Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Россия / Русская Православная Церковь / ЦЕРКОВЬ И ОБЩЕСТВО / ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕСТВА ГЛАЗАМИ СВЯЩЕННИКА / Интервью с протоиереем Георгием Митрофановым / Религия и общество: конфликт или сотрудничество? Ведущие: Михаил Титов, Алексей Завьялов. Гость: Георгий Митрофанов, протоиерей, профессор Санкт-Петербургской духовной академии

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

Религия и общество: конфликт или сотрудничество?
 
Ведущие: Михаил Титов, Алексей Завьялов
Гость: Георгий Митрофанов, протоиерей, профессор Санкт-Петербургской духовной академии
 
 
М. ТИТОВ: Сегодня заканчивается визит в наш город Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Программа пребывания владыки была достаточно объемной. Назову только два пункта – это празднование 200-летия Духовной Академии и заседание Священного Синода. Мы решили, что это вполне достойный повод поговорить о том, куда Церковь идет, кого с собой зовет и кто на этот зов откликается. В студии Михаил Титов и…

А. ЗАВЬЯЛОВ: И Алексей Завьялов. Вы можете присоединиться к нашему разговору по телефонам, также ждем ваших сообщений  и мнений на сайте.

М. ТИТОВ: Наш собеседник – священник и историк, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Георгий Митрофанов. С минуты на минуту он появится в нашей студии. 
По данным, в целом, почти 60% россиян считают себя православными, но только треть опрошенных имеет преставление о том, что такое Пасха, и всего 10% назвавших себя православными ходят в церковь. Вот вам и показатель нашей религиозности.
Мы начинаем разговор о Церкви и ее месте в нашей жизни. Напомню, наш нынешний гость – историк и священник, преподаватель Санкт-Петербургской Духовной Академии Георгий Митрофанов. Отец Георгий, я нашим телезрителям сейчас, наверно, открою, ну не знаю, насколько это секрет, но, во всяком случае, раскрою наш разговор, который мы вели сейчас во время этой рекламной паузы. И Вы готовы даже скорректировать те данные, которые я озвучил, вот эту выборку вциомовскую, где, там, только 10%, да, так называемых православных людей, которые ходят в церковь. Вы мне сказали, что в церковь ходит еще меньше народу.

Г. МИТРОФАНОВ: Корректировка моя будет, к сожалению, не в пользу Церкви. И связано это с тем, что настоящим воцерковленным христианином будет считаться тот, кто не только крещен и ходит в храм, а кто причащается хотя бы раз в год. Так вот таковых христиан в нашей стране насчитывается 3-4%. В провинции этот процент еще меньше – 1,5-2%. И это свидетельствует о том, что, наверно, с середины 90-х годов у нас, по существу, прекратился рост вот именно тех, кто является практикующими христианами. И здесь перед нами как раз встает проблема, о которой писал еще Лесков: Русь крещена, но не просвещена.

М. ТИТОВ: Слушайте, а кто в этом виноват-то? Не виновата ли в этом сама Церковь, что она, в конце концов, сама, на своей канонической территории перестала заниматься людьми? То есть мы с Вами начали говорить: она начала заниматься обустройством храмов, но при этом она забыла о том, что эти храмы должны посещать люди, которые видят не только внешнюю обрядность – я надел на себя крест,  я перекрестился и у меня есть дома Библия, в которую я, быть может, ни разу не заглядывал, но при этом я воспринимаю себя православным человеком.

Г. МИТРОФАНОВ: К сожалению, в Церкви сложился определенного рода стереотип, и стереотип, который существовал на протяжении многих десятилетий предшествующих. Казалось, что 900 лет христианской истории России сделали душу русского человека глубоко христианской, просто условия советской действительности, когда храмов мало, когда люди ничего не знают о вере, приводят к тому, что большинство людей живут вне Церкви. Вот казалось, что достаточно восстановить храмы, открыть храмы, открыть монастыри, и являющиеся в душе своей христианами русские люди пойдут в эти храмы и монастыри. На самом деле, 70 лет советского периода привели к тому, что наш народ действительно расцерковился. И начинать, конечно, нужно не только и не столько со строительства храмов, сколько с возвращения наших с Вами сограждан, наших с Вами соотечественников в православную веру. Нужно сначала русских людей вновь сделать христианами. Показательно, что миссионеры разного рода, отдавая себе отчет в том, что русские люди никогда не были, скажем, баптистами или иеговистами, занимаются не столько храмами, сколько работой с людьми.

