Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Отзывы о фестивале школьных театров "Русская драма"

Драматург, член Союза писателей РФ, директор благотворительных программ Центра детской дипломатии им. Саманты Смит, автор пьесы о Елизавете Федоровне Романовой «Белый Ангел Москвы» Р.В.Кошурникова удостоилась специального приза Фонда Андрея Первозванного за вклад в реализацию программы «Возрождение Марфо-Мариинской обители милосердия».

Как член жюри X фестиваля школьных театров Римма Викентьевна вела стенограмму обсуждений спектаклей, которую любезно предоставила для публикации. 

Всероссийская режиссерская лаборатория руководителей школьных театральных коллективов,
участников X Московского Всероссийского фестиваля школьных театров «РУССКАЯ ДРАМА»,
посвящённого столетию Марфо-Мариинской обители милосердия
и памяти её основательницы и настоятельницы Великой Княгини Елизаветы Федоровны
(14-20 ноября 2008)

В работе Лаборатории приняли участие более 40 руководителей и режиссеров школьных и молодежных театров, театральных студий, клубов и творческих объединений, представителей 35 регионов РФ и стран СНГ.

В обсуждении спектаклей обменивались впечатлениями не только руководители творческих коллективов и члены «взрослого» жюри фестиваля, но и представители тех театральных коллективов, чьи спектакли были отобраны для показа на сцене, образовавших независимое детское и юношеское жюри.


14 ноября 2008 год

Открывался фестиваль спектаклем «Лебеди…» (по произведениям Ф. Абрамова), поставленный московским коллективом «Театральный особнякЪ» КЦ «Стиль» (руководитель – Краснов Дмитрий Юрьевич).

По непонятным причинам на обсуждении отсутствовали представители этого коллектива, в том числе и режиссер. Однако Лаборатория посчитала необходимым высказать свое мнение как о выборе материала для инсценировки, так и о его сценическом воплощении.

МАКСИМИХИНА И.Л. (г. Приозерск, Ленинградская область). Спектакль понравился, приветствую, что театр обратился к прекрасной прозе Ф. Абрамова, знатока и певца русской деревни (рассказ «Алька» и «Летели лебеди…»). Выбрана вечная тема – о несостоявшейся женской судьбе. Театр воссоздал на сцене архангельскую деревню 60-х годов. Предметы быта, костюмы, песни – всё очень узнаваемо, трогает до слёз. Спасибо!..

ЛУКИН Ю.Л. (г. Ивангород, Кенингсепский р-н, Ленинградская область, педагог, руководитель студии «ИВАНГРАД). Коллектив высокопрофессиональный, игра великолепна. Обращение к Ф. Абрамову приветствую! Мы видим Русь, Россию, её глубинку, забытую деревню 60-десятых, но к великому сожалению, ничего не изменилось. Такая же беспросветность и обреченность. Пьют и мужики, и бабы, и старухи – вырождение деревни налицо. Печально. Меня раздражало «оканье», фальшиво и не нужно! Первую часть смотрел на одном дыхании, вторая часть – это, по существу, «моноспектакль», великолепно сыгранный актрисой Н. Красновой. Огромное спасибо!

КОРИНСКАЯ Т.Ю. (г. Нижний Новгород, руководитель студии «Дебют»). Отрицательное впечатление. После прекрасного фильма о Великой Княгине, после трогательного пения девочек, воспитанниц Обители, настроивших зал на какие-то очень возвышенные чувства, показ такой «чернухи» вызывает неприязнь и удивление: почему именно этот спектакль был выбран для открытия юбилейного фестиваля?.. Деградация деревни – тема не новая, и театры любят обращаться к ней, потому что играть беспросветность легче, чем «свет». Но ведь люди и тогда жили, и умели радоваться и веселиться не только, опрокинув стакан водки. Раздражала подчеркнутая «бытовуха»: ели, пили натурально, огурцами хрустели, резиновые сапоги на босу ногу… Не было света в конце тоннеля. Не было катарсиса, а если зритель со спектакля уходи без него, значит, спектакль провален.

ВАЛДАЕВ В.М. (г. Петрозаводск, руководитель студии «Дар»). Актёрские работы хороши!.. Это выпускной курс театрального института, и чувствуется соревнование между актёрами. Должны быть начало, развитие и финал. Этого в спектакле нет! Ни в первой его части, ни во второй, слабо, кстати, связанных друг с другом. Вторая часть более удачна, там меньше откровенной «чернухи» и пошлости. Но вывод какой?.. Инвалидов следует умерщвлять, всё равно, мол, не жильцы?.. Почему и куда, кстати, девался мальчик? То ли жизнь покончил самоубийством, то ли потерялся?.. У театра должна быть нравственная позиция, четко выраженная, чтобы и зритель, уходя, не гадал, какова же она, а задумался над собственной, размышляя об увиденном.

ЛАГУНОВ А.Н. (г. Боровск, Калужская область, режиссер театра-студии «Ковчег»). Можно говорить, на мой взгляд, только о второй части, о трагедии матери, уже далеко не молодой, потерявшей двух детей, родившихся слабоумными, но для матери не менее дорогие и любимые. Актриса все эти чувства не только продемонстрировала, но – прочувствовала, и это перекинулось в зал, и заставило сопереживать, что и является главной целью всякого спектакля. Говорили здесь, что нет позитива, но свет в конце тоннеля все-таки забрезжил: женщина остается жить!..

КЫНТИКОВА М.Г. (г. Серпухов, руководитель подросткового клуба «Пилигрим»). Мне спектакль резко не понравился, хотя автор – известный писатель, прозаик, можно сказать, классик, актерские работы вполне профессиональные. О чем спектакль? Что хотели сказать зрителям?.. Кому мы должны сопереживать?.. Какие выводы сделать?.. Вызывает удивление, почему именно эта тема привлекла коллектив, и именно с этим спектаклем он решил участвовать в фестивале, посвященном светлой памяти Елизаветы Федоровны. В афише театра есть и русская классика, и сказки, и пьесы современные авторов, адресованные детям. Вы заметили, как ушли со спектакля девочки, воспитанницы Обители?.. Невозможно было выдержать эту «грязь», эту «чернуху».

КОШУРНИКОВА Р.В. (член жюри). Спектакль действительно оставляет тяжелое впечатление, как и выбор рассказов Ф. Абрамова для инсценировки, весьма неудачной. Автор пьесы весьма вольно привлек из разных рассказов героев, слабо связанных сюжетно, а подчас и вовсе лишних. Раздражал так называемый «реалистичный театр», когда на сцене вполне натурально едят, пьют, причем, многократно и долго. Если была цель воспроизвести в деталях быт деревни 60-х годов, то откуда взялись вельветовые джинсы, «гламурная» комбинация, импортная рамка для фотографии, дорогая современная куртка Паньки, больного мальчонки, героя второй части «Лебеди…» и т.д.. Но речь о другом. Почему этот спектакль открывал наш фестиваль?.. После той высокой ноты, которая звучала и в приветствиях юбилейного фестиваля, и в чистом и трогательном пении хора воспитанниц Марфо-Мариинской обители, и в великолепном, с большой любовью сделанном фильме о Великой Княгине, и в показанном серпуховским театральным коллективом отрывка из пьесы «Белый Ангел Москвы», - нас, зрителей, его участников, опрокинули в душную, пошлую, мерзопакостную атмосферу этого «премьерного» спектакля. Словно окунули в лохань с помоями. Совершенно понятно, почему покинули зал девочки из приюта. Они были не только оскорблены, но и унижены: им в очередной раз напомнили, где они еще недавно жили, что еще не успели забыть, опомниться и поверить, что пережитый ими ужас – в прошлом. Предоставив данному спектаклю право открыть фестиваль, мы проявили, как минимум, бестактность по отношению к этим обездоленным детям, впервые, кстати, посетившим Театр! Боюсь, что подобное столь негативное знакомство, отвратит их от желания еще раз придти сюда. Если по какой-либо причине спектакль «Лебеди…» было необходимо показать, то следовало бы назначить его просмотр на любой другой день фестиваля. Возможно, он не вызвал бы такой отрицательной реакции и зала, и жюри. Извините за многословность и невольную резкость.

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Для этого коллектива большая удача – играть на фестивале «Русская драма». Но эта работа, к сожалению, грубая и далеко не профессиональная. Начать с того, что не понят, мягко выражаясь, сам Ф. Абрамов. Есть у него рассказ «Пелагея и Алька», в спектакле все герои – алкоголички, но это – ложь, у писателя этого нет, как и те старухи Маня Большая и Маня Маленькая (из другого рассказа). Нам показали «реалистичный театр», когда по-настоящему едят, пьют, умываются и т.д. Но тогда нужно быть точным во всех деталях! Резиновые сапоги – на голые ноги, в мороз?.. Или в печку подбрасывают дрова на ночь? Да они бы все угорели к утру (это во второй части), и голыми руками открывают раскаленную заслонку!.. Алька, следуя установке режиссера, побеждает всех. Но в любом спектакле должны быть три позиции: «до удара», во время удара и «после», и в соответствии с ними должно меняться не только действие, но и поведение героев. Ведь внутри каждого персонажа что-то происходит! Ничего не отыграно!.. Грубо и лживо. Во второй части более-менее точно, и если бы оставили только эту часть, то впечатление было бы более позитивное. Вывод из всего следует таков: играть Абрамова можно и нужно, но не так! И не принимать фальшивки за подлинное!..

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Сразу оговорюсь: я – не профессионал, как уважаемая Елена Ивановна. Этот спектакль (первую часть) видел в записи, при отборе на фестиваль. Мне он понравился, никакой «чернухи» и деградации деревни не усмотрел. Деревня очень узнаваема, я сам – деревенский парень и помню кое-что. Убедительно!.. И еще. Нельзя сравнивать «профи» с самодеятельными коллективами. Этот коллектив профессиональный, может быть, и не следовало его приглашать на наш фестиваль.

БАСНИНА Т.С. (член жюри, режиссер, Генеральный директор Московского всероссийского фестиваля школьных театров «Русская драма»). Была в шоке от первой части, вторую не видела, просто не достало мужества её посмотреть. Полностью согласна с мнением Елены Ивановны. Кое-кто говорил, что игра актеров профессиональна – заблуждение! Не точно, грубо, развязно, топорно - никакой внутренней жизни!.. И вообще не люблю «чернуху», особенно в приложении к нашему времени. Нельзя погружать зрителя в «лохань с нечистотами» и рассчитывать при этом на катарсис…

ПОЛЯКОВА В. М. (актриса, председатель «детского» жюри). Ребятам спектакль не понравился. Говорят, что Федор Абрамов писал о деревне с болью и любовью, а здесь, в спектакле, её не любят. Мне тоже было тяжело смотреть, как кривляются актеры, как нарочито издеваются над деревенскими жителями, высмеивая то, о чем следует лишь пожалеть. Вторая часть немного теплее, но положения не спасает.

