Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Журнал / Зима 2006-2007. № 9 / ОБМЕН МНЕНИЯМИ, ИНТЕРВЬЮ / «Мы должны благодарить Бога, что родились в Православной стране». Беседа с диаконом Владимиром Василиком

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы

 
 
 
 
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени», проходившей с 30 сентября по 2 октября 2020 года
 
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
 
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
 

 
 
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
«Мы должны благодарить Бога, что родились в Православной стране»
 
 
Диакон Владимир Василик
 

2 октября 2006 года исполнилась годовщина диаконской хиротонии преподавателя Санкт-Петербургских Духовных школ диакона Владимира Василика. Накануне этой знаменательной даты корреспонденты официального Интернет-сайта Санкт-Петербургской Православной Духовной Академии встретились с о.Владимиром и задали ему несколько вопросов. Вниманию посетителей сайта предлагается вторая часть беседы.

- Отец Владимир, спасибо большое за Ваш более чем исчерпывающий и интересный рассказ о Вашем пути к Богу, и о тех людях, которые повлияли на Ваше духовное становление. Тем не менее, вернемся к современности и в связи с этим хотелось бы узнать, как отнеслись к Вашему решению принять священный сан Ваши коллеги и студенты в светских ВУЗах, где Вы преподаете? И как теперь Вас там воспринимают?

- Отнеслись интересно и неоднозначно. Наиболее благостной и благоприятной была реакция со стороны студентов. Некоторые из них при встрече в университете именуют меня отцом Владимиром, что доставляет мне особую радость.

Начальство же отнеслось достаточно неоднозначно. Так мой ныне уже покойный начальник, заведующий кафедрой Владимир Павлович Денисенко, очень обрадовался, даже сказал мне: «Владимир Владимирович, когда станешь священником, я, наверное, к тебе приеду». Реакция же других моих коллег, в частности декана исторического факультета, была далеко не столь радужной. И моему начальнику, не вдаваясь в подробности, пришлось приложить много усилий, чтобы сохранить status quo. В настоящее время страсти поутихли, и в общем, существует молчаливое согласие на то, чтобы я оставался доцентом на историческом факультете.

Сейчас речь идет о борьбе  за человеческие души и как говорит мой духовный наставник отец Василий Ермаков: «… за юные души русских людей, погибающих от разврата, пьянства, наркомании». Нужно сказать, что мне повезло в том смысле, что я преподаю на относительно нравственном факультете, по сравнению с другими, такими как филологический или восточный, которые, к сожалению, стремительно теряют качество своего образования, качество своих студентов из-за коррупции, всепроникающего блата, господства меркантильного интереса и из-за ложно понятой свободы. Конечно, проблемы существуют и у нас, на историческом факультете. А студенты, которые знают о том, что я – преподаватель в священном сане, относятся к этому факту с подобающим уважением и любовью. Многие благодаря этому, все более и более приближаются к Церкви.

- Изменилось ли существенно методика и цель Вашего преподавания после принятия Вами диаконского сана?
 
- Я отвечу положительно. Отметим, что в светском учебном заведении не принято по вполне понятным причинам начинать лекцию с молитвы. Однако, вопреки этому, я все же стараюсь про себя в аудитории прочитать молитву «Царю Небесный», дабы наш учебный процесс был освящен молитвой, обращенной к Святому Духу. Зачастую отношение со студентами приобретает несколько иной ракурс, ракурс не просто общения лектора, преподавателя или даже научного руководителя со студентами, учениками, а ракурс пастырский, в чем-то даже духовнический. Временами приходится разрешать проблемы, связанные с социальным, гражданским, духовным становлением, с воцерковлением студента и приведения его к Богу. Было несколько случаев, когда мне удавалось показывать студентам путь к хорошим духовникам. И общение со мною становилось для них шагом к хорошей исповеди.

- Отец Владимир, вот прошел год с того момента, как вы приняли диаконский сан. Многим может показаться, что это небольшой срок для того, чтобы делать какие-то выводы. Тем не менее,  изменилось ли Ваше отношение к этому великому служению, поскольку раньше Вы смотрели на священническое служение извне, а сейчас Вы имеете возможность все видеть изнутри? Есть ли, на Ваш взгляд, какие-либо проблемы в церковной среде или все достаточно хорошо и благоприятно?

