Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Великобритания / ВЕЛИКОБРИТАНИЯ И РОССИЯ / РУССКИЕ В АНГЛИИ / Русская эмигрантская община в Англии: 1920-1930 гг. О. А. Казнина

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 РУССКАЯ ЭМИГРАНТСКАЯ ОБЩИНА В АНГЛИИ:
1920-1930 гг.
 
Опубликовано в Журнале «Русскiй Мiръ» №1 за 2000 г.  
 

     О том, можно ли русскую эмиграцию в Англии рассматривать наравне с такими центрами, как Париж, Берлин, Прага или Харбин, спорить будут еще долго. В этом вопросе расходятся не только современные исследователи, он ставил в тупик и самих представителей первой эмиграции, и их потомков. Сомнение в значимости эмигрантской общины в Англии звучит, например, в публикуемом здесь письме А.В.Тырковой - одной из самых заметных фигур в среде белой эмиграции в Англии. Потомки эмигрантов в Англии также часто высказывают мнение, что русская эмиграция - это Париж. Основанием для такого суждения служит то, что в Англии эмиграция недолго вела обособленное существование, она быстрее слилась с английской средой.

     Решить этот вопрос, подойдя к нему с чисто статистическими критериями невозможно, так как документированной статистики русского беженства в Англии не существует. Но с другой стороны, не существует и ценза численности для определения, следует или не следует считать страну одним из центров русской эмиграции. Когда речь идет о политической и культурной эмиграции, статистики вообще оказывается недостаточно. Парижская эмиграция для большинства людей, интересующихся этой темой, - это ряд известных имен - писатели, художники, философы, историки, их книги, их вклад в культуру, а вовсе не цифры. Так и в отношении английского центра - при невозможности уточнить количественный состав эмиграции, необходимо определить весомость культурного, политического, научного, духовного наследия тех русских, которые волей судьбы оказались в Англии и сделали себе имя в этой стране (1).

     Жившие в Англии русские внесли свою лепту в различные области науки и культуры: в период, о котором идет речь, в Англии жили и работали историки литературы Д.П.Святополк-Мирский и сменивший его позднее Г.П.Струве, А.В.Тыркова-Вильямс - писательница и автор работ по истории литературы, историк культуры П.Н.Милюков, историки П.Г.Виноградов, Н.М.Бахтин, А.М.Ону, К.Д.Набоков, М.Т.Флоринский, энтомолог Б.П.Уваров, бактериолог В.Г.Коренчевский, художники Б.В.Анреп, Л.Пастернак, Челищев, журналисты А.В.Байкалов, И.В.Шкловский (Дионео), А.В.Руманов, Б.В.Телепнев, С.И.Раппопорт, режиссеры Ф.Ф.Комиссаржевский и М.П.Чехов, группа актеров МХАТ'а и других роcсийских театров, балетмейстеры М.М.Фокин и Л.Мясин, балерины Л.Лопухова и Т.П.Карсавина. В Англии жили никому сегодня не известные, но очень плодовитые писатели русского происхождения Елизавета Фен и Николай Губский. И конечно нельзя забыть В.В.Набокова, единственного писателя первой величины, прожившего несколько лет в Англии.

     Конечно, количество перечисленных здесь известных имен не сопоставимо с Парижем, Берлином или Прагой - и все же нельзя забывать, что эти известные люди работали в среде, в которой относительное количество высоко образованных и одаренных людей было необычным для нормального социума. Это была среда "культурной эмиграции", стремившаяся реализовать свои творческие, интеллектуальные и духовные возможности в иноязычной культуре. И это явление представляет собой исключительный интерес для историков культуры и межкультурных связей. В каждой стране русская эмиграция обладала своими особенностями и было бы большим упущением не включить в рассмотрение центров русского влияния Англию, с которой Россию всегда связывали насыщенные культурные отношения.