ИЕРОМОНАХ СЕРАФИМ (член жюри). Господь призывает нас быть совершенными, но здесь мы не наблюдаем даже и попытки следовать Его завету. Но не будем строго судить. Неудача явная. Если и давать приз, то разве что «общепита», все время что-то жуют, пьют, то щи хлебают, то кашу уплетают, то огурчиками закусывают. В рамки нашего фестиваля спектакль явно не вписывается. В нашем предполагается духовность, нравственные координаты, высота духа. В данном спектакле это напрочь отсутствует. Могут возразить: мол, нужна художественная правда. Деревню 60-тых я не знаю, а деревню 70- х помню очень хорошо. Тут не увидел и её. Фальшь. И музыкальное оформление не имеет никакого отношения к происходящему на сцене. Вторая часть спектакля более человечная, но положения не спасает. Неряшливость во всем. А когда вытащили на авансцену грязные матрацы, улеглись на них, возникает гадливое чувство. Нищета не обязательно нечистоплотность. Особенно когда касается детей, особенно таких, как у этой бедной женщины. Кроме как «установкой» режиссера подобное объяснить нельзя. В таком случае, вопрос к нему: это – его принципиальная позиция? Но ведь о деревне по прозе наших классиков Распутина, Астафьева, Белова поставлено много спектаклей, снято много фильмов, та же «Калина красная» В. Шукшина. Разве там мы видим грязь, пошлость, неуважение?.. После этих просмотров остается щемящее чувство сопереживания, боль, любовь к этим прекрасным людям, благодаря которым Русь жива… Если и показывать этот спектакль на нашем фестивале, то на условиях гостевого, а не конкурсного.

ЩЕПЕНКО М.Г. (председатель жюри, художественный руководитель театра «Камерная сцена»). Было сказано здесь много справедливого. Дух, как известно, дышит где хочет, и поэтому может вспыхнуть и в школьном театре, и в самодеятельном коллективе. Учиться надо всегда, потому и этот спектакль нужно сравнивать с другими, «не профессиональными». Красоту прозы Федора Абрамова, то следование его русской традиции – не спрячешь. Но здесь – кривляние!.. Вторая часть, согласен, несколько привлекательнее, есть актерские удачи. Но первая вызвала отторжение у многих. Пошлость нельзя играть пошлостью. Грязь – грязью. Главное: что происходит с душой героини? В подлиннике тексты Абрамова не вызывают протеста, а здесь – полное отторжение и неприятие. Сожалею, что этот спектакль был приглашен, тем более – на открытие фестиваля. Это очень неприятная наша ошибка.


15 ноября 2008 года, второй день фестиваля

Свои работы показали два участника: «Православное творческое объединение «МiР» (г. Саров, Нижегородская область) и Театральный коллектив «Хризолиты» (г. Краснокамск, Пермский край).


Спектакль «Дом Свободы» (режиссер И.М. Семенчук) поставлен по пьесе Романа Сванидзе, посвященной тобольскому периоду заточения семьи императора Николая II. Царственных узников поселили в доме, названном в последствии, словно в насмешку, «Домом свободы». С внешним миром император с императрицей и пятеро их детей общались лишь через письма. Именно дневниковые записи и письма послужили материалом для пьесы, хронологически рассказывающие, чем жили, как поддерживали дух друг друга, во что верили и чему молились обреченные на смерть люди.

ЛУКИН Ю.Л. (г. Ивангород). Смотрел с интересом, но сердце не трогает. По сути, мы видели литературную композицию по документам, давно опубликованным и всем знакомым. Это может сделать при желании любой учитель литературы в школе, да и делает при внеклассной работе.

СТЕПАНОВА А.В. (г. Иваново, руководитель авторского театра «Посвящение»). Собственно то, что мы видели, не спектакль. И это было заявлено авторами в самом начале: «Мы не играем, мы показываем», поэтому и относиться к этому нужно соответственно. Все достойно, грамотно, деликатно. Очень сыгранный ансамбль, чистые души были на сцене, веет добром и уважением к тому, о чем актеры рассказывают. Большое спасибо.

ИЛЬИН Б.Б. (г. Москва). Ребята были искренни. Но это не пьеса, текст литературный, конфликта не было, как и действия. Обычное течение дней, похожих один на другой. Задача авторов спектакля понятна: сквозь обычное течение дней показать величие духа страстотерпцев. Вызывает понимание, сочувствие, но сердце не цепляет.

ВАЛДАЕВ В.М. (г. Петрозаводск, режиссер). Любопытная работа. Но отсутствие действия вызывало и скукоту, и шум в зале, а это для любого спектакля – убийственно. Конфликт должен быть! Внешний или внутренний – но присутствовать обязательно! И еще: актеры изначально играют святых, но ведь персонажи в то время были обыкновенными людьми, со своими обычными, человеческими желаниями, слабостями, бытовыми заботами. Это потом они обрели святость…

ЛАГУНОВ А.М. (г. Боровск, режиссер). Я не согласен, что это «литературная композиция». Пьеса, написанная по документам, это особый жанр, и нельзя к ней предъявлять традиционные требования. Но мне, лично, не хватило восхождения, то есть, событий, которые бы показали, как креп дух, как приуготовлялись узники к будущим испытаниям. Вряд ли они всерьез надеялись на освобождение, все, кроме, может быть, самых юных, понимали, что ждет их. Но со сцены исходило Добро и Свет. И поэтому – спасибо!

О.СЕРАФИМ (член жюри). Все великое просто и легко, как Пушкин, как Чайковский… Прозвучали здесь некоторые претензии к сюжету, к отсутствию конфликта. Но думаю, судить данный спектакль мы должны, выбрав мерку «обратной перспективы». Когда мы походим к иконе, то не мы смотрим на нее, а икона смотрит на нас. И та «скука», о которой тут упоминали, говорит лишь о том, что мы не готовы пока к ее восприятию. И еще. Играть этих людей сейчас не как святых – нельзя. Единственная претензия к автору пьесы: цесаревич Алексей почему-то обделен репликами. Он активен в действиях – выставляет своих «солдатиков» для охраны дома (хорошая находка), но хотелось бы слов!.. И песни замечательные, и поют тоже прекрасно. Ведь мало кто заметил, что мы слышали «живое» пение, без фонограммы. Отключилась аппаратура и свет, и актеры не растерялись, не сбились – продолжали петь. И видно, что эти люди молятся не только на сцене. Они знают, поверьте, что говорят, понимают смысл молитвы. Это чрезвычайно ценно. Прекрасно, тактично исполнена роль императрицы, полное впечатление, что только что – из Смольного института!.. Получил огромное удовольствие. Спасибо.

ПОЛЯКОВА В.Г. (председатель детского жюри). Очень теплый спектакль. Какие красивые и светлые лица!.. Много режиссерских находок, к примеру, «горка», с которой катаются дети, перекликаясь репликами, вроде бы на одну и ту же тему. Или то, как они готовили друг другу подарки к Рождеству… Может быть, нужно было и сыграть его, и какой-то невыразительный финал, возможно, его испортила эта техническая накладка (отключился звук и свет)?.. Но спектакль очень понравился.

БАСНИНА Т.С. Испытала радость. Если в таком чистом, тихом повествовании есть потребность, значит, у нас есть будущее. Легко ли это поставить?.. О, нет!.. За видимой простотой – такая титаническая работа!.. А когда я слышу подлинное церковное пение, то не могу после этого слушать официальные хоры, выступающие на главных сценах страны. Но спектакли я смотрю, как режиссер, и вижу, как органично они существуют в таком крохотном пространстве, как достойно вышли из положения, когда случилось ЧП! Но все-таки, если мы выходим на сцену, конфликт обязателен. Внешний или внутренний, но он быть должен. Если в зале заскучали, нужно думать, как это преодолеть. Ведь подчас там сидят обычные, не подготовленные к подобным истинам зрители. Советовать ничего не буду, эти люди сами найдут. Любовь объединяет и профессионалов (исполнитель главной роли), и впервые вышедших на сцену (царские дети). Здесь был ансамбль. Произошла встреча с личностями. Думаю, к данному спектаклю нужно относиться как к молитве.

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Спектакль производит двойственное впечатление. Выбор темы. Когда возникает интерес к подобной теме, это выше всяких похвал и дороже всяческих умений. Режиссер сумел затронуть святые струны у детей, но нужно найти и адекватные способы звучания этих струн, и тут есть замечания. Я не вполне понял логику развития спектакля. Они приехали в Тобольск, дальняя, утомительная дорога. Их поместили не в царские покои, к чему они привыкли, а, в сущности, в тюрьму: связь с внешним миром прервана, гулять разрешают лишь в маленьком дворике за высоким забором. Чему же они радуются?.. Письма пишут: «Мы здесь хорошо устроились!»… Конфликт между правдой и заявленной темой – зависание. Никакой логики и в композиции я тоже не заметил. Все ровно и однообразно. Борьба за веру царские затворники пронесли с честью, нужно и через спектакль наметить эту цепь: шаг за шагом, от одной мизансцены к другой, через смену ритмов хотя бы. И причину ослабления внимания зала к происходящему на сцене, вижу именно в ее отсутствии. Но трепетность была, искренность была – и спасибо!..

КОШУРНИКОВА Р.В. (член жюри). Хотелось бы прежде всего заметить, что написать пьесу по документам, по письмам или дневниковым записям, чрезвычайно сложно! Особенно, если их авторы и адресаты – исторические лица, столь высокого положения. Более того, принимая во внимание их посмертную судьбу, что мы не вправе игнорировать. Да, это были обыкновенные люди, разные и по возрасту, и по характеру, со своими слабостями, пристрастиями и способностями. Но не каждому выпала такая судьба. В том и трагедия ее, и величие этих людей, как они приняли ее, с каким достоинством и верой прошли этот тернистый путь. Представляю, с какими мучениями создавалась эта пьеса, как скрупулезно отбирался материал, чтобы зазвучали истинные голоса страдальцев, без искажения, но и без излишней слезливости. Думаю, что автор справился с этой сложнейшей задачей в полной мере. Еще считаю нужным обратить внимание, что исключительно точно деликатно передан дух этой семьи, насколько бережны и внимательны они были друг к другу. И вовсе они не улыбались радостно, как тут говорили. И отправляя письма родственникам, они утверждали, не желая волновать дорогих людей, что устроились они хорошо, что всем довольны… О недостатках и достоинствах спектакля уже говорили, и еще скажут мои коллеги. Я же хочу низко поклониться автору, режиссеру и всему замечательному коллективу, создавшему такое светлое, цельное и деликатное произведение.

