Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Армия и флот императорской России / ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕННОНАЧАЛЬНИКИ / Лучший флотоводец мира - русский святой. Я. В. Ушаков

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
ЛУЧШИЙ ФЛОТОВОДЕЦ МИРА - РУССКИЙ СВЯТОЙ

 

 

Память Святому Праведному воину Феодору Ушакову празднуется в день его прославления - 23 июля / 5 августа, а также в день его кончины - 2 / 15 октября.

Тропарь святому праведному воину Феодору:
Державе Российстей архистратиг непобедимый явился еси, агарянскую злобу нивочтоже вменив и разорив: ни славы мирския, ниже богатства взыскуя, но Богу и ближнему послужил еси. Моли, святе Феодоре, воинству нашему даровати на враги одоление, Отечеству во благочестии непоколебиму пребыти и сыновом Российским спастися.

Немногим больше года назад 4-5 августа 2001 года в Санаксарском Рождества Богородицы монастыре Саранской епархии состоялись торжества, посвященные канонизации святого праведного воина Феодора Ушакова, адмирала Российского флота. Впервые в истории христианства в лике святых прославлен флотоводец. Феодор Федорович Ушаков - воинский начальник, не знавший поражений, не потерявший ни одного корабля в морских баталиях. Ни один из его матросов не попал в плен к неприятелю. Будучи племянником знаменитого санаксарского старца Феодора, адмирал последние годы жизни, провел вблизи санаксарского монастыря, занимаясь благотворительностью и помогая обездоленным. В этой обители Федор Федорович и был погребен. Недавно, 15 октября (по новому стилю) мы отмечали день памяти святого праведного воина Феодора и хотим на страницах нашей газеты вспомнить несколько эпизодов его подвижнической, истинно христианской жизни.

Бой при мысе Калиакрия
 
... 20 апреля 1791 года на рейде Константинополя царило оживление. Султан в окружении многочисленной свиты приехал на берег. Взоры всех были устремлены туда, где один за другим поднимали якоря корабли турецкого флота. Покачиваясь на волнах, скрипя мачтами, суда выходили из бухты. Сколько их? Пять, десять, двадцать, пятьдесят, восемьдесят - лес мачт! Почти девяносто судов. Такого давно не видели в Константинополе.

Султан был доволен. Турция устала от войны и постоянных неудач на море. Нужно было что-то придумать, чтобы показать грозному «Ушак-паше», что турецкий флот все еще может претендовать на господство в Черном море. Тогда из африканских владений был вызван флот под командованием алжирца Сеит-Али. Алжирско-тунисский флот прославился успешными действиями в Средиземном море против эскадры итальянца Ламбро Качиони.

По прибытии в Константинополь Сеит-Али был удостоен от султана чина контр-адмирала и должности второго командира оттоманского флота. И было за что. Придя в Константинополь, алжирцы привели с собой семь судов, взятых в бою у Ламбро Качиони, и большое число пленных. Ничего подобного правитель Оттоманской Порты давно уже не видел от своих флотоводцев, поэтому проявления милости султана были щедрыми. Польщенный алжирец заверил султана, что «сделает с русскими на Черном Море то же самое, что он сделал с Ламбро Качиони на Средиземном, а адмирала Ушакова привезет в Константинополь в кандалах».

...Турецкие корабли расположились у мыса Калиакрия под прикрытием береговых батарей. Этот день, 31 июля, начался для них спокойно и радостно: турки отмечали курбан-байрам. Ничто не предвещало беды, поэтому когда послышались неистовые крики матросов, показывающих в ту сторону, откуда на полном ходу приближалась русская эскадра, турецкое командование пришло в замешательство. Топот ног, крики, отдаваемые команды. Все пришло в движение, турки в спешке рубили канаты и ставили паруса. Неожиданное появление русского флота посеяло панику. Вопли командиров, пытавшихся навести хоть какой-то порядок, дали мало результатов. Не справившись с управлением на крутой волне, несколько кораблей столкнулось друг с другом. Послышался скрежет ломающегося дерева. Несколько десятков человек оказалось в воде, тщетно прося о помощи. На них уже никто не обращал внимания: нужно было успеть выстроиться в боевую линию.

