Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Святыни православия во Франции
 
Многие наши соотечественники даже не подозревают, что на территории традиционно католической Франции находятся величайшие православные святыни. Как они оказались на латинском Западе, какова их историческая судьба и современное состояние, возможен ли к ним доступ православных для поклонения – чтобы ответить на эти и другие вопросы, наш спецкор в Париже Наталия Макеева встретилась с директором Паломнического центра Корсунской епархии иереем Николаем Никишиным.

Корреспондент: Отец Николай, вы уже несколько лет занимаетесь изучением православных святынь Запада, о которых верующие в России имеют весьма смутное представление...

Иерей Николай: Так получилось, что я живу во Франции, в Париже. Чем долее я здесь находился, тем острее испытывал безотчетную грусть. Стал разбираться – почему же мне многое не по душе, хотя и духовное, и материальное положение к этому времени уже налаживалось. Наконец, дошел до понимания того, что, в сущности, Запад нам чужд: образ жизни, культура – все здесь другое, и обязательно наступает момент, когда хочется своего, родного. Но если уехать невозможно, где же найти свое? Здесь я окончил Свято-Сергиевский институт. Какие-то идеи, или тропинки к тому, что могло бы меня как православного человека утешить, были. Я стал знакомиться с историей Запада, и к своему удивлению, обнаружил много материальных следов от его некогда святого прошлого. Православные святыни Запада и явились предметом моих изысканий.

Кор.: В соборе Парижской Богоматери [Нотр-Дам де Пари] хранится одна из величайших святынь христианства – терновый венец Спасителя. Каким образом он оказался в Париже?

И. Н.: Мы знаем, что в 1204 году крестоносцы1 завоевали Константинополь. Все захваченное отправляли на Запад, но у тернового венца оказалась более сложная судьба. Существовало постановление, предписывавшее особые ценности и святыни сдавать специальной комиссии, которая распределяла их по всему западно-христианскому миру. Имелись и такие непреложные святыни, которые оставались в храмах Константинополя для поклонения. В частности, терновый венец находился в личной императорской часовне во дворце Буколеон. Император Бодуэн II2 в свое время нуждался в деньгах и занял их у венецианских купцов, оставив в залог терновый венец Спасителя с условием последующего выкупа. Затем он обратился к своему кузену Людовику Святому3 с предложением выкупить терновый венец. И Людовик (наверное, недаром его называли Святым), несмотря на огромную сумму залога, согласился приобрести эту величайшую святыню. В 1239 году венец Спасителя прибыл в Париж.

Кор.: Возникали ли у Православной Церкви вопросы о его подлинности?

И. Н.: У Православной Церкви вопросов пока не возникало, поскольку они появляются, когда есть сомнения. А единицы, десятки, ну, может быть, сотни православных, приехавших из России, еще только осознают, что в Нотр-Дам де Пари хранится бесценная реликвия, и у некоторых из них, наверное, возникают сомнения: подлинная ли она, нет ли здесь ошибки? Известно, что в средние века протестанты упрекали католическую церковь в манипуляции святынями, и это было на самом деле, подмены допускали безо всякого, как говорят, смущения. Зная об этом, естественно задаешься вопросом: тот ли это венец? действительно ли он был на голове Спасителя? Ведь прошло уже две тысячи лет. Вот моей задачей и стало – изучив все обстоятельства, убедиться, стоит ли перед этим венцом молиться.

Приведу здесь некоторые ключевые аргументы в защиту подлинности. Первый – все соглашаются, что терновый венец хранился в Константинополе, где было сосредоточено очень много святынь, поскольку он являлся столицей Восточной Римской империи – Вторым Римом. Далее выясняется, что Людовик Святой не только святой, по признанию своих единоверцев, но еще и мудрый. Зная о том, что окружен людьми простыми, жадными, завистливыми и коварными, и решив приобрести терновый венец, он принял исключительные меры предосторожности. Прежде всего, послал за ним в Константинополь двух монахов-доминиканцев, причем выбрал их не просто так: один из монахов уже видел терновый венец в Константинополе, поэтому по приезде мог убедиться в его подлинности. Затем король поставил условие: что бы ни случилось, один из монахов должен всегда оставаться при терновом венце. Реликвию перевезли в Венецию – по условиям контракта императора Бодуэна II. Людовик IX, зная о неустойчивости нравов торгового сословия и желая обеспечить сохранность святыни, специально обратился к императору Фридриху4 с просьбой дать ему конный эскорт в сто или двести всадников для того, чтобы предотвратить какое бы то ни было искушение, во избежание подмены или ограбления, и доставить столь ценный груз в целости и сохранности. Сам Людовик встретил святыню уже на подступах к Парижу и первое, что сделал, – кинулся проверять печати. И потом, когда терновый венец привезли в Париж, его сразу поместили в такое место, доступ к которому был очень затруднен, а непосредственно у реликвария5 выставили такую охрану, что даже сложно представить возможность какого-то злодействия. Итак, это один из аргументов, который свидетельствует о том, что скорее всего подмен действительно не было.

Существует еще один довод в пользу подлинности, если рассмотреть мистическую сторону связанных с терновым венцом событий, – и здесь уместно сказать о разнице церковного почитания и музейного осмотра святынь. В музее мы созерцаем объект, предмет истории, вспоминаем, переживаем, чувствуем, но ничего больше не можем получить. Святыни в храме – другое дело. Они нужны нам не только потому, что имеют отношение к Спасителю, святым, а еще и потому, что, молясь пред ними, мы верим, что наши молитвы, просьбы доходят до Бога, и надеемся быстрее получить на них ответ. И не только мы, но, может быть, и другие, пока еще не утвержденные в православии. И чем больше вопрошаний и откликов на них свыше, тем значительнее для нас и зримее мощь святыни.

Так вот, проявлял ли терновый венец благодатную силу во Франции? Оказалось, что действительно он прославился такими громкими чудесами6, которые памятны до сих пор. Одно из самых славных и видимых чудес – это быстрота возведения часовни для хранения венца. Сравним: Нотр-Дам де Пари строился около ста лет (с 1163 по 1257; башни возведены во 2-й четверти XIII в.), да и то вроде еще не все достроили. А королевская часовня7 была создана и разукрашена за какие-то пять лет, хотя объем строительства ее всего раза в два-три меньше. Если же брать во внимание качество витражей, украшений, то они гораздо лучше, чем в Нотр-Дам де Пари. Получается, терновый венец вызвал такую концентрацию сил, такое единение всех стремлений, что произошел, как мы говорим, и культурный и духовный взрыв. Были и чудесные исцеления. Например, я сам только недавно узнал, что сестра Блеза Паскаля8, будучи безнадежно больна, внезапно исцелилась, когда прикоснулась к одному из шипов тернового венца. Случившееся сильно потрясло ученого: наука для него обесценилась, он уверовал в Бога и посвятил себя духовным изысканиям. Это чудо даже засвидетельствовано католической церковью, потому что, сами знаете, Паскаль слишком известный ученый, он вращался в обезверенном свете, подобном по умонастроениям нашей интеллигенции предреволюционной эпохи [до 1917 г.], и оказался одним из немногих верующих в этой среде.