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Прежде всего заявляю: я искренняя сторонница этой темы и данного спектакля. У немногих театров (в том числе и профессиональных) «болит» эта тема, а именно: «Россия – монархическое государство». С обществом нужно говорить об этом, не давать забыть, «монарх», «монархия» - эти слова нужно возвращать. И не давать их замылить или страшнее всего – оболгать и выдать «черное» за «белое»… О конфликте. Говорили, будто бы он отсутствует. Не согласна. В спектакле есть персонаж – страж, охранник, через которого осуществляется связь с внешним миром. У него отобраны слова, но ему, молчаливому, дано пространство! И он его великолепно использует. По приезде охранник отказался подать руку царю, а в конце, прощаясь, протягивает ему первым руку. Что произошло с этим человеком, долгое время так близко наблюдвшим жизнь царственной семьи?.. А когда вышел приказ ему и Алексею снять погоны, как отреагировал император?.. Приказал: снимать их только на прогулке, а здесь, дома, они должны быть возвращены на место. Разве это не позиция?.. Мы видели и прекрасную семью, и отца семейства, настоящего, любящего, заботливого. И подруга императора, спутница жизни, тоже очень достойно представлена. Да, нужно более активно подчеркивать действие сменой ритмов, как это воспроизвести, профессиональные режиссеры подскажут. Желаю вам продолжать эту тему, чтобы современные дети почувствовали, что случилось, поняли, за кем – правда, и за какие ценности следует бороться.

ЩЕПЕНКО М.Г. За десять лет проведения фестивалей на этой сцене не однажды появлялись спектакли, так или иначе связанные с темой православия. И приходится признаться, что я разочаровался, наблюдая, как благие намерения ничем значительным не заканчиваются. По замыслу – высоко, по воплощению – беспомощно. Исключений мало, что очень удручает. И вот сегодня я испытал огромную радость, увидев этот спектакль. Достоинств много, ибо сделать его предельно сложно и трудно. В спектакле присутствует дух коллектива, и он оказывает эстетическое воздействие на зрителя. Очень грамотное решение пространства, отсутствует даже малейшая неряшливость (в отличие от первого спектакля, который мы видели вчера). Станиславский говорил: «Врем в мелочах, соврем и в крупном». Здесь наполнена смыслом и благоговением каждая деталь. Сцена полна любви. А «талант – это любовь», - говорил Л. Толстой. Сценография скупа, но исключительно точна, все имеет знаковое выражение. Создать истинный дух – создать все! Здесь он дышит. Как он возникает, из чего – неизвестно, но он есть. Спектакль очень для меня дорог.


Второй спектакль «Мой милый Плюшкин» по пьесе В. Ольшанского представил театральный коллектив «Хризолиты» (режиссер Сергина А.Г.).


ВАЛДАЕВ В.М. (г. Петрозаводстк). Спектакль не принимаю, во всем небрежность, а Плюшкин – помесь «Шарикова» и «Тарзана», прыгает, скачет, катается, прячется куда-то – зачем, почему, какую цель преследует подобная клоунада? Что за установка автора?

ЛУКИН Ю.Л. (г. Ивангород). Что такое метафора в литературе, я понимаю. Здесь, видимо, тоже метафора, теперь буду знать, как она выглядит на сцене. Как «плюс» отмечу, что новая трактовка образа Плюшкина весьма любопытна. Если бы мы увидели традиционного Плюшкина, было бы скучно, а дети это не принимают. Учительское «спасибо»!

СЛИНКИНА Т.И. (г. Вологда, руководитель театра-студии «ПодРосток»). Я четвертый раз встречаюсь с этим коллективом, и рост его очень заметен. Два года назад это были маленькие дети, сейчас они выросли «из коротких штанишек», и было видно, как они хотели нас удивить. Отсюда – и чрезмерность, выплеск эмоций. Мне было интересно.

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Вы взвалили на себя грандиозную проблему – показать не традиционного Плюшкина, каким его знают школьники, каким его мы видели на театральных подмостках. В самом названии, которое вы дали своему спектаклю, есть ваше отношение к герою. Этим вы жестко снимаете застарелую коросту, что «Плюшкин – прореха человечества». Беда, на мой взгляд, в том, что вы пытаетесь играть Плюшкина из «Мертвых душ» (первая сцена с Чичиковым). Попытки переосмыслить образ Плюшкина сейчас очень «модны», за это берутся и профессиональные театры, и пока я не видела удачных. Гротеск – вообще очень опасный и коварный жанр, блестяще и точно его сыграть требует высокого мастерства, иначе все сваливается в буффонаду, в шоу, в цирк - во что угодно… И отсылка зрителя к юности, к детству Плюшкина, попытка объяснить, почему он стал «плюшкиным», не получилось. Все виноваты: и племянники, и сын, и умершая жена, и приятель юности. А что же сам Плюшкин? Он ни в чем не виноват?..

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Я видел «Плюшкина» этого коллектива в Воронеже, но это был совсем другой спектакль, утративший свои позиции. Здесь – жесткость, безжалостность, агрессия и к происходящему с героем, и к другим персонажам. Нет взаимоотношения персонажей, актеры говорят текст, а как он к нему относится, понимает ли, что говорит, неизвестно. Самое «теплая» сцена, когда нянька произнесла: «Барин, я вам суп принесла». Неудача.

ПОЛЯКОВА В.Г. (председатель детского жюри). Ребятам не понравилось. Выбранная форма гротеска слишком сложна, и коллектив «Хризолит» с ней не справился.

О. СЕРАФИМ (член жюри). Вам сегодня не повезло, что играли вы после «Дома свободы». Зал был настроен на одну ноту, а потом… переключаться очень трудно, и быстро подобное невозможно. Слухи о том, что Русь деградирует, сильно преувеличены, судя по тому, каких прекрасных ребят мы сейчас увидели… Понял, что все актеры с большим будущим. Заинтересовать детей, перегруженных школьной программой, классикой, уже удача. Но спектакль разваливается на отдельные сцены, поскольку нет единого духовного стержня. Я не запомнил ни первую фразу, которой открывается спектакль, ни последнюю финальную. Они повисли в воздухе, а должны были бы быть ключевыми. Отвлекаясь от «высоких материй», я все-таки склоняюсь оценить его более положительно, чем отрицательно.

ЩЕПЕНКО М.Г. Я восхищаюсь режиссерской выдумкой, и все формальные находки я могу принять. Пьесу не читал, поэтому не могу сравнивать с первоисточником. Но вы взяли очень сложную форму, как тут все отмечали. И этим вы убили нутро спектакля. Считается, что можно играть в крайних формах, что психологизм не обязателен. А получаем в результате – кривляние, а процесса – никакого. Пустота. А театр это процесс. Слова даже и не хотелось запоминать, вникать в их смысл.

СЕРГИНА А.Г. (режиссер). Когда я выбирала пьесу, дети запротестовали: «Сказки надоели!» Все они из неблагополучных семей, и нужно было как-то их удержать, и этот спектакль их увлек, и очень дорог для них. Мы ставили его о любви и предательстве. Видимо, не получилось, не донесли идею, очень сожалею.

ШЕПЕНКО М.Г. Вы талантливый человек, Анна Геннадьевна. Но мы говорим о творческом результате. Вы загнали детей, заставив решать их непосильные задачи. Отсюда и такой досадный финал.


16 ноября 2008 года, третий день фестиваля

Для просмотра представили свои спектакли 3 коллектива: театральная студия «Диалог» (Москва), театр-студия «Белая ворона» (г. Пенза) и театральная студия «Коломбина» (г. Нижний Новгород).


«…Детство убежало от меня» (руководитель – Малофеева Г.С.) – спектакль, посвященный трагической судьбе юной поэтессы Ники Турбиной.


КЫНТИКОВА М.Г. (г. Серпухов, режиссер). Спектакль очень трогает, но мне сразу стало страшно за этих детей, особенно за восьмилетнюю девочку, играющую Нику. Она настолько вдохновенно читает стихи, так глубоко погружается в то состояние, которое испытывала Ника, их сочиняя, что невольно возникает тревога: а выдержит ли психика ребенка, сможет ли девочка без серьезных осложнений выйти из него?.. Я вспоминаю, когда я сильно увлеклась поэзией Марины Цветаевой, то моя судьба стала подозрительно напоминать судьбу поэтессы… Режиссер, мне кажется, должен отдавать себе отчет, когда выбирает пьесу и темы, связанные со смертью героев…

СОКОЛОВА С.Г. (г. Энгельск, режиссер). Прекрасный спектакль, очень эмоциональный, сильное впечатление. Девочка, играющая Нику, просто чудо. Великолепная режиссура. Поздравляю!

СМИРНОВА Е.В. (г. Москва, режиссер). Эту тему – судьба таланта – нужно поднимать, она важна для понимания и взрослых, и особенно тех, кто только начинает свой путь в искусстве. У героини исключительно богатый, сложный внутренний мир, и актриса прекрасно передает это. И по тому, как зал принимал спектакль, можно предположить, что зрители уйдет обогащенные.

О.СЕРАФИМ (член жюри). Я сегодня исповедовал одного человека, он – наркоман. Я его утешал, говорил, что он молод, и судьба его – в его руках, будут дети, жизнь обретет смысл. На это он сказал, что детей не будет, поскольку у него ВИЧ и гепатит С. Вот и этот спектакль перекликается с реальной жизнью: как быть? Играть или бежать от подобных тем?.. Девочка, исполнительница главной роли, в самом деле – чудо. Вопрос: насколько глубоко она входит в роль и каково воздействие этого перевоплощения? Как глубоко девочка проживает судьбу Ники?.. Где грань?.. Очень непростой вопрос, если мы подобный спектакль показываем детям. В антракте я спрашивал ребят о произведенном спектаклем впечатлении. Десятилетний мальчик признался, что сильно переживал, а девочка 14 лет отказалась отвечать. С самого начала возникает предощущение трагедии. Этот спектакль – для взрослых. Противопоставление Божьего промысла и человеческого выбора. Рядом с реальным миром должен быть создан мир любви и света, возможность избежать страшного конца…

МАЛОФЕЕВА Г.С. Как погибла Ника Турбина, точно никто не знает. Известно, что она упала из окна, случайно или нет, неизвестно. Но попытка суицида у Турбиной была. Сочиняя эту литературную композицию, мы старались не акцентировать тему смерти. И должна сказать, что дети не зацикливаются на том, что играют. Сразу после репетиции или спектакля – смеются, прыгают и ведут себя, как обыкновенные дети. Для них участие в спектакле – увлекательная игра и только.

