Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
АРХИЕПИСКОП БРЮССЕЛЬСКИЙ И БЕЛЬГИЙСКИЙ ВАСИЛИЙ (КРИВОШЕИН): БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
 
В начале этой конференции-встречи, посвященной памяти владыки Василия (Кривошеина), нельзя обойти стороной некоторые вехи на жизненном пути приснопамятного  русского православного архиепископа Брюссельского и Бельгийского. Здесь мы не предлагаем детального анализа, а лишь в общих чертах напомним о жизни и трудах этой выдающейся личности.
 
Владыка Василий (в миру Всеволод Александрович Кривошеин) родился 30 июля 1900 г. в Санкт-Петербурге. Будучи сыном министра Александра Васильевича Кривошеина[1], он учился на факультетах своего родного города и в Москве[2].
 
Его сочувственное на первых порах отношение к февральской революции 1917 года[3] приводит его в Белую Армию в 1919-м[4], но, отмороженные руки и нога заставляют его эвакуироваться во Францию в 1920-м. Там он завершает свое обучение на филологическом факультете Сорбонны, не переставая при этом участвовать в русском молодежном движении. Его жизнь, однако, резко меняется после паломничества в 1925 г. на Святую Гору Афон и он решает (вместе с Сергеем Сахаровым – будущим архимандритом Сoфpoниeм) принять монашество.
 
Монашеские обеты[5] были им даны с наречением имени Василий в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре. Там он проникается афонским духом под руководством великих старцев той эпохи[6]. Будучи полиглотом и эрудитом, он быстро переходит к административным послушаниям в своей общине: став секретарем, затем членом монастырского совета, он в 1942-45 гг. представляет его в «парламенте» и, в 1944-45 гг. в «правительстве» Святой Горы. Одновременно он посвящает себя изучению православного богословия, особенно патристике (в 1936 г. выходит в свет его исследование о св. Григории Паламе, которое становится «классическим» в этой области) [7].
 
Тем не менее, после II Мировой Войны политический контекст греческой гражданской войны заставляет множество русских монахов оставить Афон. Тот же удел в 1947 г. постиг и о. Василия, после 22 лет, проведенных им на Святой Горе. 
 
Приняв приглашение быть одним из редакторов «Словаря греческого патристического языка», издававшегося в Оксфордском Университете[8], о. Василий остается в этом городе, где его рукопологают в сан иеромонаха (в юрисдикции Московского Патриархата) 22 мая 1951 г.[9]  
 
B 20-e гoды прошлого столетия, рyсская православная эмиграция разделилаcь на три независимых и порой противостоящих друг другу группы-юрисдикции: Зарубежный Синод, связанный с крайним традиционализмом, обусловленным политическим, культурным и духовным наследием прежнего режима; Архиепископия Западной Европы, политически нейтральная и весьма плодовитая в плане богословия, перешедшая в подчинение Константинопольского Патриархата; и Московский Патриархат, в ту эпоху в значительной степени ослабленный контролем советских властей. Именно с последним и связал свою судьбу отец Василий, желавший оставаться в общении с Матерью-Церковью и прямой связи с Россией и ее народом.
 
 В Оксфорде иеромонах Василий продолжил свои исследования, публикуя статьи в британских, французских, немецких, итальянских или греческих научных журналах, участвуя в международных конгрессах по патрологии, византинистике и догматическому богословию[10]. Важнейшим творением во время его пребывания в Великобритании стало критическое издание писаний преподобного Симеона Нового Богослова, византийского мистика XI века. Эта работа, на которую у него ушло несколько лет, была издана в 1963-65 гг. в знаменитом патристическом собрании «Sources Chrétiennes»[11]. Блестяще увенчать ее ему удалось уже в 1980 г. изданием биографии преп. Симеона [12].
 