М. ТИТОВ: Вот у нас – я Вас перебью – цитата с форума. Анна пишет: «Секты уже достали, они уже звонят домой и хотят поговорить о Библии. А вот православные священники почему-то не так активны в своих проповедях и все никак не хотят выйти к народу на понятном русском языке. В этом время секты-мошенницы захватывают все больше душ».

Г. МИТРОФАНОВ: Во-первых, не надо преувеличивать успехи разного рода сект, потому что советский человек оказался удивительно нечувствителен к какой бы то ни было религиозной проповеди. Что же касается Православной церкви, то не надо забывать того обстоятельства, что о православной вере нашим современникам напоминает и русская история, которую не очень-то хотят знать, и русская литература, которую они предпочитают не читать. Я думаю, что здесь нужно говорить об обоюдной вине как духовенства, так и нашего общества, которое, говоря о необходимости выработки какой-нибудь очередной национальной идеи, забывает о том, что основой любой русской национальной идеи исторически всегда была православная традиция.

М. ТИТОВ: Отец Георгий, а может быть, что-то менять надо в устройстве Русской Православной церкви, потому что современный человек, он ленив, он, я не знаю, чревоугоден. И мы говорим о нынешней России как о стране общеевропейской, как о стране, я не знаю, всемерного и всемирного потребления. Может быть, Церкви каким-то образом подстроиться под это, прийти на дом, как приходят вот эти радушные Свидетели Иеговы. Они улыбаются и говорят: Вы хотите поговорить о Боге? - у нас есть книга, давайте поговорим, посидим с Вами чаю попьем, у нас достаточно много времени. Почему те молодые священники, которые выходят сейчас из ваших стен в том числе, они не могут поступать так же, например? И если мы заглянем в евангельское учение, так, извините, апостолы там – они занимались тем же самым, чем ныне занимаются последователи отнюдь не христианских течений.

Г. МИТРОФАНОВ: Я не думаю, что нашей Церкви следует пренебрегать той традицией, которая позволяла ей осуществлять свою деятельность на протяжении веков. Я бы вот на что обратил Ваше внимание: ни один священник, ни один миссионер не может сделать за того человека, которого он обращает, его главную внутреннюю работу – работу по преображению самого себя, по изменению самого себя. Вы правы – мы действительно сейчас создаем общество потребления, причем потребления не столько духовных, сколько материальных ценностей.

М. ТИТОВ: И мы, по все видимости, от этого никуда не уйдем.

Г. МИТРОФАНОВ: И исходя их такого рода состояния нашего общества, нам, конечно же, необходимо решить для себя следующую задачу, осуществить следующий выбор: хотим ли мы добиться массовости в Церкви за счет профанирования ее тысячелетних устоев, или же мы примем для себя ту реальность, которую  приняли для себя уже западные христиане, а именно: христианская Церковь в современном обществе массового потребления обречена быть Церковью меньшинства, но это меньшинство должно быть действительно просвещено, должно быть активно. Но попытаться растранжирить то, что в Церкви созидалось на протяжении многих веков за счет вот этой массовости – это значить лишить наших современников окончательно представления о том истинном, подлинном христианском идеале, который сохраняется сейчас только в церковной традиции.

М. ТИТОВ: Давайте сейчас послушаем, что беспокоит наших телезрителей. У  нас есть звонок. Алло, добрый вечер, мы Вас слушаем.

ЗВОНОК: Меня зовут Лена. Добрый вечер. У меня не вопрос, я хочу немножко рассказать о ситуации. Я нахожусь в декрете, родила ребенка, хотела его покрестить. Пришла в церковь, в соответствии с тем, что финансовое состояние очень нестабильно, искала крестик маленький, недорогой. И когда я спросила у бабулек, которые там работают какой-нибудь дешевенький крестик, мне нахамили и сказали: а что ты сюда пришла без денег? Вы знаете, вот это очень, наверно, обидно и неприятно слышать такое вот в церкви, когда говорят так.

