Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Юрий Кищук (Россия). Дар радости
Ирина Ахундова (Россия). Креститель Руси
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого 
Алла Новикова-Строганова (Россия). Насквозь русский. (К 185-летию Н. С. Лескова)
Юрий Кищук (Россия). Сверхзвуковая скорость
Алла Новикова-Строганова (Россия). «У любви есть слова». (В год 195-летия А.А. Фета)
Екатерина Матвеева (Россия). Наше историческое наследие
Игорь Лукаш (Болгария). Память о святом Федоре Ушакове в Варне

Павел Густерин (Россия). Советский разведчик Карим Хакимов
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
   Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 52 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура



Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Слово пастыря

Протоиерей Василий Ермаков,
настоятель храма прп. Серафима Саровского
 

Быть примером веры и молитвы
 
— Дорогой батюшка! В прошлой беседе Вы призывали заняться делом миссионерства. На какие ближайшие цели миссионерского служения Вы могли бы нам указать?
 
— Дело миссионерства — это первое и самое главное, самое основное. Но, увы, нам пока никак его не возродить. А именно, чтобы каждая русская христианка несла свет благовестия Христова в сердца окружающих ее людей. Чтобы она не поддавалась искушению, и там, где находится, и в будни, и в праздники избегала разговоров светского и грязного содержания. Чтобы она делом показывала, что назначение русской женщины — сберечь и передать благодать духовной силы, веры и молитвы будущим поколениям. И вы должны знать о том, что вас Бог слышит напрямую — не так, как нас, мужчин.
 
Протоиерей Василий Ермаков
Протоиерей Василий Ермаков
Молитва в храме св. влкм.Георгия Победоносца в Лидде
Святая Земля. Ноябрь 2005 года
Фотоархив Общества "Россия в красках"

В сегодняшнее разболтанное и развинченное время многие женщины потеряли точку опоры. А надо, чтобы они везде говорили о Христе. И самое главное, чтобы были примером веры и молитвы — как дома, так и в храме Господнем. Чтобы и муж, и дети, и все окружающие ясно видели — какова жена верующая. Вот это самое главное дело миссионерства.
 
— А когда наоборот — муж верующий, а жена еще ходит «по стогнам мира сего»?
 
— Тогда пусть он сам почаще посещает дом Божий и молится. Но практически я знаю, что жестокость и неверие женское очень трудно исправить. До сих пор помню, как где-то в 70-х годах одна женщина с пеной у рта кричала на старушку, которая ехала в церковь и не знала, на какой сесть трамвай. Она во всех падежах склоняла Бога и на все лады ругала старушку. Это страшно, очень страшно. И поэтому надо нам стремиться к тому, чтобы, как и раньше на Святой Руси, вера была в сердце каждого русского человека.
 
— Это было бы прекрасно и замечательно. А пока очень и очень многие жены страдают от того, что мужья запрещают им ходить в храм, воспитывать в вере детей. Изо всех сил эти мужья противостоят тому, чтобы дети постились и участвовали в общей домашней молитве. Это доводит порой до отчаяния. Что делать в таких случаях?
 
— Мужчинам очень хорошо живется за вашей надежной спиной. Мы вами обласканы и не обойдены никакими прелестями жизни. Вы о нас заботитесь, и мы получаем от вас все самое главное, а на остальное — внимания не обращаем, не оказываем вам помощь, не проявляем любви, нежности, заботы, ласки… И потакая своим слабостям, соблазняются мужики водкой и прочим. Потому больше их и в больницах лежит, но вы их неверие переломите своим терпением, верой и молитвой.
 
— Видя агрессивную злобу мира, многие православные христиане стремятся замкнуться в узкой среде семьи или прихода. Правильно ли это? Когда безбожный мир проверяет нас на прочность, то не лучше ли нам объединяться приходами и давать дружный отпор всем, кто пытается осквернить душу русского человека и оклеветать нашу Мать-Церковь?

— Здесь идет извечная борьба диавола с Богом и нашей России со злом. Потому что сегодня самое страшное направление зла — уничтожить русскую христианку, убить в ней веру. Часто женщины поддаются соблазнам мира сего, не задумываясь, зачем и для чего, и кому это надо.