Приведу последний аргумент: в Париже после всех перипетий (среди которых четыре революции, сопровождавшиеся осквернением и разграблением церквей) терновый венец сохранился, хотя в результате всего этого там осталось мало святынь. Таковые конечно есть – и великие9, но они не почитаются. А когда выносится для поклонения терновый венец, – правда, не сравнить с российскими масштабами, – народ все-таки собирается. Если спросить, почему приходят, – многие толком и не знают: их притягивает, призывает благодать Святого Духа, которая сопутствует этой святыне. И сейчас, слава Богу, возникло православное почитание этой реликвии.

Кор.: Терновый венец выносится на поклонение верующим в первую пятницу каждого месяца и каждую пятницу Великого поста по католической Пасхалии. Православные священники Московского Патриархата тоже участвуют в поклонении. Когда и как это стало возможным?

И. Н.: Такое стало возможным совсем недавно, но не потому, что мы за это долго боролись, – на самом деле все двери в общем-то были открыты. Скажу о себе: я слышал лет пятнадцать назад о том, что терновый венец хранится в соборе Парижской Богоматери, но, как всегда, надо было дозреть, чтобы возникло какое-то особое состояние души или духа. И вот семь-восемь лет назад обстоятельства сложились так, что я впервые пришел почтить терновый венец. (В то время он выносился на поклонение не ежемесячно в первую пятницу, а только в пятницы Великого поста по католической Пасхалии). А через пять лет и у меня, и у моих единомышленников вдруг возникло осознание того, насколько благодатна святыня и что хорошо было бы не только ходить на поклонение анонимно, с точки зрения конфессиональной принадлежности (святыня, конечно, для всех святыня), но и сделать так, чтобы мы, православные, могли собраться и помолиться вместе, отслужить молебен, пассию. Для этого необходимо было вступить в переговоры с католической иерархией, что я и предпринял. Католики вначале не то что не ожидали этого, – просто не имелось прецедента, оставались непреодоленными какие-то предубеждения, сомнения… Но как бы там ни было, в 2001 году вдруг раздался телефонный звонок и мне сообщили, что мы можем отслужить молебен у тернового венца. Владыка Иннокентий10 совершил первый молебен, причем уже через два-три дня после того, как мы получили на это согласие. А потом, продолжая наши переговоры с католиками, мы увидели, что в общем-то у них нет особого противления, противостояния, и просто начали договариваться о возможности регулярного поклонения, стали обсуждать с ними протокол дальнейших действий. Французская сторона с пониманием отнеслась и к нашему желанию поклоняться терновому венцу. Зная при этом, что мы являемся чадами Православной Церкви, должны подчиняться ее духовной дисциплине и не можем служить вместе с католиками, они и не делали нам подобных предложений. По благословению архиепископа Корсунской епархии, включающей в себя Францию, Швейцарию, Италию, Испанию и Португалию, и с согласия священноначалия собора Парижской Богоматери хор православных паломников всегда может сопровождать поклонение венцу Спасителя. Было решено также, что раз в году, обычно в пятницу Крестопоклонной недели Великого поста, мы поклоняемся здесь терновому венцу в той литургической форме, которая предписывается Православной Церковью. Это все повелось недавно, поскольку вообще двери к святым местам Франции отворились для нас лишь несколько лет назад, может быть, вследствие перестройки, которая многим на Западе открыла глаза на историю, культуру, на будущий путь России... И так получилось, что наша православная община после перемен на Родине созрела и прозрела, и обнаружилось, что рядом есть православные святыни и, самое главное, – им можно поклоняться.

Кор.: Известно, что среди прочих христианских реликвий Франции принадлежат такие святыни, как хитон Господень и плат Божией Матери. Какова их история?

И. Н.: Об этом много написано, есть краткие сведения в интернете, но одно дело располагать информацией, а другое – иметь возможность поклониться величайшим святыням. Так, в пятнадцати минутах езды от Парижа в местечке Аржантой находится нешвенный хитон Спасителя, а в ста километрах отсюда в одном из самых красивых соборов Франции, Шартрском соборе Божией Матери (Нотр-Дам де Шартр) хранится покров Пресвятой Богородицы. Причем я специально акцентирую внимание на том факте, что, когда в XVII веке персидский шах11 передал в Россию частицу нешвенного хитона Спасителя, это было воспринято как особое благословение новой правящей династии Романовых. Все почувствовали тогда, какая это великая святыня! А тут нашему сознанию открывается не частица, а целое полотно, соизмеримое с носившим его Богочеловеком. Части, отделенные от полотна, были розданы как реликвии в другие страны мира.

Нешвенный хитон Спасителя
Нешвенный хитон
Спасителя

История хитона в XX веке похожа на историю Туринской плащаницы. После того, как в Италии сделали те фотографии, которые изумили и удивили мир, сфотографировали в инфракрасных лучах и Аржантойскую святыню и с удивлением обнаружили темные пятна, невидимые обычным глазом. Расположение пятен указывало на то, что это могли быть следы от кровоподтеков на теле Спасителя. Откровением стали результаты химического анализа, которые подтвердили, что пятна на Аржантойской ризе действительно являются пятнами человеческой крови. А в 80-х годах дополнительные анализы установили, что эта кровь совместима с той, которую обнаружили на Туринской плащанице. Можно задать вопрос, почему риза Господня в местечке Аржантой не имеет такой известности, как Туринская плащаница? Но это тема отдельной дискуссии, Франция – не Италия, в ней результаты безбожных революций "отшибли память" и довели страну до религиозного безразличия.

Узнав о находящейся во Франции ризе Господней, я как-то немножко смущался: что же тогда хранится у нас в Москве? Потом, выяснив, что в Москве находится лишь небольшая часть святыни, понял: противоречия никакого тут нет, но тем не менее подчеркиваю – в России маленькая часть, а здесь почти целое полотно.