ПОЛЯКОВА В.Г. (председатель детского жюри). Ребят спектакль очень тронул. Но пришли с него «убитые». Всем понравилась исполнительница главной роли. Просто чудо какое-то, это – открытие фестиваля. Но ребята говорят, что черная одежда героини словно сразу накрывает все происходящее траурным покрывалом.

БАСНИНА Т.С. По опыту знаю, что актер подчас не может справиться с той судьбой, которую проживает. У меня – страх за эту девочку!.. Судьба таланта – очень серьезная и страшная тема, и нужно ли решать ее в детском коллективе?..

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Спектакль произвел сильное впечатление. Коллектив этот поставил перед собой очень серьезную проблему, за которую боится браться подчас и взрослый театр. Мы не привыкли говорить о смерти, особенно с детьми. Правильно ли это?.. Спектакль – об украденном у ребенка детстве, исключительно талантливом и беззащитном. Взрослые виноваты в трагической судьбе уникального таланта. И это – тема к размышлению. Ребята из «Диалога» пытаются во всем этом разобраться. Сейчас наука допускает, что сознание ребенка еще ДО рождения фиксирует события мира, где ему вскоре предстоит появиться. И потом, придя в реальный мир, человек начинает припоминать ту, скрытую в подсознании информацию, и по-новому ее оценивать. Возможно, сны Ники – именно те воспоминания?.. Ведь подобная тема звучала и Лермонтова, и у Пушкина, и у других наших великих поэтов, которые слышали музыку небесных сфер… Реальная героиня начала слышать эту музыку, говорят, в 3 года. Но девочка росла, 14 лет, 18 лет – это дистанция огромного размера! Что происходило с ее душой? Что происходило с ее сознанием, с ее внутренним слухом?.. Ушла Ника, когда исполнилось ей 27 лет… «Диалог», показав этот спектакль, заставил нас подумать об ответственности за тех, кого мы опекаем…

КОШУРНИКОВА Р.В. (член жюри). Смотрела спектакль и думала: о чем он? Почему режиссер выбрала для постановки такую тему?.. Не ради же одного, чтобы современные дети прочитали стихи юной поэтессы?.. Я согласна с тем, о чем говорила Елена Ивановна. Мы, взрослые, должны всегда помнить о своей ответственности за судьбу детей. Какой она будет, во многом зависит от тех, кто рядом с ребенком, от их заботы и любви, от уважения и внимания к интересам ребенка, его духовным потребностям. Особенно бережно мы должны относиться к таким одаренным существам, как Ника Турбина. Ведь талант – дар Божий, зарывать его в землю – грех (вспомним притчу), но как уберечь его от соблазна, как защитить от дьявола? А ведь именно это и случилось с девочкой. Приложили руку к этому все: родители, СМИ «великие» поэты, демонстрирующие это «чудо» иностранцам, устраивая ребенку заграничные «творческие» гастроли. А когда девочка выросла, ее безжалостно выбросили, как тряпичную куклу. И на беду, никого не оказалось рядом, кто удержал бы ее от рокового шага. Снова соглашусь с Еленой Ивановной – мы мало говорим с детьми о смерти и о великом даре Божьем – жизни, о ее уникальности, исключительности, бесценности. О том, как достойно распорядиться этим даром, чему посвятить жизнь. Кстати, Великая Княгиня Елизавета Федоровна была убеждена, что с детьми необходимо беседовать о двух великих мгновениях жизни – рождении и смерти. О том, как человек является в Божий мир и как его покидает. Беседовать, чтобы помочь ему приуготовить себя к вечной жизни, не совершить непоправимой ошибки – не отвергнуть Божий дар, решившись на самоубийство. Может быть, выбор режиссера поставить этот спектакль продиктован желанием поговорить с детьми именно об этих вечных истинах?..

ЩЕПЕНКО М.Г. Незаурядный спектакль. Девочка – открытие фестиваля. И другие дети тоже хороши: понимают и музыку стиха, и читают великолепно. Претензии – ко взрослым исполнителям, они менее выразительны и убедительны. Но я – о другом, об очень значимых проблемах. Талант - дар Божий. Но источником творчества может быть не только Он. У Ницше есть трактат, где он говорит, что есть искусство от Бога, а есть от дьявола. Об этом же размышляли и другие философы, писатели, поэты. У Г. Лорки есть произведение «Теория и игра беса». Перед подгулявшей публикой выступала певица, пела хорошо, правильно, очень старалась, но «ценителям» не понравилось: «Нет беса!».. Тогда певица, хлопнув стакан горячительного, запела, пренебрегая всякими правилами. И искушенная публика осталась довольна: «Есть бес!». И Цветаева касалась той же темы, говоря, что тот, кто не отдался дьяволу, не поэт. Пушкин размышлял о природе таланта… Уродливое и безобразное нас бы не соблазнило… Тайна таланта Ники иномировая, инобытийная. Куда делся талант? И кто «водил» ее рукою?.. Без общения с иным миром творчества нет. И если там – свет, то и в стихах звучит любовь и радость. В стихах Турбиной – одиночество, печаль, обреченность, тоска, предчувствие…У Ахматовой есть стихотворение «Молитва»: «Дай мне горькие годы недуга…», где она, по существу, предсказала свою судьбу, запрограммировала, - прочитайте, все так и случилось... Так что тема, которую затронули эти дети, очень глубокая, пожалуй, бездонная. И опасная.

МАЛОФЕЕВА Г.С. Когда репетировали спектакль, мы пригласили психологов для консультации. После просмотра они посоветовали: «Присмотрите за девочкой», имея в виду Веру Терехову.

ЩЕПЕНКО М.Г. Самое большое завоевание дьявола, что он убедил нас в том, что его нет.








«Каменный век» по мотивам пьесы А. Володина «2 стрелы» (руководитель Битюцкая О.В.)


БУЙКО В.О. (г. Борисов, руководитель молодежной студии). Спектакль не понравился. Все слишком прямолинейно, ходульно. Надо играть подтекст, и в этом корень недостатков спектакля.

ЛУКИН Ю.Л. (г. Ивангород, учитель, режиссер). Я увидел детскую студию, где все ребята работают на образ, очерченный режиссером. Задание они выполнили, поэтому предъявлять какие-либо претензии можно только к режиссеру.

КАГАКОВ С.А. (г. Железнодорожный, режиссер). Огромное спасибо за то, что вы, Ольга Владимировна, сумели сплотить ребят такого взрывоопасного возраста. Это огромный труд и терпение. Коллектив очень мобильный и дружный, это чувствуется. Это хороший материал, где есть конфликт, отношения героев, есть что играть. Но я, зритель, должен понимать, что происходит на сцене, особенно если задача решается пластически. И я не должен гадать, едят ли герои, пьют ли или рассказывают анекдот. В качестве совета: попробуйте с ребятами этюдные работы, нужно их окунать в события, чтобы они точно понимали, что делают и ради чего.

ВАЛДАЕВ В.М. (г. Петрозаводск). От прочтения пьесы до спектакля – дистанция огромного размера. И часто бывает, что, в конце концов, от первоисточника остаются рожки да ножки. На сцене – каменный век, почему дикари одеты в пятнистый коммуфляж, а в руках – луки без стрел?.. Изначально – ложь, и всему последующему уже не доверяешь. Стилистика должна быть единой во всем спектакле. Некоторый намек на проникновенность есть, но мотивировка поступков героев должна быть точно и четко прорисована. Нет акцента на главном событии (обнаружены стрелы, указывающие на якобы убийцу уважаемого члена племени).

БЕНЕШ Т.Н. (Москва, режиссер). В программке сказано, что предлагаемая нам история «по мотивам» пьесы А.Володина. Что же – от Володина, и что – от вас?.. Ощущение такое, что это - продолжение какой-то другой истории, где и герои, и отношения между ними уже заявлены и определены. Поэтому и возникает недоумение: о чем пьеса? И финал?..

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Как главное достижение отмечу – студийность. Она налицо, и это – плюс. Вижу индивидуальность каждого исполнителя. Нет штампов. Володин – лучший драматург 20-го века, и он приблизил «каменный век» к нашему времени, считайте, что действие происходит в военизированном лагере, отсюда – и форма пятнистая. Ребята не наигрывают, они живут в своем образе. Играть самих себя, замечу, весьма трудно. В порядке критики - несколько замечаний. Герой – на эшафоте, но актер не играет, как полагается, «в предлагаемых обстоятельствах». Другая сцена: девушка пришла проститься с осужденным, но она не верит в невиновность любимого, и герой снова никак не реагирует на это обстоятельство!.. Скомкано начало, а это ведь главное событие: убит Умный!.. «Человек боя» - одна единственная краска, а ведь это хитрый и коварный враг!.. И музыкальное оформление спектакля выбрано неудачно.

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Вопрос к режиссеру: еще какие спектакли есть в вашем репертуаре?

БИТЮЦКАЯ О.В. «Собачье сердце», «Пифагор», «Молодая гвардия», «Ночь перед Рождеством».

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. К сожалению, главная проблема, которую вы заявили – нравственный выбор, честь и достоинство – не решена. Современный театр занят поисками героя, пока безрезультатно. Но это – примета времени, есть потребность общества, есть «заявка», и сам выбор темы вашим коллективом, безусловно, приветствуется. Но осуществление замысла очень трудная работа, особенно если автор – Володин. Ваши актеры произносят реплики, слабо понимая истинный смысл. Пожалуй, лишь актер, играющий Главу племени, понимает, что говорит. Вам нужно поискать какие-то другие пьесы, Вампилова, например. Володин, боюсь, вашему коллективу пока сложен.

Спектакль мне не показался убедительным.

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Ребята спектакль не приняли. Вялое начало, много суеты, затянутость, невнятная пластика. «Каменный век», а современность так и лезет в глаза, нет стилевого единства.

ЩЕПЕНКО М.Г. Люблю пьесы Володина, и этот коллектив тоже люблю. Но тут вынужден спросить: о чем спектакль? Какая сверхзадача?.. Студийность, это, конечно, ценно. Когда дети разного пола находятся рядом, искушающий момент театра неизбежен. И здесь огромная ответственность ложится на режиссера, - не поощрять естественные инстинкты, а наоборот, внушить, поселить в юные души целомудрие. «Хочешь уничтожить род, растли женщину рода». Это – аксиома. И с нас, руководителей, за это спросится!..


Д.Н. Калинин. «Б.У. Ратино» (руководитель Комиссарова М.А.)


Вопрос режиссеру: Что это за дети? Что за жанр: пародия, гротеск, буффонада?..

