Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Кипр. Святая земля
 
Паломники поневоле

Сразу скажем, на Кипр мы попали случайно. Пропало лето без отпуска, но в самом его конце обстоятельства заставили досрочно смакетировать очередной номер «Истины и Жизни», устроились вдруг и другие дизайнерские дела, не отпускавшие из знойной Москвы. Не уехать ли куда-нибудь «на недельку до второго?». Если не в Комарово, то, может быть, по Волге или в Крым? «Езжайте на Кипр,—предложили нам в первом же турагентстве. Есть дешевая горящая путевка на десять дней. Виза не требуется. Только вылетать надо немедленно».

То, что мы не просто курортники, а хочешь-не хочешь—паломники, обнаружили, когда узнали, что наш самолёт приземляется в аэропорту библейского города, основанного внуком Ноя. Китион—назывался он раньше, теперь—Ларнака. И первым епископом его был не кто иной, как Лазарь Четверодневный, проживший здесь ещё тридцать лет после чудесного воскрешения его из мёртвых.

В аэропорту нас встречали представители местного турагентста, как и было обещано в Москве—«на иномарке». Роскошный белый «мерседес» мчал нас со скоростью 160 км/час к другому городу—Лимассолу. По изумительной гладкой дороге, на разделительной полосе которой—пышный кустарник, цветущий всеми оттенками розового. А вокруг—старые пологие горы, бежево-палевые холмы, покрытые редкими серебристыми деревьями. Да это же оливы! Такие же, как в Гефсиманском саду! И пейзаж точь-в-точь как на Святой Земле. Мы там не были, но в журнале проходило множество фотографий Святой Земли, и не узнать ее просто невозможно. Кипр—это такая же земля, как и та, по которой ходил Спаситель, только по другую сторону моря, совсем близко. Первохристианская земля.
 
Благорастворение воздухов

И вот мы в отеле с видом на море. А море, Боже мой, какое море голубое! И какое прозрачное! Солнечные лучи пронизывают водную толщу, отражаются от песчаного дна, колышутся бесконечной солнечной сетью в голубом тумане морской бездны. Лазурь и золото!

А какой невиданной красы деревья на берегу! Пальмы, кипарисы, эвкалипты. А все остальное, благоухающее желтыми, синими, ярко-красными цветами,—это что такое? Невообразимая роскошь и разнообразие. Сколько же фантазии у Творца всего этого! Слава тебе, Господи, слава! Мы паломники к красоте творения Твоего!

Кстати, паломничества как благочестивые путешествия для поклонения местам, связанным с земной жизнью Иисуса Христа, появились в христианской Церкви довольно поздно—в четвертом веке. До этого первохристиане не проявляли особенного интереса ни к Вифлеему, ни к другим святым местам. Ведь вся земля искуплена и освящена кровью Спасителя, весь мир—храм Божий! Поэтому доникейское христианство было абсолютно равнодушно к евангельской топографии. Достаточно сказать, что сам Иерусалим не только не отмечался каким бы то ни было почитанием, но и в начале четвёртого века всё ещё продолжал находиться в церковном подчинении у Кесари Палестинской, митрополит которой, в свою очередь, подчинялся патриарху Антиохийскому. И лишь когда христианство превращается в государственную религию, начинается усиленный поиск и почитание особых мест и святынь, которые становятся объектами массового паломничества. Что делать, Господи, не можем мы без этого! И снисходя к нашим слабостям, Бог даёт нам свои святыни, даёт через них знамения и чудеса. Хотя большего чуда, чем эта земля, это море, эти цветы—невозможно представить.
 
Ещё одно чудо —

это люди. Искренность, сердечное радушие светятся в глазах киприотов. Вот, пожалуй, главное впечатление от Кипра. В первый же день зашли в маленькую таверну. Хозяин по имени Саввас, угостив нас, достал вдруг большую, похожую на домру, инкрустированную перламутром базуки. И стал петь нам красивым, глубоким голосом греческие песни. Грустные и весёлые, но одинаково трогающие сердце…

Люди и песни здесь действительно чудесные, а жизнь тихая и безопасная. В рекламном проспекте о Кипре написано: «Криминогенность на острове можно считать нулевой». По дороге как-то догнал нас на мопеде рекламный агент другого отеля, пригласил на презентацию, усадил в тут же притормозившее такси и повёз на другой конец города показывать пятизвёздочный рай. «А как же ваш мопед?»—спросили мы агента, оставившего казённую технику прямо на обочине дороги. «А что с ним будет?—ответил он. На Кипре же не воруют». Стали и мы, уходя на время с пляжа, оставлять там свои вещи. И в самом деле, никто их не трогал. Однажды наши сумки остались одиноко лежать на пустынном пляже до самой темноты, когда убрали все зонтики и шезлонги…

Обязаны ли киприоты мягкостью нравов и душевной щедростью райским природным условиям или религиозности? Наверное, и тому и другому.
 
