Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Реалии советского времени / ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ / Берия: известный и неизвестный / "Я с восторгом смотрела на Берию". Истории, рассказанные Нами Микоян. Наташа Попова

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Я С ВОСТОРГОМ СМОТРЕЛА НА БЕРИЮ

Истории, рассказанные Нами Микоян

У Нами МИКОЯН мягкий, спокойный голос, и она улыбается, когда рассказывает про себя и близких ей людей. Про отца -- он был приверженцем Берии. Про мужа и свекра -- была замужем за сыном А. И. Микояна Алексеем. Про сына, названного в честь дедушки Стасиком и взявшего себе псевдоним Намин

Фото 1

Имя мне придумал отец. Сначала он хотел дать традиционно армянское -- Гаяне, в память о своей матери, но потом передумал. Решил -- настало новое время и у молодых должны быть новые имена. Учился он тогда в Москве, в институте НАМИ (Научный автомобильный и автомоторный институт). И своему «новому» имени я обязана названию этого учреждения. Так как аббревиатура НАМИ напоминает грузинское слово «роса», я всем объясняла, что мое имя -- роса. Никто, конечно, не догадывался, что оно может означать на самом деле. Нельзя же было говорить, что мое имя -- научный автомоторный институт.
 
Фото 2
Отец
 
Когда мой отец Арташес Геурнов был жив, мы часто ездили в Гагры, потому что там отдыхал Берия, который в то время был секретарем ЦК компартии Грузии, и так было принято, что все работавшие в его аппарате, а отец принадлежал к ним, во время отпусков находились рядом.

Некрасивый, в пенсне -- тогда это уже было редкостью, -- Берия обладал каким-то неясным магнетизмом. Его взгляд был пронзительным. Бросались в глаза уверенность в себе и сильный мингрельский акцент.

Фото 3
Я, моя тетя и мама
(Фотография, сделанная Берией)
 
Я, пяти-шестилетняя девочка, восхищалась его смелостью, когда он заплывал далеко-далеко в бушующее море и когда в самые сильные волны садился в байдарку и брал с собой меня, несмотря на мольбы женщин. Что-что, а настаивать на своем он умел. И мы уходили вдаль, взлетая на волнах. Я не испытывала в детстве страха, особенно рядом с ним.

По воскресеньям Берия любил собрать коллег-соседей -- и в волейбол! Наигравшись, мужчины собирались у Берии к чаю, окна были раскрыты, и их шумные голоса, громкие разговоры слышались издалека. Всех их расстреляли в 1937 году. Отец покончил с собой. После смерти отца я воспитывалась в семье дяди..

А еще Берия увлекался и фотографией. У него на даче, где мы часто бывали, он сфотографировал и меня.

КнигаФото 4
В тот день, когда Симонов подписал мне эту книгу, моя любовь к нему закончилась

Во время войны ходил анекдот. Сталин, прочитав только что вышедший большим тиражом двухтомник Симонова, сказал: «Зачем так много? Можно было издать две книги -- одну ему, а другую -- ей». Да, тогда так никто не говорил о любви, о войне. Его стихи для нас были откровением. Мы ими зачитывались! И вдруг узнаем: Симонов приезжает в Ереван, читает свои стихи в университете. Попасть туда невозможно. У нас в Армении во время войны много было знаменитостей. Жил и Игумнов -- профессор московской консерватории, приезжал на экзамены Гинзбург, с гастролями -- Ойстрах, Оборин, Гилельс. Но Симонов не просто знаменитость. Как бы это объяснить, он был для нас богом.

Фото 5
Алексей с машиной, подаренной ему Василием Сталиным
 
Наш друг Юра Ерзинян, ученик Ромма, знал Симонова и пригласил его к своим родственникам. И тут наш бог приходит с какой-то девкой с «Мосфильма». Ведет себя совершенно развязно, обнимается. Я принесла две маленькие книжечки, чтобы Константин Михайлович для меня их подписал. На первой он написал: «№ 1 см. № 2», а на второй -- «№ 2 см. № 1». Потом сел за стол. Обед был очень скудный, время было тяжелейшее -- конец войны. И посреди этой скудости -- ваза с виноградом и одним гранатом, все это было немыслимо дорого, а гранат вообще стал вещью почти уникальной. Симонов спокойно взял гранат со словами: «Гранат надо есть так!» Помял его, выжал себе в стакан. В общем, показал нам, как надо есть гранат. На этом наша любовь к Симонову закончилась. 
 
Фото 6
Все вместе: я, Стас и Алексей

В 1950 году я вышла замуж за Алексея Микояна. Его отец (он был тогда депутатом Верховного Совета СССР от Армении), приезжая в Армению, останавливался у нас в доме. А когда мы бывали в Москве, он приглашал нашу семью к себе. С одним из его сыновей, Алешей, у меня начался роман. (У него было четыре сына, вообще-то пять, один погиб на фронте.) Он меня покорил обаянием и молодцеватой выправкой летчика, но я долго не выдавала себя. Когда мы поженились, переехали в Москву. Однажды в первое лето моей московской жизни, на даче в Усове (Усово было зоной правительственных дач) поднялся переполох -- какой-то небольшой самолет то снижался, то поднимался резко вверх, то просто кружил над нами -- охрана заволновалась, кто-то куда-то начал звонить. А вечером приехал из Кубинки муж, веселый: «Ну что, напугались? Мне, правда, влетело от командующего, но когда узнал, что хотел похвастаться перед молодой женой, простил».