КОМИССАРОВА М.А. Студия существует 17 лет, это – третье поколение. Половина группы – ребята, которые занимаются 7-8 год, остальные – с «улицы». Выбирая пьесу, ориентировалась на «современное прочтение» известной сказки. Но играем мы фарс, не гротеск. Хотелось поговорить о жизни, о том, что не устраивает в ней ребят.

БАБАЯНЦ Д.В. (Москва, режиссер). За этих ребят можно быть спокойными, они будут иметь свое мнение, не заблудятся. Как говорит главный герой, прежде «подумают своей головой». В пьесе два финала, это недопустимо. Раздражало откровенное фиглярство, особенно преуспели в этом Лиса и Кот. Но тема – острая, кто будет очередным Карабасом?.. Мы разучились говорить о таких вещах.

КАГАКОВ С.А. (Г. Железнодорожный, режиссер). Видеть таких ребят – одно удовольствие! Веселые, подвижные, азартные!.. Единственно, пожалуй, перебор «речевок», надоедает. А вообще – спасибо!..

ЛУКИН Ю.Л. (г. Ивангород). Мы видели типичный школьный театр, прекрасно работают. Но претензия к режиссеру: зачем вы поощряете откровенное трюкачество?.. Это же заслоняет смысл того, что вы хотите сказать со сцены. Вы замахнулись – поменять отношение к жизни, а ребята начинают мыслить слоганами. Опасно!..

БАБАЯНЦ Д.В. С залом надо говорить на том языке, который он понимает. И вы должны были убедиться, что взаимопонимание возникло!

ВАЛДАЕВ В. М. На отрицательном материале нельзя воспитывать зрителя. Мы видим перед собой «кукол», которые мечтают превратиться в людей. Почему?.. Для чего?.. Но когда произошло это превращение, мы не заметили, потому что ни в героях, ни в их поведении ничего не изменилось.

О. СЕРАФИМ. Смеялся до слез, как ребенок. Чем тронул меня спектакль?.. Ребята честно относятся к себе, и понимают, что смех очищает, поэтому не боятся смеяться над собой. И зал очень хорошо откликался – прекрасный показатель, что спектакль удался. Но сказку спасает Тортилла, придавая происходящему глубину и многозначность. Музыка подобрана удачно, но финала нет.

КОШУРНИКОВА Р.В. Марина Александровна, вы очень рисковали, выбрав такой жанр. Неслучайно в начале обсуждения вас об этом спросили: гротеск, пародия, фарс или буффонада? Грань между ними столь тонка, что удержаться на этом тонком лезвии требуется виртуозное мастерство, которым не владеют порой даже и профессиональные театры. Отсюда и ваши просчеты, сумятица, как отмечали сегодня ваши коллеги. Остается главный вопрос: почему куклы мечтают стать людьми? Чего им не хватает?.. Богатства? Свободы? Власти?.. И как достичь этого – тоже остается без ответа. Тортилла по этому поводу говорит Буратино, что золотой ключик, который открывает заветную дверь в человеческий мир, находится у каждого в голове. Но как до него добраться, она не знает, соображай, мол, сам, дорогой. Но деревянный мальчишка не может, по определению, додуматься до этой тайны, о чем он честно и объявляет своим собратьям. В финале произносит фразу: «Давайте подумаем своей головой, и будем делать какое-то доброе дело!» Но этот призыв повисает, он беспомощен. То есть, ключик так и остался недосягаем. Есть еще в спектакле скользкая тема. Все время куклы произносят в стиле РЭПа слоганы, адресованные великому и ужасному Карабасу-Барабасу, который «где-то там, наверху». Но в финале выясняется, что Карабаса бояться не надо, что это «фикция», фантом, придуманный самими куклами. Однако, без вождя они жить не могут, и взоры устремляются на Буратино, сделанного из полена мальчишку, совершенно беспомощного и довольно глупого… И каков вывод?.. Между прочим, у каждого «карабаса» есть фамилия. Что вы будете отвечать, если дети вас об этом спросят?.. И последнее. Буратино советует собратьям: «Верить и надеяться на Бога и на себя», и тогда, мол, все будет хорошо. Но произносит это «Б.У. Ратино», деревянная кукла, вдумайтесь!.. Тем более о Боге и речи не было, ни словечка во всем спектакле!.. Звучит, по меньшей мере, кощунственно…

БАСНИНА Т.С. Меня коробил язык. Очень грубо автор и актеры обращаются с русским языком. Это недопустимо, со сцены не должна звучать брань и допустимые в быту словечки, такие, как «жрать» и т.д.

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. Вопрос к названию: «Б.У.» - то есть, бывший в употреблении. О чем это говорит? Что вы декларируете, называя так спектакль?.. Если вы берете новый вариант сказки, то нужно развивать тему – как стать человеком. Отбор тут должен быть самый строгий, никаких «клизм», черных хулиганов, изъясняющихся на блатном языке. Взяв эту пьесу, вы вписались в поток современных спектаклей, ищущих ответ на вопрос о взаимоотношениях власти и общества. Но криком, слоганами ничего нельзя достичь. Важные мысли доносят в тишине, и тогда зал затихает и слушает и слышит. Но тишина взрывается снова РЭПом, и основная мысль сносится пошлостью. Скажу и я: финала нет. Буратино вроде бы догадывается, как стать человеком, но куда идти?.. Все остается за кадром.

ЩЕПЕНКО М.Г. О смехе. Не все, над чем смеемся, отрицает, ибо, как говорится, «чему посмеешься, тому послужишь». Смех неоднозначен, вспомните «Дон Кихот», «Гамлет»… Когда хулиганы избивают Буратино, в зале – смех! Это страшно. Слова «жрать», «понос» - снова ржание… То есть, мы со сцены обращаемся к низшим инстинктам сидящих в зале, а это недопустимо!.. Показывать плохое, отвратительное нужно точно, сильно, безжалостно, но при этом должна быть правда, а не кривляние. Положительный момент в спектакле лишь робко назван: «Верить надо в Бога и в себя». Святые отцы, умирая, говорили, что они еще и не начинали идти по этой дороге. Только – в Бога, только на Него они полагались и молились о грехах своих…

Ребята хорошие, способные, и с ними можно работать.


17 ноября 2008 года, четвертый день фестиваля

Показали свои спектакли: театр-студия «Перемена» (г. Соликамск), образцовый театр «Любимовка» (г. Иркутск) и народный театр «На валу» (г. Волоколамск)


Н.В. Гоголь. «Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем» (руководитель – Пыльская Е.Г.)


ГОЛКИН В.В. (член жюри). Этот коллектив знаю давно, у Евстолии Григорьевны огромный опыт работы с детьми, и это очень ценно. Выучка (в хорошем смысле) актеров превосходная. Спектакль?.. Есть предмет для размышления: возможно ли в детском школьном театре работать с классикой? Могут ли дети сыграть взрослые роли классического репертуара?.. Этот спектакль – эксперимент, как можно решить эту проблему. Режиссер взяла известную повесть Николая Васильевича и рассказала нам историю, как поссорились два уважаемых соседа устами их дворни. Но это – не Гоголь, поэтому из афиши нужно убрать фамилию автора, дать другое название и честно написать по мотивам повестей Гоголя… Ибо «клеила» Евстолия Григорьевна пьесу очень прихотливо, используя авторский текст еще и «Мертвых душ» и «Сорочинской ярмарки», а реплики превращает в диалоги «влюбленных». Чем дальше режиссер уходит от первоисточника, тем больше возникает диссонанс, заставляя дворню выражаться не свойственным ей языком: «снять копию с бумаг», «представить закладные», «оспорить купчую» и т.д. В повести действие разворачивается последовательно и логично, а в спектакле о происходящем за «кадром» рассказывают дворовые того и другого барина, сбивчиво, перебивая или опровергая друг друга. Это вносит невнятность и путаницу, очень обескураживает. Вражда порождает ссору и простых людей, которые до этого жили дружно и счастливо. Символ спектакля – Аист в гнезде с новорожденными птенцами, к дереву приставлена лестница, куда забираются представители то одной стороны, то другой, чтобы из рук! покормить птиц. Но этот сигнал – незыблемости семейного гнезда – в зал не попадает, поскольку происходящее на сцене действие свидетельствует о противоположном. Финал тоже не найден. Но за эксперимент спасибо.

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Яркий, солнечный спектакль, ребятам понравился. Сам ход – рассказать о ссоре двух главных героев, не выводя их на сцену – любопытен. Пожелание: дворню одного и дворню другого нужно было бы одеть в разные костюмы, чтобы зритель понимал, кто кого за чубы дерет…

БАСНИНА Т.С. Пение, танцы – прекрасны, а гоголевское слово – проборматывается, порой вообще не разобрать, что они там говорят. Словно гогот стаи птиц. Звуковой регистр нужно сменить. Финал (песня о Святой Руси) притянут за уши, по ходу спектакля к этому нет никакого подхода. Дань теме фестиваля, и более ничего. Спасибо за титаническую работу. Но СЛОВО – главное в театре, и нужно, чтобы оно звучало!

ШЕПЕНКО М.Г. Восхищаюсь этим режиссером, сижу, смотрю и улыбаюсь: сколько выдумки, фантазии!.. Здесь ее упрекнули: «это не Гоголь». А я говорю, если трогает душу, все остальное – придирки. Данный спектакль – импровизация на тему повестей Николая Васильевича. Так и надо к этому относиться. Но вот замечание, что дворня не может выражаться «высоким штилем», вполне справедливо. И еще – слово не рождается, как должно быть. Здесь – доклад текста. События требуют смены ритма, необходима оценка факта, что обязан отыграть актер: воспринял – оценил - поступил. Это – закон. «Ритм, - говорил Станиславский, - это единственно прямой путь к чувству». В лирических сценах тоже торопливость, влюбленные не успевают пообщаться. Нарушена и стилистика: лестницы из натурального дерева, а заборы, домики и прочий реквизит – из поролона. Фальшь!.. А вообще остается от спектакля очень светлое впечатление.



«Женский разговор», сценическая версия по одноименному рассказу В. Распутина (руководитель – Петергерина Л.Д.)


ПЫЛЬСКАЯ Е.Г. (г. Соликамск, режиссер). По-моему, это «нобелевская»!..

ВАЛДАЕВ В.М. (г. Петрозаводск). Великолепная работа! Прекрасный женский дуэт – бабушка и внучка. И проза Распутина!..

ЛУКИН Ю.Л. (г. Ивангород, учитель, руководитель школьного театра). Молодая девушка (ей 17 лет!) играет старуху! И как играет! Потрясающе! И когда вспоминает молодость, то молодеет на глазах, такое мастерство, и у профессионалов это не всегда увидишь!..

