Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Россия / Русская Православная Церковь / СУДЬБЫ / Два отца Андрея. Екатерина Гусева

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
 
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
21 ноября 2006 года
 
ДВА ОТЦА АНДРЕЯ
 
В пяти километрах от города Сердобска Пензенской области на Сазань-горе в начале ХХ века был мужской монастырь. Основателем монастыря считается сердобский мещанин Андрей Николаевич Грузинцев – впоследствии отец Андрей. Он был состоятельным человеком и на собственные средства построил часовню и пещерный храм. С приходом советской власти монастырь прекратил свое существование.
И вот уже теперь, в прошлом году иеромонах отец Андрей взялся за восстановление монастыря.
Ольга Каширина родом из Сердобска. О возрождении монастыря, о том, как по всей России люди постепенно возвращаются к вере в Бога, беседует она с отцом Андреем.
 
О.К. – Расскажите о том, как Вы пришли к Богу, как стали священником.
 
О.А. – Моя семья была не то, чтобы верующая, но как сейчас говорят – сочувствующая. Как я помню с детства, дома всегда висели иконы – Спасителя и Божьей Матери, Казанская. Всегда носил крестик, не знаю почему, но мне нравилось его носить. Однажды, – я был тогда в классе третьем, – один активист-пионер увидел на мне крестик и сказал – что это? – попам здесь не место. Он был такой смугленький, так я ему ответил – а чуркам здесь тоже не место. Вот у нас и получилась драка. В храм я заходил часто, меня просто тянуло туда – нравилось пение, запах ладана, вся церковная атмосфера. Перед тем как идти в армию – я зашел в храм, взял благословение у священника. У нас был очень дружный полк. Помню, тогда в Буденовске захватили больницу и 30 человек ребят наших должны были туда отправить – и мы все очень за них переживали. Так вот я подошел к ним и предложил – Ребята, давайте пойдем в храм и поставим свечки, чтобы вы вернулись домой. – И мы все пошли в храм. Так получилось, что они даже не доехали, как их вернули назад. Так я их повел снова в храм – уже поставить свечки в благодарность Богу.
 
После армии меня пригласили работать в детский центр преподавателем юннатского кружка, так как я закончил сельскохозяйственный техникум, и образование мое подходило. А детский центр находится прямо напротив собора. Летом пока работы не было, я все время проводил в соборе, наслаждался службами, церковным пением.
 
Началась работа, и я понял, что преподавательская работа – это не мое. Однажды к нам на педсовет пришла регент из собора и стала приглашать петь в хор, так как не хватало мужских голосов. А я в то время еще работал на второй работе, тяжеловато мы с мамой жили, денег не хватало. Я подрабатывал диск-жокеем на дискотеке в парке и настолько эту работу не любил, что тут же уволился и пришел петь в храм. Меня взяли, так как слух у меня есть, голос тоже, но нотной грамоты я не знал.
 
Как же мне нравилось петь в храме! Я когда первое время ходил – у меня просто все трепетало внутри, как будто огонь горит и все тело жжет. Я всех спрашивал в хоре – что это такое, но они все светские были, говорили – красота музыки. Но я же музыку и раньше слушал – ничего такого не было. И только потом я подошел к матушке Харитине и она мне объяснила, что это меня так благодать коснулась. Стал я ходить каждый день в храм – покойников отпевать, венчать – ну, конечно, дома был жуткий скандал, так как я бросил и дискотеку, и преподавательскую деятельность. Материальное положение у нас с мамой было тяжелое, я получал где-то тысячи полторы, а в церковь пришел рублей на 80. Это было для меня первое испытание. Помню, псаломщица Мария Георгиевна сказала – это тебя Господь проверяет, устоишь ты или нет. А потом Господь тебе даст болезнь, а потом в храме на тебя будут склоки и напасти. Все это ты должен претерпеть – и только тогда пойдешь к Богу так, как надо.
 
Все так действительно и произошло. Мама со временем сама пришла в храм. В соборе считали, что я уже достоин поступать в семинарию. Я поехал сначала в московскую, не поступил, а поступил в саратовскую. Проучился я в семинарии только год, и у нас в соборе освободилось место священника. Мне предложили перевестись на заочное – и начать служить. Я подумал и согласился. Владыка Серафим не очень благословлял на монашество, а на целибатство (неженатый священник, не дававший монашеских обетов) было можно. Маме я ничего не объяснил, а сама она не знала церковных правил. Я ей сказал, что потом женюсь, найду невесту хорошую, достойную матушку и женюсь.
 
