Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Реалии советского времени / КАК ЭТО БЫЛО? Предвоенный и военный периоды / Изменения в системе подготовки сталинских партийных кадров в связи с публикацией "Краткого курса истории ВКП(б)". О. А. Глотова

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Изменения в системе подготовки сталинских партийных кадров в связи с публикацией "Краткого курса истории ВКП(б)"
 
Политическая система, которая сложилась в середине - конце 30-х гг. в СССР получила в современной литературе название - система сталинизма. Процессы, происходившие в это время во внутриполитической жизни страны, являлись во многом ключевыми для понимания основ, причин возникновения и законов функционирования созданной политической системы. Важнейшее значение для ее утверждения сыграло установление единой сталинской идеологии, окончательно оформившей и скрепившей систему в единое целое. Фундаментом идеологического здания, которое возводил Сталин, должен был стать "Краткий курс" истории ВКП(б), опубликованный впервые в 1938 г.
 
После устранения Бухарина место партийного идеолога оставалось вакантно, а для того, чтобы подготовить аппарат к пропаганде "Краткого курса" Сталин нуждался в надежном человеке, который бы разделял его мировоззрение, имел талант и способности в области идеологической работы. Таким человеком оказался А.А. Жданов, введенный в состав секретариата ЦК в 1934 г. Андрей Александрович Жданов, в течение 10 лет руководивший работой одной из крупнейших Нижегородской партийной организацией страны, не только проявил себя как блестящий организатор, но и показал свою личную преданность вождю. Тот "решительный бой политическому охвостью - Троцкому и всему правому уклону, который дала Нижегородская парторганизация" (цитата из речи А.А. Жданова на пленуме Горьковского Крайкома в 1933 г., не за долго до перевода на работу в ЦК ВКП(б)), был замечен и оценен Сталиным, и в середине 30-х гг. Жданов занял ключевую позицию в ЦК ВКП(б). Уже в августе 1934 г. Андрей Александрович проводит вместе со Сталиным и Кировым отпуск в Сочи, когда обсуждаются учебники по истории партии, и, вероятно, концепция будущего "Краткого курса истории ВКП(б)". Видимо, уже тогда Жданов сумел показать себя единомышленником Сталина в идеологических вопросах. Именно Жданову Сталин поручит редактировать текст своего учебника "История ВКП(б). Краткий Курс". Гораздо больший вклад А.А. Жданов внес, не как редактор, а как организатор пропаганды сталинской версии истории партии и подготовки идеологического аппарата ВКП(б).
 
В конце 30-х гг. своеобразие идеологической работы заключалось в том, что явные оппозиционеры из рядов ВКП(б), в основном, были уже вычищены. Опасность теперь представляли коммунисты, недовольные тяжелыми условиями жизни, уставшие от ударнических вахт и бесконечных партийных собраний. В подтверждение приведем выдержки из заявлений некоторых членов партии, содержащиеся в материалах Центральной комиссии ВКП(б) по чистке железнодорожных организаций, ячеек ВКП(б) и др. Член партии Обухов Читинского станционного объединения, на одном из собраний говорил: "т. Сталин заставит скоро нас пить чай без сахара и хлеба, правы были т. Рыков и т. Бухарин, что отошли от этой политики"1. Секретарь партячейки станции В. Удинск т.Надь заявил: "Политика правого уклона является правильной, политика же т. Сталина является неверной"2. Часто люди выражали свое недовольство и разочарование пассивно - не посещали собрания, отказывались от партийных нагрузок и заданий3. В материалах той же комиссии есть и такие примеры: член бюро станционного комитета партии т. Паланин скатился до контрреволюционных действий, он написал лозунг: "Умрем, а в штурмовые бригады не пойдем". Секретарь станционного парткома Удинского района т. Плаксин убеждал ответственных работников поберечь себя, так как прорывов все равно не ликвидировать4.
 
Сталин еще на XVII съезде партии обратил общее внимание на то, что "партию нельзя рассматривать, как нечто оторванное от окружающих людей. Она живет и подвизается внутри окружающей ее среды. Не удивительно, что в партию проникают нередко извне нездоровые настроения"5. Это явление тоже требовало идеологической борьбы.
 
Партия рассматривала таких людей, как мусор, от которого необходимо избавится. В выступлении на совещании начальников политотделов частей ЛВО Жданов, сетуя на то, что исключенных из партии слишком много, напрямую обвинил в этом аппарат пропаганды: "Речь идет о довольно значительном количестве людей, которые представляют собой отходы нашей собственной работы...У какой партии, такой огромный организационный и пропагандистский аппарат, как у ВКП(б)?"6. Таким образом, именно аппарат пропаганды, по мнению А.А. Жданова, должен был обеспечить не только политическую благонадежность основной массы членов партии, но и подъем трудового и патриотического энтузиазма в стране. Даже в 1936 г. в одном из проектов постановления о партийной пропаганде, составленном в Отделе Агитации и Пропаганды ЦК, содержится такой пункт: "Партийные органы должны объявить беспощадную войну против тех, кто считает, ...что уже не нужно агитировать за партию, за коммунизм"7.
 
Важным этапом идеологической работы в 1930-е гг. стал обмен документов. 13 мая 1935 г. всем партийным организациям была разослана директива ЦК ВКП(б) о проверке партийных документов и упорядочении дела учета, хранения и выдачи партбилетов. Формальным поводом для проведения этой акции стал тот факт, что убийца Кирова, Николаев, проник в здание горкома по партийному билету. Инициатором акции был Сталин, под диктовку которого составлялся текст письма8. Фактически же, это постановление запускало новую волну чисток членов партии с применением арестов и коснулось в первую очередь тех, кто имел в прошлом отношение к оппозициям9. Чуть более чем через месяц, 23 июня 1935 г., ЦК ВКП(б) принимает постановление "Об ошибках Саратовского крайкома ВКП(б)". Для разъяснения ошибок в Саратов направили А.А. Жданова. Тот факт, что его доклад, прочитанный на пленуме крайкома, был, не только напечатан в "Правде", но и издан отдельной брошюрой буквально через неделю после окончания пленума, свидетельствует об исключительной важности, как данного постановления ЦК, так и ждановских пояснений к нему.
 