- Что касается проблем, то они существуют всегда, пока жив человек. Нет человека, нет проблемы! И перефразируя бессмертный мультфильм «Чебурашка и крокодил Гена» можно сказать: «Жить без искушений нам никак нельзя». Только попав внутрь алтаря, я убедился в том, насколько это служение славно и страшно, как сказано, «во еже служити Тебе небесным силам» и то, что я понимал только своим умом, читая первую паремию книги Бытия на праздники Богородицы «яко страшно место сие есть, но дом Божий и сия врата небесная». С другой стороны, это служение сложное и тяжелое. Мне вспоминается интервью бывшего охранника президента, который стал священником. Он говорил: «Раньше мне  было просто, потому что здесь иной груз ответственности, иная нагрузка, иное напряжение». Здесь появляется  необходимость выстраивать отношения по-новому, тем более, когда тебя шесть лет помнят в одном качестве, а потом ты вдруг оказываешься в совершенно иной позиции. В здоровом консервативном приходе, это все дается далеко не сразу, но все покрывается любовью, а тяжесть переходит в легкость, и не потому что ты начинаешь относится менее ответственно, и не потому, что вырабатываются какие-то привычки. Ведь самое страшное для священнослужителя – служить на автомате, не молясь, не проникаясь этим служением, а просто отмахать кадилом, отговорить ектении и до свидания. Самое страшное, когда священник становится требоисправителем, кадиломахателем, автоматом и актером. Это просто путь в погибель. А вот когда потихонечку нарабатываешь, напитываешься Божественной благодатью, то она и облегчает труды и дает тебе возможность подходить к тем или иным вопросам, проблемам в службе совсем по-другому.

Благодаря этому году мне открылось значение сана диакона. Раньше я относился достаточно легкомысленно к этому делу. Примерно так же, как меня однажды приветствовал мой знакомый:

- Здравствуй полпопа!

На что я мог ему только ответить:

- Здравствуй два мирянина!

Он был в два раза шире меня в плечах. Вначале я так и относился к этому, но потом я понял, что диаконство – это не полпопа. Это очень серьезно и очень глубоко, и в наше время, я считаю, до конца не раскрыто, потому что диаконство это не «ухо и брюхо и голос», как высказался в свое время отец Игорь Ивонин, бывший преподаватель нашей Академии. Но на ектении мы постоянно слышим в прошении: «во Христе диаконстве»; об этом же говорит и священномученик Игнатий Богоносец: «диаконы являются образом служения Господа нашего Иисуса Христа». Они, действительно, образ страждущего раба Господня и именно потому, что они являют смирение Самого Христа, Его служение как Посредника между нами и Богом. Ибо диакон, с одной стороны, возглавляет народную молитву, а с другой стороны он помогает, ассистирует священнику. И в этом смысле он является связующим звеном и ему приходится нести, немощи, недостатки и тяготы народа и священнослужителей, исполняя таким образом закон Христов. Но не многим это удается, потому что это достаточно сложно, поэтому хороших диаконов-то у нас и не много.

Диаконское служение – это служение прежде всего любви и благотворения. Но все это в силу исторических причин перешло в руки священников, в результате чего священник у нас совершенно загружен и задавлен. Ему приходится быть универсалом: это и хорошо, и плохо. Часто получается так, что священник несет огромный груз хозяйственной, управленческой, благотворительной нагрузки. В будущем в меру нашего духовного роста, в меру оздоровления нашей жизни, эта ситуация вероятно будет меняться, и диаконат из трамплина к священству станет чем-то особым и самостоятельным. Верю, что он приобретет прежние черты благотворения, ради чего он собственно и создавался, а также и учения. Конечно, диакон не имеет той учительной власти и полномочий, какие имеет священник, однако он есть благовеститель святых апостолов и евангелистов. И в самой присяге говорится, что в отсутствии священника «обязуюсь учить народ Божий». Это учительное значение диаконства очень велико и необходимо в наше время, поскольку диаконат не только и не столько декоративный элемент, ведь не для того он создавался в древней Церкви, которая была далека от всякого рода декоративности, где все было функционально, стройно и на благо народа Божия.