М. ТИТОВ: Спасибо, Лена, мы вас поняли. Отец Георгий, вот смотрите. На самом деле, нынешняя Церковь даже при том притоке молодых людей, которые туда приходят – я не знаю, для чего: из-за того, что это модно стало, из-за того, что им интересно – но она все так же остается Церковью вот этих бабушек, которые сидят на входе, стоят на входе, которые указывают на то, как тебе нужно вести: ты не так накрашена, ты почему  в такой юбке, ты почему в брюках. И соответственно, мне, например, как человеку, который впервые приходит в церковь, еще и видеть ценники у входа в храм – естественно, у меня волей или неволей закрадывается сомнение: а туда ли я пришел вообще и не пойти ли мне поискать где-то в другом месте?


Г. МИТРОФАНОВ: Не надо удивлять тому, что в нашей Церкви присутствуют те же самые хомо советикусы, которые дополняют наше общество в целом. Надо отдавать себе отчет в том, что вот эти самые церковные бабушки…

М. ТИТОВ: Извините, я Вас перебью – я просто сейчас ремарку вставлю: вот Вы знаете, парадоксальная ситуация, что бабушка – это бабушка, которая была 30 лет назад комсомолкой, она сейчас пришла в церковь…

Г. МИТРОФАНОВ: Совершенно верно.

М. ТИТОВ: …И начинает та диктовать и командовать точно так же, как она командовала комсомольской организацией.

Г. МИТРОФАНОВ: Те воцерковленные старушки, о которых мы любим вспоминать, давно уже исчезли. Комсомолки 50-х и 60-х годов, которые выполняют теперь функции церковных старушек, - это люди, которые, как правило, практически ничего не знают ни о церковной культуре, ни тем более богословских каких-то познаний у них нет. Это люди, которые на склоне лет приходят в церковь, не зная ничего и неся в себе массу тех самых комплексов, которые наполняют души многих наших современников.

М. ТИТОВ: Так, может, как-то вот избавиться?..

Г. МИТРОФАНОВ: А ориентироваться надо не на старушек, конечно же, а на то, чтобы самому предпринять какие-то усилия, чтобы вступить в разговор со священником, чтобы попытаться в конечном итоге получить какую-то действительно достоверную информацию о церковной жизни из первого источника.

М. ТИТОВ: Отец Георгий, но встречают-то все равно по одежке.

Г. МИТРОФАНОВ: Вы знаете, если человек действительно озабочен тем, чтобы как-то внутренне измениться, обрести в себе веру во Христа, он переступит через подобного рода искушения. Убежден, что звонившая к нам женщина вряд ли является сама воцерковленным человеком, практикующей христианкой. Потому что если бы это было так, она был пришла в свой приходской храм и таких вопросов бы странных не задавала. Более того, любой священник, конечно же, обязан крестить человека бесплатно, если у человека нет для этого средств. Другое дело, что большая часть тех, кто принимает сейчас крещение в наших храмах, не пройдя никакой катехизации, никакого предварительного научения основам христианской веры, осуществляет это, как магический обряд. И я думаю, что данной женщине надо задуматься, а почему случилось так, что в храме ее встретили подобного рода искушения – искушения такого же рода, какие могли с ней встретиться в любом универсаме.

М. ТИТОВ: У Вас какая-то странная логика – то есть, она оказалась и виновата в том, что с ней произошло?

Г. МИТРОФАНОВ: Вы знаете, храм – это не комбинат ритуально-бытовых услуг, которые он должен предоставлять по первому требованию каждого клиента. Храм – это действительно церковь.

М. ТИТОВ: Отец Георгий, вот представьте ситуацию. Возьмем меня, например – такого абстрактного меня – пришел я в церковь, наполненный вот просто самыми позитивными эмоциями. И вдруг я встречаю эту бабушку, я вижу эти ценники, мне говорят: заплати 200 рублей за крещение, купи вот эту книжку, вот эту и вот эту. Это же коммерческая лавка, а не храм получается.

А. ЗАВЬЯЛОВ: Я, Михаил, Вас перебью. Вот еще очень много вопросов на эту тему на нашем форуме. Вот Зинаида, например, пишет (причем у нее такое интересное сравнение): «В любом храме на любую услугу прайс – не покрестят и не отпоют, если денег нет. В мечети, например, сколько дадите – то есть соразмерно совести и кошельку. Вот и разница».

Г. МИТРОФАНОВ: В разных храмах бывает по-разному. И  я могу сказать совершенно определенно, что в ситуации, когда какой-то священник – не бабушка, а именно священник – отказывается совершать ту или иную церковную требу бесплатно, если у человека действительно для этого нет возможности, такой священник вправе стать предметом, вообще-то, серьезного разбирательства наших церковных властей.