Возведенный в сан архимандрита в 1957 г., владыка Василий был вскоре призван Церковью к епископскому служению. По избрании его епископом Волоколамским 26 мая 1958 г., он посвящается в Лондоне 14 июня 1959 г. и назначается викарием патриаршего экзарха Западной Европы (с местопребыванием в Париже)[13]. В своей речи на интронизации, новопоставленный епископ произнес:
 
«Я счастлив принадлежать к Русской Православной Церкви, Московской Патриархии, Церкви исповедников веры Христовой, высоко держащей яркий светоч Святого Православия. […] Верю,  что наше пребывание в Западной Европе не есть нечто случайное, но определено Промыслом Божиим, и что на всех нас возложена задача свидетельствовать пред народами Запада об истине православной веры, распространять ее в инославной среде, содействовать созданию и укреплению Западного Православия с конечной целью воссоединения всего христианского мира во Едину, Святую, Кафолическую и Апостольскую Церковь»[14].
 
Отныне его постоянной заботой станет свидетельство о Вселенском Православии и русской культуре.
Епископу Василию, однако, не пришлось надолго задержаться в Париже. В 1960 он был назначен на место скончавшегося[15] бельгийского епархиального архиерея - митрополита Александра (Немоловского)[16]. По своем назначении в Брюссель 31 мая 1960 г.[17], владыка Василий прибыл в бельгийскую столицу 12 июля того же года. Немного спустя, он совершает поездку в Россию, где 21 июля 1960 г. его возводят в сан архиепископа[18]. 
 
Епархия Московского Патриархата в Бельгии произошла от старейшего в стране православного храма святителя Николая Чудотворца, основанного в Брюсселе в 1862 г.[19] После прибытия в Бельгию первого православного епископа в 1929 г., храм получил статус «кафедрального собора», а Брюссель стал «кафедральным» городом православного архиерея[20]. Бельгийское государство утвердило сложившееся положение: королевский указ 1937 г. признал за епархией статус «общественно-полезного учреждения», а за ее главой титул «русского православного архиепископа Брюссельского и Бельгийского»[21].
 
С назначением владыки Василия в Брюссель, бельгийская православная епископская кафедра приобрела значительный вес. Действительно, как писал «Вестник русского западноевропейского патриаршего экзархата»:  
 
«Новый епископ занимает в русской иерархии особое положение. Известный благодаря своим знаниям патрологии, он столь же хорошо знаком с греческим Востоком. […] Его лично знают многие иерархи, включая Вселенского патриарха Афинагора и патриарха Александрийского Христофора. […] Русская Церковь приобрела, таким образом, нового епископа-богослова[22].
 
Именно так, с самого своего назначения, роль архиепископа Василия была ясно определена: «иерарх-богослов» представлял Московский Патриархат на четырех Всеправославных консультациях (на Родосе в 1961[23], 1963[24] и 1964[25] гг., в Шамбези в 1968 г.[26]); он участвовал в богословском диалоге с англиканами (в Бeлгpaдe, 1966 г.)[27] и старокатоликами (в Вене, 1965 г.)[28], в работе Всемирного Совета Церквей (на ассамблеях в Монреале в 1963-м, и в Упсале в 1968 г.), а также принимал участие в 25-летнем юбилее монашеской общины Тезэ (28-29 августа 1965 г.). Он являлся участником ежегодных богословских коллоквиумов католического Шеветоньского монастыря, а также «литургических недель» Свято-Сергиевского православного богословского института в Пapиже. Разумеется, владыка Василий участвовал и в различных церковных мероприятиях в России. Во время одной из них, 14 октября 1964 г., ему была торжественно присуждена степень доктора богословия Духовной Академии его родного города[29].
 
Будучи человеком высокой культуры, архиепископ Василий обладал при этом, по отзывам его современников, «исключительной верностью Православию». Оставаясь в то же время весьма открытым, он был «одним из тех редких людей, которые понимали, что служение Церкви должно осуществляться в любых исторических условиях, безо всякой подчиненности им или принятия всего как данности» [30].  
 