Первый раздел доклада Жданова характерно называется "Грубое нарушение партийной дисциплины". Исходя из общего смысла доклада, это название, пожалуй, можно было бы вынести в основной заголовок. "Грубых нарушений" называлось два и оба были связаны с нарушением партийной директивы от 13 мая 1935 г. Первое из них - постановление крайкома, оставлявшее право принятия окончательного решения об исключении членов партии за крайкомом, в то время как ЦК оставлял эту прерогативу за первичной парторганизацией. Вторая ошибка была связана с самовольным изменением сроков проверки до 18 июня, т.е. до 1-го месяца. Жданов специально обратил внимание на то, что крайком, "недооценил значение директивы ЦК и значение всей этой работы, приравняв ее к очередной кампании"10. "Двухмесячный срок был дан для того, - объяснил А.А. Жданов, - чтобы обеспечить надлежащее качество работы по проверке партийных документов, чтобы эту работу не пришлось переделывать, чтобы она была проделана тщательно"11. Правильная организация проверки, по Жданову, предполагает выяснение отношения коммунистов к своим партийным обязанностям: чем живет коммунист, как у него с работой, как мы ему помогаем, как он воспитывается, активен ли он, как привлекают его к партийной работе. Третья политическая ошибка крайкома - переадминистрирование. Жданов призвал восстановить авторитет репрессии, т.е. использовать партвзыскания и штрафы колхозников только в крайних случаях, причем, парторганизация должна вокруг каждого взыскания воспитывать других членов партии. Четвертая ошибка - практика "опросных" решений, которая "приводит, в конечном счете, к недостаточной ответственности членов руководящего коллектива за всю работу коллектива. Не случайно члены бюро крайкома говорят: мы не знаем, за все ошибки отвечаем или нет, потому что по ряду вопросов нас даже не спросили"12. Впрочем, была и другая причина - усиление местных руководителей. По сути, за что не критиковался бы Саратовский крайком ВКП(б), главное оставалось неизменным - выполнение директив ЦК должно быть точным и безоговорочным. Вот, пожалуй, главный урок из ошибок Саратовского крайкома. Это было предупреждение всем местным руководителям, сосредоточившим в своих руках больше власти, чем это было позволено ЦК. Другой не менее важный урок - ЦК требовало тщательно проверить всех членов партии, оставив только самых благонадежных, т.е. необходимо было проверить каждого члена партии на его лояльность к режиму13.
 
Одним из важнейших качеств, которым должен был обладать коммунист, исходя из уроков, преподанных Ждановым Саратовскому крайкому, была политическая активность. 29 марта 1935 г. пленум ленинградского горкома, возглавляемого к тому времени А.А. Ждановым, принял постановление "О задачах партийно-организационной и политико-воспитательной работы". В "Ленинградской правде" в преамбуле было написано: "Это постановление является документом первостепенной политической важности для нашей партийной организации. Оно дает нам в руки развернутую программу работы Ленинградской партийной организации"14. На следующий день полный текст постановления был напечатан в "Правде", а затем, разъяснения к нему появились в "Спутнике агитатора". Это означало, что постановление должно было стать программой не только ленинградской, но и всех партийных организаций СССР15. Важнейшей задачей партийно-организационной работы в постановлении было названо "налаживание воспитательной работы с каждым отдельным коммунистом путем:
  • повышения идейно-политического и культурного уровня каждого коммуниста
  • вовлечения всех членов и кандидатов партии в активную партийную работу путем правильного распределения партийных поручений и проверки выполнения их коммунистами в духе большевистской партийности и дисциплины;
  • организации помощи и проверки работы члена партии среди беспартийных, способность его мобилизовать беспартийных на выполнение решений партии и правительства. Повышение идейно-политического уровня коммунистов и их авангардной роли, как политических руководителей беспартийных должно быть теснейшим образом связано c выполнением членом партии своей авангардной роли на производстве, как лучшего ударника, как передового и сознательного бойца за овладение техникой, за выполнение промфинплана"16.
Таким образом, член партии обязан был иметь определенный уровень политических знаний и общеобразовательной подготовки, к которым теперь предъявлялись новые требования. В постановлении Ленинградского горкома особое внимание обращалось на то, что "не было должным образом обеспечено изучение истории партии, являющееся ключом к усвоению учения Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина и, в особенности, изучение послеоктябрьского периода деятельности нашей партии, имеющего решающее значение в работе партии"17. Эта же фраза была процитирована и в статье, помещенной в журнале "Спутник агитатора", а также добавлено, что "не должно быть ни одного члена партии, не знающего истории нашей партии"18. Этот базовый уровень не только обеспечивал идеологическую однородность партии, но и позволял отдельному коммунисту стать "политическим руководителем беспартийных". Рядовой коммунист - это своеобразный "агент влияния" в среде беспартийных, личный пример каждого члена партии - одно из самых эффективных средств пропаганды и рычагов для реализации нужных правительству мероприятий, будь то движение ударников или выполнение планов.
 
Всего в результате обмена партдокументов, как сообщил на декабрьском пленуме Ежов, было арестовано в связи с исключением из партии 15 тыс. 218 "врагов"19. Эти коммунисты не выдержали экзамена на лояльность к власти и не отвечали, предъявляемым партией к своим членам требованиям.
 
Задача "повышения идейно-политического уровня каждого коммуниста" потребовала изучения состояния пропагандистской работы. В начале 1936 г. Отдел агитации и пропаганды ЦК провел проверку состояния "низовой пропаганды" (дынный термин использовался в партийных документах для обозначения пропаганды на местах, в колхозах и производственных партячейках). В результате этой проверки, проведенной в Сталинградской областной и Бакинской городской парторганизациях, выяснилось, что "этот важнейший участок партийно-массовой работы нередко представляется случайным и малоподготовленным, а в отдельных случаях и чуждым нам лицам"20.
 