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Великолепная роль. При отборе этот спектакль я видел на видео, но «живьем» - еще большее впечатление. По существу, это моноспектакль, если бы двух других персонажей не было (внучки и ведущего), а сидела бы она одна и рассказывала о своей жизни, впечатление было бы то же. Здесь, видимо, упрек нужно адресовать тому, кто писал инсценировку. Мало реплик дано внучке, это затрудняло ее общение с бабушкой. А человеку «от автора» вообще делать там нечего. Не хватает физического действия, в видеозаписи на сцене были кровати, зря режиссер их убрал, они бы облегчили актерам задачу общения. Сейчас, чтобы хоть как-то менять мизансцены, им приходится бесконечно переставлять свои табуретки, то отставят, то сдвинут… Очень тихо говорили, многие слова не достигали и пятого ряда, приходилось напрягать слух, и это мешало следить за действием.

БАСНИНА Т.С. Сидела дальше пятого ряда, и часть текста вообще не услышала. Темп излишне замедлен, возникает монотонность, невольно клонит в сон. Уже отметили: мало физических действий, актерам было трудно, режиссеру нужно о них позаботиться и облегчить им существование на сцене. Хорошая женская роль. Но между героями практически нет контакта. Все отдельно – бабушка, внучка, «автор». Если уж оставлять этот персонаж, то надо вводить его в действие, пусть играет все мужские роли: первого мужа, второго, о которых вспоминает и рассказывает старуха.

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Мнения ребят разделились. Одни спектакль приняли, другие и не поняли, и не приняли. Роль внучки не сыграна. Если мы через нее обращаемся к молодому поколению, то должны понять, «дошло» или не «дошло» до внучки то, о чем пыталась ей поведать бабушка. Изменилось мнение внучки о любви или она осталась при своем мнении? Должен быть катарсис, а его нет. Ребята отметили выразительность и лаконичность декорации. Но высказались против статичности: весь спектакль старушка сидит, сложив руки, и рассказывает. Я вспоминаю свою бабушку, она не могла что-нибудь не делать, руки ее постоянно были чем-то заняты! Вязала, перебирала, протирала, убирала, переставляла… И та же претензия: говорят еле слышно! «Тише врать легче», но ведь пропадает текст! Прекрасная проза В. Распутина! Обидно.

КОШУРНИКОВА Р.В. (член жюри). Спектакль очень понравился, особенно, конечно, блестящая актерская работа героини. Со всем, о чем говорили тут коллеги, согласна. Действительно, зачем нужно «лицо от автора»? Все было понятно и без его комментариев. У внучки и правда мало текста, но ведь никто не запрещает ей выразить свое отношение к тому, что говорит бабушка, взглядом, жестом, каким-то действием. Мы же видим только резкость, отрицание, неприятие. И в финале, когда старушка подходит к темному окну и устремляет взгляд в ночь, к ней присоединяются и «лицо от автора», и внучка. Но эта мизансцена слишком скупа, ее недостаточно, как и двух скрещивающихся половичков, чтобы понять главную мысль спектакля. Услышали друг друга эти два поколения? Возникла ли между ними душевная близость, почувствовали они родство душ?.. О, если бы не прерывалась связь времен, если бы молодое поколение не отвергало опыт старшего, сколько бы удалось избежать ошибок, разочарований, драм, трагедий! И сколько бы счастливых семей образовалось и сохранилось!.. Спасибо, дорогие сибиряки, и за прекрасную работу, и за то, что со сцены звучало слово Валентина Распутина!

ЩЕПЕНКО М.Г. Восторгаюсь работой актрисы-бабушки. Проба правды бытия тут выше, чем в спектакле, который мы видели в первый день. Здесь слово рождается, а это случается не часто!.. На этом фестивале мы столкнулись со множеством инсценировок, и всюду есть «лицо от автора». Его нужно безжалостно вырезать!.. Сценография скупа, но точна. А вот с ритмом проблема. Сцена требует движения, развития, и если нет внешнего, то нужно подчеркивать его сменой ритма. Увы, здесь - все на одной ноте. И слово важно, - его нужно донести до зрителя, а тут приходится напрягать слух, угадывать, что сказал герой. Это проявление невежливости по отношению к зрителю. Недопустимо. Но общий итог – очень достойная работа. Поздравляю.



А.Н. Островский. «Не так живи, как хочется», народная драма в 3-х действиях (режиссер Буракова О.А.).


СОКОЛОВА С.Г. (г. Энгельс). Как спектакль народного театра попал на школьный фестиваль? Мы уже видели «Лебеди…» Условия соревнования не равны: дети и профессионалы.

ЩЕПЕНКО М.Г. Я уже говорил не однажды: если театр готов и хочет учиться, то здесь может быть любой коллектив. В данном случае я рад, что «На валу» сегодня у нас.

БАБАЯНЦ Д.В. (Москва). На этом спектакле никто не уснул, даже шустрый «Буратино» сидел – весь внимание. Забывала, что смотрю Островского, так современна пьеса! Те же проблемы, ничего не изменилось. Тетка спрашивает Дашу: «Ты хорошо на него (жениха) смотрела?.. А потом (после замужества) надо закрыть на все глаза». Дух передан прекрасно. Запахло Русью, в год семьи такой спектакль очень уместен!..

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Нам понравился главный герой, вызывают симпатию и оба «отца» (жены и мужа). Хорошая работа. И Груша очень живая, заводная, красивая, да еще и поет отлично. Ребята смотрели с удовольствием.

БАСНИНА Т.С. Спектакль понравился. Хорошо, что есть такой актер, который играет Петра, главного героя. И весь ансамбль (по типажам) подобран удачно. Но когда идет речь об Островском, не могу игнорировать бытовые детали, а также - костюмы. Они – с лубка, кокошники, яркие атласные сарафаны – на героинях, на девушках, которые водят хороводы, маскируя перестановку декорации. Понимаю, это от «бедности», рады, что удалось достать такие. Но хотелось бы все-таки главных героинь Дашу и Грушу выделить, не обряжать в концертные костюмы «а-ля Бабкиной». Кстати, нет необходимости таскать с места на место буфет, стол, сундук, ведь сменить декорацию можно совершенно иным образом – сменить скатерть, накрыть ковриком лавку, отгородить на постоялом дворе уголок ширмой, чтобы родителей Даши не ставить в глупое положение, будто они не узнали дочь, которая появилась в дверях…

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Тут задавали вопрос: почему эта пьеса появилась на нашем фестивале?.. Потому что это – Островский, потому что здесь звучит тема «семья», борьба за ее сохранение, очень острая современная проблема: «Не так живи, как хочется». Надо сказать, что это одна из первых пьес Островского, современники ее критиковали, поскольку не прописан финал, слишком быстрое превращение гуляки и ходока в раскаявшегося грешника. Я поначалу не принял выбор режиссера: толстый, лысый, разве могла молодая красивая девушка влюбиться в такого типа? Но потом примирился, актер играет страсть, наваждение, когда вся Москва «гуляет масленницу», мне не хватило его раздвоенности в душе. Если бы актер как-то подчеркнул это чувство, убедительнее прозвучал бы и финал, возвращение героя в лоно семьи.

ЩЕПЕНКО М.Г. Я разделяю мнение коллег. Все играют хорошо. Происходит встреча с личностью – верность театра нравственным установкам - и я ощущаю любовь. Эта тема должна присутствовать в репертуаре театров не только в год семьи. Ее распад – гибель государства, это нужно помнить, когда формируем афишу. Согласен, упреки в отношении финала справедливы. Но с таким скудным материалом сыграть перерождение невозможно. Замечания. На сцене нельзя креститься на икону. Нельзя сваливать под ней одежду, есть под иконой. Груша, узнав о том, что Петр женат, уронила поднос с бубликами. Это – штамп, к тому же, хлеб нельзя бросать на пол!.. Костюмы девушек «а-ля рус». Груша единственная, которая более-менее прилично одета. Но не устаю повторять: не играть мучение – мучением; натурально плакать, не значит вызвать ответные слезы у зрителей. Чувства сокровенны! Нельзя их «выдавливать», иначе возникает нажим, неправда и лживость… Но я полюбил героев, принял, я плакал…


16 ноября 2008 года пятый день фестиваля

Показали свои работы: Молодежный театр «Благодатное небо» (г. Волгоград) и Образцовый театральный коллектив «Понедельник» (г. Железнодорожный)


«Другая жизнь», спектакль по рассказам В. Шукшина

(режиссер – Дмитриева Е.А.)


О. СЕРАФИМ. Спектакль этот скорее понравился, чем нет. Привлекает обращение коллектива к прозе В. Шукшина, попытка ее осмысления, освоения. Лично у меня появились первые проблески мыслей о Боге именно при чтении прозы Шукшина. Мне показалось, что рассказы, по которым создавалась инсценировка, не слишком удачно увязаны в единое произведение. «Посиделки» сделаны как-то наспех, топорно, не убедительно. Девушки – сами по себе, мужики – отдельно, занимаются «любимым» делом – пьют и хрустят огурчиками. Резануло «оканье», не надо пытаться изображать местный диалект, если его не чувствуешь, создается ложное впечатление. Мне понравилась во второй части девочка, как светлое начало, как лучик надежды. Жаль, что сюжетно эту тему не отыграли в полной мере.

КЫНТИКОВА М.Г. (г. Серпухов, режиссер). Этот спектакль я видела во время Рождественских чтений, и тогда он произвел на меня более благоприятное и цельное впечатление. Этот вариант какой-то нервный, неряшливый и скомканный.

КАГАКОВ С.А. (г. Железнодорожный). Что такое Шукшин?.. Это всегда – надрыв, страсть, слезы сквозь смех. Но играть тоску - тоскливо, как делает актер, исполняющий роль Тимофея, категорически нельзя. Сцена с тестем. Он приходит домой после изрядного количества выпитой водки. Садится у стола, и привиделось ему, что явился Николай Угодник. Но актер почему-то играет трезвого, что называется, «ни в одном глазу». И дальше начинает Тимофей перед «святым» исповедываться, каяться в грехах. Где логика? Актеру, играющего тестя, очень сложно – никаких зацепок, никаких отношений. Зачем тогда вообще выводить этого героя на сцену?..

ВАЛДАЕВ В.М. (г. Петрозаводск). Кто автор инсценировки?.. Исходное событие абсолютно невнятно. Отчего такая смертная тоска навалилась на Тимофея? Такая беспросветная, что ни водка его не берет, ни дружки веселые не радуют. Почему он никак не реагирует, когда его называют вором, когда выгоняет его, никчемного пьяницу, любовница?.. Разочарован.