Именно он положил основание православным общинам Бельгии, использующим местные языки (французский и нидерландский). В то время как первые эмигранты стремились к сохранению языковой и культурной самобытности, новому поколению – детям, рожденным в смешанных семьях и обращенным в православие европейцам – местные языки стали необходимы для выражения веры[31]. Поэтому 19 мая 1963 г. владыка Василий освятил первую часовню для франкоговорящих верующих в Брюсселе. Вслед за этим, в 1960-1970 гг., появились и другие «западные» общины, среди которых следует упомянуть небольшой монастырь для нидерландо-говорящих на бельгийском побережье[32].
 
Шестидесятые годы были также отмечены назначением викарного епископа Бельгийской архиепископии для Голландии[33]. Тогда же было предложено расширить титул архиепископии за счет введения в него упоминания о Голландии, однако от этой идеи отказались, «дабы не нарушить закона об историческом старшинстве Бельгийской  архиепископии»[34]. От этого область пастырского окормления владыки Василия над Голладнской епархией нисколько не умалилась, а его юрисдикция распространилась практически по всему «Бенилюксу».
 
Говоря о границах ответственности Брюссельского архиепископa, следует также упомянуть и о «межправославных» связях, главным образом с бельгийской греческой общиной (значительно возросшей в ходе экономической эмиграции 50-х гг.). Если поначалу греки посещали русские храмы[35], то вскоре ими были созданы собственные приходы, объединившиеся в епархию в 1969 г.[36] При этом взаимоотношения между диаспорами продолжали оставаться братскими[37].
 
Важным моментом в межправославных отношениях в Бельгии, в котором участвовал владыка Василий, стал конгресс, проходивший 27, 28 и 29 октября 1972 г. в аббатстве Сан-Трюдo в Маль (близ Брюгге). Более 150 человек, прибывших из Бельгии и окрестных стран, собрались на эту первую встречу православных[38] в Бельгии. Второй подобный конгресс был организован в 1977 г. в Натойе. Архиепископ Василий участвовал также и в V-м Западноевропейском православном конгрессе, проходившем в Генте в 1983 г.
 
В архиепископии не забывали и об экуменических связях. Помимо богословских встреч они, в частности, конкретно выражались в период «Недели молитв о христианском единстве». Так, в 1970 г. владыкой Василием, совместно с его духовенством, была отслужена православная вечерня в Кукельбергской базилике (в Брюсселе)[39]. В том же году он принял участие в создании «Брюссельского межцерковного комитета» - межхристианского столичного органа, в который входили католики, протестанты, англикане и православные[40]. Твердый в исповедании православной веры, но и открытый к христианскому Западу, русский архиепископ был также связан узами дружбы с католическими иерархами, в частности, с кардиналом Суененсом и апостолическими нунциями в Бельгии[41]. В качестве официального представителя Русской Церкви он дважды участвовал во встречах с папой Иоанном-Павлом II (в Париже в 1980-м и в Мехелене в 1985 г.). Незадолго до этого последнего визита владыка Василий имел радость видеть Православную Церковь признанной бельгийским государством, как были признаны ранее католичество, протестантизм, англиканство, иудаизм и ислам[42].
 