Исходя из данных отчетов инструкторов, пропагандистская работа находилась в руках грамотных беспартийных. Так, например, в колхозе "Имени Ворошилова" из 16 человек чтецов 12 являлись беспартийными. Парторг объяснил эту ситуацию тем, что "ведение читки газет поручено табельщикам-учетчикам труда в бригадах, как грамотным людям"21. Но даже там, где агитаторами и пропагандистами были назначены члены ВКП(б) фактически эту работу выполняли беспартийные. Характерен в этом смысле рассказ, назначенной чтецом-беседчиком, т. Юдиной из колхоза Тракторстрой Ленинского района: "Я - малограмотная, больше слушаю, что читают, да и то мало разбираюсь...Мне стыдно бывает - беспартийный читает газеты, а малограмотные коммунисты сидят, слушают. Если за советом кто обратится, то, конечно, к грамотному в первую очередь. И получается, что вместо того, чтобы беспартийные организовались вокруг меня, коммунистки, я сама липну к грамотному беспартийному"22.
 
Низкий уровень грамотности, как самих пропагандистов, так и их аудитории, делал пропаганду фактически бесполезной. Газеты читались формально, материал не усваивался и не понимался слушателями. Например, после чтения беседы т. Сталина с Говардом сам чтец не мог ответить на следующие вопросы инструктора отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП(б): где расположена Япония и Монгольская народная республика; что такое фашистская Германия; что такое империалистическая политика; что такое конституция и какие изменения вносятся в Конституцию Советского Союза23. Мог ли такой "чтец" организовать беседу на политические темы среди колхозников?
 
Впрочем, безграмотность была далеко не единственной причиной провала низовой пропаганды. Большинство крестьян и рабочих, даже партийных, воспринимали пропагандистские мероприятия как лишнюю трату времени и удел бездельников. Председатель колхоза "16 партсъезд" тов. Слободских заявил представителю ЦК ВКП(б): "Нам, коммунистам деревни, особенно мне, читать времени нет. Живем все на колесах, да на санях. Пусть читают те, кто сидит дома и ничего не делает"24. В тех же словах характеризовал отношение к своим обязанностям и парторг колхоза им. Ворошилова тов. Пушкарский: "Когда ж этим заниматься? Приходится все время разъезжать по бригадам по хозяйственным вопросам, вот мне недавно на бюро райкома вынесли выговор за невыполнение плана по вывозу навоза"25.
 
Несмотря на перечисленные недостатки, идеология все же достигала сознания тех, кому была адресована, благодаря своему тотальному характеру и исключительному положению единственной официально признанной, истиной идеологии. Кино, художественная литература, средства наглядной агитации в условиях низкого образовательного уровня населения имели особенную пропагандистскую силу. Тот же низкий уровень грамотности, как основной массы населения, так и членов партии облегчал работу пропагандистскому аппарату. Но и система партийного просвещения все же достигала своей цели: многие члены партии регулярно зачислялись на различные партийные курсы и кружки и то, что не было усвоено в первый раз, запоминалось во второй, третий. Отдельные постулаты идеологии (в особенности, прозвучавшие в речах Сталина или его приближенных) тиражировались всеми печатными органами страны, повторялись в постановлениях всех партийных организаций с последующим неоднократным обсуждением, что также усваивалось уже на подсознательном уровне. Пропаганда не оставляла людям места для личной жизни. Один из инструкторов отдела пропаганды (Ф.Кузнецов) предлагал: "Для постановки повседневной политико-разъяснительной работы на предприятиях следует использовать время обеденных перерывов, перерывы между сменами, в том числе ночными сменами, практиковать читки и беседы с рабочими в общежитиях, на квартирах рабочих..."29. Большое значение имел личный пример отдельного коммуниста, среди которых, безусловно, были большевики, искренне верившие в правильность политики партии.
 
Изучив ситуацию в области пропаганды, в ЦК поставили задачу "подбора, изучения и учета кадров". "В области учета - все дело надо начинать фактически сначала и произвести его с той тщательностью, с которой партия приводит в порядок свое партийное хозяйство", - резюмировали авторы нового проекта постановления "О подборе и учете пропагандистов", разработанного Отделом Пропаганды и агитации ЦК и представленного на рассмотрение Жданову.30 Другими словами, предлагалось провести такую же чистку пропагандистского аппарата, как и партийного. Согласно проекту, подготовленному в Отделе Пропаганды и Агитации ЦК ВКП(б) ответственность за подбор актива возлагалась лично на секретарей парторганизаций или их заместителей с обязательным утверждением персонально каждой кандидатуры на заседании бюро райкома, крайкома, обкома или ЦК нацкомпартии. Штатных пропагандистов, а также зав.культпропами и зав.парткабинетами назначала вышестоящая парторганизация. При этом отмечалось, что "подбор пропагандистов должен производится с исключительной тщательностью и базироваться на всестороннем изучении работника, как со стороны его квалификации, так и со стороны его партийных качеств, учитывая детально его прошлую работу, его партийную выдержанность, его социальное происхождение". На каждого работника системы пропаганды заводилось личное дело, в котором должны были находиться личный листок по учету кадров, решение партийного комитета об утверждении данного товарища пропагандистом, партхарактеристика, сведения о том были ли у товарища политические колебания или ошибки, листок с отметками о передвижениях работника по пропагандисткой работе. Важно, что для контроля за пропагандистской деятельностью работника, в дело должны были обязательно подшиваться оценки его работы парткомом и все решения парткома о том кружке или школе, который он ведет. "Не должно быть ни одного пропагандиста или агитатора, работа которого не получила бы оценки парткома"31. Весь актив обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий брался на учет Отделом Агитации и Пропаганды ЦК. Статистический учет всех пропагандистов по всему СССР предполагалось производить не реже 1-го раза в год. Основной целью данного постановления было в результате переучета оставить среди пропагандистов только идеологически выдержанных работников, а также исключить попадание на пропагандистскую работу "чуждых" партии лиц и беспартийных. Особое внимание отныне уделялось активу, т.е. внештатным работникам, которые назначались местными партийными организациями. Данное постановление преследовало также еще одну цель: "Необходимо тщательно изучить состав членов партии, предприятий и учреждений, стремясь к выделению подходящих для пропагандисткой работы товарищей" и последующего их направления на курсы подготовки и переподготовки пропагандистов.
 
