Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Реалии советского времени / ПОСЛЕВОЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ / Медленно тающий лед (март 1953 - конец 1957 гг.). Пихоя Рудольф / Министерство внутренних дел. Взгляд изнутри. Накануне ХХ съезда. Комиссия Поспелова

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Министерство внутренних дел. Взгляд изнутри
 
Какая же ситуация складывалась в ведомстве бывшего "врага народа" - в МВД? Об этом свидетельствует многостраничная информация о ходе проведения партийных собраний в центральном аппарате МВД, представленная Н. С. Хрущеву. О масштабах обсуждения может свидетельствовать тот факт, что в течение недели - с 11 до 18 июля - выступили более 1 600 сотрудников аппарата МВД. Учитывая, что на собраниях присутствовали сам министр - С. Н. Круглов и его заместитель, являвшийся одновременно секретарем ЦК КПСС Н. Н. Шаталин, и традиционное чинопочитание участников этих собраний, ясно, что выступающие старались по мере возможности угодить своему начальству, можно утверждать, что здесь говорили то, что считалось приемлемым для политического руководства страны.
 
В МВД была и своя, "цеховая" тема - отношение к тем изменениям, которые произошли в новом МВД, объединившим старое МВД и МГБ.
 
В центре выступлений оказалось "дело врачей". "Коммунисты Одляцкий, Носов, Полукаров, Рублев в своих выступлениях отмечали, что следственные дела, которые велись в управлении на группу врачей, в частности, на Вовси и Когана, прекращены незаконно - сообщается в этой справке. - Созданная по указанию Берия комиссия в составе тт. Козлова, Ливанова и Захарова вела себя неправильно, она не приняла во внимание ни доказательность техники, ни данные о террористических высказываний этих врагов. . . Ряд выступивших товарищей считает, что вражеская деятельность врачей Вовси и Когана доказана и вносит предложения - просить руководство Министерства пересмотреть в отношении их ранее принятые решения об их освобождении. В связи с этим вносилось также предложение - просить ЦК КПСС отстранить от руководства Лечсанупра Кремля врачей, освобожденных из-под ареста"48.
 
Среди сотрудников аппарата МВД нашлось много противников превращения еврейских процессов. Сотрудники резко критиковали начальника 5 управления МВД Горлинского и его заместителя Трофимова за то, что они "при рассмотрении дел, в частности, на еврейских националистов, пытались их вражеские действия оправдать какой-то общей обстановкой, якобы созданной в стране. Неосновательно Трофимовым было дано указание о прекращении следственного дела "Т" (очевидно - троцкисты - Авт. ) с огульным охаиванием проделанной работы по этому делу. . . Приводится пример, когда Трофимов, встав на неправильный путь смазывания дела "Т", в присутствии ряда товарищей восхвалял Троцкого, называя его "великим оратором", "организатором", и т. д. Тов. Ромашко привел пример, когда Трофимов, будучи на явке с агентом, заявил ему, что в СССР якобы существует режим притеснения евреев"49.
 
Заслуживает быть отмеченным, что в "Информации. . . " не оказалось сведений о том, что кто-то из руководства МВД или его рядовых сотрудников открыто поддержал прекращение "дела врачей". Можно утверждать, что выступавшие по сути настаивали на продолжение прежней, последних лет жизни Сталина, практики МВД и МГБ. И основная вина Берии, на их взгляд, именно в том и состояла, что он попытался изменить прежний курс.
 
Берию обвиняли, и это обвинение было опасным, что он прекратил расследование по обвинению ближайшего окружения Сталина в сотрудничестве с британской разведкой. Это дело касалось якобы имевшей место утечки в 1938-1941 гг. сведений о работе Политбюро ЦК КПСС и решениях Пленумов ЦК КПСС. Расследование этого вопроса было начато в 1946 г. , но до начала 50-х гг. оно не дало никаких результатов. Доложенные лично Сталину новым министром госбезопасности С. Д. Игнатьевым, эти обвинения стали основанием для ареста его ближайшего помощника - А. Н. Поскребышева, начальника личной охраны Сталина - Власика50. Это дело планировалось Сталиным как своего рода мост между политическими процессами 1937-1939 гг. и выводило непосредственно на обвинения высших руководителей страны - скорее всего на Молотова, Ворошилова и Микояна.
 
Пример вражеской деятельности бывшего министра внутренних дел и первого заместителя Председателя Совмина СССР Берии и его сторонников - Созыкина, Родионова, Утехина, Свердлова и Литкенса руководство и аппарат МВД видело в том, что "агентурно-оперативная работа в области сельского хозяйства как в центре, так и на местах официально была прекращена. В свете прошедших событий становится ясным, что это был очередной враждебный замысел Берия, в конечном счете также пособствовали подрыву колхозного строя".
 