То же самое относится и к плату Богородицы: размеры сами по себе изумляют – два с половиной метра в длину и полметра в ширину; к тому же мы знаем, что это только половина полотна, хранившегося в соборе Шартра до французской революции. Конечно, в святынях важно не количество, а подлинность, реальные реликвии изумляют, вдохновляют – как еще одно доказательство Боговоплощения. Одно дело, когда мы читаем, представляем, верим, а другое – сама очевидность. По преданию, именно этот плат был на Пресвятой Деве Марии во время Благовещения и в нем же Она носила Младенца Христа. Это не просто один из многих Ее покровов: существенно то, что именно он связан в истории Франции с громкими чудесами12, и вот одно из действий мощи этой святыни – вокруг нее возник собор. Подавляющее большинство людей, которые туда идут, даже не знают, что там хранится величайшая реликвия. Но вроде бы второстепенное проявление этой святыни – красота собора – оказывается достаточной причиной для того, чтобы каждый год Нотр-Дам де Шартр посещало примерно два миллиона человек.

Когда мы вдруг осознаем, какие важные святыни находятся рядом, то совсем по-другому начинаем смотреть на смысл нашего пребывания во Франции. Я опять же ставлю вопрос о Промысле Божием: почему мы здесь оказались? Многие приехали зарабатывать деньги, кто-то искал убежища, но потом подавляющее большинство эмигрантов разочаровалось, сопоставляя свои обретения с первоначальными планами. Теперь же, когда вдруг открываешь для себя грандиозные святые места, начинаешь думать: "А может быть, мы действительно посланы сюда как первые свидетели православных святынь Франции и нам суждено открыть к ним дорогу русским паломникам, для того чтобы и они получили духовную силу от этих источников?!".

Кор.: В Амьене в огромном соборе Амьенской Божией Матери13 покоится честная глава святого Великого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Почему эта одна из наиболее значимых святынь христианства находится в таком небольшом провинциальном городе?

И. Н.: Здесь опять же воля Господня. Мы знаем, что Промыслом Божиим на духовном пути последние становятся первыми, а первые могут оказаться последними. Вот и глава св. Иоанна Предтечи в свое время попала в Амьен, в город с немногочисленным населением. Сейчас он насчитывает где-то сто-двести тысяч жителей и по-прежнему не относится к большим городам Франции. Но мы знаем, что пути Господни неисповедимы, и для нас судьба этой святыни становится частью Божественного Промысла…

Амьенский собор Божией Матери
Амьенский собор
Божией Матери

Дело в том, что если хочешь узнать, например, Россию, то лучше ехать не в Москву: там вроде бы все есть, но разобраться, что идет от корней, – трудно. Чтобы познакомиться с Россией, лучше ехать в какой-нибудь маленький город, в провинцию, в глубинку. Вот и здесь, осознав, что глава св. Иоанна Предтечи – эта величайшая святыня – находится в Амьене, невольно глубже знакомишься с историей места, удостоившегося такой чести, с Пикардией14, и между прочим узнаешь, что известный писатель Жюль Верн всю жизнь работал и умер в Амьене, что собор, где хранится глава св. Иоанна Предтечи и который был построен как храм, достойный соответствовать по красоте и величию хранимой святыне, – этот собор больше, чем Нотр-Дам де Пари, а между тем его построил город, где было всего десять-пятнадцать тысяч жителей. Сейчас мы, православные, строим во Франции только небольшие церковные здания и служим чуть ли не в гаражах, и при этом еще все наши церкви оказывают нам содействие. Но сравнивая планы возведения в Париже задуманного нами храма с масштабами строительства Амьенского собора, воодушевляешься: если нас, православных, здесь уже десять-пятнадцать тысяч, значит и мы в силах построить настоящую церковь. И совсем не важно, что она будет в десять раз меньше, чем Нотр-Дам де Пари.

Касательно самого местонахождения честной главы Великого Пророка в таком заштатном городке, то и этому можно найти свои объяснения: представьте, что все святыни сосредоточены только в одном городе. Как нам было бы тяжко и грустно, если бы мы не имели возможности жить около них. А здесь, во Франции, вдруг сознаешь: вот глава св. Иоанна Предтечи в Амьене, в ста пятидесяти километрах от Парижа, или же глава преп. Антония Великого – в пятистах километрах (около Гренобля). В общем, почти везде, где бы ни оказались во Франции, мы можем найти себе великое духовное утешение – святыню, которая восходит к древнейшим временам еще не знавшей разделения вселенской Православной Церкви.

Кор.: Отец Николай, расскажите подробнее, как оказалась в Амьене честная глава св. Иоанна Крестителя?

И. Н.: Она оказалась здесь в результате крестовых походов. Один клирик Амьенской епархии участвовал в таком походе, и в 1206 году ему предстояло возвращаться домой. Хотелось привезти на родину какой-нибудь дар, и тут в развалинах он находит серебряное блюдо с главой неизвестного святого (надпись по-гречески была ему непонятна). И вот, ходя по церквам, клирик вдруг увидел икону, а на ней такие же слова, что и на блюде [Иоанн Предтеча – Креститель Господень]. Он сразу осознал, что нашел великую святыню, которую и привез во Францию.

Честная глава св. Иоанна Предтечи
Честная глава
св. Иоанна Предтечи

Этой истории сопутствовали и другие обстоятельства. Епископ Амьена в те годы был известен как особый почитатель св. Иоанна Предтечи, даже составил службы святому. Он признал и принял привезенную святыню, предполагаем, после подобающего освидетельствования. Знаю, этого заведомо недостаточно, чтобы утверждать, что святыня подлинна, но Господь опять укрепляет нас в вере: в 60-х годах ХХ века состоялось палеоанатомическое обследование главы св. Иоанна Предтечи и заключение последовало такое, что многие были поражены – святыня по своему возрасту восходит к первым векам по Р. Х., голова принадлежала мужчине тридцати-сорока лет, средиземноморской расы. Совокупность этих аргументов еще раз убеждает в истинности святыни (так в свое время и Туринская плащаница, на которой проявился образ Спасителя, была тщательно изучена и данные естественнонаучных исследований свидетельствовали ее подлинность).

Кор.: Отец Николай, я думаю, мало кому из российских читателей известно, что во Франции находится второй после Бари центр почитания свт. Николая.