В 1936 г. на организацию курсов подготовки и переподготовки пропагандистов было выделено 40 млн. рублей32. Это одна пятая часть всех ассигнований на мероприятия по партийной пропаганде. Однако, проведенная проверка системы партийного просвещения в Армении, Грузии, Белоруссии, Куйбышевском крае и Воронежской области показала фактический провал этой работы на местах. В условиях дефицита квалифицированных кадров руководители предприятий, учреждений, партийных комитетов неохотно посылали грамотных работников на партийную учебу. В большинстве случаев курсы не заполнялись полностью слушателями. Начальник отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Стецкий докладывал, например, что "на межрайонных курсах пропагандистов в Телаве предполагалось обучать 75 человек, а фактически прибыли, и то с большим опозданием, всего 53"33. Кроме того, стремились направить на курсы людей, которых легко было заменить на работе. Стецкий прямо пишет в докладной записке на имя Жданова "О курсах подготовки и переподготовки пропагандистов", что "райкомы посылали на курсы людей, которых можно безболезненно снимать с работы"34. Таковыми оказывались, как правило, неграмотные или малограмотные работники, которые не могли прочитать даже элементарный учебник без посторонней помощи. По сути, указывает Стецкий курсы подготовки пропагандистов "ничем не отличались от обычного кружка политграмоты"35.
 
Как и сама пропагандистская работа, обучение на таких курсах воспринималась и парторганизациями, и учениками, и учителями, как простая формальность. Краевые, областные комитеты партии и ЦК национальных республик стремились переложить ответственность за организацию курсов на районные парторганизации, которые не могли обеспечить ни должного уровня преподавания, ни помещений. Курсы проводились в основном, в летнее время, когда преподаватели находились в отпуске, а большая часть колхозных пропагандистов не могла их посещать.
 
О качестве преподавания на подобных курсах можно судить по таким строкам из записки Стецкого: "Преподаватели к занятиям не готовились, болтали на лекциях всякую чепуху, а проверявшему состояние курсов т. Кошелеву заявляли, что для такой слабой аудитории им готовиться не нужно"36. Стоит ли удивляться, что большинство подготовленных таким образом пропагандистов "не умеют пользоваться общественными библиотеками и партийными кабинетами", "не умеют работать над книгой и самостоятельно готовиться к занятиям в школе или кружке, не знакомы с основными работами классиков марксизма-ленинизма, с партийными документами", как констатировал инструктор Отдела Агитации и Пропаганды ЦК ВКП(б) Касрадзе37.
 
Для того чтобы переломить ситуацию с обучением пропагандистских кадров начальником отдела Пропаганды и Агитации ЦК Стецким был подготовлен проект постановления "О партийной пропаганде". В нем снова подчеркивалось, что "постоянная забота об идейно-политическом росте членов партии, об усвоении ими учения Ленина-Сталина и истории большевизма была поставлена как важнейшая отрасль партийной работы"38. Проект обязывал секретарей крайкомов, обкомов и ЦК нацкомпартий, горкомов и райкомов лично руководить партийной пропагандой, ее организацией и существом работы партийных школ и кружков. При этом секретари несли личную ответственность не только за подбор пропагандистов, но и усвоение коммунистами и кандидатами политических знаний в кружках и школах партийной пропаганды. Что качается зачисления пропагандистов на курсы подготовки и переподготовки, то оговаривалось, что "с каждым поступающим на курсы должен лично беседовать кто-то из членов парткома"39. Причем, "для правильного комплектования школ и кружков" рекомендовалось "широко использовать итоги проверки партдокументов"40.
 
А.А. Жданов принимал активное участие в партийных чистках. В 1937 г. он выезжал для проведения карательных предприятий в Башкирскую, Татарскую и Оренбургскую организации. В результате его деятельности там было репрессировано 598, 342 и 232 человека соответственно41. Сохранились конспекты Жданова, составленные к пленуму Оренбургского крайкома, в подборке материалов по Оренбургской организации для секретаря ЦК А.А. Жданова. В этих записях А.А. Жданов квалифицирует ситуацию в Оренбургском крайкоме в одном случае также как и Каганович, и Молотов: "Политически - это агентура фашизма, шпионы". Но ниже следует другое определение: "Социальная база - бунт чиновников против партии"42. Природа сталинского террора - это еще и борьба центрального аппарата с претензиями чиновников на всевластие. За этими словами Жданова стоит позиция члена ЦК о новом отношении к советскому правящему классу, часть которого, по мнению ведущего идеолога теперь представляет серьезную опасность для центральной власти. Чиновник в понимании члена ЦК ВКП(б) в 30-е гг. - это уже не столько царский специалист, сколько переродившийся коммунист. Не случайно еще в резолюции XVI партконференции было записано, что "чистка (советского аппарата) должна производится...не только по признакам классового происхождения", т.о. пролетарское происхождение перестало теперь быть индульгенцией против чисток43.
 
В этих же конспектах Жданова под заголовком "Оргвыводы. Общие уроки" есть следующая откровенная фраза: "О личных авторитетах. Поскольку партия поддерживает. Если партия откажет от поддержки, мокрого места не останется". После этих слов в скобках и жирным шрифтом А.А. Жданов сделал для себя пометку "припугнуть, как следует"44. Так по-ждановски лаконично и точно была выражена идеология партийного строительства. Центральный аппарат понимал, что основой личной власти чиновника является партия. Каждый партийный руководитель отныне должен был осознать, что его благополучие непосредственно зависит от ЦК, а, значит, Сталина. Вне партии не должно существовать авторитетов.
 
Судя по конспекту, большое внимание Жданов уделил теме "О моральной чистоте и моральном разложении". В записях в нескольких местах встречаются фразы: "Барский характер", "О личном и общественном поведении", "Быт". В материалах, собранных для Жданова, под грифом "не подлежит разглашению" содержится отчет ревизионной комиссии о результатах проверки крайкома за 1936 г. и первую половину 1937 г. Было установлено, что общая сумма ущерба, причиненного членами облисполкома государству, "определяется минимальною суммою 387 000 рублей"45.
 
