Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Русское Зарубежье / Китай / КИТАЙ И РОССИЯ / КИТАЙ И РОССИЯ СЕГОДНЯ / Неслучайно Харбин называли «восточной Москвой». Интервью с директором русского ресторана «Лосия» в Харбине Ху Хуном. Ольга Курто

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Неслучайно Харбин называли «восточной Москвой»
Интервью с директором русского ресторана «Лосия» в Харбине Ху Хуном
  
На главной пешеходной улице Харбина – улице Даян дацзе, недалеко от набережной реки Сунгари в старинном особняке, принадлежавшем когда-то русской компании «Чурин» (ныне сеть магазинов «Цюлинь»), расположился маленький русский ресторан «Лосия» - именно так на севере Китая нередко называют нашу страну.  Вход  в ресторан украшает густо разросшийся плющ, что невольно навевает мысли о чём-то своём, уютном, позабытом. За стеклянными дверями – маленький кусочек России. Ресторан совсем небольшой, но в нём нашло приют не только всё необходимое для  плотного и по-русски сытного обеда, для полуденного чая или деловой чашечки крепкого кофе, но и спрятались от неумолимого течения времени свидетели нескольких человеческих судеб, русских судеб. Здесь и состоялась наша беседа с директором ресторана «Лосия» г-ном Ху Хуном. Этот милый и совершенно простой в общении человек очень горячо откликнулся на просьбу рассказать немного о себе и о своём любимом детище.
 
К.О. : Здравствуйте, г-н Ху Хун! Благодарю Вас за то, что согласились уделить немного времени для нашей беседы. Не могли бы Вы рассказать о том, что побудило Вас открыть ресторан русской кухни?
 
Вензель ресторана. Фото Ольги Курто
Вензель ресторана. Фото Ольги Курто
 
Ху Хун: В 1896 г. между Россией и Китаем начались переговоры о строительстве КВЖД. Железная дорога должна была соединить такие русские города как Чита и Владивосток, и часть дороги пролегала через территорию нынешней китайской провинции Хэйлунцзян. Строительство началось в 1898 г. и было завершено в 1903 г. Для участия в нём было привлечено много талантливейших русских инженеров, архитекторов, проектировщиков. Также в нём было занято немало китайских рабочих. В это же время зарождалась славная история города Харбин, главную роль в которой призваны были сыграть русские. После революции 1918 г. в Китай хлынул большой поток белых эмигрантов, для которых Харбин был кусочком России и последней, не поражённой красной угрозой русской территорией. Наибольшее число русских, а именно 260 тыс., находилось в Харбине в 1923 г. В это же время началась китайская страничка в истории моей семьи. Мои прабабушка, прадедушка и их маленькая дочка бежали из России в Харбин, чтобы спасти свои жизни. Если Вы посмотрите на дальнюю стену, то увидите портрет, написанный маслом. Это работа 1906 г. На нём с книгой в руках изображена моя прабабушка. Моя мама родилась уже в Харбине. Мой отец был китайцем. В 1986 г. умерла моя мама. Я горько оплакивал эту потерю. Спустя два года меня пригласили на работу Японию.
 
Фото Ольги Курто
Фото Ольги Курто
 
К.О.: Вы владеете японским? Где Вы его учили?
 
Ху Хун: Да, я говорю по-японски. И очень хорошо. У меня хорошо работает голова, и я изучил его самостоятельно. Мне не нужно было специально для этого учиться. В 2000 г. я вернулся в Харбин, арендовал помещение в бывшем здании компании «Чурин» и открыл ресторан «Лосия».
 
К.О.: Что послужило причиной такого решения? Ведь Ваш ресторан не похож на другие. Это маленький оазис русской культуры, музей.
 
Фото Ольги Курто
Фото Ольги Курто
 
Ху Хун: По специальности я архитектор. Вернувшись в родной город, я с горечью отметил, как безвозвратно уходят в прошлое многие его славные страницы, как безжалостно разрушаются русские здания. Мне захотелось как-то помешать этому. Именно тогда мне пришла в голову мысль создать небольшой ресторан русской кухни, интерьеры которого напоминали бы китайцам об истории их города. К огромному сожалению, современные китайцы моложе 40-45 лет слабо представляют себе значение русских для Харбина. А проще говоря, вообще не знают истории создания своего города. А ведь русские познакомили север Китая с живописью, балетом, русской и европейской музыкой. Сколько талантливейших русских зодчих трудились над созданием неповторимого харбинского облика!! Неслучайно Харбин называли «восточной Москвой». Бесконечно жаль, что русские покинули этот город, и теперь изящество русской архитектуры уничтожает безобразие кустарной китайской рекламы и ужасная грязь.
 
