до совести". Иван Пущин вспоминал о швеях в няниной комнате в Михайловском, где он "заметил между ними одну фигурку, резко отличавшуюся от других... Пушкин тотчас прозрел шаловливую мысль мою, улыбнулся значительно... Среди молодой своей команды няня преважно разгуливала с чулком в руках".

У Алексея Цветкова есть стихи о таком не замусоленном юбилеями Пушкине: "с этой девкой с пуншем в чаше / с бенкендорфом во вражде / Пушкин будущее наше / наше все что есть вообще". Пушкинистика подобной интонации - далекое будущее и знак перемен в сознании и самосознании российского общества. Пожалуй, не дожить.

Арина была своя: собутыльница, сообщница, сказочница. Правда, ее сказки Пушкин стал слушать только в 25-летнем возрасте, о чем он писал в 1824-м: "Слушаю сказки и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания". Их общение - два года ссылки в Михайловском. Не Арина выкормила поэта, и не Пушкин создал интеллигентско-советский миф о няне, обучившей его всему. Легенда коренится в народничестве XIX века, потом пролетарское государство подхватило и развило идею: как иначе сделать из Пушкина "наше всё". По сути, это отчаянное неверие в поэта и поэзию: без руководства никак. Пушкин так и остался при народе, при няне.

Сам-то поэт был порождением своего времени, и в "Словаре языка Пушкина" слово "няня" встречается 36 раз. Из них 19 - в "Евгении Онегине", а во всем остальном наследии, включая письма и черновики, - еще 17. По имени он не назвал ее ни разу.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com