Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Реалии советского времени / ВСЕ СРЕДСТВА ХОРОШИ. Обслуживание идеологии / Интервью с философом, культурологом Григорием Померанцем о книге протоиерея Георгия Митрофанова и моральных коллизиях Второй мировой войны

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Интервью с философом, культурологом Григорием Померанцем о книге протоиерея Георгия Митрофанова и моральных коллизиях Второй мировой войны
 
Какова Ваша оценка книги о. Георгия Митрофанова "Трагедия России. "Запретные" темы истории ХХ века", вызвавшей бурные споры не только в церковной среде?
 
Григорий Померанц: Я читаю сейчас книгу о. Георгия, и еще не дочитал ее до конца. Поэтому моя оценка предварительная. Но в этой книге, несомненно, есть яркие страницы, в том числе замечательные выписки из философа Ильина, с которым можно не соглашаться, но точку зрения которого всегда надо учитывать. Этой некий угол зрения, который допустим.
 
Что касается самого о. Георгия, то мне кажется, он часто смешивает агиографию с историографией. Поэтому оценка тех или иных героев сдвинута в ту или иную сторону – в сторону агиографии или в сторону историографии. Например, Брусилов с точки зрения агиографии оказывается человеком компромисса, который включился в Красную армию тогда, когда Врангель из последних сил отбивался в Крыму. Это не совсем верно, и даже совсем неверно. Потому что Брусилов пошел на службу в Красную армию, когда Врангеля оставили в покое. Настолько, что дозволили ему выйти из крымской бутылки и пытаться завоевать себе плацдарм на Украине, не обращая на это никакого внимания, потому что у Врангеля все равно было мало сил, и неважно, что там говорили о его доблести. А в это время угроза была с Запада, и пан Пилсудский взял Киев – мать городов русских. Брусилов пошел в Красную армию, призвал офицеров помочь ей отбить у ляхов родной Киев, что и удалось сделать.
 
А что касается добивания Врангеля, то в этом Брусилов никакого участия не принимал, а принимал участие Нестор Махно, который белых не любил еще больше, чем красных, и с которым красные заключили временный мир. Нестор Махно отправил дивизию тачанок в сторону Крыма, они по обмелевшим Сивашам прорвались в Крым, минуя Перекоп, и взяли врангелевскую столицу Симферополь. После чего защита Перекопа потеряла смысл, и белым осталось только грузиться на корабли. Так что сказать, что Брусилов помог Красной армии против Врангеля, совершенно неверно.
 
И наоборот, когда речь идет о генерале Деникине, то он целиком чисто белый. А между тем, когда положение на фронтах Великой Отечественной войны было крайне тяжелым, генерал Деникин написал просьбу принять его на службу в Красную армию хотя бы рядовым солдатом. И было решение советского правительства не принимать его просьбы, потому что фамилия "Деникин" прочно вошла в идеологию со знаком минус. И менять этот минус на плюс казалось как-то невыгодным. Так вот почему Деникину прощается, что в иной трудный для русской власти момент он готов был ей помочь, какая бы она ни была (хотя она была сталинская в это время – во время Великой Отечественной войны), а генералу Брусилову – нет, за то, что он помог в кампании против поляков. Это сразу привело к негативной оценке всего его заслуг перед Россией.
 
К слову, в истории сплошь и рядом не так просто приходится решать вопрос, как в агиографии, где просто выбираешь между Богом и дьяволом. В истории приходится решать иначе. И Черчилль был прав. Когда его спросили, почему он заключил союз со Сталиным, он ответил, что против Гитлера он был готов заключить союз с самим дьяволом. Такова особенность истории. В истории приходится решать не так, как в агиографии. И вот это смешение истории с агиографией портит во многом интересную книгу о. Георгия Митрофанова.
 
