Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / О нас / Наш духовный отец - протоиерей Василий Ермаков / Воспоминания о протоиерее Василие Ермакове / 11 января 2013 г. Светлая память отцу Василию Ермакову. Анна Макарова

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Архимандрит Исидор (Минаев) (Россия). «Пути Господни неисповедимы». Стереотипы о Церкви. "Разрушение стереотипов, которые складываются у светских людей о Церкви" (Начало), (продолжение)
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Алексей Гудков (Россия). Книжных дел мастера XX века
Павел Густерин (Россия). Присутствие РПЦ в арабских странах
Айдын Гударзи-Наджафов (Узбекистан). За бедного князя замолвите слово. (О Великом князе Николае Константиновиче Романове)
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 48 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
  Светлая память отцу Василию Ермакову
 
Протоиерей Василий Ермаков и контр-адмирал Владимир Иванович Домнин
 
Третьего февраля 2007 года на 80-м году жизни ушел ко Господу один из самых почитаемых петербургских священников — отец Василий Ермаков. О том, что у батюшки Василия всю жизнь болела душа за Кронштадт, в нашем городе хорошо известно. Это стараниями его духовных чад, по его благословению, была восстановлена часовня матери Иоанна Кронштадтского на городском кладбище, создана музейная экспозиция, посвященная батюшке Иоанну, в Доме трудолюбия, перенесен памятник Ленину со святого для верующих людей места, где стоял Андреевский собор, а также сделано многое другое для возрождения в нашем городе памяти о святом праведном Иоанне Кронштадтском. Когда батюшка Василий встречал кронштадтцев, то первые слова, которые они от него слышали, были неизменны: «Я молюсь за Кронштадт...». В те годы, когда в Кронштадте не было ни одного действующего храма, именно маленькая церковь отца Василия на Серафимовском кладбище в Петербурге стала для многих кронштадтцев прибежищем и утешением в бурном житейском море и послужила началом их духовного пути и спасения во Христе.  
 
В моей памяти навсегда останутся две встречи с отцом Василием. В Светлую Седмицу 2001 года он побывал в Кронштадте. Помню, как горячо радовался знаменитый на весь Петербург батюшка тем переменам, которые произошли в возрождающемся Владимирском соборе, как тепло говорил он с отцом Святославом и прихожанами, как благоговейно прикладывался к иконам в Храме. В тот приезд отец Василий пообещал редакции газеты «Кронштадт Православный» отдельную встречу.
 
Обещанный разговор состоялся в мае того же года. Вторая встреча с батюшкой была обстоятельной, с чаепитием и долгой-долгой беседой. Он, казалось, никуда не торопился и был занят только разговором со мной, а ведь известно было, что он у людей нарасхват и что у него совершенно нет свободного времени. Но батюшка. так умел разговаривать с людьми, что создавалось впечатление: ты, твои проблемы, твои заботы, твои вопросы к нему сейчас для него — самое главное.
 
Меня поразило то, с каким уважением отнесся отец Василий к моей профессии. Как говорил он о силе печатного слова, о большой ответственности журналистов, и светских, и — особенно — православных, за просвещение людей, за сеяние доброго, светлого, вечного; о том, что, хоть и сказано «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», а лучше бы предугадывать и нести своим словом истину и свет. Помню, как говорил он тогда, что настоятелю сейчас очень нужна наша поддержка и как благословил меня на помощь отцу Святославу в его трудах по возрождению Храма.  Духовные чада отца Василия, много лет ездившие на Серафимовское кладбище из Кронштадта, не сомневаются: настоятеля в Кронштадтский собор Владимирской иконы Божией Матери вымолил он!
 
Отец Василий говорил об особых чувствах любви и тревоги, которые питает он к городу 53-летнего пастырского служения святого праведного Иоанна Кронштадтского. Кронштадт для него, как и для всех верующих людей России, для священников и мирян, был дорог своей неразрывной связью с именем великого молитвенника и наставника Русской земли отца Иоанна Кронштадтского.
 
Протоиерей Василий Ермаков с военными на праздник 9 мая 2004 г.
 
«Это имя, которое я несу через всю свою жизнь, — делился он самым сокровенным, — для меня, старейшего священника Петербургской митрополии, батюшка Иоанн является образцом священнослужителя, примером того, как здесь, на земле, исполнять свой прямой долг служения Богу и людям, как достойно и праведно пройти данный Богом отрезок земного пути. Я всегда искал в своей жизни наставников. Искал пример того, как надо самоотверженно, не оглядываясь вокруг, не смущаясь настоящим житейским положением и не боясь того, что диктуют сильные мира сего, взяв крест Христов как орудие правды Божией, служить и призывать обманутый народ к Богу, молитве, покаянию. Таким ярким светочем, таким примером и наставником в трудное и страшное время безбожного коммунистического гонения на верующих людей был для меня отец Иоанн Кронштадтский.
 
Поступив в Ленинградскую семинарию, это было в 46-м году, после войны, я попал в духовную школу, которую закончил отец Иоанн, но в которой имя его — имя великого молитвенника и прославленного народом Угодника Божия — было под запретом. Нам, будущим пастырям, запрещали читать его книги и обращаться к его бесценным наставлениям, к его великому духовному наследию. Из библиотеки нашей духовной школы были изъяты все его книги. Нам нельзя было говорить о нем, даже имя его упоминать было строжайше запрещено. Но, несмотря на все запреты, батюшка Иоанн жил среди нас. Мы находили и читали его книги, мы ощущали его святое благовестие, мы чувствовали, как благодать Божия касается наших сердец и помогает нам служить без всякой оглядки, без всякого страха человеческого.
 