К.О.: Для украшения интерьера Вашего ресторана использовано много личных вещей, подаренных Вам русской харбинкой Ниной Афанасьевной Давиденко. Расскажите, пожалуйста, что это была за женщина? И почему она согласилась передать Вам столько дорогих её сердцу вещей?
 
Ху Хун: Нина Афанасьевна была подругой моей мамы. Когда я вернулся в Харбин, она была уже очень старой. Встретившись со мной и поговорив, она сочла возможным откликнуться на мою просьбу и передать мне в дар часть своих личных вещей. Среди них фотографии, фортепиано, фарфор. Хотя надо заметить, что в последние годы жизни ум Нины Афанасьевны был не совсем ясен. Сказывались плохое здоровье и возраст.  [прим. автора: к судьбе Нины Афанасьевны Давиденко мы ещё непременно вернёмся в следующей статье]
 
Фото Ольги Курто
Фото Ольги Курто
 
К.О.: Не могли бы Вы рассказать немного о вещах, представленных Вами для осмотра?
 
Ху Хун: Из наиболее интересных фотографий, представленных на левой стене, пожалуй, можно отметить фотоснимки, сделанные на церемонии венчания младшего брата Нины Афанасьевны с его супругой. Эти фотографии были сделаны в 1950-е гг. Также Вы можете увидеть здесь снимки, взятые мной из различных журналов и книг. На всех них Вы можете увидеть старый Харбин. Вот любопытные кадры! Посмотрите, во время разлива Сунгари рикша, находясь по пояс в воде, везёт своего клиента-иностранца. Справа в шкафу – старые фотоаппараты. В углу – фортепиано, на котором играла Нина Афанасьевна. Над ним и на нём – её фотографии. В углу – ещё один старый фотоаппарат. Его я купил в антикварной лавке. Также хочется отметить, что цветочное украшение вокруг входа на кухню сделано мной. Также произведения моих рук – скульптура девушки в правом углу, а над ней, на стене – сделанный мной проект здания в русском стиле. Хотя надо отметить, что он совершенно бесполезен, потому как я не могу воплотить его в жизнь.
 
К.О.: Не верится, что это всё – труд Ваших рук!! Необычайно красиво!.. Не могли бы Вы немного рассказать о Вашей семье? Есть ли у Вас русское имя? Кто были Ваши родители? Сохранились ли у Вас дома русские вещи?
 
Ху Хун: В детстве меня звали Миша. Мою маму звали Анна Николаевна Ушакова. Она не работала. А отец занимался гидроэнергетикой. В 1957 г. его отправили на стажировку в Чехословакию, в город, который назывался, кажется, Скода. Русских вещей дома практически нет.
 
К.О.: Не думали ли Ваши родители о том, чтобы вернуться в Россию?
 
Ху Хун: То были очень сложные времена, как в России, так и в Китае. Мама боялась говорить об этом. Политика была запретной темой. В 1953 г. бабушка решила поехать в Ленинград. Взяла с собой нас с мамой. Нам разрешили въехать на территорию Сибири, но дальше нас не пустили. Харбинцам был открыт путь только в небольшие и уездные города. Бабушка сказала, чтобы мы с мамой возвращались назад, а сама поехала дальше. Больше мы её не видели. Вроде бы она погибла где-то в Сибири. Мы точно не знаем. А мой дедушка погиб ещё раньше. Как и многие харбинцы, узнав о начавшейся войне с Германией, он отправился добровольцем на фронт. Но в то время не верили в искренность порывов. И он пропал где-то в 1942-1943 гг. Плохое было время. И Сталин плохой.
 
Фото Ольги Курто
Фото Ольги Курто
 
К.О.: Учили ли Вы русский язык?
 
Ху Хун: Дома у нас говорили по-русски. Мама учила меня азбуке и какому-то стихотворению Пушкина. Но я ходил в китайскую школу, поэтому русский не знаю. Помню только некоторые слова.
 
К.О.: Знала ли Ваша бабушка китайский язык?
 