- Отец Владимир, мы знаем, что помимо преподавательской деятельности вы занимаетесь также и научной. Но по вполне понятным причинам диаконское служение занимает много времени. Как это отражается на Ваших научных изысканиях? Приходится ли чему-то меньше уделять внимание и времени, или возникает необходимость действовать более активно?

- Духовник мне сказал: «Ты должен успевать все». И в меру моих сил я стараюсь делать это. Конечно, я бы предпочел, чтобы у меня была не одна голова, а три: одна служит, вторая преподает, третья – за компьютером. Но у меня всего лишь одна голова. Одна голова не бедна, а коли бедна так одна. Конечно, кое-какими научными вещами приходится жертвовать, в основном за счет конференций, а также, увы, и за счет архивов. Теперь у меня пришла пора наработок того, что я накопал во время моей аспирантской юности и преподавательской молодости. Материал, на самом деле для обработки огромный: корпус византийских гимнографических памятников, прежде всего, канонов, как изученных мною в рукописях, так и в редких изданиях, и нуждающихся в надлежащем осмыслении и комментировании. В настоящий момент я работаю над светской докторской диссертацией: «Византийские гимнографические памятники как исторический источник». Подобный поворот, может быть, выглядит несколько странно, но на самом деле мне за счет этого удалось с Божьей помощью полностью реконструировать подлинную биографию святого Романа Сладкопевца, его действительное житие, как на основании ранних гимнографических памятников, неизвестного кондака его воспевающего, так и его собственных кондаков. Об этом можно прочесть в сборнике Свято-Тихоновского богословского института за 2000-й год.

Церковная поэзия, прежде всего, посвящена воспеванию Святой Троицы, Слова Божия, Пресвятой Богородицы и святых, но она касается также и путей Логоса в истории, в человеческой жизни. Особенно это связано с житийными канонами и гимнографическими памятниками, канонами,  кондаками.  Воспевание также относится и к ряду событий, имеющих общественное значение. Многие, наверное, знают выражение «труса праздновать», но никогда не задумывались над тем, откуда оно пошло. А пошло оно от церковно-календарной памяти: «Праздновати трусу 26 октября» по старому стилю. В день памяти Димитрия Солунского в Константинополе в 740 году произошло страшное землетрясение, которому посвящено минимум две службы, одна хорошо известная, другая малоизвестная, и по-видимому современная событию, в которой описывается и ужас жителей Константинополя и понимание того, что это преддверие Страшного Суда, если не общего, то, по крайней мере, частного. Изучение церковной поэзии с подобной точки зрения важно и необходимо и в богословском аспекте. «Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин. 1,14). И возникает вопрос: «А мы-то как обитаем рядом с воплотившимся Богом?» Именно об этом, а также о смысле истории и ее конце и говорят священные церковные поэтические тексты.
Я также занимаюсь переводом и комментарием «Библиотеки патриарха Фотия» – важного текста для церковного вероучения, церковной истории и для понимания византийской культуры. Кроме того, участвую в переводческом проекте «Библейские комментарии Отцов Церкви». Я участвовал в томах посвященных Книге пророка Исайи, Апокалипсису и Соборным апостольским посланиям, сейчас участвую в работе над комментариями на Евангелие от Луки. Плюс еще текущие статьи и выступления, работа на кафедре также требует хотя бы минимальной научной активности. Но некоторые проекты и планы так и пришлось оставить.

- Отец Владимир, Вы уже преподаете сравнительно большой срок в духовных школах и в светских ВУЗах. В связи с этим хотелось бы услышать Вашу точку зрения относительно образовательного и духовно-нравственного уровня студентов столь различных учебных заведений.