Мы показали явное безсилие перед миром зла, который уничтожает нас в духовной битве. До сих пор мы пожинаем плоды страшных жестокостей красного террора советской власти. А надо восстановить свою веру, почувствовать ее силу и не прятаться от мира. Да и крест носить, как полагается. Ибо христианин без креста - что воин без оружия. Надо помнить, что крест — не украшение одежды, а святыня. И чтобы выдержать натиск зла, опять скажу, надо молиться и быть безбоязненными проповедниками.
 
— Мы — миряне, а значит, призваны жить в мире. В то же время нам нужно научиться быть «не от мира сего», не угождать духу времени. Как соответствовать этим двум требованиям?
 
— А как Вы угождаете духу времени?
 
— Школы, например, прививают детям большую тягу к соблазнам мира, дома неверующие наши половины не возбраняют чадам многочасовые сидения перед телевизором и за компьютерными играми, не понимая огромного вреда для их душ…
 
— Надо не вкладывать в технические новинки сердце, а пользоваться ими для облегчения своего труда, чтобы сделать что-то доброе и полезное. Ни одна вещь не зла сама по себе, во зло ее можно только употребить.
 
— В наше время пьянство захлестнуло всю страну. Должны ли мы, православные, во имя спасения страждущих соотечественников являть в своей жизни пример добровольной абсолютной трезвости ради Христа и ради ближних своих? Как бы Вы посоветовали православному христианину развивать личную добродетель трезвости?
 
— Насильственно тех, кто пьет, не отучишь — все равно будут пить, ибо запретный плод сладок. Но православному христианину не надо быть соучастником того пьяного разгула, что бывает, например, в Новый год — все пьют, и наши тянутся. Все едят мясную пищу — и мы едим. Но ведь у нас еще пост Рождественский! Тут надо устоять, и дело духовное пойдет.
 
- Какую профилактическую работу в отношении пристрастий к алкоголю и наркотикам могли бы вести миряне в своем приходе? Нужно ли эту работу расширять сейчас по всей стране, как это было организовано батюшкой Александром Рождественским?
 
— Времена отца Александра Рождественского были другие — вся Русь была крещена и еще не пережила страшных гонений, принесенных революцией 1917 года. А сейчас уже три поколения выросли без Бога. То есть без той благодати, которую имеет каждый христианин. Надо, конечно, защищаться от всего нехорошего. Но как? Только молитвою, только терпением, только верою. Во всех делах требуется вера, вера, вера и еще раз вера. А вера дается лишь в борьбе со грехом.

Все это пьянство, наркомания, курение являются приманками, которые нас отвлекают от Бога. Но если я себе скажу: «Нет, я не буду!», то отойду. Сужу по себе. Я много раз тоже мог всему порочному научиться, но сказал, что не хочу и не буду. Страх перед родителями, совесть — все это тоже защищает. Но вот если я хочу и позволяю себе, то это уже другой вопрос…
 
— То есть по всей стране дело это сейчас не пойдет? Ведь народ задавлен безконечными неурядицами…
 
— Нет, дело пойдет, народ не задавлен. Но он обратил слишком много своего внимания на политику, и никто не желает в сердце своем найти человеческое «я», образ Божий. Человек должен учиться на примере своей жизни, а не обращать внимания и не растрачивать свои силы на лозунги, крики и говорильню, которых так много сегодня вокруг. Да, очень много соблазнительного и ненужного. Но всякая власть — от Бога, надо только молиться, чтобы Господь даровал силы, крепость и вразумление нашим дорогим правителям.
 
— Одним из величайших искушений как новоначальных, так и уже воцерковленных людей, является, по слову святителя Игнатия Брянчанинова, «усвоение человеком лжи, принятой им за истину». Святитель предупреждал, что все мы находимся в прелести, источником которой являются самомнение и гордость. Как преодолеть в себе эту болезнь, чтобы она не превратилась в прогрессирующую и хроническую?
 
— Надо иметь совесть, страх и понятие: зачем, кому это надо? Для чего? Что дает моей душе? А дает грязный и тяжелый осадок, потому что я чувствую, что согрешил перед Богом своим вот этим поведением. Это первое и основное.

Грех гордости очень быстро распространяется в мире и имеет много проявлений. Одно из них — принуждать к вере, особенно своих близких, а неверующих осуждать. Мужья и дети убегают от такого натиска — в компьютер, на дискотеку, в наркотики, в бутылку и прочее. Духа мирности дома нет, дружбы нет, вот и идет разлад.