Ху Хун: Нет, в то время в Харбине жили в основном русские, и это было ни к чему. В Харбине была русская атмосфера. А вот мама по-китайски говорила.
 
К.О.: Есть ли у Вас дети? Помогают ли они Вам в Вашем деле?
 
Ху Хун: У меня есть жена и дочь. Они живут в Токио. Дочь уже плохо говорит по-китайски. Жена же полгода проводит со мной в Харбине. Но, в целом, я занимаюсь этим один.
 
Фото Ольги Курто
Фото Ольги Курто
 
К.О.: Были ли Вы в России?
 
Ху Хун: Был, но очень давно, и ничего не помню. Был, кажется, в Благовещенске. В Благовещенск один раз ездила и моя дочь. Но я очень хочу побывать в Санкт-Петербурге и Москве.
 
К.О.: Кто Вам подсказал рецепты русской кухни?
 
Ху Хун: У нас дома готовили «пилошки» («пирожки»), «галупцы», «больщ». [прим. автора: справедливости ради стоит отметить, что русская кухня в ресторане всё-таки сильно страдает китайским налётом. Так, например, грибной суп-пюре – это ни что иное как вода, крупно порезанные шампиньоны, молоко и соль. Борщ тоже не сильно напоминает родной отечественный, но вот всё остальное стоит попробовать. Хотя бы для того, чтобы иметь представление о том, какой видят русскую кухню китайцы].
 
К.О.: Есть ли у Вас мечта?
 
Ху Хун: Да! Я хотел бы вернуть Харбин 1920-х годов. Ведь именно на это время приходится расцвет нашего города. Именно тогда в нашем городе жило много русских, тонко чувствующих прекрасное: музыку, литературу, изящество архитектуры. Но как видите, моя мечта не осуществима.
 
Русский ресторан в Харбине. Фото Ольги Курто
Русский ресторан в Харбине. Фото Ольги Курто
 
К.О.: А какие они, современные русские?
 
Ху Хун: Они не такие как прежде.
 
К.О.: А в чём Вам видится различие с русскими начала ХХ века?
 
Ху Хун: Ну… Это довольно сложный вопрос. Приезжающие в Харбин русские туристы очень вежливые и сердечные. Они не дерутся, не ругаются. Однако я заметил, что приезжающая молодёжь лет 20-28 много пьёт пива, очень много курит. Независимо от того, парень это или девушка. С русскими «челноками» я общался мало. Но, думаю, у них тяжёлая жизнь, как и у многих современных китайцев.
 
К.О.: А в чём Вам видятся сложности общения между русскими и китайцами? Почему китайцы зачастую не доверяют русским, не понимают их?
 
Ху Хун: Китайцы мало читают вообще и о русских в частности. Китайцы не глубоки в своих знаниях и сильно страдают из-за недостаточного уровня образования, из-за элементарной неграмотности. Они не понимают не только русских, они не понимают всех иностранцев. Американцев, англичан, всех европейцев в целом, русских. Не понимают, а потому часто относятся ко всем как к врагам. Китайцам следовало бы больше читать. Толстого, Достоевского, Тургенева. Сейчас есть возможность купить  русскую литературу.
 
К.О.: А почему сейчас китайская молодёжь предпочитает учить английский, а не русский? Из-за экономических соображений?
 
Ху Хун: Сейчас появилась возможность отправлять детей на учёбу за границу. Китайцы учатся в США, Канаде, Англии, Новой Зеландии, Австралии. Но ездят и в Россию, учатся в МГУ. Поэтому русский язык тоже учат, но меньше.
 
К.О.: Всё никак не могу забыть Ваших слов о том, что китайцы плохо образованны. Из моего личного опыта скажу, что те китайцы, которые учат русский язык, знают его нередко лучше, чем многие русские. Я учу китайский язык и не могла это не отметить, ведь знаю, как тяжело нам с нашим менталитетом постигать культуру и язык наших двух стран. Могу сказать, что порой меня одолевает дикая зависть к старательности китайцев и их способностям к языкам. И это не только моя «зависть».
 
Ху Хун: Китайцы могут получить хорошие знания (!), но не уровень образования. Мы совершенно не умеем себя держать. Всем известные китайские особенности – рыгание за столом, плевки в общественных местах, крикливость и пр. – формируют в мире крайне отрицательное отношение к китайской нации. В сфере межличностных отношений, культуры общения китайцы совершенно несведущи. И это неудивительно, ведь мы, китайцы, на 98% выходцы с глухих деревень. А правительство на данный момент не обращает внимания на такую ситуацию, а потому ничего не меняется.
 