Отдельно подчеркивался тот факт, что эти лица и не думали скрывать своих материальных возможностей, устраивали шумные пьянки, раздавали деньги в качестве "чаевых" незнакомым людям "как богатый дядюшка". Особенно любопытна история о предпринимательской деятельности председателя Облисполкома Васильева, который за счет средств Облздравотдела закупил в Азово-Черноморском крае вина в бочках на сумму 49 тыс. рублей, а затем, вино разливалось в бутылки с этикеткой "Вино аптекоуправления" и реализовалось через аптеки области. Причем, этот факт не уникален, а является характерной приметой своего времени.
 
Задачей подобных чисток, являлось желание центра и лично Сталина искоренить самостоятельность местных руководителей, т.е. уничтожить "бунт чиновников против партии", против жесткой центральной власти и полностью подчинить их воле Сталина. С другой стороны вырабатывался своего рода кодекс поведения члена партии, и центральный аппарат не только создавал этот кодекс, но и требовал его исполнения, потому что только так можно было бороться с всевластием советских и партийных чиновников. Конечно, не стоит сбрасывать со счетов, что выезд в ту или иную парторганизацию руководителей такого уровня как Жданов, носило и популистский характер. Расправа с наиболее одиозными фигурами местного партийного руководства должна была показать как рядовым членам партии, так и народу в целом, что Сталин ведет справедливую борьбу с местными партократами.
 
Одним из важнейших результатов, к которым должна была привести чистка партии - пополнение новыми молодыми и образованными кадрами. В этой связи постановление ЦК об организации отделов партийных кадров в горкомах, должно было способствовать продвижению молодых кадров именно из наиболее образованной части городской и рабочей молодежи. Так в речи на пленуме Ленинградского горкома ВКП(б) 29 марта 1935 г46. А.А. Жданов говорил, что "Кадры районного и городского масштаба у нас росли слабовато. У нас заводской и цеховой актив превосходный, а аппарата, чтобы тащить людей дальше нет...В лице отделов кадров Горкома и райкома, мы получили теперь мощный аппарат для укрепления всей партийной работы сверху донизу и для выращивания кадров городского и районного масштаба"47. Более того, Андрей Александрович оптимистично предполагал, что "при более правильной постановке дела, мы, ленинградцы, должны давать партийные кадры на экспорт".
 
С возобновлением приема в партию, несмотря на неоднократное напоминание "сверху" о недопустимости огульного приема, новые, хотя и молодые, но по-прежнему мало образованные партийные кадры влились в партию. Около половины делегатов XVIII съезда партии с решающим голосом были не старше 35 лет, 81,5% - в возрасте не старше 40 лет. Среди делегатов XVIII партконференции 35,6% составляли лица в возрасте до 35 лет, 42,8% - от 36 до 40 лет. Сам Сталин называл цифру 500 тысяч человек, выдвинутых на партийные и государственные посты за это время, причем большая их часть вступила в партию в 1927-1929 гг48. Этим людям необходимо было дать правильную идеологическую подготовку.
 
Базовые политические знания члены партии и советские работники получали через систему партийного просвещения. До 1938 г. она представляла собой достаточно запутанный и сложный механизм. Как удалось выяснить в результате анализа отчетов, направленных инструкторами в Отдел Агитации и Пропаганды, систему партийного просвещения, существовавшую до 1938 г. условно можно разделить на восемь ступеней:
  1. кружки политграмоты пониженного типа, работавшие по учебникам Карпинского "Борьба за социализм" (для деревни) и Ингулова "Политбеседа" (для города);
  2. кружок политграмоты нормального типа, работавшие по книгам Карпинского "Беседы по ленинизму" (для деревни) и Волина и Ингулова "Политграмота" (для города);
  3. кружки по истории партии для начинающих;
  4. кружки, изучающие историю партии по учебникам (История ВКП(б) в съездах, под ред. Лепешинского, История ВКП(б) под общ. ред. Е. Ярославского и др.);
  5. кружки повышенного типа, изучающие историю партии по первоисточникам;
  6. кружки по изучению основ ленинизма по книгам "Об основах ленинизма" с привлечением отдельных работ Ленина и книги Сталина "Вопросы ленинизма";
  7. кружки по изучению отдельных произведений классиков марксизма-ленинизма;
  8. вечерние партшколы для коммунистов, которые должны повысить грамотность; здесь в течение 16 месяцев помимо общеобразовательного курса изучались история партии по учебнику и книге "Об основах ленинизма" И. Сталина;
  •    районная вечерняя партшкола (вечерний комвуз), программу которого определял Отдел Пропаганды и Агитации ЦК; обучение здесь длилось два года и также содержало общеобразовательный курс.
 
На первый взгляд данная структура имеет стройный вид с ярко выраженной дифференциацией по уровню подготовки слушателей и положению учащихся в советском обществе, т.е. отдельно - для города и деревни. Однако, помимо названных 8 типов кружков, которые, по мнению инструкторов, оправдали себя, существовало еще огромное количество предметных кружков по историческому материализму, политэкономии, отдельным этапам истории партии, созывались теоретические конференции49. Эту систему тяжело было контролировать и следить за качеством преподавания в каждом отдельном случае. Программа на курсах и кружках, как правило, не выполнялась. Поступившее из ЦК требование, чтобы все курсы заканчивали обучение в определенный срок, дало противоположный результат - преподаватели стремились выполнить программу, не обращая внимания на усвоение материала предыдущих уроков. Из аппарата пропаганды была развернута новая компания по борьбе со "школярскими" методами при изучении партийных дисциплин, но эффект оказался прежним.
 
В постановлении о постановке партийной пропаганды в связи с выпуском Краткого курса ВКП(б) было указано именно на эту бесконтрольность системы партийного просвещения: "Обилие кружков, лишив партийные организации возможности контролировать пропагандистскую работу по существу, привело к тому, что партийные организации выпустили из своих рук руководство пропагандой. В результате кружки превратились в автономные и бесконтрольные организации, ведущие работу на свой риск и страх"50.
 