А. ЗАВЬЯЛОВ: То есть тут человек уже о конфессии задумывается.

Г. МИТРОФАНОВ: Вы знаете, а это как раз говорит о том, что человек сам еще не разобрался в своей духовной жизни. Неужели Вы не понимаете той очевидной истины, что духовной жаждою томимый человек подобного рода искушения преодолеет. Мы ведь не должны думать, что в Церкви собираются какие-то идеальные люди – собираются люди, подобные всем нам, наполняющие всю нашу жизнь. И уж коль скоро наш народ позволил на протяжении нескольких десятилетий уничтожить свою Церковь, пускай он не удивляется, что Церковь вышла из этих гонений искалеченной, во многом несущей на себе отпечаток вот того самого обезбоженного общества, в котором мы жили и во многом еще продолжаем жить.

М. ТИТОВ: Мне кажется, что проблема как раз еще и в том заключается, что очень многие после падения коммунизма искали некоего идеального места, и оно нам виделось как раз внутри этой Церкви. А когда мы пришли туда, мы поняли, что оно такое же неидеальное, как и наш советский строй, такое же неидеальное, как нынешнее нечто, где мы сейчас живем.

Г. МИТРОФАНОВ: Вы знаете, Церковь, как и наша страна, они будут такими, какими их делаем мы. Если и мы идем в храм просто как пассивные потребители, мы и получаем соответствующее удовлетворение своих потребностей на постсоветском уровне. А если мы идем туда для того, чтобы чем-то пожертвовать, что-то дать – не деньги за ту или иную требу, а частицу своей души, - то мы постепенно будем открывать  для себя в Церкви совершенно иные стороны. Вот почему человеку, идущему в церковь, нужно помнить всегда об одном: путь его к Богу всегда будет трудным.

М. ТИТОВ: У нас есть вопросы от телезрителей. Алексей?

А. ЗАВЬЯЛОВ: Да. Вот, отец Георгий, Маргарита интересуется, почему нельзя посещать храм женщинам в брюках? «За границей можно проходить в любой одежде, у нас выгоняют, еще и поэтому у нас меньше процент посещаемости».

Г. МИТРОФАНОВ: Я думаю, что если для Маргариты так важно, чтобы в определенного рода одежде представать перед Богом в храме – это ее проблема. Убежден и, собственно, могу в данном случае сослаться на собственный опыт, что во многих храмах внешний вид человека не имеет такого принципиального значения. Конечно, в храм можно приходить в той одежде, в которой человек ходит обычно. И меня, например, совершенно не интересует, в брюках или с непокрытой головой стоят у меня прихожанки, потому что меня интересует то, что происходит в их душах. К сожалению, у нас случилась такая ситуация, что люди часто не столько живут религиозной жизнью, сколько имитируют религиозную жизнь. Поэтому для них изменение вот такого ритуально-атрибутивного образа гораздо важнее жизни духовной. И на это поддаются многие священники. Воцерковляется человек, как ему кажется, начинает ходить в несусветном, якобы православном одеянии, платке, с великопостным выражением лица даже в периоды двунадесятых праздников – ему самому кажется, что он изменился и стал православным, священнику кажется, что этот человек изменился и стал православным. А на самом деле, идет обыкновенное лицедейство. Поэтому нужно прежде всего обращать внимание на души людские и тем, к кому приходят эти самые христиане – священникам, и самим этим христианам.

М. ТИТОВ: Отец Георгий, если Вы сейчас уже ступили на этот путь – назовем его условно – реформаторства, почему не пойти дальше? Вы сами говорите, что это атрибутика, причем атрибутика, которая не играет абсолютно никакой роли. Почему Церковь в таком случае так держится за старославянский язык? Человек, приходящий в храм, он просто не понимает, о чем служба, что происходит. Почему нужно стоять 3 часа? Почему нельзя поставить лавочку и присесть во время службы? Вот эта вот отягощенная, на мой взгляд, история, она тоже отчасти отпугивает прихожан от Церкви.