Должен сказать, что студенты бывают разные, и мне не хотелось бы  не возвеличивать одних, не унижать других. Во многом у них встречаются достаточно общие проблемы. К сожалению, все они существуют в оболочке во многом сходной массовой культуры. И нельзя сказать, что многие студенты Семинарии и Академии происходят из воцерковенных семей. С другой стороны, многие из светских студентов приходят к Богу, к Церкви, а некоторые и приводят своих близких. С точки зрения нравственной, конечно, студенты Духовных школ выше студентов светских учебных заведений в силу своего призвания. 
Что касается профессиональных навыков, то я бы сказал, что в массе своей студенты университета (в данном случае я имею в виду СПбГУ) более профессиональны. Если же мы сравним со студентами других учебных заведений, скажем с Университетом им. Герцена, Институтом культуры, то думаю, что здесь наши семинаристы гораздо более знающие, профессиональные и компетентные.

Возвращаясь к вопросу о нравственности, можно отметить, что не все так безупречно и среди студентов Духовных школ, проблема пленения миром остается, например, широко распространена привязанность к западному видео и аудио ряду. К сожалению, зачастую студенты Духовных школ все более становятся прагматичными. Некоторые из них берут за образец в своей дальнейшей жизни образ так называемого нового русского батюшки.

- Что Вы имеете в виду?

- Я считаю, что проблема восстановления церковной инфраструктуры, а  также проблема капитализации российского общества породила облик нового русского пастыря, преуспевающего духовного бизнесмена. Он весьма контактен в сфере общения с властями и богатыми лицами, умеет находить так называемых спонсоров, благотворителей, ктиторов, перед ними временами чуть не пляшет. Один знакомый мне священник сказал: «За деньги и попа плясать заставить можно». А простыми прихожанами пренебрегают, а временами их просто даже отгоняют. Людей выделяет по степени их полезности и возможности что-то жертвовать на храм или на него. Конечно, выдвигает он причину благовидную: «Храм строить-то надо, жить-то надо». Вспоминаются горькие слова апостола Иакова: «Не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его? А вы презрели бедного. Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды» (Иак. 2,5-6). И что получается в результате? Народ голосует ногами, потому что чувствует, где благодать и любовь Христова. И если к таким народным батюшкам, как отец Василий Ермаков, который не отличает богатого от бедного, народ ломится, так что церковь не вмещает всех пришедших помолиться, то к таким пастырям люди не идут. В результате возникают пышные храмы, все в золоте и мраморе, но они пустые с наемными певцами, с наемными молитвенниками. И вот в таком прикормленном Православии очень даже и заинтересованы известные силы мира сего, потому что им нужно Православие в гетто, не народное православие, не массовое, а для узкого круга ограниченных людей. И горько, если выпускники наших Духовных школ будут ориентироваться на такое пастырство личного успеха.

- В ходе беседы, характеризуя современное общество, Вы неоднократно называли его крайне секуляризированным и даже языческим. Таким образом, получается, что основная задача Православной Церкви в наше время – миссия, несение православного богословия в доступной форме для всех людей. Как Вы думаете, справляется ли Церковь в целом и Духовная Академия в частности с такой важной, но сложной задачей в настоящее время?

- Первое, что хочется сказать – это то, что нас мало, мало священников, мало церквей, как это ни странно может показаться. Перед революцией в двухмиллионном Петербурге было 550 православных храмов, сейчас же у нас, по-моему, около двухсот на пятимиллионный город. И Духовная Академия в нашем регионе одна.
С одной стороны, можно видеть, что и преподаватели и семинаристы выкладываются, в особенности семинаристы, которые несут груз учебы, служб, многочисленных послушаний. С другой стороны, для такого крупного мегаполиса этого всего явно недостаточно. На такой город, нужен как минимум Свято-Тихоновский Гуманитарный университет. К тому же, у Академии свои задачи – это заведение закрытого типа, которое готовит священнослужителей. Поэтому должна существовать и другая структура, открытого типа, где светские люди могли бы получить образование. Такая структура должна иметь государственную аккредитацию и благословение Учебного Комитета Московской Патриархии. Это давало бы возможность для дальнейшего рукоположения. Отчасти у нас эти задачи выполняет Институт философии и богословия, но в силу целого ряда причин он полноту этих задач выполнить не может, поэтому нужна новая образовательная миссионерская структура. Большое значение в этом направлении играет недавно открытый Православный Народный университет, к сотрудничеству с которым приглашают и меня. Уверен, со временем возникнут и другие образовательные структуры, не без помощи преподавателей Академии.