На всех этапах, за исключением низшего звена, основными пособиями для учащихся выступали работы Сталина "Об основах ленинизма" и "Вопросы ленинизма". Причем, Стецким было специально отмечено, что кружок по изучению основ ленинизма, работающий по книге "Об основах ленинизма" есть "высшая ступень обязательного объема политических знаний, который должен усвоить член партии"51. Только кружки по истории партии продолжали заниматься по старинке, по учебникам, выпущенным еще в 1920-е гг. Но новые условия диктовали другие требования к обязательному уровню знаний членов партии: к сталинскому прочтению ленинизма должно было добавиться изучение собственно сталинской идеологии.
 
В первую очередь к "к руководящим кадрам партийных, комсомольских, хозяйственных и иных работников, ко всей нашей партийной и непартийной интеллигенции, как в городе, так и в деревне", был обращен "Краткий курс истории ВКП(б)", т.е. к тем руководителям, которые выдвинулись в результате большой чистки 37-38 гг52. Когда в 1938 г., был подготовлен проект постановления "О дальнейшем росте партии и мероприятиях по улучшению политического просвещения членов и кандидатов ВКП(б)". Жданов, редактировавший этот документ начал с заголовка: "Следовало бы назвать "О мерах по ограничению дальнейшего приема в партию и улучшению политического просвещения..."". Выступая на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) 22 августа 1938 г. по вопросу об итогах выборов руководящих работников он говорил о том, что "не все еще сделано для обеспечения надежными кадрами наши руководящие парторганы".
 
Особые надежды руководство партии возлагало на "Краткий курс истории ВКП(б)", который должен был стать основой мировоззрения новых руководящих кадров. Поднимая вопрос об образовании членов партии, Жданов сказал: "Сталин редактирует учебник по истории партии. Вокруг этой книги должны воспитаться целые поколения новых молодых большевиков...Я должен сказать вам, товарищи, что когда я читал этот учебник, я испытывал величайший восторг и наслаждение". Андрей Александрович говорил о необходимости развернуть пропагандистскую работу, как только появятся первые главы в "Правде"53. Кроме того, он считал необходимым проверить знания до выхода "Краткого курса истории ВКП(б)" у всех членов партии: "Я не говорю, что надо за букварь засадить...нужно записать в решении, что партия будет проверять всех коммунистов"54. Фактически Жданов предлагал ввести квалификационный экзамен на наличие базовых политический знаний у членов партии.
 
Неудачный опыт 3-х летних попыток поднять уровень образования членов партии и качество обучения на курсах подготовки и переподготовки пропагандистов, на которые тратились не малые суммы, поставил вопрос об изменении подхода к решению данной проблемы. С выпуском Краткого курса истории ВКП(б) был провозглашен новый принцип - отныне акцент делался на индивидуальное изучение коммунистами учебника. Очевидно, сыграла свою роль и усталость партийных кадров от необходимости постоянно учиться и переучиваться. Кружки подлежали сокращению по количеству квалифицированных пропагандистов, половина из которых в свою очередь должна была отправиться на переподготовку, а сами занятия в кружках становились добровольным.
 
По вопросу о добровольном посещении кружков разгорелся спор на комиссии под председательством Жданова о постановке партийной пропаганды в связи с выходом Краткого Курса истории ВКП(б). Многие опасались, что желающих заниматься в кружках не окажется вовсе, а индивидуально коммунисты изучить учебник не смогут. Участники комиссии предлагали строго регламентировать количество кружков на крупном предприятии, в колхозе и т.д. Маленков, например, откровенно высказал свои опасения: "Нужно сказать членам партии честно, что коль скоро в кружках мы делали ошибки, а сейчас ЦК заявляет, что есть другой способ работы - индивидуальный, я уверяю вас, что на резинкомбинате вы вряд ли сможете создать 3 кружка"55.
 
Отказавшись от практики "валового" обучения пропагандистов, ЦК с появлением Краткого Курса истории ВКП(б) сосредоточился на контроле качества их подготовки. Введение индивидуального принципа обучения членов партии, позволяло также требовать знания с каждого коммуниста, т.о. утверждался и индивидуальный принцип ответственности за свою политическую грамотность, что одновременно позволило упростить систему партийного просвещения.
 
Новая система образования парткадров включала всего три ступени. Наиболее подготовленные члены партии должны были изучать "Краткий курс истории ВКП(б) с привлечением дополнительной литературы, основная масса - только учебник, а наименее образованные - "Краткий курс" "в сокращенном объеме". Последняя формулировка вызвала недоумение. Жданову пришлось объяснить, каков должен быть минимальный объем знаний члена партии: "Этот курс должен быть взят в основу по трем этапам, на основе которых развивалась наша партия. Коммунисты должны понять первый этап, второй этап, третий этап, чтобы эти этапы остались у людей в мозгах, закрепились, чтобы люди знали на основе чего мы пришли к власти и затем знали то, что связано с борьбой нашего социалистического правительства. Это третий раздел...а всей полноты аргументации для второго звена давать нельзя"56. Объяснил он это решение тем, что "углубленное понимание учений, научной трактовки всех вопросов, этого невозможно будет обеспечить, потому что уровень не позволяет". Таким образом, рядовой коммунист должен был усвоить тот материал, который объяснял причины прихода к власти большевиков, а также официальную версию современных событий.
 