Кипрская Православная
Церковь играет здесь огромную роль. Не случайно первым президентом Республики Кипр был архиепископ Макариос—глава Кипрской Православной автокефальной Церкви. В кипрских паспортах есть графа «вероисповедание». Записи «атеист» в них не бывает. «Как же можно здесь без веры? Здесь вся земля христианская!»—сказал нам один местный житель. Кипрская Церковь—одна из самых древних. Она была основана апостолом Варнавой, киприотом по происхождению. Церковь православная ортодоксальная, но попасть на праздник Успения Богородицы 28 августа, на другой день после нашего приезда, мы не смогли—оказывается, на Кипре уже отпраздновали его на две недели раньше—древняя Церковь живёт по григорианскому календарю. На острове множество храмов и часовен самой смелой модернистской архитектуры. Храмы полны народу. На Страстной неделе местное телевидение, сказали нам, транслирует только церковные передачи, все рестораны закрываются. В школах с первого класса—Закон Божий. Каждый день уроки начинаются с общей молитвы. Школьные здания напоминают маленькие Парфеноны—мы видели их несколько. Все в классическом стиле, с белокаменными колоннами, но на фронтонах—кресты, как на церквах. Кресты здесь можно встретить на каждом шагу. Они как бы свидетельствуют о совершенном, мирном и безгрешном житии острова.
 
Яблоко раздора

Увы, нет рая на земле. Поразительно, но святая земля Кипра напоминает Святую Землю Израиля не только ландшафтом. Через весь этот райский остров, змеясь, ползёт колючая проволока. Она отделяет оккупированную Турцией в 1974 году северную часть Кипра. Самую богатую, славившуюся и курортами и святынями, теперь разоряемыми. Сама столица Кипра—Никосия—тоже разделена на две части. Тридцать семь процентов территории острова захвачены турками. Еще три процента занимают английские военные базы. Мы проезжали сквозь одну из них—другой дороги не было. «Фотографировать нельзя»,—предупредили нас. Да что там фотографировать? Колючую проволоку аккуратного британского дизайна? Позорное свидетельство человеческих страстей, вражды и глупости?

Кипр, находившийся на перекрёстке трёх континентов—Европы, Азии и Африки, всегда был лакомым куском для завоевателей. Остров пережил массу иноземных нашествий. В поиске христианских святынь на Кипре побывали крестоносцы. Это они лишили Ларнаку мощей Лазаря Четверодневного, унеся их во Францию, в город Отон. В Ларнаке же, в церкви святого Лазаря, остался пустой саркофаг с потрясающей надписью: «Лазарь, друг Христа»…
 
С пафосом в Пафос

Паломнический пафос охватил и нас, когда мы отправились на экскурсию в древний город Пафос—первый город, признавший христианство. Кипр был провинцией Священной Римской Империи, когда в 45 году н.э. в тогдашней столице острова восседал первый проконсул Сергиус. Он был обращён в христианство апостолом Павлом и стал первым христианским правителем в мире.

Здесь сохранились настоящие первохристианские катакомбы. По крутым ступеням спускаемся вниз, налево и направо—пещеры-часовни с бедным убранством и восковыми свечами, воткнутыми в песок. Еще ниже, в тёмной прозрачной глубине,—источник святой Соломонии. Святая вода его помогает при болезнях глаз. А перед входом в катакомбы—«Древо желаний», всё увешенное разноцветными гирляндами платочков.

Неподалёку—ослепительно белая колонна апостола Павла. К ней он был привязан во время истязаний, с которых началась его проповедь христианства здесь. Время, ладони и губы паломников отполировали её и превратили в маленький гладкий обрубок.

В Пафосе множество античных памятников с хорошо сохранившимися мозаиками. Древнегреческие мифологические сюжеты занимают много экскурсионного времени, и на последнюю остановку—у единственной на Кипре пятикупольной базилики—его не остается. Гид предлагает посмотреть на церковь Параскевы из окна автобуса. Мы просимся выйти хотя бы на минутку. «Если выйдете, за вами другие пойдут». Мы объясняем, что нам надо сделать фотографии для христианского журнала. Девушка-экскурсовод уступает. Храм открыт, мы одни в нём. Родной православный интерьер. И вдруг видим—за нами действительно потянулось пол-автобуса голоногих туристов. Все как один крестятся, входя в церковь. И идут прикладываться к иконам, превращаясь на глазах из экскурсантов в паломников.
 
В горах Тродоса

Главной христианской достопримечательностью Кипра считается монастырь Киккос. Он расположен в горной части острова, рядом с вершиной под названием Олимп. Путь к Киккосу—крутой серпантин с древними скалами с одной стороны, иногда вплотную подступающим к окнам автобуса, и бездонными пропастями, начинающимися, кажется, прямо под колёсами,—с другой стороны. Склоны гор покрыты кедровыми деревьями, елями, живописными итальянскими соснами. Елей на Кипре немного, их здесь берегут и на Рождество украшают дома «ёлками» из кипарисов. По дороге нам показывают деревья харупи, называемые «хлебом святого Иоанна». В глубине длинных коричневых стручков, растущих на них, скрываются капли душистого мёда, которым и питался Иоанн Креститель в пустыне. Показываются и так называемые «Иудины деревья», цветущие всегда в дни Пасхи. А на Вербное воскресенье в церковь ходят с ветками олив, оставляют в храмах на сорок дней, а потом окуривают ими свои жилища. Масличные ветви украшают и государственный флаг Кипра.