Фото 7
Анастас Микоян с внуками
 
Когда мы жили в Белоруссии, в гарнизоне Россь, у Стасика была привычка брать ключи от входной двери и таскать их все время с собой. Я дверь не запирала, но всегда оставляла в замке ключи. Вот эти ключи он уносил куда-то в поле и где-то там прятал. Долго мы их искали. Потом у взрослого уже Стасика спросила, зачем нужно было так всех мучить? Он объяснил, что ключи казались ему чем-то волшебным и таинственным, и если пойдешь куда-то с этими ключами, то найдешь клад.

А вообще Стасик был очень бурный, живой мальчик. Но в школу меня не вызывали. А вот когда он поступил в высшее учебное заведение, я всегда находилась в состоянии боевой готовности. У меня были красные сапоги, красные перчатки и красный берет. Я надевала это обмундирование и шла к ректору со словами: «Для чего существует ваш институт?! Чтобы учить? Так учите, а не выгоняйте!» Правда, за что конкретно его собирались тогда выгонять, до сих пор не знаю. (Именно тогда началась эта эпоха рок-музыки, после чего он стал Стасом Наминым.) Что бы ни делали мои дети, я всегда старалась им помочь. Свекровь меня даже ругала, что я не умею сердиться. А я объясняла ей, что очень люблю своих детей и что любовью смогу их воспитать лучше, чем если буду их ругать.

Фото 8
Микоян, Фидель, Намин (в пилотке) и его сестра Нина (В центре)

Совсем недавно я услышала от Примакова такую историю. В период Карибского кризиса на Кубе были сняты ракеты. Как раз в то время там находился мой свекор Микоян. Фидель снимать ракеты не хотел. В это время пришло известие о смерти жены Анастаса Ивановича. Фидель передал Микояну, что его самолет готов для отлета в Москву. Микоян посмотрел на него и как отрезал: «Я никуда не уеду» -- потом отошел к окну -- хотел скрыть катящиеся по щекам слезы. Но от Фиделя ничего не могло укрыться. И согласился Фидель на снятие ракет.

Приехал Фидель Кастро в Советский Союз. Микоян был уже не у дел. Захотел непременно встретиться с Анастасом Ивановичем. А в ЦК ему сказали, что Микоян уже пенсионер. И нецелесообразно с ним встречаться. 

Фото 9
Для А. Хачатуряна всегда было важно, как он выглядит

Мне довелось знать много интересных людей, среди них Арам Хачатурян.

На премьере «Спартака» в Москве, тогда еще ставил Якобсон, я сидела как завороженная. Арам Ильич рядом: «Ты обратила внимание, я в красном жилете? Ну как он смотрится?» Я даже сразу не поняла. Конечно, для того времени красный жилет -- это неимоверно. Но для него, видимо, в тот момент жилет был одним из самых важных аккордов.

Однажды я не попала на торжественный банкет по поводу празднования его шестидесятилетия. Утром просто пришла с дочкой к нему домой. В подарок купила старинный кубок для вина. Мы посидели немного, поздравили, ушли. Через день встретились: «Почему ты меня не поздравила с днем рождения?» Я в недоумении: «Как не поздравила?! Вам не понравился кубок?!» -- «Нет, очень понравился, но в историю это не войдет! Ты же забыла отправить телеграмму!»

Его хоронили в Армении невероятно торжественно. Гроб привезли из Москвы. Был страшный дождь. На аэродроме на ступеньках стояли хоры, как это бывает в греческих трагедиях, и под диким дождем пели. Совершенно невероятное зрелище. А на другой день, после похорон, вся дорога от оперного театра до кладбища была усыпана розами.

Фото 10
Е. Фурцева и В. Кухарский (крайний слева)

Фурцева была доброй, хорошей женщиной. Вернее, нет, она была умным человеком, а умный человек бывает добрым -- просто по необходимости. Умной, но вздорной.

Однажды мы с мужем В. Кухарским пошли в гости. (Я всегда оставляла детям телефон того места, куда иду.) Через некоторое время туда кто-то позвонил. Хозяйка дома сказала, что какая-то женщина спрашивает моего мужа. Я думаю: «Что же это такое? Какая-то женщина звонит моему мужу?! В гости!» И подошла к телефону. А женщина мне говорит: «Это Екатерина Алексеевна. Что же ты делаешь? Зачем ты таскаешь мужа по гостям?! Он человек больной, ему это совершенно не нужно! Зачем?!» Я возмущенно: «Екатерина Алексеевна, вы пользуетесь тем, что я не могу вам ответить. Он что, обещал вам быть на работе сейчас? Так он сейчас будет». Она приказным тоном: «Пусть сейчас же приезжает!» Мы стали срочно искать машину. И муж примчался на работу. А там невозмутимая Екатерина Алексеевна спокойно так: «Я не понимаю, почему Нами так разволновалась? Что случилось?» Дела у нее, оказывается, не было никакого.

Когда мы отдыхали у моря, часто ездили на рыбалку. Даже я пыталась что-то ловить. Но это было баловство. Я это чувствовала, когда оказывалась в окружении таких людей, как Фурцева. Она без рыбалки жить не могла. Вставала в шесть утра и до двенадцати, до часу пропадала где-нибудь в море. Потом привозила пойманных ею рыб и сама для нас готовила.

Наташа ПОПОВА
Р. S. О других историях и встречах с интересными людьми вы сможете прочесть в книге «С любовью и печалью» (изд. «Терра», Москва, 1998 г.).
 
Фото Льва Шерстенникова, из архива Нами Микоян и из архива «Огонька»
 
 
Источник Огонек 1999 г.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com