Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Журнал / Зима 2006-2007. № 9 / ПРАВОСЛАВИЕ И КУЛЬТУРА / Остров духовных сокровищ. Александр Оконишников

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Остров духовных сокровищ 

Недавно на экраны российских кинотеатров вышел совершенно необыкновенный фильм. Фильм "Остров" режиссера Павла Лунгина. Рассказ о странном юродивом, послушнике-истопнике маленького северного монастыря. По мнению знаменитого писателя Александра Кабакова, этот фильм – "самое серьезное событие в русском кинематографе за последние годы". И не только в кинематографе, добавим мы. Этот фильм дает надежду на то, что Россия может вернуться к Богу.
 
Грехи всю душу сожгли
 
Главный герой фильма – послушник отец Анатолий. В 1942 году, еще совсем мальчишкой, он попал в краткосрочный плен к немцам и под автоматным дулом застрелил собственного капитана Тихона Петровича. Обезумевший от страха и ужаса пацан даже не понял тогда, что же произошло. Не понял, что именно его выстрел оборвал жизнь товарища.
 
Когда фашисты минируют баржу с углем, на которой и служили будущий отец Анатолий и Тихон, и отплывают, а до взрыва еще остается несколько секунд, парень неистово кричит:
 
– Тихон, ты где?
 
А увидев тело командира в воде, снова кричит: "Тихона суки убили!"
 
После взрыва баржи юнец остается жив. И с тех пор живет на острове в монастыре. Этот остров находится рядом с местом, где разыгралась трагедия. Взрывом к острову прибило ту самую баржу с углем, и вот уже несколько десятилетий отец Анатолий обогревает этим углем маленький монастырь.
 
На экране 1976 год, а уголь в топке монастыря все тот же – военный хлеб. И грех в душе отца Анатолия все тот же – страшный выстрел в товарища. Каждоминутно он молит Бога о прощении. Не случайно фильм начинается с так называемой Иисусовой молитвы: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго".
 
Как мы уже рассказывали, каждое слово в этой молитве наполнено глубочайшим смыслом. А при особом духовном совершенстве монахи, старцы, священники, а порой и некоторые миряне могут читать эту молитву внутри себя непрерывно. Вот так же непрерывно стремление отца Анатолия к покаянию.
 
– Грехи жгут, жгут, прямо всю душу сожгли! – говорит он настоятелю монастыря отцу Филарету. И при всем этом отец Анатолий вовсе не сусальный старец. Он вечно перемазан сажей (все-таки истопник!), распевает песни в честь Бога, шутит, чем вызывает постоянно неудовольствие другого монаха отца Иова. Тот жалуется настоятелю, что отец Анатолий пришел на службу: "На одной ноге валенок, на другой носок, и запел гнусным голосом". Но люди со всей округи стекаются к отцу Анатолию за вразумлением, за советом и помощью.
 
Отец Анатолий считает себя недостойным тех чудес, которые Бог совершает через него. Перед приехавшими на остров за помощью он делает вид, будто отец Анатолий – это совсем другой человек. А он при монастыре просто истопник. На вопрос страждущих, долго ли им еще дожидаться отца Анатолия, он отвечает: "Спит он, дрыхнет". А на настойчивые просьбы посодействовать встрече отвечает: "Может, соблаговолит. Хотя сегодня что-то не в духе он". Встретив очередную страждущую, он будто бы удаляется в келью к отцу Анатолию, а потом будто бы от его имени передает повеление. Вот к отцу Анатолию прорывается молодая девушка. "Благословение на убийство пришла просить?! – восклицает о. Анатолий. – В ад собралась и меня с собой затащить хочешь?!" Девушка пришла просить благословение на аборт. "Меня иначе замуж никто не возьмет". "А тебя и так никто не возьмет, – отвечает о. Анатолий. – У тебя так на роду написано. А так хоть ребеночек будет. Мальчик будет золотой!"
 
Вот на остров переправляется женщина, которой вдруг стал являться во снах погибший 30 лет назад на войне муж. "Стонет, наверное, плохо ему там".
 