В горах Тродос произрастает особый сорт очень сладкого чёрного винограда, который идёт на изготовление уникального кипрского вина «Коммандария». Мы делаем остановку в небольшой горной деревушке, чтобы отведать этого божественного напитка. Говорят, что такое вино употреблялось в ветхозаветном храме Соломона, и что древние иудеи задолго до Рождества Христова имели здесь собственные плантации. Прежнее наименование вина—«Нама», теперешнее происходит от военных баз крестоносцев—комендатур. Во времена своего господства на острове они очень полюбили это вино и наладили его массовое производство. На этикетках толстых бутылок читаем непривычные названия—«Коммандария святого Иоанна», «…святого Николая», «…святого Исаии», «…святого Варнавы». «Коммандария» используется в Кипрской Церкви для Святого причастия…
 
Монастырь Киккос

Киккос спрятан высоко в горах. Но он не выглядит слишком суровым. Стены его украшены яркими, свежими мозаиками, сияющими на солнце. Однако у входа возникает неожиданное препятствие—полиция, которая проверяет длину юбок у женской половины туристов. Не прошедшие визуальный контроль обладательницы мини-юбок берут напрокат на время посещения обители макси-юбки, услужливо предлагаемые тут же, за углом.

В монастыре мы познакомились с единственным русскоговорящим монахом. Это отец Георгий из Румынии. Русский язык он изучал ещё в школе. На вид ему не больше 50, оказалось—60. Мы подарили ему несколько номеров нашего журнала, которые ему очень понравились. «С удовольствием почитаю»,—сказал иеромонах, полистав «Истину и Жизнь». В келье у него кондиционер и телевизор. «А послушание у вас какое?»—поинтересовались мы. «Да вот за вами, туристами, присматривать»,—добродушно ответил он. Поговорили и о нашей Русской Православной Церкви. «Нет,—возразил нам отец Георгий,—Церковь ваша не слабая, она очень даже сильная—сколько у нее новомученников в ХХ веке!». Что правда, то правда.

Монастырь Киккос называется Царским в связи с личным вкладом в него византийского императора Алексия Комнина. Вклад этот, однако, был весьма своеобразным. За то, что тродосский отшельник Исайас исцелил больную дочь императора, тот обещал не только пожертвовать средства на строительство монастыря, но и отдать редкостную богородичную икону, писанную апостолом Лукой при жизни Богоматери. Денег император не пожалел, а с иконой расставаться ему очень не хотелось. Он приказал изготовить искуснейшую копию и дал Исайасу выбрать. Тот, помолившись, увидел, что на одну из икон села пчёлка, и выбрал оригинал. Теперь эта пчёлка—на гербе монастыря. А раздосадованный император повелел закрыть всю икону, включая лик Богоматери, золотым окладом—раз сам он не сможет больше его видеть. Так, согласно воле дарителя, эта икона продолжает оставаться закрытой уже девять веков. Её даже в окладе не дают фотографировать. Но щедрые подношения в виде журналов «Истина и Жизнь» и ходатайство отца Георгия совершили еще одно чудо—нам разрешили сделать пару снимков. Большая часть императорской иконы закрыта драгоценной пеленой, по которой вышита небольшая прорись образа. Считается, что апостол Лука сделал три прижизненных изображения Богоматери. Одна икона находится в Греции, другая у нас—знаменитая Владимирская, эта, кипрская,—третья.

В иконостасе монастырского храма ещё одна богородичная икона. Она русского происхождения, попала сюда, в Киккос, в XV веке. В начале марта этого года в течение недели она мироточила. Потом в автобусе наш экскурсовод—пожилая болгарка—подтвердила: «Пятого марта приезжаю в Киккос, а мне говорят—иди скорей, смотри—Богородица плачет. Я археолог по образованию, в иконах разбираюсь. Ну, если бы это был стык досок или шпонка рядом, можно было бы подумать, что это смола. А тут ведь на гладком месте. А главное—благоухание какое было!».

Но о чём плаката Богородица—никто не знает.

Неподалёку от Киккоса—небольшая деревушка, от которой хорошо просматривается оккупированный северный берег острова. В ней недавно построена маленькая часовня с огромным, просто гигантским, белоснежным крестом—«чтобы оттуда, из оккупированных территорий, видели, что это земля христианская».

Чуть ниже—ещё один монастырь—Троодитисса. В мае его закрыли для посещения туристов. Так большинством голосов решило общее собрание насельников обители. Проезжая мимо, мы увидели пожилого монаха, который радостно помахал нашему автобусу рукой. Наверное, он из тех, кто голосовал против.

Слыша теперь в храме прошения «о благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных и временах мирных», мы будем невольно вспоминать приветливого монаха, песни Савваса, лазурное море и чудесные горы этого острова. Счастливого—несмотря ни на что—Кипра.
 
Сергей Серов
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com