А Духовная Академия то, что может, она делает, по принципу  «Feci, quod potui, faciant meliora potentes» (Сделал, что мог, пусть могущие сделают лучше).

- В заключение, отец Владимир, чтобы Вы хотели пожелать студентам Духовных школ, на что больше нам обращать внимание в процессе обучения. И как историк, что бы Вы посоветовали студентам, интересующимся историей для более лучшего и глубокого ее изучения и понимания.

- Что касается историков, то я хотел, чтобы они с большим доверием относились к Священному Писания и Священному Преданию и не шли по стопам либералов и гиперкритиков Запада. Сколько раз в истории науки оказывалось, что Предание все-таки право, а целый ряд случаев посрамлял доктрины скептиков. Возьмем, к примеру, гиперкритическую доктрину школы Бауэра, которая предполагала, что весь Новый Завет написан во II веке. Но когда были обнаружены рукописи самого начала II века и фрагменты Евангелия от Иоанна, когда был выявлен целый ряд реалий присущих только I веку, вся эта гиперкритическая доктрина с треском провалилась. Возьмем также доктрину панвавилонизма, которая выводила практически всю Библию из Месопотамии. Внимательное изучение источников показало, что, во-первых, ряд библейских текстов гораздо древнее, чем считалось ранее, во-вторых, они прекрасно соответствуют не столько вавилонским, сколько общесемитским реалиям и могут восходить к некому прототексту конца III тысячелетия до Р.Х.

Возьмем еще один феномен, ту же самую Туринскую плащаницу. Добавлю, что я тесно сотрудничаю с Российским Центром Туринской Плащаницы. Даже радиоуглеродная датировка 1988 года не смогла опровергнуть ее подлинности. Слишком большое количество материала свидетельствуют в ее пользу: исследования пыльцы, культурно-этнографические исследования, исследования ткани и многое другое. Не надо относиться к Священной истории, к церковной истории, как к предмету для препарирования, а относится к авторам Священного Писания, к церковным писателям как к собеседникам и внимательно их выслушивать и не исходить из глупой предпосылки атеистического сознания: «Этого не может быть, потому что не может быть». Надо быть внимательным источниковедом.
Спаситель сказал: «Если они будут молчать, то камни возопиют». И вот это ощущение вопиющих камней я испытал в 2001 году, когда был в Палестине, когда видел все те следы пребывания Господа, в Табхе тот камень, на котором Господь разламывал пять хлебов; в Капернауме дом тещи Петра, исцеленной Господом; следы той синагоги, в которой Спаситель проповедовал и, наконец, самый Гроб Господень. Действительно, камни вопиют, вопиют об Истине воплотившегося Логоса, об истине Церкви и о святости ее пути.

В истории все промыслительно и нет ничего случайного: «Deus conservat omnia» написано на Фонтанном доме (Бог сохраняет все, Бог управляет всем). И все те смутные и кровавые события, в том числе катастрофического XX века, они не случайны и промыслительны. Возьмем катастрофу 1917 года, с одной стороны – это страшный провал, с другой стороны, как мудро писал владыка Вениамин (Федченков): «не было бы 1917 года, было бы еще хуже». Тогда бы после смерти государя, будущие вероятные наследники, скорее всего это был бы не царевич Алексей Николаевич, отстроили бы оккультную империю. А гонения на Церковь  породили тысячи новомучеников российских. Возьмем катастрофу 1941 года. С одной стороны, величайшая народная трагедия, которая, однако, вызвала к жизни Церковь, породило великое и до конца не оцененное движение по возвращению русского народа в Церковь, к Богу. Думаю, события 1991 года и нашей довольно смутной жизни будут оцениваться в дальнейшем из той же самой перспективы. В данном случае надо иметь разумение и веру в Бога, Который способен и человеческое зло превращать в добро.