 

Ушаков направил свой флот между береговыми батареями, которые, конечно, заметили появление неприятеля и беспрестанно палили, и турецким флотом. Задача была отрезать турок от берега, чтобы не дать им возможность уйти под прикрытие береговых пушек. Опомнившиеся турки спешно выстраивались в боевой порядок. Но и здесь возникла неразбериха. Когда большая часть кораблей командующего турецким флотом Кючук-Гуссейна вытянулась в линию на правый галс, строптивый алжирец Сеит-Али со своими судами увлек за собой весь флот, перестроив его на левый галс. Русский флот тем временем настиг неприятеля, быстро перестроился в боевой порядок, и противники начали сближение. Увидев выделившийся из линии флагман Сеит-Али, Ушаков погнался за ним. Через некоторое время с русского флагмана - «Рождество Христово» - можно было различить лица турок и самого Сеит-Али, отдававшего распоряжения с капитанского мостика. Вдруг русский адмирал подбежал к борту и легким движением вспрыгнул на него.

- Сеит, бездельник, я покажу тебе, как давать такие обещания! - закричал Ушаков. Видимо весть о хвастовстве алжирца дошла и до него.

Вряд ли Сеит-Али понял, что кричали ему с русского флагмана. Через секунду русский корабль разразился огнем всех пушек. Все заволокло дымом, на палубу посыпались осколки мачт, такелажа, отовсюду слышались стоны раненых. Первое же ядро разбило мачту, и отлетевший от нее осколок тяжело ранил алжирца в подбородок. Окровавленный Сеит-Али, который похвалялся победой над русским флотом, в первые же минуты боя был унесен в каюту. Его корабль с большими повреждениями был вынужден спасаться бегством под прикрытие своего флота.

Вслед за русским флагманом в бой вступил весь наш флот. Выучка русских моряков была столь велика, что огонь, производимый с наших кораблей, наносил максимальный урон противнику. Многие турецкие корабли, оказавшись без мачт, потеряли возможность маневрировать и становились легкой добычей для наших пушек. То тут, то там к небу поднимались клубы черного дыма от вспыхнувших пожаров. Турецкие моряки десятками сыпались за борт, спасаясь от огня.

Русские корабли вклинивались в строй противника, взламывая их порядок. Боевая линия турок была разбита. Их корабли были настолько стеснены, что, укрываясь друг за друга, поражали огнем своих же. Русский флот окружил турок и осыпал их ядрами. Один за другим, разбитые, со снесенными мачтами, с замолчавшими орудиями, выходили из боя турецкие корабли и в беспорядке, забыв о строе, спасались бегством под всеми оставшимися парусами. Русские корабли их преследовали, и только сумерки да внезапный штиль спасли турецкий флот от полного уничтожения...

В течение длительного времени, разбросанные по морю уцелевшие турецкие суда собирались в порту Константинополя. Первые остатки эскадры Сеит-Али появились возле Константинополя лишь через месяц: пять линейных кораблей и пять малых судов - разбитые, без мачт, с проломленными бортами, с палубами, полными умирающих от ран, - таким пришел знаменитый флот к родным берегам. В довершение всего корабль самого Сеита-Али, не дойдя нескольких кабельтовых до берега, на виду у всех стал тонуть и пушечными залпами просить о помощи...

- Великий, твоего флота больше нет, - доложили султану.

Из восьмидесяти с лишним вышедших в море судов, около половины было потоплено, остальные являли собой столь печальное зрелище, что на тот момент турецкий флот практически прекратил свое существование. Людские потери были огромны, большая часть экипажей перебита. Таков был страшный итог битвы при мысе Калиакрия. Султан был ошеломлен увиденным, и Турция 29 декабря 1791 года в городе Яссы была вынуждена подписать мирный договор с Россией.

Итоги боя для Русских были поистине поразительны. В бою при Калиакрии с более чем вдвое большим противником русский флот не потерял ни одного корабля (впрочем, русский флот под начальством Ушакова за всю свою историю не потерял ни одного корабля и ни один матрос не попал в плен). Людские потери были крайне незначительными: убит один унтер-офицер, 16 рядовых, ранено три офицера, два унтер-офицера и 23 рядовых. Разве это не чудо? Конечно чудо! Сам Федор Федорович Ушаков, будучи человеком глубоко верующим, понимал и всегда подчеркивал, что без Божией помощи никакое человеческое умение ничего не даст. После этой победы Контр-адмиралу Ушакову был пожалован орден Святого Александра Невского.

В Севастополе
 
...Еще в начале войны Ушакова назначили начальником над городом Севастополем. По заключении мира с Турцией он приступил к починке кораблей, постройке мелких судов и строительству пристаней. Трудно было с размещением на берегу матросов и прочих нижних чинов: они жили в хижинах и казармах, находившихся в низменных местах бухты, где от гнилого воздуха, исходящего от болот Инкермана, люди болели и умирали. Федор Федорович построил казармы и госпиталь на возвышенных и наиболее здоровых местах. Бывало, что казенные деньги, определяемые на содержание Черноморского флота, доставлялись несвоевременно, тогда Ушаков из собственных средств выдавал по несколько тысяч в контору Севастопольского порта, чтобы не останавливать работу.
 