В международном плане архиепископ также совершил ряд важных визитов: в 1977 г. владыка Василий (участвовавший в 1963 г. в венецианских празднествах, посвященных тысячелетию Горы Афон)[43] смог вернуться на Святую Гору и вновь увидеть русский Свято-Пантелеимонов монастырь, который он оставил в 1947 г.   Еще раз ему суждено было посетить Грецию в 1979 г., куда он, как представитель Русской Церкви, прибыл на 1600-летие преставления святителя Василия Великого[44]. Ранее, в 1966 г., по приглашению Иерусалимского патриарха, он совершил паломничество на Святую Землю, где имел возможность служить литургию на Гробе Господнем в Гефсимании, освящать «воды» Иордана, посетить Иудейскую пустыню, Вифанию и Вифлеем[45]. В то же время владыка с радостью посещал и Россию: вслед за своей первой поездкой в 1956 г., он был там еще около двадцати раз. На родине он участвовал в богослужениях, посещал храмы и монастыри, памятники истории и древнерусского искусства[46]. Он ценил контакты с верующими соотечественниками, для которых он был связующим звеном между ушедшей и настоящей Россией, между русскими в России и в эмиграцией[47]. Его происхождение, равно как и его выступления в защиту свободы, обеспечили ему определенную популярность и среди русских диссидентов, для которых он являлся «примером». Его влияние было, быть может, даже большим на родине, чем в эмиграции, где большинство – при всем уважении к нему лично – сторонилось Московской Патриархии, как «заложницы советской власти».
 
Отношение к владыке Василию не было однозначным в разных кругах: в то время как на Западе кто-то считал его «красным» по причине его принадлежности к Московскому Патриархату, в Советском Союзе его побаивались как «опасного белоэмигранта»[48], который был «себе на уме» в том, что ему представлялось «полезным» для Русской Церкви. Так, во время архиерейского совещания и Поместного Собора Русской Церкви 28 мая – 2 июня 1971 г.[49] (избравшего патриарха Пимена и снявшего анафемы со старообрядцев), архиепископ Василий оказался единственным, кто заявил о необходимости тайного голосования в целях придания законности процедуре. Он равно обличал и Устав о приходских советах, принятый в 1961 г., который был, по его мнению, антиканоничным и разрушительным для Церкви. Он также публично выступал против высылки из СССР писателя Солженицына в 1974 г.[50],  против ареста в 1980 г. священников-диссидентов Димитрия Дудко и Глеба Якунина, что eмy кaзaлocь примepoм нарушения прав верующих в СССР.
 
В эпоху великих трудностей Православной Церкви в Советском Союзе эти действия владыки Василия являли его искреннюю привязанность к Церкви, сочетающуюся с бескомпромиссностью.  Внимательно наблюдая за сложными взаимоотношениями между атеистическим государством и Церковью, ее наиболее высокопоставленными представителями (такими, как митрополиты Николай Ярушевич[51] и Никодим Ротов[52]), он стремился сочетать верность церковному руководству с противостоянием давлению со стороны советской власти, и  не боялся открыто высказываться от имени Церкви, практически обреченной на безмолвие[53]. Всем, кто его спрашивал о том, что его удерживает в лоне Московского Патриархата при всем его критическом к нему отношении, он отвечал, что, хотя и невозможно «оправдать» все действия последнего, можно, тем не менее, их частично «понять» и «простить»[54]. Этой позиции он придерживался всю свою жизнь.
 
Конец, тем временем, неминуемо близился. Будучи уже больным, архиепископ Василий совершил в сентябре 1985 г. свою традиционную ежегодную поездку в Россию. Он вылетел в Москву 7 сентября в сопровождении своего секретаря диакона Михаила Городецкого[55]. Следом за участием в различных богослужениях в столице и приемом у Патриарха, владыка Василий отправился 10 сентября в свой родной город. Там он совершил несколько служб, встретился с преподавателями и студентами Духовной академии и посетил Новгород.
 
15 сентября, в последний день, предусмотренный для его поездки в город на Неве, архиепископ Василий сослужил за Божественной литургией в Преображенском соборе, прихожанами которого всгда была семья Кривошеиных, жившая неподалеку. Это было его последнее богослужение: в тот же день он почувствовал себя плохо и был отвезен в больницу, где и угас к утру 22 сентября[56]. Погребение владыки состоялось 24 сентября 1985 года в Ленинграде. Согласно воле его близких, он был похоронен на Серафимовском кладбище своего родного города[57].
 