И. Н.: Действительно, это малоизвестно по естественным причинам, – мы от Запада были всегда отделены, прежде всего инославным пространством. Польша католическая, Германия протестантская, дальше тоже католики. А мы знаем, что наши отношения с поляками являлись всегда непростыми, и информация, в общем-то, доходила оттуда редко, потому что мы им были чужие. Российские путешественники на Запад конечно ездили, но все-таки у них были иные цели. Паломники наши ходили к святыням Востока и во Святую Землю, но до Иерусалима плыли морем, никто не ехал через Европу, поэтому западные святыни (которые хранились там уже в те времена, когда Россия еще только духовно формировалась), оставались неизвестными русским поклонникам. Этому удивляться не надо: в истории Церкви много таких примеров, когда святые места и святыни оказывались словно в забвении или вне поля зрения Православной Церкви, и это могло длиться несколько столетий, пока Господь вдруг не снимал пелену с глаз и люди не начинали поклоняться святыне. В частности, напомню историческую судьбу главы св. Иоанна Предтечи. Церковь торжественно празднует первое, второе и третье ее обретение15. Но обратите внимание: от момента казни св. Иоанна Крестителя до первого и второго обретения прошли сотни лет, от второго до третьего обретения – еще несколько веков. И между этими обретениями глава была вне почитания, никто не знал, где она, что с нею. Вот и знакомство со вторым по значению и самым известным в Западной Европе центром поклонения свт. Николаю – в небольшом (около восьми тысяч жителей) городке Сент-Никола-де-Пор – для нас сейчас вдвойне радостно и утешительно, потому что из Парижа до этого местечка, находящегося в Лотарингии, надо ехать всего три часа, а до Бари – сутки. Значит, сюда проще добраться – это во-первых; а во-вторых, мы сами понимаем, что хотя и мал золотник, да дорог: действительно, Бари является основным местом поклонения свт. Николаю, но та часть мощей, которая через десять-пятнадцать лет после того, как они были перенесены в Италию, попала оттуда в местечко Сент-Никола-де-Пор, проявилась необычайными чудесами и силой. История, благодаря которой мощи свт. Николая оказались в Западной Европе, такова.

В конце XI века благочестивый рыцарь по имени Альбер, уроженец поселения Варанжевиль, возвращался из паломничества во Святую Землю. Путь его проходил через Бари, куда в 1087 году из Мир Ликийских перенесли мощи св. Николая. Среди клириков, служивших в этом святом месте, был земляк Альбера, имя которого осталось неизвестным. Этот клирик решил воспользоваться случаем и вернуться вместе с Альбером в родные места. Во время сборов и приготовлений к дальней дороге ему явился св. Николай и сказал, чтобы без частицы его мощей он не возвращался на родину. Клирик дождался удобного момента, когда остался один перед ракой с мощами, и засунув внутрь раки тростинку с расщепленным концом, зацепил и вытащил частицу пальца святого. Упрятав мощи, он отправился в дорогу, ни с кем не делясь своей тайной. Так случилось, что сам обладатель святыни, исполнивший повеление св. Николая, заболел в дороге и умер. Но перед смертью передал бережно хранимую частицу пальца святителя Альберу.

Рыцарь продолжил путь в одиночестве. Предание сохранило память о нескольких чудесах, случившихся с ним. Однажды он остановился на ночлег в лесу. Проснулся от жара – вокруг полыхал огонь, и еле-еле успел выскочить из кольца пламени. Все вещи его сгорели дотла, а пакет с мощами остался цел и невредим.

Уже вернувшись к себе домой в Варанжевиль, Альбер как-то во время ужина вдруг оказался в полной тьме. Думая, что слуга нечаянно потушил светильник, рыцарь позвал его. Тот сказал, что светильник горит по-прежнему. Однако пройдя по дому, слуга обнаружил, что потухла лампада перед мощами св. Николая. Когда ее зажгли, Альбер обрел зрение. Какое-то время он хранил святыню у себя, считая ее своей собственностью. Но однажды некая женщина, тяжело заболев, получила откровение, что ей надо помолиться перед мощами, которые хранятся у рыцаря, и по молитвам св. Николая исцелилась. Это и другие чудеса исцеления привлекли к дому Альбера множество страждущих. Он понял, что святыня должна храниться в месте, доступном для всеобщего поклонения.

В Варанжевиле еще в VIII веке был основан бенедиктинский монастырь, который посещало множество паломников, желающих поклониться мощам святого мч. Горгония. В этот монастырь Альбер и передал мощи св. Николая, но аббат Генрих († 1093), мысля человеческими мерками, предпочел поместить их в другом месте, с тем чтобы не было ущерба почитанию святого мч. Горгония (его мощи являлись главной святыней монастыря). Поэтому в соседней небольшой деревушке Пор (от латинского слова "portus" – проход, так как здесь река Мёрта сужалась до удобного брода) он построил часовню, куда и перенесли в 1098 году мощи св. Николая. Часовня с тех пор стала местом всеобщего поклонения христиан Германии, Эльзаса и Лотарингии св. Николаю. Особенно почитали его как покровителя детей, благодаря множеству чудесных благодеяний, совершенных по молитвам к этому великому угоднику Божию о детях. В подражание милосердию св. Николая родился трогательный обычай дарить детям подарки в день его памяти (6/ 19 декабря) 16.

Количество паломников быстро росло, и в 1101 году была построена и освящена первая церковь в честь св. Николая. Для приюта и отдыха поклонников потребовалось открыть несколько постоялых дворов. В 1153 году помолиться св. Николаю пришел Бернар Клервоский17, первый из известных знаменитых паломников. В 1193 году церковь была перестроена и значительно увеличена.

Одним из самых известных чудес, совершенных по молитвам св. Николаю, стало освобождение из плена сира Конона де Ришкура. Этот дворянин из Лотарингии участвовал в крестовом походе, попал в плен в районе Газы (в Палестине) и несколько лет томился в темнице, закованный в цепи. Он неустанно молился св. Николаю, помня о его помощи несчастным и обездоленным. Вдруг вечером 5 декабря 1244 года, накануне праздника святого угодника, двери темницы растворились – и узник оказался на паперти церкви в Сент-Никола-де-Пор. Каково же было удивление богомольцев, увидевших грязного, закованного в цепи человека! Цепи сира де Ришкура до сих пор хранятся в базилике в Сент-Никола-де-Пор. В благодарность за чудесное избавление сир де Ришкур оставил средства, чтобы в воспоминание дня и часа совершившегося чуда каждый год 5 декабря в 8 – 9 часов вечера по городу совершался крестный ход.

И в последущие времена св. Николай вызволял христиан из плена. В 1599 году в Сент-Никола-де-Пор пришел солдат: одна нога в цепях, другая свободна, так что передвигаться он мог. Именно в таком виде воин был освобожден из турецкого плена по молитвам чудотворцу Николаю и прежде всего пришел благодарить своего избавителя.

В 1481 году герцог Лотарингии Рене II начал строительство той церкви, которую мы видим и сейчас, в благодарность св. Николаю за помощь в освобождении Нанси от войск Карла Смелого, герцога Бургундского. Новую церковь освятили в 1560 году.

В XVI веке неизвестная деревушка Сент-Никола-де-Пор превратилась в процветающий город, где проживало около десяти тысяч человек. Жители города – католики – пострадали во время Реформации18 и вызванных ею религиозных войн. Во время Тридцатилетней войны, 11 ноября 1635 года Сент-Никола-де-Пор был разграблен, жители перебиты, церковь сожжена. Из двух тысяч домов осталось только сорок пять. Позже храм восстановили, но город так и не оправился от разрушительных последствий протестантской бури. Паломничество с тех пор уже не имело такого масштаба.