Освобождение Ионических островов 

  …В 1796 году на Российский престол вступил Император Павел I. Это было время, когда революционная Франция, поправ Божеские и человеческие законы и, умертвив монарха, приступила к захватническим войнам. Вице-адмирал Ушаков получил приказ привести в боевую готовность Черноморский флот. Сложность обстановки заключалась в том, что не было ясности, от какого противника - Турции или Франции - защищать южные рубежи. Франция подстрекала Турцию к войне с Россией, и туркам, конечно же, хотелось возвратить отторгнутые Россией земли; с другой стороны, соседство на Балканах с французами становилось для Оттоманской Порты куда более опасным, чем потеря Крыма. Вскоре султан Селим III принял предложение Российского Императора о союзе против Франции.

В начале августа 1798 года Ушаков получил Высочайшее повеление «тотчас следовать и содействовать с турецким флотом противу зловредных намерений Франции».

Турция встречала своих недавних заклятых врагов на удивление дружелюбно. Поразил турок строгий порядок на русских судах. Один из вельмож на встрече у визиря заметил, что «двенадцать кораблей российских менее шуму делают, нежели одна турецкая лодка; а матросы столь кротки, что не причиняют жителям никаких по улицам обид». Российская эскадра пробыла в Константинополе две недели и отправилась к Дарданеллам, к месту соединения с турецким флотом. Командующим объединенными силами назначен был вице-адмирал Ушаков. Турки, на собственном опыте зная его искусство и храбрость, полностью доверили ему свой флот, а командующий турецкой эскадрой Кадыр-бей именем султана обязан был почитать российского вице-адмирала «яко учителя». Задачей эскадры было взятие Ионических островов, расположенных вдоль юго-западного побережья Греции. Главный из них - Корфу, имея и без того мощнейшие в Европе бастионы, был еще значительно укреплен французами и считался неприступным. Коренные жители занятых французами островов были Православными греками, и Ушаков обратился к ним с письменным воззванием, призывая их содействовать в низвержении французского ига. Ответом была повсеместная вооруженная помощь греков, воодушевленных прибытием русских.

 

Первыми, не смотря на стойкое сопротивление французов, наши десантники освободили остров Цериго, затем Занте... Когда французский гарнизон на Занте сдался, Ушаков с офицерами эскадры съехал на берег для слушания благодарственного молебна. Звоном колоколов встретили греки единоверцев. Улицы украсились выставленными в окнах русскими флагами с Андреевским крестом, почти все жители имели такие же флаги в руках, беспрестанно восклицая: «Да здравствует Государь наш Павел Петрович!» Матери в слезах радости выносили детей, заставляя их целовать руки наших офицеров и герб России на солдатских сумках. То же было на острове Кефалония: жители поднимали русские флаги и помогали десантникам отыскивать французов, скрывшихся в ущельях.

Туркам особенно не нравилось милостивое обращение русских с пленными французами. Когда Ушаков принял первых пленных на острове Цериго, турецкий адмирал Кадыр-бей просил его о позволении употребить против них военную хитрость.

- Какую? - спросил Ушаков.

Кадырбей отвечал: - По обещанию Вашему, французы надеются отправиться во Францию и лежат теперь спокойно в нашем лагере. Позвольте мне подойти к ним ночью и всех вырезать.

Разумеется, Ушаков отказался.

... Беспрерывная пальба и гром орудий приводили в трепет несчастный островок Видо. Федор Ушаков сигналом приказал всем судам продолжать свои действия, а сам направил свой флагман вплотную к берегу против сильнейшей батареи французов и через короткое время уничтожил её. Через несколько минут на флагманском корабле «Святой Павел» был поднят сигнал к высадке десанта, который под прикрытием корабельной артиллерии высадился на острове. Турки, входившие в состав войск, озлобленные упорным сопротивлением французов, принялись резать головы всем пленным, попавшимся в их руки. Наши офицеры и матросы кинулись вслед за турками, и так как мусульманам за каждую голову выдавалось по червонцу, то наши начали собственными деньгами выкупать пленных. Заметив, что несколько турок окружили молодого француза, один из наших офицеров поспешил к нему. Узнав, что за выкуп требовался червонец, но не имея столько при себе, наш офицер отдал туркам часы - и голова француза осталась на плечах... Увещания и угрозы не могли привести турок к послушанию, тогда русский командир составил каре из людей своего отряда, чтобы в середине его укрывать пленных, и тем спасена была жизнь весьма многих.