     В гуманитарной сфере культурное влияние созревает годами и приносит отдаленные во времени плоды. Для того, чтобы это проиллюстрировать есть два замечательных примера из наследия русской эмиграции в Англии: книги Д.П.Святополк-Мирского и Г.П.Струве по русской и советской литературе, написанные на английском языке, до наших дней остаются классическими учебными пособиями, они получили распространение и за границами Англии, во всем англоязычном мире. Многие ли учебники выдерживают подобное испытание временем? Эзотерическое учение П.Д.Успенского, сделавшего уникальные открытия в сфере психологии, имеет последователей в современной Англии и Америке, его ученики имеют свою конференцию в интернете.

     Сегодня утраченное наследие русских эмигрантов, живших в Англии, возвращается к нам: в переводах с английского. Это говорит о том, что и спустя столько лет оно не утратило своей значимости. И это лишь несколько примеров из области литературы и истории идей, а в целом во всех областях деятельности русских в Англии их гораздо больше, и они произведут убедительное впечатление, если собрать их вместе.

     Что же касается статистики, которая несмотря ни на какие доводы представляется чем-то более объективным, чем рассуждения о культурных и духовных влияниях, то есть все основания считать, что русская колония в Англии была достаточно крупной, чтобы заслуживать отдельного рассмотрения. В Лондоне в 1919 г. был создан Комитет помощи русским беженцам, помогавший эмигрантам устроиться в Англии, найти работу и жилье. В Комитете, архивы которого сохранились, существует картотека беженства, хотя и далеко не полная. Статистика в те годы проводилась хаотически, к тому же состав эмиграции был текучим, быстро менялся. Тем не менее, эта картотека, данные которой были обобщены хранительницей архива Э.Зиновьевой, позволяет говорить о "массовой" иммиграции русских в Англию. Это были в основном остатки частей, воевавших с британскими соединениями на Севере, в Архангельске и Мурманске, а также на юге, в Ростове и Новороссийске. В значительном количестве оказались в Англии офицеры и солдаты армий генерала А.И.Деникина и генерала П.Н.Врангеля, которых поддерживала Великобритания. Однако многие из них, не сумев устроиться в Англии, не очень охотно помогавшей эмигрантам, впоследствии переехали в другие страны Европы и в Америку. Поэтому уже к середине 1920-х годов картина беженства могла резко измениться.

     Часто можно слышать, что основное ядро русской эмиграции в Англии составляла аристократия. Возможно, это представление складывается на основе сведений о потомках Пушкина, соединивших свое родословное древо с древом русской царской и английской королевской семьи. Появляются сообщения и о других представителях известных русских фамилий. Русская аристократия в Англии была весома по титулам, положению, а зачастую и по своей обеспеченности, но не по относительной численности. Картотека Комитета помощи русским беженцам показывает, что сословный состав иммигрировавших в Англию остатков белой армии был самым разнообразным: здесь были генералы и офицеры, обладавшие если не средствами к существованию, то, по крайней мере, образованием, знанием языков; но были и простые солдаты, из крестьян, никогда до этого не выезжавшие в Европу, не говорившие ни на одном европейском языке.

     Некоторое представление о численности эмиграции можно вывести из сопоставления опубликованных и архивных источников. В статье "Мысли о русской эмиграции" в пражском журнале "Воля России" в 1922 г., В.Лебедев писал: "Рекорд малочисленности русской эмиграции побит самой богатой и могущественной страной Европы - Англией <...> Общее количество русских в Англии - 15.000"(2) . В начале 1930-х гг. британский исследователь В.Чапин-Хантингдон в книге "Измученные ностальгией миллионы" высказал предположение, что в Англии после Октябрьской революции находилось около 10.000 русских беженцев самого различного социального происхождения (3).