ГОЛКИН В.В. (член жюри). У Некрасова в поэме «Кому на Руси жить хорошо» есть песня о двух великих грешниках, где одного из них разбойника Кудеяра мучает совесть за то, что он совершил столько грехов. И он пытается отмолить их, заслужить прощение Господа, прилагая колоссальные усилия, чтобы ножом перерубить дуб, под которым зарыты его жертвы. А здесь? Какие усилия прилагает герой?.. Никаких, кроме того, что вливает в себя стакан за стаканом, да затягивает унылым голосом «Черный ворон…» В рассказе есть попытка проанализировать истоки тоски Тимофея, но в спектакле мы этого не видим. О «посиделках» уже говорили, беспомощно, длинно, бес- связано. Вот сцена с тестем. Тимофею кажется, что за столом сидит Николай Угодник. Представьте на мгновение себя на его месте: потрясение! Как должен человек себя почувствовать?.. Но актер беспомощен, кроме того, что бухнулся на колени и начал вспоминать свои прегрешения. И далее. Когда Тимофей обнаруживает, что он ошибся, что перед ним – ненавистный тесть, и свирепеет, забыв о покаянии!.. И только в конце сделан первый шажок к примирению, через песню… А «другая жизнь», по замыслу режиссера, очевидно, в той девчушке, которая существует сама по себе в параллельном мире, никак не связанном с реалиями героя…

КОШУРНИКОВА Р.В. (член жюри). Согласна с Владимиром Васильевичем. Добавлю лишь, что невнятность, на мой взгляд, возникает по той причине, что изначально не решен вопрос: Тимофей пьян или только прикидывается?.. Если напился до чертиков, то привидеться может кто угодно. Если же он трезв, как сейчас играет актер, то ненавистного тестя принять за святого он никак не мог, в таком случае, все последующее – издевательство над старым человеком, и «выворачивать себя наизнанку» перед ним Тимофей не станет. Тупик. Ловушка. Нужно определиться. И введение девчушки в белом платьице тоже не оправдано. Кто она?.. Дочка? Внучка?.. Ни тесть, ни Тимофей никак на нее не реагируют. Девочка появляется в финальной сцене лишь для того, чтобы поправить скомканную во время ссоры мужчин скатерть, чтобы поднять вазочку с пола, вернуть цветы… Я тоже видела этот спектакль во время Рождественских чтений, и тогда он не вызвал таких отрицательных эмоций, как сегодня. В чем причина, разбираться – режиссеру…

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Я хочу начать с программки. Она скомпонована с большим уважением к автору – Василию Макаровичу Шукшину и к зрителю. Это один из немногих спектаклей, где есть попытка вывести бытовой план за рамки. Тема «другая жизнь» заявлена сразу, когда девушки на посиделках рассказывают свои сны, очень отличающиеся от той реальности, в которой они существуют. А затем – в сцене, когда Тимофею является святой Николай. За попытку – спасибо… Тема покаяния, - это знак времени, многие театры обращаются к ней, но пока явных удач на этом пути не заметно. Как ее решать, мы не умеем, не знаем. Явный перебор с частушками, а потом вообще начинается скукота: мужики в своем кружке тупо напиваются, а женская группа в это время о чем-то шушукается, не зная, как заполнить вынужденную паузу. Сцена с бывшей любовницей – прямо «на головах» зрителей первого ряда, а сценическая площадка в это время пуста. Подобное недопустимо. Нарочитое «оканье» - фальшиво, в Сибири, на Алтае так не говорят. Снова – пьют, снова хрустят огурцами, снова «лицо от автора» - штампы эти изрядно надоели. Роль главного героя не выстроена. Он ушел с гулянки, его обвинили в воровстве, его выгнала бывшая зазноба - что с ним происходит?.. Что случилось после того, как Тимофей понял, что перед ним не святой Николай, а тесть?.. К сожалению, претензий к спектаклю много…

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Ребята спектакль не приняли, это не «их» тема, не тронула. Отметили частушки, да пожалуй, девочку с самом начале, но тоже не поняли, кто она, и какая роль ей определена в спектакле. «Рождественский» вариант этого спектакля был более цельный.

ЩЕПЕНКО М.Г. Коллектив этот мне очень дорог и намерения его весьма уважительны. Задачу они поставили перед собой наисерьезнейшую, к сожалению, пока не справились. Надеялись, что с первого просмотра спектакль наберет силу, разовьется, но увы, получилось наоборот. И главный герой не продвинулся ни на йоту. Мне мешает первая сцена, - нет «основного блюда» Не ясна цель: кто с кем и ради чего борется?.. Тоска, тоска беспросветная. Герой играет «чувства», не испытывая их. Процесс из «настоящего» в «будущее» исключительно сложен, и трудно выполним. Но сцена обязывает, чтобы действие развивалось от события к событию, а этого мы не видим. Встреча с мнимым Николаем Угодником… Если человек реально соприкасается с «иным миром», - волосы шевелятся!.. Меняется ритм, меняется все. Затем – новое потрясение: тесть, перед котором он вывернул душу! Опять должна быть смена ритма. Но ничего не отыграно, ничего. Явная неудача.


Р. Погодин, Дж. Родари. «Сказки города «Жур-Жур» (художественный руководитель Кагаков С.А., руководитель – Бикс Е.В.)


О. СЕРАФИМ. Спектакль славный, актеры, по-моему, чувствуют себя комфортно. Добрые сказки – прекрасно, но хорошо бы еще усмотреть, угадать и нравственный аспект, когда возникает диалог с залом. Удачны и многие актерские работы, особенно мне понравился «Попугай», а вот девочка в золотом концертном платье с микрофоном – «чистая» София Ротару. Зачем?.. Неужели нельзя было обойтись без этого неуместного в этой сказке персонажа?..

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Нам всем понравилось, особенно первая часть спектакля, там не было спешки, персонажи – собачки, лошадки, деревья вполне естественно общались. Весело, в зал исходит сильный заряд позитива. Во второй части ребятам тоже не понравилась «золотая певица» с микрофоном, она из «другой оперы», не из этой сказки явно.

КЫНТИКОВА М.Г. (г. Серпухов, режиссер). Есть мнение, что сказку поставить легче, чем серьезный спектакль, но это заблуждение. Хорошую, веселую, увлекательную сказку, чтобы еще вовлечь и зал в действие, чрезвычайно трудно. Мне кажется, что «Понедельник», его младшая группа «Один + два» с этой задачей справилась.

О.АЛЕКСАНДР (протоирей, член жюри). Зажигательный спектакль, детям огромное спасибо! Они прекрасно двигаются, общаются с залом – все это азартно, лучезарно. Отличный спектакль для младших школьников. Поздравляю.

СРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Очень профессиональная работа, учитывая возраст исполнителей. Однако, мне думается, режиссеру следует обратить внимание на более продуктивное использование пространства, на работу с текстом актеров. Ведь он знает каждого участника, его возможности, его характер, что можно от ребенка потребовать, какую задачу поставить перед ним. Думаю также, что надо переосмыслить образ сказочницы, обратить внимание на речь, подчас идет «забалтывание» текста. Перебор, на мой взгляд, с заигрыванием с залом. И главное, необходимо выстраивать финал, нет заключительного аккорда. Спасибо.

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Сценарий цельный, в результате сохраняется возможность активизации зрительного зала. Но в Прологе, когда устанавливается этот контакт, есть некая запрограммированность, много беготни, ненужных уходов и выходов актеров. Почему бы им всем не находиться на сцене?.. Выбрана форма «игры», но она дает неограниченные возможности раздвинуть границы, сделать ее более увлекательной и азартной. Название спектакля «сказки городка Жур-Жур», значит нужно и ходить по улицам этого сказочного города. Отличная находка с корабликом, на котором «приплывает» новая сказка. О финале тут уже говорили. Необходимо выдерживать единство выбранной стилистики на протяжении всего спектакля.

ЩЕПЕНКО М.Г. Поддерживаю все сказанное на обсуждении. Работа замечательная и режиссера, и педагогов, которые возбудили в ребятах желание импровизировать, подвигли их на «сотворчество». Это ценно. Спасибо!..



19 ноября 2008 года, шестой день фестиваля

На закрытии фестиваля показали свои спектакли два коллектива: детский театр «Мурзилки» (г. Лаишево, республика Татарстан) и образцовый детский театр «Бенефис» (г. Псков).


В. Катаев. «Цветик-семицветик» (руководитель – Мурзина С.И.)


КЫНТИКОВА М.Г. (г. Серпухов, режиссер). Для показа на фестивале выбрана литературная сказка известного писателя прошлого века и весьма традиционно поставлена. На сцене – красочный задник, определяющий место действия, «говорящие» волшебные деревья, на полянке – грибы, цветы. Появляется старушка с батожком, и.. сказка начинается. Все персонажи милые, особенно выразителен пудель и куклы, но вот главная героиня показалась очень уж агрессивной и злой, буквально до самого финала. Поэтому внезапный приступ доброты и ее перерождение – не убедительны. Но самое тревожное: и вторая девочка с коляской (ее играет совсем юная актриса) такая же злючка!.. Режиссеру, по-моему, нужно задуматься, какую установку давать актерам. Ведь дети понимают все наши указания буквально, особенно такие маленькие.

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Спектакль ребятам понравился, но тоже отметили, что главная героиня чрезмерно избалована и капризна, и такого благородного поступка (последний лепесток отрывает, чтобы незнакомый мальчик выздоровел) трудно от такой эгоистки ожидать. Отметили игру старушки-волшебницы и пуделя – он очарователен!..

СРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Хорошая работа, замечания вам высказаны, я могу их лишь повторить. Если вешается такой огромный задник, то он должен быть опрятным и не мятым. По ходу спектакля рассыпаются по земле баранки и валяются, никто их не торопится поднять. Здесь уже шла речь о том, что хлеб нельзя бросать под ноги!.. Финал скомкан, тороплив и неубедителен, нужно найти какие-то способы подготовить перерождение «плохой» девочки в «хорошую».

О. СЕРАФИМ (член жюри). Спектакль цельный, замечательный, для малышей – просто подарок. Претензии те же - повторяться не стану, уверен, что режиссер сделает полезные выводы из обсуждения. Спасибо!

ГОЛКИН В.В. (член жюри). От этой работы веет теплом и наивностью, давно забытой современными режиссерами Я бы назвал спектакль «первобытно-общинным», поставленный в добрых старых традициях. В порядке предложения замечу: необходим оценочный процесс – от лепестка, к лепестку. В душе девочки должно что-то происходить с каждым потерянным, впустую истраченным лепестком, чтобы к финалу она была уже готова на благородный поступок.