А Церковь учит нас смирению, но его очень трудно проявить в реальной действительности. «Око за око, зуб за зуб» — у нас так и идет, как в ветхозаветной Палестине. Но это было еще дохристианское время, а мы до сих пор не прониклись духом христианства. Мы остались внешними безблагодатными формалистами. Самомнение и гордость, если их постоянно подпитывать, быстро превращаются в хронические.
 
— Но ведь мы часто этого и не замечаем…
 
— На то и голова, чтобы замечать, на то и сердце, чтобы чувствовать, чтобы разбираться и отделять — что хорошо, что плохо. Это в наших силах. Гордость укореняется от нашего непослушания церковной дисциплине, а самое главное - от того, что живем по своему «Я хочу! Я сделаю! Я буду!», забывая о том, что это все пустое. Однако это познается чаще всего под старость.
 
— А как же молодых спасать?
 
— А молодые не хотят. Они в Бога не верят, не молятся, им ничего не надо. Но ничего, еще научатся. Вот наркоманы — это гордое: «Я хочу кайф получить». Они не желают понять, что это страшный грех, и за него придется тяжело платить.

Здравие ума, дар смирения, терпения и молитвы — все дается годами жизни во Христе, жизнью со Христом, жизнью во имя Христа.
 
— Следующая группа вопросов — о семейных нестроениях. Что посоветовать человеку, у которого есть желание построить семью, но после воцерковления его морально-нравственные требования к жениху (или невесте) возросли, и он (она) не видит подходящих людей?
 
— Что ж посоветовать? Первое, и это самое главное — должны быть вера в Бога и вера в того человека, к которому тянется душа. Если он и она находят друг в друге полное взаимопонимание, взаимоуважение, чувствуют взаимопомощь (чтобы у них было не «мое», а «наше», не «ты», а «мы»), если они все делают «для нас», — тогда и получится прекрасная христианская семья, которая создается с Божьего благословения и которая так необходима той России, которую мы сегодня строим.

Самое главное — любить, самое главное — верить, самое главное — жалеть друг друга. Чтобы не было так, как писал мой любимый поэт: «Ты меня не любишь, не жалеешь»…
Но любовь — это только одно. В семье требуются жалость и сострадание друг к другу. Когда нам очень горько, приходишь домой — и хочется, чтобы она меня приласкала, и я ей сказал какое-то слово радости и утешения. Очень не хватает в семье сегодня именно сострадания и взаимопонимания, жалости.
 
— А где найти таких людей? Есть ли возможности создания при приходах мест для общения молодых, несемейных людей?
 
— Зачем? У меня не было никакого прихода, и я не искал, а молился. Мы должны вы-мо-лить друг друга, а не находить. Сейчас время распущенности и неуправляемости — как с той, так и с другой стороны, и поэтому создавать школы несемейных людей нам не надо. А для того, чтобы создать хорошую семью, сначала самому нужно перевоспитаться. И тогда Бог пошлет того, кого надо, а не то, что я ищу. Это знает каждый женившийся или вышедший замуж человек из своей счастливой или несчастной жизни: что у них породило радостные и отрицательные стороны - он сам знает прекрасно.
 
— Что делать православному человеку с мужем-блудником или с женой-блудницей?
 
— Я бы так сказал, очень просто: если нет совести, и меняют меня на соседку или на соседа, пусть оставляют свой дом, где прописаны, и уходят к этой соседке с одной зубной щеткой, или она — с одними туфлями, раз предали честь семьи, отравили радость своих детей. Это сладострастие всегда на-ка-зу-е-мо! Надо рвать!
 
— Но ведь детям нужен отец, да и в материальном плане оставшейся половине часто трудно вытянуть их…
 
— Тогда надо поставить строгий закон: не заботиться, не кормить, не убирать, не принимать. То есть не проявлять своей трусости. Потому что это ни к чему хорошему не приводит.
 
— Что делать православному с женой-неряхой, не желающей хорошо вести дом?
 
— А это уж он сам знал — кого выбирал, что он в ней искал. Руки или только что-то другое? Что искал, то и нашел. А неряха, если у нее есть совесть, должна сама понять, куда она пошла и для чего.
 