     Известный современный историк М.Раев в исследовании "Russia Abroad" (1990) возвращается к этим данным и пишет, что после провала интервенции в Архангельске "15.000 русских были эвакуированы в Англию и вскоре переселены на континент"(4) . В книге П.Е.Ковалевского "Зарубежная Россия" сказано: "Количество русских, поселившихся в Англии, никогда точно не было определено. В Лондоне в начале 1920-х годов жило 2.500 человек, из них до 500 детей (300 школьного возраста)"(5) . М.Гленни и Н.Стоун в книге "Другая Россия" высказывают предположение, что в Великобританию приехали в первые годы только 3.000 русских (6). А.В.Тыркова в приводимом ниже письме к бар. М.Д.Врангель - в ответ на ее просьбу описать русскую колонию в Англии, - сообщает, что "настоящих беженцев" там не более 1000-1500.

     Однако, архивы действовавшего в Англии "Русско-Британского 1917 г. Братства", предлагают совершенно иную картину: в них указано, что в Великобритании в первые годы эмиграции находилось более 100.000 русских, причем более половины из них в Лондоне (7). Возможно, эти данные были близки к реальности в момент массовой иммиграции в Англию русских солдат и офицеров, а позднее ситуация изменилась, так как беженцы в поисках работы переехали в другие страны.

     О численности эмиграции многое говорят и другие факты. В 1920-30-е годы русская эмиграция в Англии имела ту же общественно-политическую и социальную структуру и ставила перед собой те же культурные задачи, что и эмиграция в основных центрах русского рассеяния. В Британии действовали разнообразные русские политические, общественные, культурные и коммерческие организации; выпускалось около двух десятков русских и англо-русских периодических изданий. В университетах появились русские студенты и профессора. Под сводами русской церкви собирались россияне самых разных политических ориентаций. Русских в Англии обслуживали русские банки и юридические конторы, открылись книжные магазины, где продавались русские книги, в газетах предлагали свои услуги русские врачи и портнихи, приглашали гостей русские рестораны с неизменными борщом и казаками.

     В первые годы после революции в Англии действовали: Комитет освобождения России, "Русско-Британское братство", Русский Национальный комитет, Русский Красный крест, Комитет помощи русским беженцам, Союз Народоправства, Земгор, Общество русских офицеров в Великобритании и Союз русских военных, Общество русских врачей в Англии, элитарный Англо-русский спортивный клуб. Продолжали функционировать коммерческие и торговые учреждения, такие как Русско-Британская Торговая палата, Русский Торгово-промышленный союз, Центросоюз, Закупсбыт. В Лондоне было несколько русских банков: Московский Народный банк, Русский Торгово-промышленный банк, Русско-Азиатский банк. Во всех этих учреждениях руководящие должности занимали россияне, немало их было и в штате сотрудников.

     Русская Академическая группа в Великобритании (The Russian Academic Group in Great Britain) была одной из первых в ряду академических групп, основанных во всех крупных центрах русской эмиграции. В Англии существовал также Cоюз студентов. Две научные организации, занимавшиеся русской экономикой, конкурировали между собой в Англии: Русское экономическое общество в Лондоне и Русское экономическое бюро в Бирмингеме .

     Источники подтверждают, что в Англии сформировалась эмигрантская "культурная среда", русский читатель и русский зритель, которому предназначались газеты и журналы, публикуемые в них обращения различных комитетов, информация о русских учрежедениях в Лондоне, о постановках театральных обществ и кружков, о вечерах русских писателей и поэтов. В различных сословных русских кругах шла своя, обусловленная традициями жизнь. П.П.Шиловский, инженер, приехавший в Англию с семьей в 1922 г., вспоминал: "Несмотря ни на что, русская колония в Лондоне стремилась в этих новых и чужих условиях сохранять полностью и во всех деталях структуру старой дореволюционной России. Вся прежняя Россия отразилась в этом лондонском микрокосме…"(8) "Вся Россия" вряд ли могла бы отразиться в этом микрокосме, если бы в нем не были представлены необходимые звенья, которые и определяет понятие общины, колонии, или, современным языком выражаясь, социума.