– Любила мужа? – спрашивает монах.
 
– Я и сейчас его люблю, – отвечает женщина. – Мы и прожили-то всего полгода... И вот с тех пор я уже как есть 30 лет вдова.
 
И снова отец Анатолий делает вид, что чудесный старец это вовсе не он. "Я сейчас пойду к отцу Анатолию, а дверь оставлю открытой, вот ты и услышишь, что он скажет". И дальше за полуоткрытой дверью отец Анатолий сам с собой разыгрывает диалог. Просит помолиться старца за душу убиенного воина.
 
– Нечего по живым-то заупокойную службу заказывать!
 
– Как же, она говорит, что он в 44-м голову свою сложил на поле брани.
 
– Ничего он не сложил! В плен он попал, во Франции. После победы на поселении остался. Вот болеет, хочет повидать жену свою перед смертью.
 
Женщина поражена услышанным. Как это ей ехать во Францию, да ведь не выпустят, говорит она. (Не забывайте – 1976 год!) "Не сомневайся, если отец Анатолий сказал, выпустят, значит, выпустят!"
 
– Да как же батюшка, у меня дом, корова, хозяйство, хряка колоть надо!
 
– Все продать. Подчистую!
 
Женщина пускается в слезы. Вот так вот, наш быт, земные заботы, цепляют нас, останавливая перед исполнением предназначенного.
 
Эта же причина едва не останавливает женщину, которая привезла на остров мальчика Ваню, упавшего с крыши и повредившего бедро. Как водится, она прошла с ребенком по всем врачам, была в Москве, ребенок перенес четыре операции, но его бедро продолжало гнить. Монах просит ребенка молиться о выздоровлении своими словами, так, как он сам умеет. А потом молится о его выздоровлении сам. Молится неистово, прекрасно зная, что только Бог способен прийти на помощь:
 
– Врачебную силу Твою с небеси ниспосли!..
 
И мальчик вдруг пошел без костылей. Но отец Анатолий знает, для полного выздоровления ребенку надо остаться на день в монастыре, наутро причаститься в здешнем маленьком храме. Но мать решительно не в состоянии это сделать. Она твердит, что завтра ей обязательно надо на работу, что ее уволят, и отец Анатолий в сердцах отпускает их. Но едва лодка отплывает от острова он осознает, что ребенок останется инвалидом, бросается в воду, хватает мальчика на руки и под протестующие крики матери тащит его на берег. "А как же работа, работа?" – не успокаивается женщина.
 
– Да у вас там трубу прорвало! Всех кипятком залило! И на три дня за свой счет всех и отпустили! – преспокойно говорит женщине чудесный старец.
 
– Откуда вы знаете?! Зачем вы врете?!
 
– Я не вру, вот когда узнаешь, тогда поздно будет.
 
Почему именно на этого человека – юродивого, проказника, насмешника, человека острого, заверченного, напрочь лишенного умильной сладости – выпал этот Божий дар предвидения будущего и исцеления недугов? – Спрашивает автор одной из статей о фильме. И сам же говорит: ответа нет – Дух Святой дышит, где хочет, и Господь, как известно, "утаил от премудрых и разумных и открыл младенцам". Может быть, ответ кроется в том, что этот корявый, где-то нелепый человек абсолютно бескорыстно верит в Бога, как умеет, служит Ему. Не случайно брат Иов, над которым отец Анатолий постоянно подшучивает, в отчаянии говорит ему, что тоже хотел помогать людям, но не принимает Господь его жертв.
 
Среди монастырской братии отец Анатолий выделяется и особой совестливостью и полным нестяжанием. Спит он на куче угля, денег за свои исцеления не берет. И понимаем своими собратьями далеко не сразу.
 