Во время первой мировой войны линия фронта проходила всего в нескольких километрах от Сент-Никола-де-Пор, но церковь не пострадала. Зато во вторую мировую войну бомбардировки 18 июня 1940 года были так разрушительны, что восстановление храма закончилось только в 1950 году. Как последний отголосок бывшего величия, 25 июня 1950 года церковь получает, по решению папы Пия XII, статус базилики19.

В течение последующих двадцати пяти лет не проводилось практически никаких реставрационных работ. Паломничество угасало. Городские власти, юридические владельцы базилики, не имели достаточно средств, чтобы содержать огромный храм. У Государственной комиссии по охране памятников всегда и без того много объектов в аварийном состоянии. Храм разрушался прямо на глазах. И тут произошло событие, которое коренным образом повлияло на его судьбу. Первого марта 1980 года в Нью-Йорке скончалась Камилла Круэ-Фридман, родившаяся в 1890 году в Сент-Никола-де-Пор. В шестнадцать лет она уехала в Америку и, как говорят, сделала хорошую карьеру. В 1932 году во время круиза по Средиземному морю ее корабль затонул. Камилла оказалась в числе немногих, спасшихся после кораблекрушения. Считая, что это произошло по ее молитвам св. Николаю, в знак благодарности она пожертвовала в храм витраж и с тех пор часто передавала щедрые дары. В 1975 году Камилла в последний раз посетила Францию и очень расстроилась, узнав об аварийном состоянии базилики. В 1976 году благотворительница подписала завещание, по которому большая часть ее состояния (70 млн долларов) оставлялась архиепископии Нанси с тем, чтобы на эти средства базилика была восстановлена и обрела свою первоначальную красоту.

В конце XX века начался новый период в истории святыни города Сент-Никола-де-Пор. После падения границ Восточного блока во Франции вообще, а в Эльзасе и Лотарингии в частности непрерывно возрастает количество православных: русских, украинцев, сербов, румын. Святыню не утаить под спудом: базилику стали посещать сначала отдельные православные, а затем и небольшие группы паломников. С 1998 года возродилось регулярное шествие православных крестным ходом 5 декабря, накануне праздника св. Николая. По образу почитания общехристианских святынь на Святой Земле, вдохновляясь примером организации поклонения св. Николаю в Бари, в базилике с 2002 года начались регулярные православные богослужения св. Николаю: пение акафиста, совершение литургии перед мощами великого угодника Божия. Св. Николай, как и прежде, собирает своих чад из Франции, Германии, Бельгии, а также из России, Сербии, Румынии.

Это неожиданное для нас появление еще одного центра поклонения свт. Николаю воодушевляет. И к пушкинскому "счастье было так возможно" я добавлю, что на самом деле счастье часто бывает гораздо ближе, чем мы думаем, только надо открыть глаза. Здесь за границей, оказываясь в инославном окружении, мы, православные, порой начинаем грустить, потому что, получается, ни вернуться обратно не можем, ни жизнь повернуться к нам другой стороной не спешит, а тут еще дети, да и материальные обстоятельства складываются не лучшим образом... И когда воочию осознаешь всю эту безысходность, вдруг рядом оказываются друзья, я подчеркиваю, именно друзья, – православные святые и святыни, наши самые близкие и действенные помощники.

Кор.: В одном из районов Парижа находится еще один источник помощи и утешения – мощи святой равноапостольной царицы Елены20. Расскажите о них, пожалуйста.

И. Н.: Для меня встреча с ними была первым открытием и откровением, потому что мощи св. Елены никто и не думал тут найти. Представьте себе самый злачный район французской столицы со всеми реалиями таких мест. В исторических документах было сказано, что здесь в находящемся на улице Сен-Дени храме Сен-Ле-Сен-Жиль лежат мощи св. Елены. (Знаете, это удивительно и страшно, потому что напротив – средоточие порока: ходят распутные женщины, мужчины легкого поведения да еще что-то среднее между ними, – и все это узаконено, открыты всякие специальные магазины, все поставлено на службу греху, предназначено для непотребства и растления).

Когда я в первый раз пришел в этот храм в 1996 году, то думал, что там просто хранится частица мощей… Но, после того как вник в документы, – а вникать пришлось потому, что никаких свидетелей не осталось, только настоятель вспомнил: "Да, да, там где-то наверху, в пяти метрах над главным престолом есть какие-то мощи, но что там, неизвестно", – оказалось, что именно здесь, по Промыслу Божию, находятся (согласно освидетельствованию 1875 г.) святые останки равноапостольной царицы Елены, про которые "забыли", ибо во времена потрясений речь шла уже не о мощах святых, а о таких фундаментальных вопросах, как существование религии вообще, и слава Богу, что вера сохранилась.

Итак, в результате погромов французской революции о мощах св. Елены как бы забыли. Тот монастырь в местечке Овилье близ Реймса, в котором они покоились с IX века, разорили, и после революции ему не суждено было восстановиться. Мощи св. Елены спас ревностный монах Дон-Гроссар. Он узнал о том, что идет революционная комиссия для конфискации церковного имущества с целью уничтожения "предрассудков", и в частности мощей, которые поддерживают "эти глупые предрассудки", – забрал святыню и хранил у себя в укромном месте. Судьба этого монаха напоминает судьбы наших священников после октябрьской революции 1917 года: в 1792 году он скрыл мощи, потом его арестовали, он сидел, был выслан, служил в каких-то деревнях. И вот прошло (с 1792 по 1820 г.) двадцать восемь лет, монах постарел и начинал уже думать об ином мире, но у него хранилось сокровище... Что с ним делать? Кому его отдать? Конечно, по соседству были клирики, которые хотели бы иметь в своем храме эту святыню, но последний настоятель разоренного монастыря епископ Парижский Перигор-Таллебран сказал: "Что же, такая великая святыня и будет лежать в какой-то глухой деревне?". Именно в это время, в 1820 году, был восстановлен орден рыцарей Святого Гроба Господня, который считает св. Елену своей покровительницей. Этот орден использовал церковь Сен-Ле-Сен-Жиль для богослужений. И вот так святые мощи оказались в этой церкви. А вскоре последовали события буржуазно-демократической революции (1848 – 1852), затем Парижская коммуна, конфискация церковного имущества, изгнание монашеских орденов, отделение Церкви от государства. В связи с этими потрясениями мощи св. Елены, с точки зрения церковного внимания к ним, отошли на второй план. И поэтому когда мы, православные, в 1996 году стали узнавать, здесь они или нет, то первые ответы были невразумительными. А сейчас пребывание мощей в этом храме стало уже общепринятым установленным фактом и для католической и для Русской Православной Церкви. Вообще же по поводу мощей св. Елены ни споров, ни конфликтов не было, их все всегда признавали, просто о них забыли. Так мы получили еще одно место молитвы и поклонения в самом центре Парижа. По нашему достатку нам не так легко ездить, скажем, в Амьен, а здесь, пожалуйста, каждый вечер кто хочет может прийти и помолиться перед мощами этой великой святой21.