В Брюсселе память архиепископа Василия почтили торжественной панихидой, отслуженной в Свято-Никольском соборном храме на девятый день его кончины. Возглавил ее  митрополит Бельгийский Пантелеимон (Константинопольский Патриархат), которого окружало русское, греческое и румынское духовенство столицы. В храме находилось множество государственных и церковных деятелей[58], сознающих то, что эта смерть отняла у западноевропейского Православия «просвещенного пастыря»[59], сохранившего верность своей Церкви и родной земле[60].
 
В своем завещании к пастве владыка Василий писал: 
 
«Мое неотступное епископское моление и желание, да пребудут наша архиепископия и ее прихожане несокрушимо верны строгому Православию и не приемлют никакого, могущего случиться, догматического компромисса, который может повредить неприкосновенности нашей Православной веры».
 
и еще:
 
«Я молю духовенство и паству нашей архиепископии оставаться после моей смерти всегда верными нашей Матери Православной Русской Церкви (Московскому Патриархату) и не переходить ни в какую другую церковную юрисдикцию по собственному почину и без благословения Московского Патриархата в случае, могущем произойти, образования автономной или автокефальной Православной Церкви в Западной Европе или Бельгии»[61].
 
Совершенно очевидно, что архиепископ Василий всегда считал Московскую Патриархию не подчиненной советской власти «организацией», а канонической Церковью, унаследовавшей тысячелетнюю традицию России.
 
Жизнь владыки Василия, русского православного архиепископа Брюсселя и Бельгии, была продолжительной и плодотворной, но при этом нелегкой. Студент-патриот, эмигрант, позднее монах, он являлся,  безусловно, выдающимся архиереем, сделал очень весомый вклад в православное богословие. Тем не менее, он оказался чуждым как определенной части эмиграции, так и России советской эпохи[62]. Его особый путь, избранный вполне осознанно, многими не был понят. И все же, его поразительное «возвращение к источникам»[63], его кончина на родной земле, была воспринята многими как Божие благословение[64], особенное для того, кто, хотя и в изгнании, посвятил все свое существование на служение России и Православной Церкви[65]. 
 
Священник Сергий Модель
(Перевод с французского священника Андрея Елисеева)
 
По материалам Научно-богословского и церковно-общественного журнала "Церковь и время"
№ 4 (37) 2006 г.
Журнал издаётся ОВЦС, Московского Патриархата
 