Вот он, забравшись на колокольню, кидает под ноги проходящему мимо настоятелю Филарету обгорелую головню. Тот не понимает, что это особый знак. А к вечеру в монастыре приключается пожар. Пожар удается погасить, но огонь подпалил келью настоятеля. "Келья немного погорела, – говорит отец Иов, – да хоть курочку спасли!" Жила в келье настоятеля единственная на весь монастырь курица. Яйца от которой отец Филарет использовал для очищения икон. "А ты ведь знал о пожаре, – говорит отцу Анатолию настоятель. – Что ж ты прямо не сказал, а головнями в меня швыряться начал? А я ведь человек простой, мне твои знаки непонятны!"
 
Но пожар оказывается только первым знаком для настоятеля. От огня над кельей дело переходит к огню в кочегарке отца Анатолия. Настоятель на время ремонта своей кельи решил перебраться в кочегарку юродивого. Он приносит с собой роскошное одеяло, которое купил во время поездки в Грецию, на Афон. Устраивает себе ложе тоже на куче угля, разувается, снимая роскошные мягкие сапоги, подаренные архиереем. И ночью в ужасе видит, как его чудаковатый сосед, называя сапоги книгами греха, кидает их в огненную топку. А потом в воду летит и роскошное одеяло, в котором отец Анатолий увидел "главного беса". Ох, как поначалу огорчен настоятель! У него больные ноги, а тут сгорели такие мягкие и удобные сапоги. И только через какое-то время он понимает, как правильно поступил о. Анатолий.
 
– А я ведь, брат, на тебя и не сержусь, – говорит настоятель, – а я ведь, брат, тебе благодарен. Да, благодарен, что избавил ты меня от всего лишнего, наносного. А я ведь и правда привязан был и к этим сапогам, и одеялу, а ты меня от них избавил. Спасибо тебе. А главное показал ты мне, что веры во мне мало...
 
Масса событий происходит на острове за полтора часа фильма. И между каждым из эпизодов отец Анатолий мучается своим грехом, обращаясь то к Господу, то к убитому им Тихону Петровичу. "Тихон Петрович, ты же всю жизнь мою знаешь! Ты моя надежда последняя. Ведь сколько лет ношу грех с собой, ни на минуту не отпускает. Помолись ко Господу, чтобы снял Он с души моей тяжесть".
 
Для человека, которому Бог даровал способность видеть жизнь других наперед, скрыто и утаено его прошлое. Только в конце отец Анатолий вдруг узнает, что убитый им капитан выжил, стал адмиралом, и вот судьба снова сводит их.
 
У адмирала тяжело и безнадежно больна дочь. Так же как и мальчика Ваню, ее провезли по всем врачам и профессорам, но молодая женщина остается "не в себе". Это "не в себе" старец чувствует уже в тот момент, когда лодка с адмиралом и его дочерью приближается к острову. С колокольни он издает страшные истошные крики, а женщина из лодки отвечает ему таким же криком, отвечает радостно, словно чуя "своего".
 
– Простите, она у меня больная, – говорит адмирал при первой встрече со старцем. А старец вдруг узнает в адмирале расстрелянного им капитана. Он едва не теряет сознание. – А с вами что? Вам помочь? Позвать кого?!
 
– Да нет, это у меня в душе ангелы поют! – отвечает счастливый отец Анатолий.
 
– Она у меня не в себе, – рассказывает адмирал, разумеется, не узнавший в старце того мальчишку, который выстрелил в него по приказу гитлеровцев. – Скажите, старец этот ваш, он сумасшедших лечит?
 
– Она не сумасшедшая. Бесноватая. Бес в ней сидит и мучает.
 
– Это совсем уж как-то дико звучит! – отшатывается адмирал. – А вы откуда знаете?
 
– Ну, я с ним лично знаком...
 
– С кем?!
 
– Ну, с бесом этим!
 
Потом будет сцена изгнания беса из внешне очаровательной женщины, у которой больше четырех лет назад погиб муж-подводник. Эти сцены сняты предельно точно. Такие же картины можно увидеть и в православных храмах во время молитвы против бесов. Девушку корежит, она неистово кричит, гавкает и наконец затихает в забытьи. И становится, по словам ее отца, совсем другим человеком. А адмирал и отец Анатолий встречаются в последней беседе. И старец узнает, что тогда только прострелил капитану руку, и на следующий день капитана Тихона подобрали свои.
 