Кор.: Для меня было настоящим открытием, что в Париже, в соборе св. Марии Магдалины, внешне напоминающем скорее здание афинского акрополя, находятся мощи святой равноап. Марии Магдалины22.

Собор св. Марии Магдалины в Париже
Собор св. Марии Магдалины
в Париже

И. Н.: Вид этой церкви со стороны таков, что не предполагаешь там ничего относящегося к христианству и уж тем более – к православию, но такова воля Господня: там действительно хранятся мощи св. Марии Магдалины.

Когда углубляешься в историю храма, то оказывается, что он сам по себе таинственным образом связан с русской историей. Во-первых, по аналогии: два его настоятеля – Мишель Лебе и Гастон Дюгерон – оказались мучениками, жертвами французской революции. Отец Гастон Дюгерон был одним из четырех пленников, которых Парижская коммуна держала до последнего дня в заложниках, но видя свой конец, коммунары их расстреляли.

Это один момент, а второй – то, что само возникновение храма прямым образом связано с Россией. Задуманный еще до революции, строящийся согласно уже подготовленным планам, он во время революции стал не нужен, и Наполеон после ряда обсуждений решил сделать из него мемориал военной славы, с тем чтобы те, кто туда приходил, видели воочию имена генералов, офицеров – героев всех наполеоновских кампаний и баталий.

Начали строить, и вдруг – поражение в России. Я сам читал письмо Наполеона, где он пишет (после того как отступал или еще, кажется, сидел в Москве): "Что слава?! что значит военная слава?! – Пусть храм вернется к своему первоначальному назначению". Так, образно выражаясь, русский мужик дубинкой выбил часть сумасбродных идей из головы Наполеона, и в результате здание опять стало церковным, а поскольку по планам уже были сделаны стены, фундамент и все прочее, то решили продолжать строительство. Внешне храм производит странное впечатление, но внутри все сделано так, что можно почувствовать молитвенную обстановку, и то недоумение, которое испытываешь, когда глядишь на храм снаружи, забывается.

По преданию Восточной Церкви, св. Мария Магдалина окончила свои дни и умерла в Ефесе, но остается непреложным фактом, что в Ефесе сейчас святых мощей нет, отсутствует и почитание, а на Западе, в Провансе, еще со времен неразделенной Церкви, почитание Марии Магдалины связано с такими именами, как преп. Кассиан Римлянин23, построивший один из своих скитов около пещеры, где подвизалась Мария Магдалина; Григорий Двоеслов24, который еще до того как стать папой был представителем Римского епископа и его священников в Константинополе и тоже, видимо, знал это предание Восточной Церкви.

И вот теперь мы можем прийти в храм, находящийся в одном из самых престижных районов Парижа (и не просто прийти, а как православные), и помолиться о себе, о своих близких святой равноап. Марии Магдалине.

Кор.: Расскажите, пожалуйста, о центре почитания святого Архангела Михаила.

И. Н.: На территории Франции все знают о Мон-Сен-Мишель – горе Святого Михаила, если перевести буквально. Это место само по себе впечатляет, когда видишь грандиозные строения монастыря, возведенные на неприступных скалах, являющиеся свидетельством духовной силы тех людей, которые здесь трудились.

Монастырь Мон-Сен-Мишель
Монастырь Мон-Сен-Мишель

Выясняется, что гора не просто связана с почитанием святого Архангела Михаила, самое важное – здесь действительно святой Архистратиг явился в VIII веке епископу Оберту и повелел создать соименный ему храм. И как будто для того, чтобы рассеять всякие сомнения, дотронулся до головы епископа (до сих пор она хранится в одной из небольших церквей около горы святого Архангела Михаила) и на ней осталась отметина – удостоверение, что случившееся не иллюзия или наваждение, а подлинное явление.

Ну а для нас, русских, святой Архангел Михаил – покровитель Русского государства, Москвы, и коль есть возможность молиться ему в таких необыкновенных условиях, надо ее использовать. Раньше я не ездил на гору Святого Михаила, поскольку это место облюбовали туристы. А теперь, когда знаю, что это не просто пункт туристического маршрута и именно здесь было явление Архистратига Небесных Сил, указавшего, где следует молиться ему, – теперь красота храма и окружающих мест для меня наполняется особым смыслом.

Если проводить исторические параллели, то гора Святого Михаила в некоторые трудные моменты оставалась оплотом Франции, определяющим само дальнейшее существование государства, – как в Смутное время Троице-Сергиевская лавра для России.

Кор.: Отец Николай, расскажите, пожалуйста, об отношении католиков к православным, легко ли католические власти идут на контакт с православным духовенством и охотно ли они допускают к святыням, находящимся в их храмах, наших поклонников?

И. Н.: В общем-то, отношение католиков к нам здесь благожелательное. В немалой степени потому, что мы на самом деле очень нуждаемся. И это проявляется во многом. В основном все наши священники и диаконы должны еще где-нибудь работать. Приходы почти ничего не дают (доход, если выразить в современных русских ценах, составляет примерно триста рублей в месяц). Соответственно и церкви наши такие неказистые – перестроенные из гаражей, бараков, подвалов. И эта скудость еще больше проявляется в провинции. Сейчас, поскольку русских во Франции много, хочется помочь им организоваться духовно, и встает вопрос – где служить? Ни снимать помещение, ни строить – ни на что нет денег из-за разрозненности, бедности прихожан. И не только в Париже, но и во многих местах Франции католики идут нам навстречу и просто помогают по мере необходимости, это первое.

Второе, в отношении поклонения святыням они не ставят никаких условий и, зная о том, что мы можем служить только по-православному, подчиняясь требованиям нашей канонической дисциплины, открывают для нас свои часовни, если те закрыты.

Помню, когда мы первый раз служили в Амьене литургию, католики сами принесли нам главу св. Иоанна Предтечи. В храме нас было тридцать-пятьдесят человек православных. На престоле – мощи Пророка и Крестителя Господня. С канонической точки зрения, в этом случае даже не обязательно было иметь антиминс. Они оставляют нам великую святыню и уходят, с тем чтобы мы чувствовали себя духовно свободными, не связанными никакими внешними условиями.