 
Примечания

[1] Александр В. Кривошеин (1858-1921), ближайший сотрудник Столыпина, был министром сельского хозяйства в 1908-1915 гг.; в 1920 г. градоначальник «белого» правительства генерала Врангеля в Крыму. O семьe Кривошеиыx, см. Кривошеина Н. А., Четыре трети нашей жизни [2-е издание], М., “Русский путь”, 1999 и Церковь Владыки Василия (Кривошеина), Изд-во Братства во имя св. Александра Невского, Нижний Новгород, 2004, С. 113-114.
[2] Архиепископ Василий (Кривошеин), Автобиографическая замeтка, рукопись, Брюссель, С. 1 и  Son Excellence Monseigneur Basile, Archevêque de Bruxelles et de Belgique : note biographique à l'occasion de son 80e anniversaire // Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 105-108, Париж, 1980-81, С. 3.
[3] Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Нижний Новгород, изд. Братства св. Александра Невского, 1998, С. 10-28 и 322. Эти воспоминания вошли почти без изменений в «Красное колесо» А. Солженицына, «Узел 3-й: март семнадцатого». Солженицын А. И. Красное колесо: В 10 т. М., 1993-1997, Т. 5, С. 250-255, 383-386.
[4] Именно во 2-й полк дивизии генерала Дроздовского (Добровольческая армия генерала Деникина). Об этом полку см. Туркул А.В., «Дроздовцы» в огне. Картины гражданской войны, 1918-1920, Москва, Терра - Книжная лавка - РТР, 1996.  См. также Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч., С. 32-197 и Церковь Владыки Василия (Кривошеина), Указ. соч., С. 136. Заметим, что трое из четверых его братьев воевали на стороне «белых»; двое из них погибли.
[5] По принятии на послушание 21 ноября 1925 г., он был пострижен 24 марта 1926 г. и произнес монашеские обеты 5 марта 1927 г. (даты приведены по юлианскому календарю, употребляемому на Афоне). См. Церковь Владыки Василия (Кривошеина), Указ. соч., C. 116-117.
[6] Среди них можно упомянуть архимандритов Мисаила, Кирика, Илиана, отцов Феодосия Карульского, Вениамина Капсальского, Диадоха, Трофима и прп. Силуана Афонского. 
[7] Монах Василий (Кривошеин), Аскетическое и богословское учение св. Григория Паламы // Seminarium Kondakovianum, № VIII, Прага, 1936, С. 99-154. Это исследование впоследствии было также опубликовано на английском, французском и немецком языках.
[8] G.W.H. Lampe (dir.), Patristic Greek Lexicon, Oxford, 1968. См. также Диакон Михаил Городецкий, Aрхиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий (Кривошеин) // Приходской бюллетень Свято-Никольского собора в Брюсселе, Брюссель, 1986, № 1, C. 4.
[9] Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч., С. 203-204. 
[10] Большая часть этих работ собрана в Архиепископ Василий (Кривошеин), Богословские трyды (1952-1983), Нижний Новгород, изд. Братства св. Александра Невского, 1996. Другие сочинения, на русском и французском языках опубликованы в Вестнике Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, главным редактором которого он являлся. Некоторые были недавно переизданы небольшими брошюрами.
[11] Syméon le Nouveau théologien, Catéchèses (3 tomes), Introduction, texte critique et notes par Mgr Basile Krivochéine, traduction par Joseph Paramelle, s.j., Paris, éd. du Cerf, 1963-65.
[12] Василий (Кривошеин), архиепископ, Преподобный Симеон Новый Богослов (949-1022), Париж, изд. Имка-Пресс, 1980. Эта книга была одновременно опубликована и на фpaнцyзкoм языке издательством Шеветоньского монастыря.
[13] См. Наречение и хиротония архимандрита Василия (Кривошеина) // Журнал Московской Патриархии, 1959,  №9, С. 27-32.
[14] Там же, С. 29.
[15] Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч. С. 225-226.
[16]  О нем см. A. Казем-Бек, Знаменательный юбилей (50-летие архиерейского служения архиепископа Брюссельского и Бельгийского) // Журнал Московской Патриархии, 1959, № 11, c. 13-16 ; Иеромонах Корнилий (Фристедт), Митрополит Брюссельский и Бельгийский Александр. Heкpoлoг // Журнал Московской Патриархии, № 8, 1960, С. 10-13 ; Serge Model, Histoire de l’Archevêché orthodoxe russe de Bruxelles et de Belgique, Bruxelles, éd. de la Paroisse orthodoxe de la Protection de la Ste Vierge, 1996, C. 5-11 и Церковь Владыки Василия (Кривошеина), Указ. соч., C. 64, 129.