     Выживание и приспособление к иной культурной среде в первые годы существования русской колонии в Англии не были самоцелью. Политическая и культурная элита эмиграции верила в свое возвращение на родину, боролась за политическое возрождение России и выполняла свою миссию сохранения русского культурного наследия на чужой стороне.

     Изучая послереволюционную эмиграцию в Англии, важно помнить, что ее положение и культурная работа во многом строились на том фундаменте, который был заложен "лондонской вольницей" прешествующих лет. Антимонархическая интеллигенция сыграла не последнюю роль в распространении документальных сведений о России, а также в ознакомлении английских читателей и писателей с русской классической литературой. В годы, предшествовавшие 1-й мировой войне, в Англии осуществлялось самое большое за всю историю англо-русских отношений количество переводов произведений русской литературы. На период войны приходится культ Достоевского в Англии, в центре внимания оставались Толстой и Тургенев. В выборе авторов и подготовке переводов, как правило, принимали участие представители русской эмиграции. Знакомство с русским искусством и литературой чрезвычайно повысило авторитет России в Англии, благодаря чему и отношение к русским в среде культурной, читающей, было благоприятным.

     Самую заметную группу белой эмиграции по своей роли в политической и культурной жизни представляли кадеты - поклонники английской демократии, политические "англофилы". Они находили общий язык с британским правительством, имели связи в деловых кругах Англии. Лидером кадетов П.Н.Милюков, в России не раз проявил себя как убежденный сторонник английской демократии. Страстным англофилом был другой видный кадет В.Д.Набоков, приехавший в Англию с семьей в надежде продолжить борьбу с большевизмом. Четверть века прожила в Англии стоявшая у основания кадетской партии А.В.Тыркова-Вильямс. Кадеты основали в Англии Комитет освобождения России и выпускали журналы и брошюры на английском языке, рассчитанные на английского читателя. На первых порах, когда новая власть в России казалась недолговечной, некоторые англиийские политики считали кадетов наиболее перспективными представителями будущей власти в России.

     В Англии действовали также эсэры и меньшевики разных оттенков, противники как монархии, так и советской власти. В первые годы после революции в Англии часто и подолгу бывал А.Ф.Керенский, пытавшийся с помощью английских политиков организовать отпор большевикам. Политические лидеры получали финансовую и моральную поддержку со стороны эмигрировавших в Англию представителей российских деловых кругов.

     Эсеры и меньшевики, предприниматели и банкиры составляли основу самой многочисленной и живучей из русских организаций в Англии, да и вообще в эмиграции - Общества Северян и Сибиряков. Их идейный лидер эсер А.В.Байкалов был одним из известнейших в Англии журналистов. Деятельность Общества Северян во всех деталях отражена в газете "Русский в Англии", выходившей в Лондоне в 1930-х гг. под идейным руководством Байкалова.

      Революция изменила положение русских правительственных учреждений в Лондоне. Если до 1917 г. российское посольство было изолировано от оппозиционной русской колонии, то теперь посольство должно было объединять и направлять русских в Англии. В сентябре 1919 г. К.Д.Набокова на его посту сменил советник посольства Е.В.Саблин. Посольство и консульство стали центрами, объединявшими эмигрантов различных политических ориентаций, но противостоявших большевизму.

     Е.В.Саблин оставался поверенным в делах России до признания Великобританией Советского государства де-факто в 1921 г., но здание посольства он удерживал как оплот небольшевистской России до официального признания Англией советской власти в 1924 г. После своей отставки Е.В.Саблин стал представителем русских эмигрантов в фонде Нансена и возглавил эмигрантскую колонию в Лондоне, которая, как предполагали некоторые английские политики, представляла ту Россию, которая еще могла возродиться. Часто и подолгу бывавший в Лондоне А.Л.Казем-бек писал: "Ни один из русских послов, оставшихся "не у дел", не сумел занять такого положения, как Саблин в Лондоне" (9).