Так что пока нет препятствий со стороны католиков, а есть только просьба соблюдать некоторые правила и предупреждать их о времени службы: оказывается, они сами не всегда свободны в своей стране. Например, глава св. Иоанна Предтечи находится в храме, который является одновременно и музеем и как музей должен закрываться, скажем, в двенадцать часов. Мы же этого не знали, отслужили литургию, затем началось поклонение, а между тем уже не двенадцать часов, а половина первого. Возникает напряжение, но не потому, что католические клирики волнуются, – возмущается администрация музея. Достается соответственно и католической стороне, потому что руководству музея все равно, православные там или нет, оно во всем винит "этих клерикалов". Вот какого рода недоразумения имели место.

Кор.: Кстати, я заметила, что во многих католических церквах появились православные иконы. Это что, дань моде, политический маневр или начало возврата к истокам?

И. Н.: Нет, не дань моде, потому что здесь повсеместно распространены православные иконы. Настоятели вовсе не обязаны помещать их в храмах. Это, я думаю, результат пребывания во Франции русской православной эмиграции первой волны. Почему именно русской, ведь здесь жили и греки, и все прочие? Потому что иконы самые типичные русские, славянские: "Троица" Рублева, Владимирский образ Божией Матери... И не просто русские, а самые светоносные из тех, что дарованы нам на земле. В XIX веке здесь были еще иконы, которые имеют польские истоки, но лишь в некоторых храмах, и это не носило такого всеобщего характера. А сейчас в основном в городских соборах имеются православные иконы, до деревенских церквей пока не дошло.

Во Франции как будто забыли об иконе, в течение столетий никто об этом не говорил, и вдруг появились русские (после октябрьской революции) и объяснили, что иконы – сильный и важный инструмент духовной жизни. И французы это приняли. Русские богословы – эмигранты первой волны: прот. Георгий Флоровский, проф. А. В. Карташов, прот. Сергий Булгаков – обосновали необходимость иконопочитания. И сейчас, надеюсь, эта тенденция идет не по ниспадающей, а по возрастающей.

Знаю, что некоторые настоятели больших католических храмов занимаются коллекционированием православных икон. Мы недавно встретились с одним из них, и я в шутку спросил: "Может быть, пора уже построить православную часовню?". И вдруг он ответил: "А почему бы и нет?". Оказывается, предыдущий настоятель этого большого храма уже думал о том, чтобы построить православную часовню. И не удивлюсь, если наше поколение станет свидетелем того, как в некоторых соборах, особенно в тех, где есть почитаемые всем христианским миром святыни, появятся православные часовни, подобные имеющимся в доминиканском монастыре в Бари, где покоятся мощи свт. Николая, и на Святой Земле.

Кор.: Уже начали совершаться паломнические поездки из России во Францию. Вы ожидаете приток соотечественников?

И. Н.: Да, я думаю, что сейчас, когда русским открываются православные святыни Франции, — по мере осознания их истории и значения естественно у все большего количества верующих в России возникнет желание совершить паломничество. Надеюсь, что этому в немалой степени поспособствует и наша беседа.

Париж, август 2004 г.