Г. МИТРОФАНОВ: Вы знаете, самый простой способ облегчить жизнь человеку вообще – это избавить его от каких бы то ни было традиций, от каких бы то ни было условностей. И человек тогда будет очень свободен, только будет напоминать животное. Любая культура предполагает определенного рода ограничения, определенного рода условные, принятые принципы, следуя которым человек и начинает менять себя в смысле обретения некой культуры. Церковь – это очень сложная культура. Есть элементы изменчивые, второстепенные, но есть элементы, отказ от которых будет чреват очень большими негативными последствиями.

М. ТИТОВ: Чем вы готовы, например, поступиться, чтобы – ну, я не говорю сейчас о том, чтобы привлечь процент прихожан, а хотя бы просто  для того, чтобы Церковь стала наконец более понятной?

Г. МИТРОФАНОВ: Безусловно, проблема платков и штанов – это не проблема. Отстаивая незыблемость, так сказать, этих принципов, Церковь не будет, конечно же, права. Мало-мальски просвещенный священник и не будет из  этого делать какую-то серьезную проблему. Что же касается таких тем, как, например, структура богослужения – да, безусловно, богослужение, которое опирается на устав, созданный в монастырях, оно тяжело для современного человека. Но в подавляющем большинстве храмов приходских, а не монастырских, богослужение сокращается, сокращается в меру ревности священника и прихожан, в меру их церковной просвещенности. Сокращается – устав-то в большинстве храмов сокращенный. Это - во-первых. То же самое можно сказать и о постовом уставе. Конечно же, пост – это задача для нормальных взрослых здоровых людей. Если человек болен, если речь идет о ребенке, если речь идет о кормящей матери или беременной женщине – конечно, постовой устав в отношении к ним не должен применяться и не применяется. Вы напрасно думаете, что Церковь упорно стоит на каких-то архаичных средневековых представлениях.

М. ТИТОВ: В моем представлении, она именно такая закоснелая структура – знаете, вот как она пришла, там, с 988 года, когда Русь была крещена – 988-й, я не ошибся? – и плавно перенесена вот сейчас в 2009 год, и собственно, ничего не изменилось…

Г. МИТРОФАНОВ: На самом деле, изменилось очень многое, и не все перемены, может быть, даже были и позитивны. Но мы должны отдавать себе отчет в том, что, к сожалению, между современным человеком и культурой вообще существует огромная дистанция. Мы живем в обществе, когда на самом деле существует две культуры: подлинная классическая – литературы или музыки, и суррогатная, массовая культура. Так вот Церкви очень опасно пойти по пути массовой культуры, превращения себя одновременно и в комбинат ритуально-бытовых услуг, и в центр примитивных развлечений современных обывателей. Кто, как не Церковь, должен напоминать современному обществу о подлинной культуре – и культуре слова, и культуре музыкальной, и культуре художественной. И с этой точки зрения проблема богослужебного языка не так проста, как может показаться. Уверяю Вас, что и русские  тексты богослужения в переводах Аверинцева так же трудно воспринимаются нашими современниками, как церковнославянские тексты. Но нельзя же при этом превратить богослужебный язык в современный жаргон? Это тогда будет действительно отказ от великого культурного наследия, которое мы и так в значительной степени растеряли.

А. ЗАВЬЯЛОВ: Отец Георгий, вот еще вопрос на форуме. Андрей спрашивает. Пишет: «Я православный (Андрей, в смысле, православный), но в церкви Питера не хожу. Почему? все просто – поговорить со священником можно только, когда священник никуда не торопится. А у петербургских священников нет времени – они заняты бизнесом. Если душа требует, еду в маленькие приходы». Можете прокомментировать?

Г. МИТРОФАНОВ: Я думаю, что данному человеку нужно, наконец, обрести для себя какой-то постоянный приход. Если он на этом приходе будет бывать достаточно регулярно, у него сложатся отношения со священниками достаточно глубокие и открытые, я думаю, что у них будет находиться для него больше времени. А вот это путешествие по приходам в конечном итоге может сделать из него религиозного праздношатая, который так и не найдет возможности по-настоящему поговорить со священником. Другое дело, что по опыту своего более чем 20-летнего священнического служения могу сказать, чтоб большая часть вопросов, которые адресуют нам, священникам, не требует никакого серьезного ответа. И у многих людей, приходящих в храмы, возникают вопросы, не имеющие никакого отношения к религиозной жизни. Им нужен психотерапевт, им нужен просто собеседник, им нужен маг и чародей. Но никаких духовных запросов подлинных у них нет. Поэтому когда священник уклоняется от какого-то разговора – это не всегда результат его излишней занятости сторонними проблемами. Иногда священнику нужно дать человеку понять, что никаких подлинно религиозных вопросов у него нет, и он должен просто подумать о самом себе сам.