– Прости ты меня, прости за все, – обращается к адмиралу отец Анатолий.
 
– Давно простил... Я ж думал, что тебя и в живых нет. Думал, ты тогда вместе с баржей-то...
 
Верхний этаж для молодежи
 
Появление такого фильма, как "Остров" Павла Лунгина, не ожидал никто. Кто бы мог подумать, что российское кино, совсем недавно азартно бросившееся снимать один блокбастер за другим, очень быстро охладеет к этому занятию. Сегодня на первый план выходят фильмы совсем другого плана. Среди них и "Остров".
 
Сам режиссер Павел Лунгин, снявший недавно нашумевший фильм "Олигарх", говорит, что новая его работа – это фильм о Боге. Фильм о стыде, грехе, преступлении. И еще это попытка рассказать о том, как это мучительно и больно – быть человеком. И как необходимо им быть.
 
– На мой взгляд, человек не создан для того, чтобы жить только ради успеха и денег и проводить все отпущенные ему годы между работой и телевизором, – сказал в одном из последних интервью П. Лунгин. – В этом смысле, мне кажется, нас всех поджаривают на сковородке. России особенно тяжело. Потому что наша страна всегда жила идеями, духовной борьбой, поисками смысла жизни. А сейчас вдруг оказалась запертой в клетке успеха, бесконечных выяснений: лузер (неудачник. – "ЧС".) ты или не лузер, какой марки твой мобильный телефон, и тому подобных вещей. Людям плохо в этой клетке! Я, снимая "Остров", заговорил о тех вопросах, которые меня самого мучат.
 
Отвечая на вопрос, почему сегодня в церковь идет молодежь, режиссер считает: во-первых, потому, что молодым стыдно. Во-вторых, потому, что человеку тесно и неуютно в мире, который замкнул его в клетку денег, успеха и телевизионного экрана. И молодежь интуитивно ищет дверь на верхний этаж в этом доме под названием "жизнь", где можно и дышать по-другому, и жить по-другому. И надо всем им обязательно сказать, что этот верхний этаж есть и дверь туда существует.
 
Фильм снимался по сценарию выпускника ВГИКа Дмитрия Соболева. Снимался он в городе Кемь в Карелии на берегу Белого моря. Всех, конечно, потрясает известный музыкант Петр Мамонов в роли отца Анатолия. И все согласны с тем, что Мамонов во многом играет самого себя. Как известно, около десятка лет назад Мамонов всей душой принял православие, и в молитвах отца Анатолия видно, что сам исполнитель этой роли молится искренне, с неподдельной верой. Не случайно Павел Лунгин сказал: "Да, Мамонов в большей степени играл самого себя".
 
Уже после выхода фильма прозорливые зрители обнаружили, что не менее половины диалогов были полностью позаимствованы из жизнеописания преподобного Феофила Киевского. Другие отмечали, что прототипами трех главных героев фильма (о. Анатолия, о. Филарета, о. Иова) послужили сам преподобный Феофил Горенковский, киевский митрополит Филарет Амфитеатров и тогдашний начальник Китаевской пустыни Иов. Правда в титрах фильма и в аннотациях к нему об этом не говорится, а вот в книге, в которой напечатан сценарий, ссылка на этих старцев есть. Оставим подробный разбор игры Д. Дюжева (отец Иов), и В. Сухорукова (настоятель Филарет) кинокритикам. Для нас важнее другое – их удивительное "попадание" в православие. Даже спорят и ругаются они в фильме именно как монахи: с терпимостью друг к другу с братолюбием и смирением.
 
Перед съемками Петр Мамонов получил благословение у своего духовника. А во время съемок с киногруппой все время был монах Донского монастыря отец Косьма. В первый день съемок он провел молебен, и эта молитвенная атмосфера присутствовала в каждой секунде фильма.
 