 
1 Участники 4-го Крестового похода (1202 – 1209), в результате которого был захвачен Константинополь и большая часть Греции. – Здесь и далее примеч. ред.
2 Бодуэн (Балдуин) II де Куртенэ (1217 – 1273) – латинский император Константинополя в 1228 – 1261 годах.
3 Людовик IX Святой (1214 – 1270) – король Франции.
4 Фридрих II Гогенштауфен (1194 – 1250) – император Священной Римской империи (1215 – 1250), германский король (1215 – 1222 и 1235 – 1237), король Иерусалимский (1225 – 1238).
5 Реликварий – вместилище для хранения реликвий. Распространены в Западной Европе. Могли иметь самый различный вид: начиная с маленьких сосудов и кончая крупными ларцами. Создавались из благородных металлов, слоновой кости, дерева, украшались драгоценными камнями, орнаментом и резьбой.
6 В 1244 г. Людовик IX заболел и все уже потеряли надежду на его выздоровление. Он впал в беспамятство, и был момент, когда, думая, что он умер, его накрыли простыней. Тогда мать короля, Бланка Кастильская, приказала принести часть Креста Господня, терновый венец, святое копье мч. Лонгина. Святыни приложили к королю, он зашевелился и произнес: "Милостью Божией меня посетил с вышины Восток и воскресил меня". С этого момента он стал выздоравливать.
7 Королевская часовня Сент-Шапель, построенная в рекордно короткий срок (1243 – 1248), была освящена 26.04.1248. Ее строительство, согласно протоколу, обошлось в 40000 турских ливров, а реликварий – в 100000 ливров.
8 Блез Паскаль (19.06.1623 – 19.08.1662) – выдающийся французский математик, физик, религиозный философ, писатель. Удалившись в 1655 г. в Пор-Рояль, монастырь, бывший центром противостояния упадку нравственности, предался молитве и религиозным размышлениям, стал аскетом, носил на теле пояс, усеянный гвоздями. К этому времени относится полемика Паскаля с иезуитами по вопросам религиозной этики. Плодом этой полемики явился его труд "Письма к провинциалу" (1657). Творения, обнаруженные после смерти Паскаля, представляли собой части большого сочинения в защиту "единственно истинной христианской религии", в свет вышли под заглавием "Мысли г. Паскаля о религии и о некоторых других предметах" (1669).
9 Нешвенный хитон Спасителя в местечке Аржантой (пригород Парижа); мощи первого епископа Парижа сщмч. Дионисия; мощи покровительницы Парижа преп. Геновефы († 502).
10 Иннокентий (Васильев) – архиепископ Корсунский (с 6.10.1999).
11 В марте 1625 г. посольство из Персии вручило царю Михаилу Феодоровичу Романову и его отцу патриарху Филарету дар от шаха Аббаса – частицу ризы Господней. Положено было в Москве по этому случаю поститься целую неделю, во всех церквах и монастырях совершать молебствия, носить ризу Господню к больным и возлагать на них. Не прошло и недели, как от этой святыни начали происходить многие чудесные исцеления. 26 марта царскому синклиту и всему народу было торжественно объявлено о чудесах от ризы Господней. С 10.07.1625 празднуется положение честной ризы Господа нашего Иисуса Христа в Успенском соборе Москвы.
12 В 911 г., когда на Шартр напали норманны, епископ Жантельи вышел с платом Богородицы на городскую стену и враги, как свидетельствует старинная хроника, обратились в бегство. Более того, в 912 г. предводитель норманнов крестился, и, как следствие этого обращения, набеги прекратились. В 1194 г. Шартрский собор, где хранился плат, сгорел дотла, а реликварий с платом остался невредим. Сразу после пожара началось строительство нового собора, и в 1260 г . он был освящен в присутствии Людовика IX. Это первый во Франции храм, посвященный Богородице. Покров Божией Матери, хранящийся в нем, представляет собой фрагмент шелковой ткани бежевого цвета длиной около 2 метров и шириной 46 сантиметров. Первоначально его длина составляла 5,5 метра, но во время французской революции духовенство Шартра разделило плат на несколько частей, которые были розданы людям, сохранившим верность Господу в эти кровавые времена. В 1819 г. самый большой фрагмент плата возвратили в собор. Проведенная в 1927 г. экспертиза показала, что изготовление ткани плата относится к I в. по Р. Х.
13 Построен в 1220 – 1288 гг. Западный фасад продолжал достраиваться в XIV веке.
14 Пикардия – историческая область на севере Франции у берегов Ла-Манша, главным городом которой является Амьен. С разделом территории Франции на департаменты (1790) перестала существовать.
15 По преданиям о честной главе св. Иоанна Предтечи, Иродиада взяла ее в Иерусалим, во дворец Ирода, и закопала в тайном и нечистом месте дворца. Благочестивая Иоанна, жена домоправителя, ночью вложила главу в особый глиняный сосуд и сокрыла в горе Елеонской, в поместье Ирода. Затем это поместье было куплено христианским вельможею и подвижником Иннокентием, который, копая ров для основания храма, нашел скудельный сосуд и в нем главу. Чудесными, благодатными знамениями извещен был Иннокентий, что это – глава св. Иоанна Крестителя. Год обретения неизвестен. Перед своей смертью Иннокентий, боясь поругания честной главы от неверующих во Христа, сокрыл ее в земле.
    По откровению самого Предтечи, глава его была обретена двумя иноками в IV в. Это обретение считается первым. Около 390 г. император Феодосий Великий перенес ее в Константинополь и положил в семи милях от столицы в предместье Евдомон, где возвел великолепный храм. Во время смятения в Константинополе, по случаю ссылки св. Иоанна Златоуста при императоре Аркадии, главу Крестителя из Константинополя перенесли в Емессу, где сокрывали 50 лет. В 452 г. святая глава, обретенная архимандритом Маркеллом в монастыре близ Емессы, положена была в церкви во имя св. Иоанна Крестителя. Это обретение считается вторым. Боясь сарацин, занявших Емессу в 633 г., главу Крестителя в конце VIII столетия унесли в Команы и здесь, опасаясь иконоборцев, сокрыли в потаенном месте. По восстановлении иконопочитания это место открылось в ночном видении патриарху Константинопольскому Игнатию. Патриарх сообщил о своем видении императору Михаилу I. В Команы в 850 г. было отправлено посольство. В указанном патриархом месте обрели главу (третье обретение) и перенесли в Константинополь, часть ее поместили в придворной церкви, другую же часть – в Студийском Предтечевом монастыре. Во время крестовых походов часть главы и мощей Крестителя были похищены из Константинополя одним латинским священником и перенесены во Францию, в Амьен, другая часть находится в Риме, в церкви папы Сильвестра.
16 В XVI в. протестанты, отвергнув почитание святых, связали этот обычай с праздником Рождества Христова. В конце XIX в., в эпоху еще большего оскудения веры, родился языческий образ Деда Мороза с неизвестно откуда и от кого взявшимся мешком подарков. Для нас, православных христиан, важно, что сейчас в Сент-Никола-де-Пор по-прежнему лежат чудодейственные мощи одного из самых добрых и отзывчивых святых – свт. Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца. – Примеч. авт.
17 Бернар Клервоский (1090 – 1153) участвовал в создании ордена тамплиеров, вдохновитель 2-го Крестового похода (1147). В 1174 г. римско-католической церковью причислен к лику святых.
18 Реформация – в 20 – 30-х гг. XVI в. широкое, сложное по своему социальному содержанию и составу движение, принявшее форму религиозной борьбы против католицизма. Завершилось в 1555 г. Аугсбургским миром, но с новой силой разгорелось во время Тридцатилетней войны (1618 – 1648) – первой общеевропейской войны между двумя большими группировками держав: габсбургским блоком (испанские и австрийские Габсбурги, католическая Германия, Речь Посполита) и антигабсбургской коалицией, опиравшейся на Францию, Швецию, Россию, Данию.
19 В католической традиции базиликами называют храмы, наиболее значительные в истории Церкви.
20 Святая равноап. Елена почила в 326 г. по P. X., похоронена в Константинополе. Впоследствии, если верить латинским сказаниям, мощи святой перенесены в Рим, в церковь Арачели (Жертвенник неба), построенную на высоком холме Капитолия. В 848 г. французский монах Теджис похитил мощи и тайно перенес в свой монастырь в Овилье близ Реймса. С IX в. вплоть до революции 1789 г. Овилье был известным центром паломничества.
21 По пятницам в церкви Сен-Ле-Сен-Жиль иерей Николай Никишин собирает православных на чтение акафиста святой равноапостольной царице Елене.
22 Мощи св. Марии Магдалины находятся в алтаре католического собора в мощевике, прикрепленном высоко на подставке с правой стороны от престола. Святая равноап. Мария Магдалина долго проповедовала в Италии, затем, по преданию Восточной Христианской Церкви, прибыла в г. Ефес, где, по свидетельству многих святых отцов и церковных писателей, помогала апостолу и евангелисту Иоанну Богослову в благовестнических трудах до самой своей кончины, в Ефесе же и была похоронена. Нетленные прославленные мощи св. Марии Магдалины в V в. были перенесены в Константинополь и помещены в храме монастыря св. Лазаря. При этом нет решительного утверждения, что мощи св. Марии Магдалины навсегда остались в Константинополе. Крестовые походы уносили своими потоками в страны Западной Европы многие христианские святыни. Римско-католическая церковь с 1280 г. почитает мощи святой, находящиеся в Провансе, близ г. Марселя.
23 Преп. Иоанн Кассиан Римлянин (360 – 435) – уроженец галльской области (ныне Франция). Выходец из знатной семьи, получил хорошее образование. Стремясь достигнуть совершенства в духовной жизни, отправился на Восток, где принял монашество в Вифлеемском монастыре. После многих лет странствования по монастырям и скитам Египта, изучив правила и обычаи восточного монашества, отправился в Константинополь, где был посвящен свт. Иоанном Златоустом в диаконы. Вернувшись на родину, поселился в Массилии (Марсель), где и стал основателем монашества, обустроив два монастыря, мужской и женский, по типу египетских монастырей.
24 Григорий I Великий (ок. 540 – 604) – святитель, святой папа, известен в Православной Церкви под именем Двоеслова. Заложил основы будущего союза папства с Франкским государством.


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com