     Е.В.Саблин вел документацию членов русской общины, выдавал необходимые справки и рекомендации для поступления на работу или в университет, помогал эмигрантам из других центров получить английскую визу, что было нелегко для обладателей Нансеновских паспортов. Обширная работа по делам эмиграции отражена в его архиве.

     В 1920-30-х гг. значительное влияние на религиозную жизнь Англии оказало русское православие. Сближение англиканства и православия дало импульс движению экуменизма - сближения церквей. До революции 1917 г. русская православная церковь в Англии существовала при посольстве. С образованием белоэмигрантской колонии православным был предоставлен храм в центре Лондона. Начавшийся в русской зарубежной церкви раскол привел к образованию двух приходов, один из которых подчинялся Московскому патриарху, другой - зарубежному. В середине 1920-х годов в Британии развернулось движение протеста христиан против преследования религии в России. Движение стремилось оказывать воздействие на английское правительство, но оно неохотно откликалось на подобные призывы. Тем не менее, архиепископ Кентерберийский, епископ Лондона и другие религиозные деятели продолжали выступать против репрессий в России.

     Важную роль в распространении православия в Британии и сближении церквей сыграл Николай Михайлович Зернов (1898 - 1980). Он эмигрировал из России в 1921 г., в 1925 г. окончил богословский факультет Белградского университета. В 1925 г. Зернов стал секретарем Русского Студенческого Христианского Движения и оставался на этом посту до 1932 г. Он стал также первым редактором "Вестника РСХД", в котором подробно освещалась деятельность движения. До 1929 г. Зернов жил в Париже, но часто бывал в Англии. В 1925 г. на съезде РСХД в Манчестере он выдвинул идею регулярного проведения съездов представителей разных конфессий. Съезды начали собираться в Англии и на одном из них было основано Содружество св. Албания и преподобного Сергия Радонежского.

     В 1930 г. Зернов получил возможность поступить в аспирантуру Оксфордского университета, в Кибл колледж. В июне 1932 г. он защитил диссертацию на тему "Единство Церкви и соединение Церквей", получил степень доктора философии. В 1934 г. ему предложили стать секретарем и вице-председателем Содружества Св. Албания и Преподобного Сергия и он с женой Милицей Владимировной, погогавшей ему во всех начинаниях, переехал в Англию. В 1936 г. они получили британское подданство. Когда в 1947 г. в Оксфордском университете была учреждена кафедра по истории православной культуры, ее занял Зернов. В 1966 г. он получил степень доктора богословия Оксфордского университета. Зернов регулярно публиковался в эмигрантских периодических изданиях во Франции, Англии и Америке, он автор многочисленных статей в "Вестнике РСХД", в журналах Содружества "Соборность" и "The Journal of the Fellowship of St.Alban and St.Sergius", в академическом "Славянском обозрении" и других религиозных и светских журналах. В своих более поздних статьях он писал на литературно-публицистические темы, ему принадлежат статьи: "Александр Солженицын" (Соборность, 5:10, 1970), "Достоевский и Солженицын: их сходство и контраст (Соборность, 6:5, 1972), "Август 1914 Александра Солженицына и его смысл" (Соборность, 6:8, 1973). Одна из его статей позднего периода посвящена философско-политическим вопросам: "Марксизм-ленинизм: первородный грех и судьба христианской культуры" (Christian, 2, 1975).