К двум часам пополудни остров Видо был взят. На следующий день, 19 февраля 1799 года, пала и неприступная крепость Корфу. Штурм крепости был ужасен. Это был день великого торжества адмирала Феодора Ушакова, торжества его военного таланта и твердой воли. Это был день торжества русского православного духа и преданности своему Отечеству. Взятый в плен «генерал Пиврон был объят таким ужасом, что за обедом у адмирала не мог удержать ложки от дрожания рук, и признавался, что во всю свою жизнь не видал ужаснейшего дела». Узнав о победе при Корфу, великий русский полководец Суворов воскликнул: «Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю сам себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?»

Освобождение Италии
 
Между тем в Северной Италии русские под предводительством Суворова громили «непобедимую» армию французов. Суворов просил адмирала Ушакова с юга оказать ему поддержку. И вот эскадра Ушакова с десантом стремительными передвижениями по Адриатике и вдоль юго-западных берегов Италии пришла на помощь знаменитому полководцу. Корабли Ушакова наводили панику на французские гарнизоны. Русские моряки взяли город Бари, где отслужили благодарственный молебен у мощей Святителя Николая чудотворца, затем Неаполь и 30 сентября 1799 года вошли в Рим.

Неаполитанский министр Мишуру, бывший при нашем отряде, писал адмиралу Ушакову: «В промежуток 20 дней небольшой русский отряд возвратил моему государству две трети королевства. Это еще не всё, войска заставили население обожать их... Одни лишь русские войска могли совершить такое чудо. Какая храбрость! Какая дисциплина! Какие кроткие нравы! Здесь боготворят их, и память о русских останется в нашем Отечестве на вечные времена».

Предстояло еще взятие Мальты, но тут на исходе 1799 года адмирал Федор Ушаков получил приказ Императора Павла I о возвращении вверенной ему эскадры в Севастополь...

26 октября 1800 года русский флот вернулся в Севастопольскую бухту.

В конце жизненного пути
 
В ночь на 11 марта 1801 года заговорщиками был убит Император Павел I. На Российский престол взошел его сын Александр. Политика России менялась. При Дворе возобладало мнение о ненужности большого флота для «сухопутной» России. Тогдашний морской министр высказывался о флоте, что «он есть обременительная роскошь», а другой деятель морского ведомства писал: «России нельзя быть в числе первенствующих морских держав, да в том и не представляется ни пользы, ни надобности». Ушакова перевели в Санкт-Петербург. Он продолжал нести службу, но с болью следил за происходившим в Европе. Близился к завершению один из этапов франко-русской войны, готовился мир в Тильзите, после которого Император Александр I сделался союзником Наполеона Бонапарта, а Ионические острова, только завоеванные Ушаковым, были вновь переданы французам. Адмиралу предстояло пережить и это.

19 декабря 1806 года он подал Императору прошение об отставке...

Прославленный адмирал избрал для жительства тихую деревню Алексеевку в Темниковском уезде, вблизи Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря, где в годы его ратных подвигов молился о нем его родной дядя - старец Феодор, причисленный впоследствии к лику святых.

Сохранилось свидетельство тогдашнего настоятеля монастыря иеромонаха Нафанаила о завершающем периоде земной жизни Федора Федоровича: «Адмирал Ушаков, сосед и знаменитый благотворитель Санаксарской обители, по прибытии своем из Санкт-Петербурга, вел жизнь уединенную в собственном доме, в деревне Алексеевке, расстоянием от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомолья в монастырь к службам Божиим во всякое время. В Великий пост жил в монастыре по целой седмице, вместе с братией стоял на каждой службе, постился, исповедывался и причащался Святых Христовых Тайн; часто жертвовал на монастырь крупные суммы и всегда подавал нищим возле храма».

Когда началась Отечественная война 1812 года, адмирал Ушаков из-за болезней и почтенного возраста не смог принять участия в боевых действиях, но вместе с темниковским соборным протоиереем Асинкритом Ивановым устроил госпиталь для раненых, дав деньги на его содержание. Две тысячи рублей им было внесено на формирование Первого Тамбовского пехотного полка. Все, что имел адмирал, отдавал он нуждающимся и пострадавшим от французов.

Остаток лет адмирал провел крайне воздержанно и умер 2 (15) октября 1817 года.

Когда гроб с телом адмирала был вынесен на руках из города, его хотели положить на подводу, но народ собравшийся во множестве, продолжал нести его до самой Санаксарской обители, где его погребли у стены соборного храма, рядом с родным ему преподобным Старцем Феодором...
 

Я. В. Ушаков

 

 

 

 
 
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com