Кронштадт в те годы был закрытой военной крепостью. Отчетливо помню, как, посещая Петергоф, я стоял на берегу залива и с жадностью всматривался в тот видимый с петергофского берега островной клочок земли, над которым поднималась дымка, угадывались силуэты кронштадтских домов и заводских кранов, и ярко сиял возвышающийся над всей панорамой Храм Николая Чудотворца. И сердце мое томилось и говорило о том, что именно здесь, в недоступном для меня городе-острове, служил великий пастырь».
 
Став священником и посещая верующих людей на дому, приходя к больным и немощным, совершая крещения и причащения, отец Василий всегда спрашивал: «Как вы остались живы в трудное время блокады? Что вдохновляло вас терпеливо переносить голод и лишения? Что помогало выдержать все испытания, сохранить веру и православие?». И многие из них говорили ему, одно и то же: «Есть такая книга — «Моя жизнь во Христе». Это батюшка Иоанн Кронштадтский помог нам всё перенести, всё выстрадать и всё пережить».
 
Народ петербургский бережно хранил книги отца Иоанна, переписывал, перепечатывал их, по словам отца Василия, то был настоящий духовный самиздат. И эти книги призывали к вере и горячей молитве, учили в годы невзгод и гонений держаться теснее вокруг православных храмов. Особенно ярко отец Василий почувствовал это, когда стал служить священником в Никольском соборе Санкт-Петербурга. Это было в 53-м году.
 
Он видел, как в то трудное послевоенное время люди искали защиту и утешение в Храме, как внимали проповедям, как тянулись к молитве и покаянию. Потом наступила хрущевская оттепель, и руководитель государства пообещал, что в 80-м году покажет последнего попа. Но люди еще больше потянулись в Храм Божий. Он знал, что и отец Иоанн Кронштадтский был притесняем за свою любовь, за свою преданность и веру в Бога. По-разному к нему относились — одни его поносили, другие любили, а третьи ненавидели. За что не любило петербургское духовенство отца Иоанна Кронштадтского? За любовь народную!
 
«Заслужить любовь народа очень сложно, — говорил отец Василий, — для этого требуется колоссальное напряжение духовных сил и знание жизни народа. Когда священник служит, как положено ему по его призванию, по церковной дисциплине, он всегда будет гоним и притесняем, как это ни прискорбно. Иногда даже — своими собратьями, потому что, ревностно исполняя свой долг во имя веры, во имя своего народа, является бельмом на глазу утех, кто не желает понять и исполнять благословение, даваемое священникам».
 
Отец Василий рассказывал о чувствах, которые он испытал во время посещения Кронштадта:
 
«Какая несказанная радость появилась в душе, когда я увидел воочию, что наконец-то, с территории Андреевского собора, взорванного в 30-х годах, убрали памятник тому, кто незаконно воссиял на троне безумства и сатанизма и приказывал залить Кронштадт кровью опомнившихся и восставших против безбожной власти моряков в 21-м году. Великая благодарность от всей верующей России тем, кто потрудился убрать со святого места эту статую, поставленную торжеству бесправия и сознательного уничтожения всего, что дорого сердцу русского человека. Уничтожению Веры, Царя, Отечества и Православия, Теперь уже известно, что это именно вождь революции требовал ежедневно списки расстрелянных священников по принципу: чем больше, тем лучше...».
 
Отец Василий очень радовался тому факту, что, наконец-то, наступило время, когда не нужно никаких пропусков, чтобы приехать в Кронштадт и помолиться у дома Иоанна Кронштадтского, или поклониться памяти его матери — старицы Феодоры у часовни на городском кладбище; чтобы посетить мемориальную квартиру батюшки Иоанна, своими глазами увидеть созданный им Дом трудолюбия или порадоваться возрождению Храма, для которого Иоанн Кронштадтский освящал кресты.
 
С 70-х годов он не однажды с любовью посещал Кронштадт. Приезжал на «Метеоре» и шёл в дома верующих кронштадтских людей, куда его приглашали, чтобы причастить умирающих, поговорить со страждущими или отслужить молебен. В квартире ныне покойной Валентины (Драновой), жившей в одном из домов на улице Урицкого (Посадской), был своеобразный центр духовной жизни закрытого тогда Кронштадта, где собирались верующие кронштадтцы.
 
Протоиерей Василий Ермаков
 
«Было так радостно видеть их светящиеся глаза, — вспоминал отец Василий, — слышать их сердечные разговоры, когда я садился рядом с ними, чтобы ответить на их многочисленные вопросы, кому-то — посоветовать, кого-то — утешить, или просто выпить с ними чашку чаю. Духовная жизнь в Кронштадте, не имеющем действующего Храма, — продолжалась. Малочисленные тогда верующие передавали друг другу: «Приедет отец Василий и причастит тех, кто нуждается». Составлялся список, согласно которому я и ходил по этажам, неся в дома кронштадтцев благодать Божию. Я сердечно кланяюсь до земли тем, кто еще жив, и храню светлую память о тех, кого уже нет с нами. Спаси Господи всех, кто, не боясь за свое житейское положение, делал все, чтобы найти священника, привезти его в закрытый город, чтобы не оставить верующего без благодатной помощи, без исповеди и причастия в последний смертный час его жизни. И я вижу в том опять заслугу отца Иоанна Кронштадтского. Какие бы мрачные тучи ни проносились над городом его подвигов и служения, благодаря его молитвам, его небесному заступничеству и покровительству, никогда не иссякал в Кронштадте духовный родник...».    
 
Анна Макарова
11 января 2013 г.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com