КОШУРНИКОВА Р.В. (член жюри). Как заметила, наверное, Светлана Ильинична, оба жюри (и взрослое, и детское) единодушны в оценке вашей работы. Спасибо за добрую, традиционную (в хорошем смысле слова) сказку, без всяких заумных трактовок и «я так вижу» новомодных режиссеров. Есть некоторые замечания и пожелания. На авансцене красуется мухомор, который никак не обыгран, в таком случае – зачем он вообще здесь?.. Очень долго и утомительно бегают друг за другом пудель и девочка. Слишком поздно появляется больной мальчик, которому решила отдать последний лепесток героиня. Мальчик должен появиться раньше, чтобы девочка заметила его, чтобы какие-то отношения были намечены и развивались от свидания к свиданию. Иначе, как объяснить, почему он ей понравился? Когда они успели подружиться?.. Ведь мотив должен быть очень убедительный, чтобы в сознании избалованной и эгоистичной девочки произошел такой «революционный» переворот!.. Коллеги уже говорили, что в продолжение развития действия нужно наметить шажки в направлении подобного перерождения героини. Вот, пожалуй, и все. Благодарю.

ЩЕПЕНКО М.Г. Со всеми высказанными коллегами замечаниями согласен. Самое серьезное – как подготовить героиню к совершению главного поступка. Сейчас доброта не стимулируется в ее характере, и процесс возникновения сердечности остается за кадром. У психологов есть метод, называемый «психоэлевацией», который используют для работы с актерами, попробуйте применить, чтобы злость обратить в свою противоположность. Мораль спектакля высказана прямо, но это не «режет ухо». Спасибо!



Э. Федотов. «Легенда о Молодогвардейцах» (руководитель Шишло Е.Г.)


КАГАКОВ С.А. (г. Железнодорожный). Очень хороший спектакль. Ребята понимают, что играют – патриотизм, любовь к Родине. Можно только приветствовать, что обратились к такой теме!

РЕЖИССЕР (фамилия не известна). Я плакала. Мой сын сейчас пойдет в армию, и я не буду его удерживать. Этот спектакль – отличная «точка» нашего фестиваля.

ЛАГУНОВ А.Н. (г. Боровск, режиссер). Спасибо вам за коллективный труд. В том, что на фестивале появился такой спектакль, я вижу, что в обществе произошел нравственный сдвиг, и это не может не радовать. Воздействие было бы более мощное и сильное, если бы первая часть была сокращена.

ЛУКИН Ю.Л. (г. Ивангород). В школе эта тема практически забыта, роман Фадеева исключен из школьной программы, некоторые педагоги пытаются говорить с ребятами о таких серьезных проблемах, но большого интереса с их стороны не встречают. Поэтому появление такого спектакля можно лишь приветствовать. Посмотрев его, уверен, ребята захотят прочесть и роман.

КЫНТИКОВА М.Г. (г. Серпухов, режиссер). Очень нужная и острая тема! Спектакль затрагивает самые тонкие и трепетные струны, берет за душу. Мне показалось, что излишне много в спектакле «кино», и «стрельба» в зал – в зрителей?.. И почему, узнав, что началась война, улыбаются герои, особенно радуются девушки. Почему?!

ГОЛКИН В.В. (член жюри). Спектакль создает противоречивое впечатление… Мне довелось видеть, как проводятся военные учения на Камчатке. Не мог освободиться от гнетущего чувства: случись сегодня 41-ый, мы не выстоим!.. Необходимо возвращаться снова и снова к патриотической теме, внедрять, внушать мысль о силе и достоинстве нашего государства, наших граждан, чтобы привести в действие «все дремлющие силы» общества. И это тем более важно, что школьные программы (особенно гуманитарные), по чьей-то злой воле, искромсаны, изуродованы (нарочито или по недомыслию – не будем гадать), в результате многие школьники не могут точно назвать ни дату начала войны, ни нашей победы. А уж о героических сражениях, переломивших ход войны, лучше не спрашивать, как и о партизанском движении, о героях подполья, таких как Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина, Володя Дубинин, молодогвардейцы… А недавно прошла информация, что в школе будут изучать «Гулаг» А. Солженицына… Спектакль меня взволновал, хотя сделан он без актерских открытий и держится за счет ансамбля и режиссерских находок и приемов. Излишне и чрезмерно привлечение кинохроники. Зачем, к примеру, дважды иллюстрировать начало войны, когда найден великолепный художественный прием: молодые ребята пускают в зал бумажных голубей, а на экране – тоже в зал! – летят немецкие бомбардировщики. Замечание по поводу явных длиннот, которое тут прозвучало, справедливо. Я, кстати, советовал Елене Григорьевне на этапе отбора, сократить спектакль, от этого он бы только выиграл, но… Мы видели то, что видели. С выбором актеров тоже не вполне согласен. Олег Кошевой напоминает какого-то бандита из соответствующих сериалов, на «лидера» он никак «не тянет». Понравился Земнухов, симпатична Любка Шевцова… Очень хорошо, что этот спектакль завершает наш фестиваль. Спасибо!..

О. СЕРАФИМ (член жюри). Иоанн Кронштадтский говорил, что существует Отечество Небесное и Отечество земное, и любовь к первому есть проявление любви ко второму. Великая Отечественная война – это перелом в истории нашего Отечества, когда народ опомнился от беспамятства, когда началось возвращение к вере, когда начали открываться церкви…Спасибо вам, друзья, за обращение к этой святой для нас теме – Великой Отечественной войне, к подвигу нашего народа. Это особенно важно сейчас, когда пытаются переписать историю, когда сознательно замыливаются те образы, которые были дороги не одному поколению. Сегодня с печалью узнал, что «Молодая Гвардия» с 1993 года исключена из школьной программы. Но память об этих прекрасных молодых людях нужно обязательно возвращать. И этот спектакль я смотрел и плакал. Ведь заняты в нем такие же молодые юноши и девушки, которым придется в суровую годину встать на защиту своей Родины… Замечания мои не слишком категоричны, но сделать я их должен. Резанула неприятно массовка в униформе «Единой России» (футболки, головные платки с логотипом той партии, которая стала очень сильно напоминать Коммунистическую партию Советского Союза). Она теперь очень популярна, туда рванули и актеры, и спортсмены, и различные общественные деятели. Посыл режиссера понятен – организовать диалог между «сегодня и вчера», но причем тут «Единая Россия»?.. И выбор актера на роль Олега Кошевого, на мой взгляд, не совсем удачен, почему-то напоминает он Сашу Белого в исполнении Безрукова. А в целом, повторяю, спектакль производит сильное впечатление.

КОШУРНИКОВА Р.В. (член жюри). Я продолжу мысль, которую высказал О. Серафим, об актуальности подобного разговора с молодежью на святую для нашего народа тему. Расскажу об одном случае, который произошел в одном сибирском городе много лет назад. У «Вечного Огня» патриотично настроенные молодые люди, школьники и студенты установили «Пост № 1» по примеру того, что у Кремлевской стены. Другие молодые люди, типа героя Сергея Безрукова, объявили «патриотам» войну и решили вынудить их покинуть пост, чтобы погасить Вечный огонь. Дело дошло до оружия. Но и под страхом получить пулю паренек уйти отказался и… был убит «Белым». Меня тогда потрясла эта история, и я написала пьесу «Игра в солдатики», по которой был поставлен спектакль в Смоленском театре, который вызвал примерно такой же интерес, как и сегодняшний. Вспомнила эту историю исключительно для того, чтобы подчеркнуть, что тема «Памяти» востребована всегда, каждым новым поколением, и мы, взрослые, обязаны поддерживать эти святые порывы в наших детях. Рассказывать о благородных примерах, о деятельности поисковых отрядов, о восстановлении памятников погибшим героям, о защите тех, кто защитить себя уже не может. Поэтому горячо приветствую талантливую работу псковитян и низко им кланяюсь. Спасибо!..

СТРЕЛЬЦОВА Е.И. (член жюри). Это сложный спектакль, и по выбору темы, и по режиссерскому решению. Как я догадываюсь, Елена Григорьевна имеет профессиональное режиссерское образование?.. Это чувствуется. Но если разбирать по эпизодам, что взволновало?.. Это те эпизоды, которые были сыграны «живыми» людьми, когда есть контакт, когда герои общаются друг с другом. Иллюстративность в виде массовок, включения кинохроники, «тех» песен нарушает процесс, а подчас и разрушает. Актерам очень трудно переключаться из одной реальности в другую, снова обретать то психологическое состояние, которое необходимо для раскрытия смысла, характера персонажа. Главная моя мысль: сколько напридумывали, столько и напортили. Попытка завлечь современного юного зрителя известными, броскими приемами иногда кончается фиаско. А если попробовать увлечь молодых людей психологией? Если поговорить с ними? Доверительно, честно, в тишине?.. Именно эти эпизоды (объяснение Вани Земнухова в любви, прощание перед казнью молодогвардейцев, сыгранное в ином пространстве, не касаясь друг друга) запоминаются, и щемит сердце. Спектакль этот, безусловно, яркая эмоциональная «точка» фестиваля.

ПОЛЯКОВА В.Г. (детское жюри). Впечатление сильное. Особенно – сцена прощания. Но зачем «тусовочные» танцы? Ребята заподозрили, может быть, это «подтанцовка «Единой России»?.. Излишне много «кино», хотелось бы побольше слов на сцене.

ЩЕПЕНКО М.Г. Очень много хороших слов хочется сказать этому коллективу. Тема – светлая, она не оставляет равнодушными зрителей. На прошлом фестивале было два спектакля, посвященных Великой Отечественной войне – «Потомок» и «А завтра была война», оба вызвали очень сильные эмоции. О чем это говорит?.. О том, что есть к этой теме интерес, есть потребность прикоснуться душой к чистому и святому… Что касается конкретного спектакля, замечания, которые тут были высказаны, думаю, будут услышаны режиссером. В театре есть понятие - «закономерная неожиданность». Сегодня неожиданность была, а закономерности не было. И надо резать «по живому», от этого спектакль только выиграет, станет более емким и «упругим». Нужно переодеть массовку, рекламу «Единой России» на таком спектакле делать не следует. На футболках – огромное «Я», а тогда были «МЫ», символично, не правда ли?.. На сем мы закрываем нашу «Лабораторию», надеюсь, мы были терпимы друг к другу, дружелюбны и расстаемся с легким сердцем до встречи через год.

БУЙКО В.О. (руководитель молодежной студии театра «Вiдарыс», Беларусь, Минская область, г. Борисов). Спасибо, дорогие коллеги, за дозу вдохновения и духовности! Этот фестиваль в отличие от прочих несет чистоту и свет. Это как оазис в пустыне. Спаси вас, Господи!


[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com