К.О.: А как Вы можете охарактеризовать современные российско-китайские отношения?
 
Ху Хун: Как отношения между людьми, как отношения между двумя братьями. Иногда они дерутся и ругаются, иногда мирно и радостно живут вместе.
 
К.О.: Г-н Ху Хун, Вы открыли чудесный ресторан, у Вас много гостей, о Вас знают в России, к чему Вы ещё стремитесь?
 
Ху Хун: Только что мной был открыт ещё один ресторан русской кухни. Всё его убранство и интерьеры – моя личная дизайнерская работа, полностью работа моих рук. Как и этот ресторан, он расположен на нашем харбинском «Арбате», точнее в маленьком проулке. Именно там в 2004 г. я купил помещение и начал работать над созданием ресторана, полностью воплощающего мои дизайнерские идеи. На всю работу у меня ушло 4 года и 4 месяца.
 
К.О.: Так долго? Вы совершенно не похожи на современных людей бизнеса, стремящихся поскорее начать зарабатывать деньги!
 
Ху Хун: После себя нельзя оставить деньги. А если жить и ничего после себя не оставлять, то зачем тогда жить? В свой ресторан я вложил душу.
 
Говоря о вложенной душе, г-н Ху Хун сказал правду. Второй ресторан – это настоящее чудо! И говорю я это не для красного словца. Уверена, со мной согласятся все, кто только перешагнёт порог этого заведения. Небольшое двухэтажное помещение полностью возвращает нас в атмосферу ХVIII века в России. Первыми на ум приходят интерьеры дворцов Петербурга. Потолок, стены, мебель, барные стойки – всё выполнено из ореха и красного дерева. Но не в этом красота. Удивительна резьба необычайно тонкой работы! Панно на стенах и потолках нужно рассматривать детально и очень долго. Узор практически не повторяется. А сколько здесь русских сюжетов!! И цветы незабудки, и листья дуба, и охотничий горн, и военный барабан, и разнообразные фрукты – все они мирно уживаются на декоративных панно. Изящная, мелкая работа! В шкафах стоят чайные сервизы в мелкий-мелкий цветочек, белые молочники, блестящие кофеварки. На столах – живые цветы. Девушки-официантки на старый манер одеты в ситцевые цветастые платьица и белые переднички. Я порекомендовала хозяину добавить к их форме маленькие белые наколки на волосы. В Ваш приезд в этот ресторан обратите внимание, прислушался ли хозяин к моему совету.
  
На второй этаж нового ресторана ведёт лестница. Но какая! Я обожаю наш фильм «Три мушкетёра». В одной из сцен Миледи спускается по лестнице, чтобы поговорить с кардиналом. Эта сцена была снята в роскошном дворце Львова. Так вот лестница в ресторане г-на Ху Хуна явственно напомнила мне виденное в Закарпатье. Стены над лестницей украшают два живописных полотна, полностью выполненных хозяином. Резные украшения второго этажа – ещё более изысканны, чем на первом. Но их нельзя сравнивать! Они самодостаточны и неповторимы. Блюда, пока они не остыли, подаются на второй этаж на специальном лифте. Как это было во многих дворцах Европы. Отдельно хочется сказать про дамские и мужские комнаты. Непременно их посетите! Почувствуете себя утончённой барышней или молодым франтом.  
 
К.О.: Г-н Ху Хун, кто же в основном приходит в Ваш ресторан? И как Вы его рекламируете?
 
Ху Хун: Я его не рекламирую. Зачем? Если посетителям понравится, они непременно расскажут об этом свои друзьям и знакомым. А посетители?.. Чаще всего это люди искусства.
 
К.О.: Г-н Ху Хун, разрешите от всего сердца поблагодарить Вас за интереснейшую беседу и пожелать Вам..
 
Ху Хун: (перебивая) Денег?
 
К.О.: Нет, здоровья! Чтобы Вы могли воплотить в жизнь как можно больше Ваших замыслов. Искренне благодарю Вас за Ваш труд.
 
Интервью взяла:  Ольга Курто
07.08.2009
 
Материал прислан автором порталу "Россия в красках"
11 сентября 2009
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com