[17] Постановление Священного Синода Московского Патриархата от 31 мая 1960 г. // Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 33-34, Париж, 1960, С. 7 и Журнал Московской Патриархии, 1960, № 7, С. 5.
[18] Указ Его Святейшества Алексия, Патриарха Московского и всея Руси от 21 июля 1960 г. // Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 33-34, Париж, 1960, см. также Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч. С. 241.
[19] См. Протоиерей Алексий Мальцев, Православные церкви и русские учреждения вне России, Берлин, изд. Братства св. Владимира, 1905 ; Мария Драшусова, К столетию храма свт. Николая в Брюсселе, Брюссель, рукопись, 1962 ; Протоиерей Павел Недосекин, Свято-Никольский собор Русской Православной Церкви в Брюсселе, Брюссель, изд. храма св. Николая, 2-е изд., 1999.
[20] Serge Model, L’Eglise orthodoxe en Belgique. Hier, aujourd’hui, demain // Le Messager orthodoxe, n°138-I, Париж, 2003, C. 71-72 и Père Serge Model, L’Eglise orthodoxe en Belgique et au Luxembourg, C. Chaillot (dir.), Histoire de l’Eglise orthodoxe en Europe occidentale au 20e siècle, Paris, éd. Dialogue entre orthodoxes, 2005, C. 105.
[21] Королевский Указ от 5 июня 1937 г., утвердивший статус Архиепископии в качестве «общественно полезного учреждения», Moniteur Belge от 14 июня 1937 г., С. 3771-3774. См. также Serge Model, Histoire de l’Archevêché, Указ. соч. С. 7 ; Митрополит Евлогий (Георгиевский), путь моей жизни. Воспоминания, изложенные по его рассказам Т. Манухиной, Париж, изд. Имка-Пресс, 1947, C. 392 и Père Serge Model, L’Eglise orthodoxe en Belgique et au Luxembourg,  Указ. соч.
[22] Наречение и хиротония архимандрита Василия // Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 32, Указ. соч. С. 211.
[23] Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч. С. 273-282.
[24] Архиепископ Василий (Кривошеин), Вторая Всеправославная конференция на Родосе // Журнал Московской Патриархии, 1964, № 4, С. 32 и Воспоминания, Указ. соч. С. 285-286.
[25] Архиепископ Василий (Кривошеин), Третья Всеправославная конференция // Журнал Московской Патриархии, 1965, № 7, C. 42 и Воспоминания, Указ. соч. С. 301-309.
[26] Архиепископ Василий (Кривошеин), Четвертoe Всеправославнoe coвeщaниe // Журнал Московской Патриархии, № 1, 1969, С. 45-53 и Воспоминания, Указ. соч. С. 315-316.
[27] Архиепископ Василий (Кривошеин), Межправославная комиссия по диалогу с англиканами // Журнал Московской Патриархии, № 6, 1969, С. 35-48. См. также Архиепископ Василий (Кривошеин), Богословский диалог между Православной Церковью и англиканским вероисповеданием и его проблемы // Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 59, С. 157-178 ; Архиепископ Василий (Кривошеин), Богословские собеседования по вопросу об англиканском священстве между Англиканской и Русской Православной Церквами // Журнал Московской Патриархии, № 7, 1967, C. 45-53  ; Архиепископ Василий (Кривошеин), Сессия межправославной комиссии по диалогу с англиканами (Хельсинки, 7-11 июля 1971) // Журнал Московской Патриархии, № 4, 1972, C. 55-58. 
[28] Архиепископ Василий (Кривошеин), XIX Международный Старокатолический конгресс в Вене // Журнал Московской Патриархии, №11, 1965, C. 46.
[29] Эта степень была ему присуждена за совокупность его трудов, а в особенности за его издание «Огласительных слов» преп. Симеона Нового Богослова. См. Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч. С. 297 и 301. 
[30] N. Lossky, Son Eminence Monseigneur Basile, archevêque de Bruxelles et de Belgique: in memoriam // Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 115, С. 43-44
[31] Serge Model, L’Eglise orthodoxe, Указ. соч., С. 75
[32] Serge Model, Histoire de l’Archevêché, Указ. соч., С. 24-33; Son Excellence Monseigneur Basile // Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 105-108, С. 6