     В 1937 г. вышла в печать его первая книга на английском языке "Москва Третий Рим". За нею последовали другие: "Три пророка: Хомяков, Достоевский, Соловьев" ("Three Russian Prophets: Khomiakov, Dostoevsky, Soloviev". - L., 1944), "Русское религиозное возрождение в 20 веке в английском варианте ("The Russian Religious Renaissance of the Twentieth Century". - L., 1963). В 1970-80-е годы Зернов работал над мемуарными книгами, составившими несколько томов, которые включили воспоминания его и членов его семьи: "На переломе", "За рубежом" и "Закатные годы". Один из важнейших трудов его жизни - био-библиографический словарь "Русские писатели эмиграции:1921-1972". Н.М.Зернов писал о православии на английской почве: "Английское православие родилось под сенью русских эмигрантских приходов, семена, посеянные ими, принесли плоды". В Оксфорде усилиями Зерновых был основан важнейший в Англии православный центр - Дом Св. Григория Нисского и Св. Макрины. В этом доме могли останавливаться и работать православные деятели, приезжавшие в Англию. Там находилась уникальная библиотека, включавшая несколько тысяч томов изданий русских мыслителей на иностранных языках. Это собрание книг М.В.Зерновa в последние годы своей жизни передала Государственной библиотеке иностранной литературы в Москве.

***

     В работе русских православных деятелей в Англии, так же как и в деятельности русских историков и литературоведов в этой стране заметно проявилась важная особенность русской эмиграции в Англии. Эта особенность и отличие ее от других центров заключается в более тесных связях русских деятелей культуры, науки и литературы с английской культурной средой, в их большей зависимости от английского (и в целом западного) типа мышления. Сторонний наблюдатель из среды евразийцев подметил "засасывающий характер" английской культуры: она отвлекала русских от их проблем и втягивала их, как и других иностранцев, в английскую жизнь и в работу на дело Великобритании (10). Со своей "островной" культурой, своими жизненными ценностями, даже со своей логикой мышления, Англия в значительной мере подавляла "русскость" в эмигрантах. По этой причине коллективная "миссия" русской эмиграции не состоялась в Англии в той же степени, в какой она состоялась в других центрах. Тем не менее, наследие английского центра русского зарубежья свидетельствует о том, что и в Англии деятели эмиграции руководились идеей сохранения русской культуры для будущей России и распространения ее влияния на Западе. Как показало время, эта идея в значительной мере осуществилась.

Москва, 2000г.

Примечания

(1) Более подробно на эту тему см. кн.: О.А.Казнина. Русские в Англии: Русская эмиграция в контексте русско-английских литературных связей в первой половине ХХ века. - Москва: Наследие, 1997. - 416 с.
(2) Вл.Лебедев. Мысли о русской эмиграции //Воля России. - 1922. - № 25. - С. 8.
(3) W.Chapin Huntingdon. The Homesick Million: Russia-out-of-Russia. - Boston (Mass.): The Stratford Company Publishers, 1933.
(4) М.Раев. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции: 1919-1939 /Пер. с англ. А.Ратобыльской; Предисл. О.Казниной. - М.: Прогресс-Академия, 1994. - С. 44.
(5) П.Е.Ковалевский. Зарубежная Россия: История и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека: 1920-1970. - Paris, 1971. - С.56-57.
(6) Michael Glenny, Norman Stone. The Other Russia: The Experience of Exile. - L.: Faber and Faber, 1990. - P. XVII.
(7) Русско-Британское 1917 г. Братство. Russo-British 1917 Bratstvo (Fraternity). - ГАРФ. Ф 4649. Оп. № 1. Дело № 3. Л. 141.
(8) P.P.Shilovsky. "Here Is Imperial Russia..." //Michael Glenny, Norman Stone. The Other Russia: The Experience of Exile. - L.: Faber and Faber, 1990. - P. 291.
(9) А.Казем-бек. Дом, разрушенный в Лондоне //Новая Россия. - 1944. - 21 сентября .
(10) Доклады с мест: О политическом настроении русской эмиграции в Англии, Франции, Польше и Германии. Информация составлена С.Пенни [П.Н.Малевский-Малевич]. Берлин, 18-26 января 1925 г. - ГАРФ, Ф 5783, оп. 1.

Биографическая справка:
Казнина Ольга Анатольевна
Доктор филологических наук, сотрудник Института мировой литературы. 

 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com