Что касается пожеланий студентам. Мне вспоминается служба Великой Пятницы в маленьком карельском городе Кондопога, который стал неожиданно знаменитым после известных печальных событий. Там служил отец Лев Большаков, которому я в меру сил помогал, пел хором в единственном числе. После чтения страшных Евангельских слов о распятии и смерти Господа, он не стал говорить ничего. Он сказал: «Вы слышали все, Знайте, что все это правда!» Мне хотелось бы, чтобы выпускники Семинарии и Академии знали, что все, что они здесь слышат, это правда, и чтобы этой правдой они жили! Чтобы они понимали, что все это не понарошку, чтобы для них это не было относительной информацией. Все те жизнодательные и спасительные слова, которые они слышат здесь, вошли бы в их плоть и кровь, в их сознание, чтобы они управляли ими, чтобы Логос царствовал их умами и сердцами. И чтобы они не руководствовались случайными и зачастую порочными примерами, которые, к сожалению, можно встретить и в нашей церковной практике. Чтобы жизнь их не отделялась от учения, и учение не отделялось от молитвы.
На что им следовало бы обратить внимание? Священник, по всем обстоятельствам нашей жизни, призван к универсализму: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9,22). Необходимо, чтобы в их умах и сердцах всегда была способность принять всех, способность, по крайней мере, к выслушиванию и к пониманию всех, опять же к пониманию, но не приятию того, что они несут. Желательно, чтобы студенты ясно и трезво определялись с тем, что они могут понести в церковном служении, для чего они готовы. Готовы ли быть преподавателями среднего или высшего звена духовных школ, готовы ли они диаконствовать, готовы ли они пастырствовать. Многие рвутся на настоятельство, едва окончив школу, не получив должного опыта, не побыв рядом со старыми и опытными пастырями, и не понимают всех сложностей и проблем церковной жизни. В результате их дела заканчиваются провалами.

Каждый должен понять свое место в церкви, свое служение, и выстраивать свое образование соответственно сему. Понятно, что нам подобает исполнить всякую правду и вообще надо учиться хорошо. Но только если человек понимает, в чем его призвание в церкви, он начинает нарочито заниматься теми или иными предметами и естественно, нельзя успеть все. Если чувствует у себя способности к проповедничеству, пусть налегать на риторику, на патрологию, если чувствует у себя способности хозяйственника, пусть налегает на экономику прихода, на юриспруденцию; если чувствует в себе способности будущего архипастыря, пусть налегает на каноническое право, способности литургиста – на литургику, на устав, на гимнографию, на церковное пение.

Относительно светской составляющей в программе, сейчас она увеличилась и это неплохо, благодаря владыке Константину к нам пришло много светских преподавателей. Но я бы советовал не слишком всем этим увлекаться, потому что студенты должны выйти отсюда, прежде всего, людьми Церкви и будущими пастырями, а не простыми специалистами по гуманитарным наукам. И хотел бы просто предупредить, что если они выйдут отсюда просто гуманитариями, то они не найдут в мирý должной работы, потому что несмотря на относительно высокое качество семинарского образования, оно не имеет государственной аккредитации, а выпускников гуманитариев полно. Именно поэтому они должны готовиться к служению в Церкви.

Необходимо стараться вникать в то, что им преподают, не размениваться на беготню по приходам, послушаниям, заработкам. Понятно, что жить надо, но потом они того, что дают им преподаватели не подымут, не соберут, а между тем – это тот золотой запас, с помощью которого они должны выстраивать свою личную, пастырскую, семейную жизнь и жизнь своих пасомых. Настоящие студенты и выпускники Духовных школ должны вносить свою лепту в строительство России, которая, я верю, вернется на пути Святой Руси.

- Отец Владимир, большое спасибо за возможность побеседовать, поделится своими воспоминаниями, высказать свою точку зрения на современные события! Поздравляем Вас с днем диаконской хиротонии! Желаем крепкого здоровья, сил телесных и душевных, помощи Божией в Вашей литургической, преподавательской и научной деятельности!

Беседовал Карпук Д., студент II курса СПбДА

По материалам официального сайта
Санкт-Петербургской православной академии
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com