– Сейчас принято считать, что решающую роль в развязывании Второй мировой войны сыграла политика Сталина, который заключил с Гитлером пакт о ненападении, поделил с ним центральную Европу и тем самым развязал Гитлеру руки на западе…
 
– Я думаю, это верно. Надо сказать, что Гитлер обманул Сталина. В 1939 году огромный перевес (не по числу генералов, потому что генералов Сталин перестрелял, но в рядовом и офицерском составе, вооружении, авиации и танках) был на стороне советской России. И если бы Сталин на стороне Польши вмешался бы в войну, то даже при полном отсутствии поддержки со стороны Запада, у него были бы шансы эту войну, во всяком случае, прилично вести, а не с такой катастрофой, которая случилась в 1941 году. Леонид Млечин об этом очень интересно говорил по "Эху Москвы". Млечин вообще очень умный человек, он очень интересно рассказал, как Гитлер дурачил всех и по очереди всех разбивал. Во многом я с ним могу соглашаться, но с одной оговоркой. Сталин мог задним умом все-таки понимать: Наполеон не зря сказал, что стадо львов во главе с бараном может быть разбито, в отличие от стада баранов во главе со львом. Именно львов-то всех – Тухачевского, Уборевича и др. – всех талантливых полководцев Сталин накануне войны расстрелял. Хотя у него было подавляющее превосходство в живой силе, в технике, во всем, но во главе стоял человек, дававший совершенно бездарные указания. А именно это сам товарищ Сталин, который воображал себя военным гением, а он был только гением интриги. И поэтому, даже если бы он выполнил программу Млечина и вступил бы войну в 1939 году на стороне Польши, а не на стороне Гитлера, он все равно мог бы проиграть эту войну. Потому что только в результате очень долгой войны постепенно выдвинулись те полководцы, которые разбили Гитлера. А Сталин им только мешал. И победы начались только тогда, когда Сталин наконец понял, что ему надо поменьше вмешиваться в военные дела.
 
– Существует еще такая точка зрения, что пакт Молотова – Риббентропа сыграл свою роль, но что не меньшую роль в развязывании Второй мировой войны сыграли Мюнхенские соглашения, заключенные с Гитлером Европой. Каков тут моральный баланс ответственности Запада и Советского Союза?
 
– Они не равны. Правда, что западные державы предали Чехословакию. Единственное,  что можно сказать в пользу западных держав,  что они,  во всяком случае, не громили Чехословакию вместе с Гитлером – они оставались нейтральными. Тогда как наши войска совместно с немецкими громили Польшу, и Молотов послал телеграмму Гитлеру о том, что наша дружба скреплена кровью, кровью поляков, которых били с двух сторон сразу. Поэтому то, что сделало советское правительство, было более подлым, чем то, что сделали Даладье с Чемберленом. Хотя и то, что сделали Даладье с Чемберленом, тоже было и неумно, и безнравственно.
 
Черчилль совершенно правильно их оценил, он сказал: "Вы выбирали между войной и позором. Вы выбрали позор и получили войну". Он оценил правильно: тот подлый мир, который заключили с Гитлером Даладье с Чемберленом, открыл дорогу дальнейшим победам Гитлера. Хотя еще более широкие ворота открыл Сталин пактом Молотова-Риббентропа.
 
– Запад вместе с Советским Союзом общими усилиями выиграли войну. Но следствием того, что был разбит Гитлер, стала долговременная фактическая оккупация значительной части Европы советским влиянием…
 
– Вообще говоря, победа – вещь коварная, даже если она не вызывает таких географических сдвигов, которые, ну что ли, обманчивы. Мне пришлось на войне одерживать свои маленькие победы, и я прекрасно понял на собственном опыте, как пьянеет человек от победы. И не только маленький человек, какой-нибудь лейтенант, который скомандовал вовремя "Вперед!", "Ура" и так далее, а и крупные государственные деятели. От победы Сталин окончательно опьянел и поставил перед собой совершенно невыполнимые цели. От победы Сталин решил, что он во всем прав, и продолжил политику террора. Волна за волной террор продолжался. Накануне смерти Сталина уже была подготовлена еще одна страшная волна террора, напоминавшая гитлеровский геноцид. Поэтому эта победа, как и многие победы, была весьма коварной для нас.
 
В конце концов, те, кто потерпели поражение, но зато очистились от целого пласта тьмы, внедренного в их головы тоталитарным режимом, выиграли и прекрасно живут. Тогда как мы, выиграв на поле боя, проиграли на поле, если можно так сказать, внутренней чистоты. Мы воображали себя сверхчеловеками, и до сих пор многие молятся об одном из величайших извергов человечества – Сталине. И это мешает нам гораздо больше, чем любые территориальные потери. Несмотря на территориальные потери, Германия, освободившись от ложных идей в головах и взявшись крепко за работу, стала сейчас богатой страной. А Россия с головой, набитой ложной гордостью победы, достигнутой за счет истощения всех национальных ресурсов, до сих пор влачит жалкое существование.
 