1 августа, на Серафима Саровского, меня рукоположили в дьякона, а на следующий Ильин день – я стал священником. Помню, я приехал домой, и мы с мамой пошли по улице – я шел в полном священническом облачении, а она рядом со мной просто вся сияла от радости и гордости, что ее сын достиг таких высот.
 
О.К. – Батюшка, а Вам самому никогда не хотелось семью, детей?
 
О.А. – Нет, мне очень нравится, что я один. Часто ко мне приходят люди со своими проблемами – сын наркоман или дочь родила без мужа. Я помолюсь с ними, а сам подумаю – Господи, как я Тебе благодарен, что я один. После смерти владыки Серафима я поехал к владыке в Мордовию просить разрешение принять монашество. Он благословил, и 12 декабря меня постригли и нарекли Андреем в честь Андрея Первозванного. Вот так я жил и служил в соборе Архангела Михаила, пока не возникла идея написать книгу об истории храмов Сердобска. У меня много друзей историков, материалов и старых фотографий. Но когда встал вопрос о Казанской Алексиево-Сергиевской пустыни, выяснилось, что о ней мы совсем ничего не знали. И меня это как-то задело – я иеромонах, а о мужском монастыре, который находится совсем рядом с городом, ничего не знаю. В 2004 году мы туда поехали с одним из соавторов и отыскали место, где были засыпаны пещеры. Но тут у меня заболевает мама раком и через три месяца умирает. Мне было не до того, чтобы заниматься книгой. Перед смертью мне мама рассказала потрясающий факт.
 
Мне было 2 или 3 годика, мама собирала вишни в саду, а на колодце стоял таз с вишнями и я сидел на крышке колодца и ел вишни. Крышка обломилась, и я улетел в колодец вместе с тазом. Колодец семиметровый – 4 метра до воды, остальные 3 – вода. Сам я все это хорошо помню – и как я упал, и как меня вытащили. Мама бросила ведро, с барабана всю цепь скрутила и кричит – сынок, держись, я тебя вытащу. Я уцепился за ведро, и она меня вытащила. Помню, меня потом долго на автобусе возили, чтобы я как-то отошел от испуга и не стал заикаться. Так вот перед смертью мне мама и рассказала, что когда она меня из колодца вытащила, то стала расспрашивать – Сынок, ты ведь там долго плавал, ты за что держался? – а я ей отвечаю – Меня тетенька в голубом посадила на кораблик и качала. – Какая тетенька может оказаться в колодце рядом с утопающим младенцем? Конечно, это была Матерь Божья. Я думаю, Она меня спасла для того, чтобы я монастырь восстановил, Казанский, в честь Ее иконы. И вот когда мама умерла, у меня не осталось никаких мирских забот, и я решил начать работы по восстановлению пустыни.
 
О.К. – Весь город говорит о том, что вы продали квартиру и пожертвовали деньги на строительство.
 
О.А. – Я монах, и на мне мой род закончится. После моей смерти кто помолится за моих родных? Может быть это совсем мизерная, но все-таки жертва. А потом еще так сложились обстоятельства, что меня обманули – обещали дать денег и не дали. Когда мы начали строительство – денег не было ни копейки. Обещали дать 1,5 миллиона, и не дали. Я тогда уже народ поднял – работа закипела. Все, что можно было сделать вручную – мы сделали. А дальше нужны были деньги – и я подумал, что значит так угодно Господу, чтобы мы деньги собрали всем миром – ведь собирали же на храм Христа Спасителя – так собирали и мы – кто может 500, а кто и 10 рублей.
 