В 1939 г. на XVIII съезде партии были приняты тезисы об изменениях в Уставе ВКП(б), подготовленные А.А. Ждановым. Новый Устав должен был обеспечить наполнение партии новыми, молодыми и активными кадрами. Для этого была значительно упрощена процедура вступления в ВКП(б): отныне было достаточно представить рекомендации трех членов партии с трехлетним партийным стажем, знающих кандидата по совместной работе не менее одного года. Кроме того, устанавливался годичный кандидатский стаж, чтобы "создать необходимые условия для выдвижения на руководящую, партийную работу новых кадров партийных работников"57. Предложенный Ждановым Устав устранял "чрезмерные рогатки", т.е. трудности при приеме в партию интеллигенции. Это обеспечивалось отменой категорий при вступлении в ВКП(б) в зависимости от социального положения. По мнению Жданова категории приводят к "практическим несуразностям": стахановцы, выдвинувшиеся на руководящие посты, рабочие, получивший образование, попадают в четвертую категорию при приеме в партию. "Если несколько лет тому назад чурались выдвигать на руководящую партийную работу людей образованных и молодежь, - говорил на съезде Жданов, - руководители прямо душили молодые кадры, не давая им подниматься вверх, то самой крупной победой партии является то, что партии удалось, избавившись от вредителей, очистить дорогу для выдвижения выросших за последний период кадров и поставить их на руководящую работу"58.
 
Новым членам, которые влились в партию в результате чистки 30-х гг., центральный аппарат в новом Уставе обещал дать определенные гарантии сохранения их положения. Во-первых, А.А. Жданов на съезде провозгласил отмену чисток партии: "метод массовых чисток, введенный в начале нэпа, в период оживления капиталистических элементов, чтобы оградить партию от проникновения в ее ряды людей, разлагавшихся в связи с нэпом, потерял почву для нынешней обстановки, когда капиталистические элементы ликвидированы". Во-вторых, была осуждена практика исключения "пассивных" и по "биологическому принципу", когда, как выразился А.А. Жданов, "недостаточная идеологическая выдержанность и социальная направленность какой-нибудь прабабушки может испортить карьеру потомков на целый ряд поколений"59.
 
В необоснованных исключениях из ВКП(б), которые невозможно было не признать, ведущий идеолог партии обвинил "враждебные элементы, пробравшиеся в партию", которые "использовали чистки для травли и избиения честных работников". "Следовательно, - делал вывод Андрей Александрович, - по отношению к враждебным элементам, пробравшимся в партию, метод массовых чисток оказался мало действительным и не достигающим цели". Теперь, по мнению ЦК нужно было руководствоваться "ленинским принципом об индивидуальном подходе к людям". Таким образом, отменяя "массовые чистки", партия фактически провозглашала метод чисток индивидуальных60.
 
Вопрос о гарантиях от новых чисток вызвал живейший интерес рядовых членов, судя по публикациям в "дискуссионных листках" "Правды", публиковавшихся накануне XVIII съезда. Коммунисты предлагали усложнить процедуру исключения из партии, установить партийную ответственность за необоснованные исключения, клевету и т.п. Однако, ЦК ВКП(б) полностью отверг такие предложения, включив взамен в Устав партии пункт "О правах членов партии, считающихся само собой разумеющимися, но не отмеченных в уставе"61. В Устав были внесены: права коммунистов критиковать на партийных собраниях любого работника партии; избирать и быть избранными в партийные органы; требовать личного участия во всех случаях, когда выносится решение о деятельности члена партии или его поведении; обращаться с любым вопросом и заявлением в любую партийную инстанцию вплоть до ЦК ВКП(б). Как видно даже из названия ничего нового в партийную жизнь данный пункт не вносил. Центральный аппарат, зафиксировав права членов партии в Уставе и обеспечив иллюзию развития "внутрипартийной демократии", оставил за собой право проводить чистки и репрессии в отношении своих членов, руководствуясь "индивидуальным" подходом, а, не исходя из соображений принадлежности к враждебным классам или оппозиции.
 
О смене идеологических приоритетов свидетельствует тот факт, что в Уставе 1939 г. был отменен пункт об обязательном усвоении членами партии программы ВКП(б). По мнению ЦК теперь было достаточно ее "признавать". Разницу двух понятий А.А. Жданов объяснил так: "Усвоить программу - это значит уметь ее обосновать. Признать программу - это значит разделять ее положения, быть согласным с ней и быть готовым ее защищать"62. Это означало не столько упрощение вступления в партию, как объяснил необходимость отмены данного пункта Жданов, сколько смену приоритетов в требованиях к члену ВКП(б). Теперь важнее была готовность выполнять указания партии, нежели быть идейным коммунистом.
 
Вместе с отменой обязательного знания программы партии, в Уставе была поставлена "задача ликвидации теоретического и политического отставания партийных кадров...в соответствии с решением ЦК ВКП(б) "O постановке партийной пропаганды в связи с выпуском "Краткого курса истории ВКП(б)"63. Этот пункт обозначил переворот в мировоззрении коммунистов, т.е. обязательность усвоения сталинской идеологии была зафиксирована не только на уровне постановления ЦК ВКП(б), но стала уставным требованием к члену партии.
 
Для того чтобы обеспечить идеологическую и политическую монолитность партии, в 30-е гг. в ВКП(б) одновременно проходило два взаимосвязанных процесса. С одной стороны партия избавлялась от скомпрометировавших себя как в политическом, так и в морально-бытовом отношении членов партии, а с другой стороны шел процесс обновления кадрового состава ВКП(б) - в партию приходили новые люди, молодые, энергичные, но вместе с тем, нередко политически безграмотные. Идеология играла едва ли не самую главную роль при смене состава партии в 30-е гг. Необходимость дать новым членам партии идеологическую подготовку в соответствии с "Кратким курсом истории ВКП(б)", крайне остро поставила проблему пропагандистских кадров, уровень образования которых также не соответствовал задачам, которые выдвигались в связи с пропагандой "Краткого курса истории ВКП(б)" и необходимостью его усвоения всем составом партии.
 