– Часто говорят о жертвах сталинских репрессий, но забывают о том, что эти жертвы были возможны в результате соучастие в репрессиях большой части народа, который спокойно это воспринимал.
 
–Ну а как народ мог это воспринимать? Очень много народ спрашивали? Народ довели до состояния, когда девизом становится поговорка "Моя хата с краю – ничего не знаю". Сильная репрессивная машина подавила всякую возможность сопротивления.
 
– Но даже в Германии с не менее сильной репрессивной машиной были какие-то всплески попыток сопротивления Гитлеру. В России таких попыток практически не было.
 
– Ну, а кто особенно сопротивлялся Гитлеру?
 
– Были заговоры генералов.
 
– Простите! Так он же не перестрелял всех генералов. У него остались старые дворянские кадры, которые сохранили дворянское чувство чести и многие другие дворянские достоинства. У нас же Сталин перестрелял всех, в ком могла быть хоть тень восстания против него. В принципе ничего подобного сталинскому террору в Германии не было. В Германии массовый террор проводился только против евреев и цыган. Что касается германской нации, то она при Гитлере пострадала от террора совершенно ничтожно – ну, наверное, 1 % по сравнению с нашими потерями. Против 99 %. Количество репрессированных немцев – именно чистых немцев – сравнительно с количеством репрессированных русских, украинцев и других советских людей – совершенно ничтожно. Гитлер убивал тех, кого считал национальными врагами Германии. Это можно сравнить с красным террором, когда уничтожали классово чуждых. Но ведь террор последних 30-х годов был направлен кругом. Прежде всего, против собственной партии, против всех, кто мог иметь свой собственный голос. Он привел, повторюсь, к расстрелу всех наших талантливых полководцев. Всех тех, кто могли бы одержать победу над германскими войсками.
 
В итоге мы одержали победу только потому, что Россия очень большая. Гитлер захватил территорию, в которую можно поместить всю Западную Европу. В сущности, архитекторами победы были те русские землепроходцы, которые расширили пределы России аж до Тихого океана. И Гитлер стал терять победы, терпеть поражения, когда он соприкоснулся с русским климатом, который не является заслугой советского режима. Этот климат добивал и наполеоновскую армию. А то, что Гитлер на этот климат не рассчитывал, что он собирался завоевать Россию за два месяца, – это уже ошибка Гитлера. Нельзя сказать, что это заслуга Сталина.
 
Затем он отверг предложение маршала Шапошникова весной 1942 года перейти к стратегической обороне, после чего мы могли бы иметь сравнительно меньшие потери и кончить войну без таких чудовищных жертв. Сталин требовал, чтобы люди лезли на стену, чтобы при полном господстве немцев в воздухе мы продолжали наступать. Это было решение просто идиота. Я сам был под немецкими бомбами. Я понимал, как бессмысленно было это и как ничтожно было завоевание одной деревни сравнительно с потерями, которые мы несли, лежа на снегу в качестве мишеней в течение нескольких часов, когда немцы над нами кружились, как балерины в балете, спускались из этого круга, проходили поверх нас, бросали бомбы и расстреливали нас из пулеметов, а мы лежали, как мишени. Вот что это значило – продолжать наступление весной 1942 года. И, несмотря на это, Россия так велика, что Гитлер от своих побед оказался, в конце концов, в слабом положении. Пойдя по расходящимся направлениям: и на Кавказ, и к Волге, он растянул фронт так чудовищно, что ему не хватило немецких войск, чтобы его охранять. И в наступление мы перешли в конце 1942 года не по немецким частям, а по румынским, по итальянским, по венгерским.
 
– Как Вы относитесь к тому, что происходит официальное возрождение благожелательного отношения к Сталину? В частности, на станции московского метро "Курская"-кольцевая в вестибюле вырезаны старые слова гимна "Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиг он нас вдохновил". Там когда-то стояла скульптура Сталина, но ее не поставили только потому, что не смогли ее найти.
 
– А слова восстановили? Я считаю, что это, прежде всего, глупо, а, во-вторых, о морали здесь лучше не говорить.
 
Беседовал Владимир Ойвин,
По материалам
"Портал-Credo.Ru"

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com