В монастыре был целебный источник, и вот, когда мне в первый раз показали место, где он был, я подумал, что мы ничего не найдем здесь. Там была просто свалка мусора. Так вот раскопали, расчистили. Меня заставили свезти воду на экспертизу – оказалась вода идеальная. Мы освятили источник и пошли крестным ходом 21 июля на Казанскую. Народу было очень много, день был жаркий, а идти от города довольно далеко, несколько километров. А с нами пошли и старые, и больные – но все прекрасно дошли. Было много исцелений. Одна женщина много лет была кровоточивой – а после крестного хода пришла домой здоровой. У другой – на глазу была опухоль, которая мешала глазу открываться и закрываться. Умывшись в источнике, больная ночью исцелилась.
 
Мы теперь делаем записи в книге о чудесах, так как делали раньше монахи. У нас сохранилось несколько листков из дореволюционной книги. Там есть записи об исцелении бесноватых, по молитвам отца Андрея.
 
После освящения источника решили раскопать пещеры. Я человек маловерный – сомневался, что мы источник найдем, и насчет пещер сомневался тоже, но все-таки мы решили начать копать. Первый день мы ничего не нашли, не было народа верующего, некому было молиться – я только один творил молитву Иисусову. Экскаватор покопал – не нашли мы пещеры. А на следующий день я позвал отца Иннокентия – все-таки два монаха помолятся – может быть, откроются нам пещеры. Копали, копали – вдруг тупой стук, слышно – в пустоту бьет кран. Сразу остановили экскаватор, и в яму спустился человек с лопатой. Сделали небольшую лазеечку, и туда пролез самый худенький солдатик. Посмотрел и сказал – да тут есть ходы. Я, конечно, обрадовался и решил сам залезть посмотреть. Мне показалось, что там очень сыро и совсем нет воздуха. Потом мы вызвали спелеологов – они сказали, что пещеры в нормальном состоянии, только им нужно просохнуть. Потом мы уже все откопали и обследовали. Первая комната – вероятнее всего была усыпальница, а дальше храм святителя Николая Чудотворца.
 
О.К. –А что там осталось от храма?
 
О.А. – Человек, который знаком с устройством храма, сразу поймет, что здесь было. Свод от иконостаса, ниши, где стояли иконы, даже сохранились лавочки на горнем месте, чтобы священство сидело во время чтения апостолов. Храм сделан в виде креста – одна комната – алтарь, из нее – большая комната, две боковые и притвор. У нас в плане все расчистить от земли, побелить, покрасить, развесить иконочки и начать служить. Еще хотим перезахоронить отца Андрея с городского кладбища на монастырское. Он же был основателем нашего монастыря. Он был очень богатый человек, распродал все свое имение и на эти деньги построил часовню в честь Казанской иконы Божьей Матери и подземный храм Николая Чудотворца. А потом, уже будучи монахом, стал таким молитвенником, что к нему привозили больных людей со всей округи, в основном, бесноватых. Есть свидетельства, что эти люди, закованные в цепи у ворот монастыря, исцелялись. У нас в городе есть бабушки, которые помнят отца Андрея, так вот одна из них рассказала, что после революции, когда монастырь разгоняли, он предсказал – не плачьте, монастырь восстановится и сделает это тоже отец Андрей.
 
О.К. – Батюшка, можно несколько слов о командире военной части, который вам помогает.
 
О.А. – Это замечательный человек Николай Владимирович  Гончаров. В любое время можно ему позвонить и попросить технику или людей – и он никогда не откажет. Без его помощи мы так скоро ничего бы не раскопали. Проложили дорогу, провели свет, телефон, из леса сделали парк – все благодаря его труду.
 
Историки утверждают, что это уже третье рождение монастыря. Первое было до Пугачевского бунта. Есть предание, что когда смута началась – монахи приняли пугачевцев и за это были зарублены и монастырь упразднили. В 1894 году монах Серафим поселился в пещере, и к нему потом стали присоединяться последователи, в том числе и отец Андрей, главный строитель монастыря. В 1918 году монастырь закрыли. И вот теперь мы его снова открыли и уже даже официально зарегистрировали со старинным названием – Казанская Алексеево-Сергиевская пустынь. Такое название монастыря было в честь рождения царевича Алексея. В честь его небесного покровителя – освятили один из престолов храма. У нас даже сохранилась старинная печать монастыря. Так что есть теперь в Пензенской области свой монастырь, куда можно приехать помолиться, поклониться местам, где жили угодники Божии.
 
Записала Екатерина Гусева
Санкт-Петербург

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com