М. ТИТОВ: Отец Георгий, у нас очень мало времени остается. Я хочу еще пару вопросов Вам успеть задать. Первый: не мешает ли вам государство жить? Как известно, Церковь у нас от государства отделена. Но при этом посмотрите: первые лица государства явно или  неявно демонстрируют свою лояльность по отношению к Русской Православной церкви. На мой взгляд, некую часть населения это отпугивает, потому что Церковь превращается в некий придаток государственной власти, да? - я не знаю, как идеологическую комиссию при ЦК КПСС, или, там, при партии «Единая Россия». Вот это так или нет?

Г. МИТРОФАНОВ: Во-первых, мы не должны лишать первых лиц нашего государства свободы совести.

М. ТИТОВ: Я не лишаю ни в коем случае.

Г. МИТРОФАНОВ: Если у них действительно возникает желание посетить храм, если они являются людьми церковными – это их, собственно, право.

М. ТИТОВ: Скажите, на Ваш взгляд, место Церкви, где оно должно быть – здесь, здесь, посередине, с какого фланга?

Г. МИТРОФАНОВ: Церковь прежде всего должна помнить о том, что она царство не от мира сего. И должен сказать, что в значительной степени сами представители нашего духовенства склонны своим заискиванием перед той же властью создавать и у власти, и у многих наших современников впечатление, что Церковь наша без государства не может обойтись.

М. ТИТОВ: Извините, я Вас перебью. Вы как-то настолько откровенно говорите обо всем этом, что, Вы знаете, у меня волей или неволей возникает мысль о том, что уж не революционер ли Вы такой внутрицерковный. Потому что я, еще готовясь к интервью с Вами, посмотрел несколько Ваших статей, и в общем-то то, что Вы отчасти оправдываете генерала Власова, скептически достаточно относитесь к канонизации императора Николая II – у меня вот возникла такая мысль. А сейчас, когда Вы начинаете, по сути дела, и меня убеждать в том, что в Церкви не все так благополучно, как казалось бы, - вот что-то как-то… необычно, да.

Г. МИТРОФАНОВ: Вы знаете, одной из главных проблем нашей страны в современных условиях является постоянная ложь. Более изолгавшейся страны, чем наша, после советского периода, наверно, нет во всем мире. И вот необходимость говорить правду, в том числе и о самих себе, является очень важным элементом нашей жизни. Этого нам недостает. Мы должны помнить, что отец лжи – дьявол. И если мы столько действительно лгали о самих себе, пытались выдать себя за кого-то другого, представить себя лучше, чем мы есть, и в результате пришли вот к такого рода печальному результату – задача созидания нашей страны должна начинаться с того, чтобы мы по крайней мере, не лгали друг другу о самих себе. Действительно, нужно признать, что наша Церковь, пережив колоссальный погром ХХ века, вышла из него, потеряв очень много. И не может быть наша церковная жизнь более благополучной, чем жизнь всего нашего общества. И если мы прямо и честно будем говорить друг другу о наших проблемах – и церковных, и общественных – вот только тогда, возможно, у нас найдутся силы для того, чтобы эти проблемы решить. Поэтому не надо исходить из того, чтобы дух триумфализма в ситуации, когда никакого триумфа нет, лишил нас возможности по-настоящему что-то созидать. Вспомним, что проповедь Христа начиналась со слов «Покайтесь! Да приблизилось Царствие Небесное».

М. ТИТОВ: Отец Георгий, у нас секунда – последний вопрос. Не кажется ли Вам, что введение в школах курса «Основы православной культуры» расколет и без того расколотое общество?

Г. МИТРОФАНОВ: Не кажется, потому что мы живем с Вами в России, а это страна, история и культура которой была пронизана православной верой. Русская история созидалась православными христианами, русская литература писалась православными христианами. Православная вера – это культурообразующая религия нашей страны.

М. ТИТОВ: Пожалуй, точка зрения, с которой тоже можно было бы поспорить, однако, времени уже нет. У нас в гостях был историк и священник, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Георгий Митрофанов. Спасибо Вам огромное.

 
23 октября 2009 года

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com