Кто-то счел, что "Остров" – фильм для узкого круга зрителей. На самом деле, по словам самого Павла Лунгина, в нем нет ничего заумного или интеллектуального. Просто это фильм, который требует от зрителя определенной душевной работы. То, что "Остров" выпустили в 200 копиях, говорит о том, что прокатчики тоже считают фильм нужным зрителям. И полные залы в первые дни проката подтверждают такое мнение.
 
Святой – это не инопланетянин
 
Сказать, что Православная Церковь тепло приняла фильм "Остров", значит не сказать ничего. В Воронеже местная епархия арендовала один из центральных кинотеатров города и организовала просмотр "Острова" священниками и семинаристами. Во всех храмах города были вывешены объявления о премьере. Специальные церковные сеансы "Острова" устроили и в других епархиях, и даже в Троице-Сергиевой лавре.
 
Ведущий православный публицист наших дней, профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев оценил фильм как честную, отрезвляющую картину о православии, главной удачей которой является точное понимание смысла святости.
 
– Святой – это не инопланетянин, а грешник, который, в отличие от других людей, знает правду о себе и научился с ней, этой горькой правдой, жить. Но грешники, которые не хотят быть тождественными этой правде, такие люди и становятся святыми, – заявил отец Андрей Кураев.
 
Очень высоко оценил фильм и другой известный церковный деятель протоиерей Всеволод Чаплин.
 
– Это очень талантливый фильм, сделанный верующими людьми. В фильме блестяще играет Петр Мамонов. Видно, что он по-настоящему молится в кадре. И, по большому счету, играет самого себя – человека, раскаявшегося после многих жизненных перипетий и искренне пришедшего к Богу. Конечно, есть в фильме ошибки, связанные с незнанием церковной жизни. Абсолютно ясно, что в 70-е годы монастырская жизнь так, как она показана, была совершенно невозможной. Монастыри находились тогда в очень стесненном положении. Такого человека, как герой Мамонова, просто не взяли бы в монастырь – власти бы не разрешили.
 
Здесь можно было бы поспорить с о. Всеволодом Чаплиным. Да, конечно, в 70-е годы и храмы, и монастыри находились под жесточайшим контролем безбожной власти. Сценарист и режиссер, разумеется, это прекрасно знают. Однако фильм никак нельзя было перенести в наше время. Хотя бы потому, что тогда с момента военных действий прошло бы уже шесть десятков лет. И "расстрелянному" капитану и отцу Анатолию в этом случае было бы за 80, а то и за 90 лет. И создатели фильма умышленно сдвинули время действия. В конце концов, для нас это вовсе не является чем-то краеугольным.
 
Сразу после выхода фильма Патриарх Московский и всея Руси Алексий II встретился с Павлом Лунгиным, Дмитрием Соболевым, актерами Виктором Сухоруковым, Петром Мамоновым и иеромонахом Косьмой. Патриарх поблагодарил создателей фильма, отметив, что, затронув тему монашества, смирения, юродства, создатели фильма "справились с этим блестяще". По слова Алексия II, сегодня людям особенно нужна духовная поддержка, и создатели фильма постарались это показать. Патриарх сообщил, что сегодня в Русской Православной Церкви Московского Патриархата действует 710 монастырей, в то время как в 1987 году их было всего 18. Храмов было 6 800, а сегодня 27 тысяч. "Но не все еще переступили порог храмов и посетили монастыри". В ответ Петр Мамонов сказал, что если после просмотра фильма хотя бы один человек из 10 тысяч пойдет в храм, "значит, мы свою задачу выполнили".
 
Павел Лунгин заметил, что люди "задыхаются в чисто материальном существовании, которое им сегодня предлагается. В мире, где сегодня душа, стыд, чувство греховности воспринимается как слабость, мы дали возможность пересмотреть эти установки, и себе в том числе".
 
Несколько дней назад появились сообщения о том, что Алексий II наградит создателей фильма "Остров" патриаршими грамотами. Это, конечно, почетно, но – не главное. Главное ощутит в себе каждый зритель, который увидит "Остров". Надеемся, что и ты, читатель, будешь в их числе.
 
Александр Оконишников
8 декабря 2006 года
 
По материалам сайта "Религия и СМИ"
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com