Разработка мер по улучшению системы партийного просвещения и повышения эффективности партийной пропаганды в середине 30-х гг. находилась под наблюдением А.А. Жданова. Разрабатываемые в это время проекты, предлагали провести чистку пропагандистского аппарата, ввести строгий учет кадров пропагандистов центром, обязать секретарей партийных организаций лично контролировать уровень знаний остальных коммунистов. А.А. Жданов предлагал ввести квалификационный экзамен для членов партии. После выхода "Краткого курса истории ВКП(б)" Сталин полностью переориентировал систему партийного просвещения на основе сокращения количества кружков и соответственно кадров пропагандистских работников. Это было обусловлено не только недоверием к специалистам, изучавшим историю партии по другим книгам, но и объективной необходимостью поставить под контроль систему партпросвещения. Кроме того, устанавливалась индивидуальная ответственность каждого коммуниста за свою политическую грамотность. Система партпросвещения, которая сформировалась в 1938 г., просуществовала до самой войны, пока новые условия не потребовали ее реорганизации.
 
Представляется вполне обоснованным рассматривать террор, развязанный Сталиным, против советского аппарата, через призму идеологической борьбы. Как и остальные сталинские соратники А.А. Жданов принимал активное участие в проведении репрессий 1937-1938 гг. Сохранившиеся личные записи Жданова показывают, что чистки партии воспринимались центральным аппаратом как подавление "бунта чиновников против партии", и для этого у центральной власти были достаточные основания.
 
Утверждение новой сталинской идеологии и ее продвижение в партийные массы, шло одновременно с другим важным идеологическим процессом - формированием "корпоративной" культуры членов партии, которые должны были осознавать, что вне партии авторитета не бывает, а гарантией сохранения карьеры и часто жизни для члена партии отныне становилось не правильное происхождение, а соответствие новому кодексу поведения коммуниста. Этот кодекс включал безусловную готовность защищать и проводить политику партии, не раздумывая над ее правильностью или соответствием основным положениям марксизма-ленинизма, а также усвоение сталинской идеологии, провозглашенной в "Кратком курсе истории ВКП(б)". Итоги работы по формированию сталинского идеологического курса были закреплены в Уставе ВКП(б), принятом в 1939 г. на XVIII съезде партии.
 
Вклад Жданова в пропаганду сталинской идеологии и решение кадровой проблемы в 30-е гг. был оценен Сталиным. Как только вышел в свет "Краткий курс истории ВКП(б)", вождь до этого не выпускавший из под контроля идеологию, поручил А.А. Жданову "наблюдение" за комсомолом, органами печати и дачу указаний редакторам"64. В следующем, 1939 году, А.А. Жданов был назначен начальником реорганизованного Управления Пропаганды и Агитации, объединившего не только устную, но и печатную пропаганду. Свое новое положение, как и важность для партии, возглавляемой им отныне сферы, А.А. Жданов обозначил, выступая на XVIII съезде ВКП(б), объявив, что "основными отделами теперь будут Управление кадров и Управление пропаганды и агитации ЦК и соответственные отделы на местах".
 
Глотова О. А.
 
Примечания
  1. РГАСПИ. Ф.17 Оп. 120 Д.234 Стр.21.
  2. Там же. Стр. 4 об.
  3. Там же.. Стр.11
  4. Там же. Д.78 Стр. 4
  5. ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК. Изд. 5-е, М., 1936, -694 с., Ч.2. Стр.564
  6. РГАСПИ. Ф.77 Оп.3с Д.115 Стр. 17
  7. Там же. Ф.17 Оп. 120 Д.236 Стр.72
  8. Там же. Стр. 146
  9. Там же. Стр. 148
  10. А.А. Жданов Уроки политических ошибок Саратовского крайкома. М., Партиздат ЦК ВКП(б), 1935., 68 с., стр. 10
  11. Там же. Стр. 9
  12. Там же. Стр. 25
  13. Там же. Стр. 10
  14. Ленинградская Правда, 1935 г., 29 марта.
  15. Спутник агитатора, 1935 N8
  16. Правда. 1935 г., 30 марта.
  17. Правда. 1935 г., 30 марта
  18. Спутник агитатора, 1935 г., N8
  19. О.В. Хлевнюк Политбюро. Механизм политической власти в 30-е годы. М., 1996.-304 с., Стр. 148-149.
  20. РГАСПИ. Ф.17 Оп.120 Д.236. Стр. 74
  21. Там же. Д. 234 Стр.14
  22. Там же. Стр.8
  23. Там же. Стр.13
  24. Там же. Стр.12
  25. Там же. Стр.15
  26.  
  27.  
  28.  
  29. Там же. Д. 236. Стр.43
  30. Там же. Стр.67
  31. Там же. Стр.72
  32. Там же. Стр.55
  33. Там же. Стр.55
  34. Там же. Стр.57
  35. Там же.
  36. Там же.
  37. Там же.
  38. Там же. Д.234 Стр.14
  39. Там же. Стр.16
  40. Там же. Стр.22
  41. Вестник Архива Президента Российской Федерации.1995.N1. Стр.123-130.
  42. РГАСПИ.Ф.17 Оп.120 Д. 285 Стр. 190.
  43. ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК. Изд. 6-е, М., 1940, Ч.2. Стр.349
  44. РГАСПИ.Ф.17 Оп.120 Д. 285 Стр. 190.
  45. Там же. Стр. 254.
  46. Там же. Ф.77 Оп.1 Д. 445 Стр. 14.
  47. Там же. Стр.16.
  48. В.З. Роговин Партия расстрелянных. М.,1997, 528 с., Стр. 310-311.
  49. РГАСПИ.Ф.17 Оп. 120 Д.234 Стр.56-62
  50. ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК. Изд. 6-е, М., 1940, Ч.2. Стр.678-689.
  51. РГАСПИ. Ф.17 Оп. 120 Д.234 Стр.21
  52. ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов конференций и пленумов ЦК. Изд. 6-е, М., 1940, Ч.2. Стр.678-689.
  53. РГАСПИ.Ф.77 Оп.3 Д. 14 Стр. 9-11
  54. Там же.
  55. РГАСПИ.Ф.17 Оп. 120 Д. 309 Стр. 20
  56. Там же. Стр. 14
  57. Правда. 1939 г., 20 марта.
  58. Там же.
  59. Там же.
  60. Там же.
  61. Там же.
  62. Там же.
  63. Там же.
  64. РГАСПИ. Ф.77.Оп.1.Д.2. Личное дело А.А. Жданова 1919-1948 годы. Стр.14.
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com