— Любое утверждение Православия в семье встречает жесткое противодействие сродников. До какой степени смиряться? Или лучше идти на конфликты?
 
— На конфликт идти не надо, и смиряться не надо, а сказать сродникам: «Вы живете, и живите». И лучше молодой семье жить отдельно, чтобы никто ни с той, ни с другой стороны не диктовал, как жить и зачем жить. Необходимо полное отделение, и тогда будет мир и лад на долгие годы. Молодые сами сумеют построить свою жизнь.
 
— Если по образу жизни наши близкие сродники работают аду, то надо ли обличать их? Как помочь им образумиться?
 
— Обличать не надо и помогать им не надо. Они сами, по Евангелию, «имут возраст», пусть сами и разбираются - жить им со Христом или идти в геенну огненную.
 
— Старшие сродники — инославные или безбожники, приверженцы христопродавцев. Как помочь им обрести Христа?
 
— Одной молитвой. Ну и любвеобильным собеседованием за чашкой чая. Не надо никогда затрагивать их инославие и безбожие. Я, как много лет прослуживший Богу и людям священник, никогда не затрагивал ни инославных, ни безбожников. Я им отвечал, что время вас научит. Время — хороший врач.
 
— Теперь хотелось бы задать несколько вопросов на тему спасения — своего и ближних. Если неизвестны даже имена усопших сродников, не говоря уже о могилках, то как помочь спасению их душ?
 
— Церковь молится за них, а ты скажи: «Помоги, Господи, моим сродникам! Кто они, неизвестно, они расстреляны, они утоплены, их сгноили в лагерях…» Потому что это было время, когда запрещали говорить, где твои дедушка, бабушка, папа и мама. Это печать прошлого.
 
— А как своей душе облегчить страдания от грехов рода?
 
— Молитвой.
 
— Если детей нет и уже не будет, что можно делать, чтобы возрождался православный народ?
 
— Дети вокруг нас есть и всегда будут. А чтобы православные возрождались, надо молиться и любить свой народ. Тогда ты не будешь наркоманкой, не будешь вести вольный образ жизни и искать развлечений в стране далече. Думать надо о народе, а не о своем теле, о своем сладострастии. И дело пойдет. И Россия возродится.
 
— Греха было много, но осознал (осознала) их, покаялся (покаялась). Однако сродники и друзья помнят плохое и упрекают. Надо ли им что-то доказывать и как?
 
— Доказывать не надо, и упреков слушать не надо. Потому что когда приходишь к Богу, начинается крепкая борьба за то, что пришел ко Христу, что ты с Богом. Им никогда не докажешь святое. Надо молчать, молиться и отойти от них.
 
— По возрасту и немощи уже мало возможностей для деятельного покаяния, а на молитвенные подвиги нет сил. Как спасаться?
 
— Если жив, возможности всегда есть. Надо каяться, пока есть здоровье, время и храмы Господни. Завтра будет уже поздно.
 
— И в заключение, простите, есть пара мучительных вопросов об отношении к священству. Что делать, если священник открыто грубит немощным людям, отказывается крестить по формальным причинам или просто, по произволу, публично унижает прихожан?
 
— Я не знаю таких священников. Но если проявляется такое безкультурье, надо прежде всего разобраться, а что это за немощь? Если немощь телесная — одно отношение. А есть немощные по духу, которые не хотят подчиняться закону духовному, дисциплине Православия. Это совсем другое. Иногда, может быть, и справедливо приходится употребить власть над человеком, чтобы он осознал, задумался и понял: я служитель Бога живого, а не какой-то дворник в плену желаний тех людей, которые стремятся унизить и заставить делать так, как они хотят. Это я сам во многом испытал в своей жизни.
 
— Что делать, если священник поступает вопреки своему сану: тяжко пьет, не бережет приходские ценности и тому подобное?
 
— Надо помолиться за него, поскорбеть за него. На этот искусительный вопрос ответ один: если священник так поступает, значит, он потерял веру в себя, он потерял веру в Бога. И уже не служитель Бога живого, а работник на земле. Это дело его совести.
 
Записала Наталья Васильева
 
Помолись за нас, Святителю отче Николае, как пастырь добрый о своем словесном стаде. Аминь.
 
"Православный летописец" Санкт-Петербурга
 № 5. 2001 г.
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com