[33] Наречение и хиротония архимандрита Дионисия (Лукина), епископа Роттердамского// Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 55, С. 67-70. См. также Церковь Владыки Василия (Кривошеина), Указ. соч., C. 132, 153-154.
[34] Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, №64, С. 200
[35] До этого богослужения совершались лишь в двух местах – в Брюсселе и Антверпене (Serge Model, L’Eglise orthodoxe, Указ. соч. С. 69).
[36] Там же С. 73-74.
[37] В 1969 г. архиепископ Василий принимал участие в интронизации первого греческого митрополита – Эмилианоса (Захаропулоса), позже, в 1983 – в интронизации преемника последнего – митрополита Пантелеимона (Контояниса).
[38] F. Lhoest, Le Congrès orthodoxe de Bruges // Le Messager orthodoxe, № 58, Paris, 1972, C. 62-64.
[39] Вестник Русского Западноевропейского Патриаршего Экзархата, № 64, 1970, С. 4-5.
[40] Письмо подготовительного комитета в преддверии образования Брюссельского межцерковного комитета, рукопись, Брюссель, 20 ноября 1970 г.
[41] Диакон Михаил Городецкий, Указ. соч. С. 6 ; F. D., Rencontre avec l’archevêque russe Basile Krivochéine // La Libre Belgique, 26-27 février 1980, Брюссель, C. 28  и Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч. С. 332-333.
[42] Закон от 17 апреля 1985 г. о признании органов управления, заведующих делами православного культа, Moniteur Belge, 11 мая 1985 г., С. 6870-6871; Serge Model, L’Eglise orthodoxe, Указ. соч. С. 81.
[43] Архиепископ Василий (Кривошеин), Международный конгресс в Венеции, посвященный тысячелетию Горы Афон // Журнал Московской Патриархии, 1964, № 2, С. 54.
[44] Диакон Михаил Городецкий, Указ. соч., С. 6
[45] Диакон Михаил Городецкий, Указ. соч., С. 5
[46] Диакон Михаил Городецкий, Указ. соч., С. 7
[47] Священник Георгий Чистяков, Красный антисоветчик // Русская Мысль, № 4323, Париж, 22-28 июня 2000, С. 19.
[48] Там же. 
[49] Диакон Михаил Городецкий, Указ. соч., С. 6 ; Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч., С. 343-473.
[50] Это стоило вл. Василию нескольких лет «запрета» на въезд в СССР.
[51] Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч., С. 202-262.
[52] Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч., С. 266-341.
[53] Протоиерей Борис Бобринский, Памяти архиепископа Василия Брюссельского // Русская мысль, № 3592 от 25 октября 1985.  (Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч., С. 318-320).
[54] Архиепископ Василий (Кривошеин), Воспоминания, Указ. соч., С. 328.
[55] Диакон Михаил Городецкий, Последняя пoeздкa // Приходской бюллетень Свято-Никольского собора в Брюсселе, 1985, № 8, C. 11; Serge Model, Histoire de l’Archevêché, Указ. соч., С. 33-35 и Церковь Владыки Василия (Кривошеина), Указ. соч., C. 413-419.
[56] Диакон Михаил Городецкий, Последняя пoeздкa, Указ. соч., С. 15 и Церковь Владыки Василия (Кривошеина), Указ. соч., C. 416-417.
[57] La mort de l’archevêque orthodoxe russe de Bruxelles // Le Soir, Брюссель, 26 сентября 1985.
[58] Среди них были апостолический нунций, епископ Люк де Ховр (представлявший кардинала Данеельса), англиканский епископ, аббат Шеветоньского монастыря и представитель Министерства юстиции (ответственный за дела культов в Бельгии). 
[59] Mort de l’archevêque Basile de Bruxelles // Episkepsis, № 344, Genève, 15 octobre 1985.
[60] N. Lossky, Son Eminence Monseigneur Basile, Указ. соч., С. 44.
[61] Завещание архиепископа Василия (Кривошеина) от 30 января 1980 г., Брюссель, §§ 7 и 8.
[62] Священник Георгий Чистяков, Указ. соч., С. 19.
[63] F. Lhoest, Adieu à Mgr Basile (Krivochéïne), archevêque orthodoxe russe de Bruxelles // Bulletin de la Communauté orthodoxe de la Sainte Trinité et des SS. Côme et Damien, Брюссель, 1985.
[64] Протоиерей Борис Бобрински, Указ. соч.   
[65] N. Lossky, Son Eminence Monseigneur Basile, Указ. соч., С. 44.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com