МВД увидело в снятии и аресте Берии поворот к прежнему, и одобрило этот поворот. Так как сам Берия опирался в МВД прежде всего на лично преданных ему людей, главным образом из числа сотрудников МГБ, арестованных по "делу Абакумова-Шварцмана" и выпущенных сразу после смерти Сталина, то именно эти люди и были уволены новым "старым" руководством МВД. Часть из них была вновь арестована и они были осуждены на большие сроки. То, что их осудили, было не только актом справедливости (за каждым из высших офицеров МГБ-МВД стояло немало преступлений), но и, прежде всего, чисто политической расправой. Оставшиеся на свободе руководители МВД были не лучше и не хуже своих арестованных коллег. Преступна была сама система политического сыска, контроля и репрессий ВЧК, ГПУ, НКВД, МВД и МГБ. Система, которая предусматривала пытки как способ дознания, внесудебные репрессии как основной метод судопроизводства, система, в которой любой ее сотрудник "по определению" был виновен. Но его вина была производной от той партийно-государственной системы, которая создавала свои нормы, часто отличающиеся даже от собственных ее законов. Менялись эти нормы, и лица, непосредственно проводившие в жизнь указания ЦК, обвинялись и сурово наказывались именно за то, что они делали по указанию ЦК. Так было с Генеральным комиссаром НКВД, наркомом Г. Г. Ягодой, расстрелянном в 1938 г. , с секретарем ЦК ВКП(б), наркомом и Генеральным комиссаром НКВД Н. И. Ежовым, расстрелянном в 1940 г., с генерал-полковником В. С. Абакумовым, министром МГБ, расстрелянном в 1954 г., с маршалом Л. П. Берией, министром МВД, расстрелянном в 1953 г. Теперь министром внутренних дел был назначен Сергей Никифорович Круглов, бывший заместитель Берии с 28 февраля 1939 г., неоднократно назначавшийся первым заместителем наркома НКВД и ставший наркомом-министром внутренних дел в конце декабря 1945 г. до 11 марта 1953. После смерти Сталина его сменил на посту министра Берия, оставивший Круглова своим первым заместителем, и в день ареста Берии Круглов вновь вернул себе пост министра, на этот раз до 31 января 1956 г.
 
Одно из следствий крушения Берии - разделение МВД вновь на министерство внутрених дел и Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР. Его первым председателем 13 марта 1954 г. стал Иван Александрович Серов, Герой Советского Союза, находившийся на руководящей работе в НКВД с начала 1939 г. , нарком внутренних дел Украины с сентября 1939 г. , первый заместитель наркома государственной безопасности СССР и заместитель наркома НКВД и МВД (с 30 июля 1941 до 13 марта 1954 г. ) с двухлетним перерывом, когда сразу после окончания войны его назначали заместителем Главноначальствующего Советской военной администрации в Германии.
 
Своего рода иронией судьбы было то, что именно этим людям и их ведомствам пришлось участвовать в подготовке политических решений, фактически перечеркивавших всю их предшествующую деятельность.
 
Но менялось время. Смерть Сталина и расстрел Берии воспринимались обществом в уже ином историческом контексте. Аресты людей, безусловно причастных к массовым репрессиям становились свидетельствами крушения старой репрессивной системы. Освобождение людей из лагерей - как восстановление попранной справедливости. Свеча социального оптимизма, разгораясь, освещала теплым светом идею того социализма, который пытался сделать всех людей счастливыми, но был похищен и присвоен злодеями Сталиным и Берией. Итак - изменения в политическом сознании.
 
Отметим, что почти сразу же после смерти Сталина начался - и начался в значительной степени СВЕРХУ - процесс пересмотра его роли в истории страны. Мертвый Сталин мешал живым вождям. Это не могло быть тайной. А. Н. Шелепин вспоминал, что в его бытность первым секретарем ЦК ВЛКСМ было подготовлено решение о переименовании комсомола в ленинско-сталинский. Готовились необходимые для этого документы. Об этом были проинформированы политические руководители страны - но - ретивость комсомольского вождя одобрения не получила.
 
Устранение Берии не смогло остановить необходимых, вынужденных изменений во внутренней и внешней политике страны. Ниже в специальной главе мы подробно остановимся на изменениях в аграрной политике. Отметим здесь, что в августе 1953 г. Маленков объявил о снижении налогов с крестьян, а в сентябре 1953 г. на пленуме ЦК Хрущев сообщил о значительном повышении государственных закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию. 1953 г., августа 8
 
0 СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМ НАЛОГЕ
(Закон СССР)
[Извлечение]
Верховный Совет Союза Советских Социалистических Pecпублик постановляет:
Установить с 1 июля 1953 г. обложение сельскохозяйственным налогом хозяйств колхозников по твердым ставкам с одной сотой гектара приусадебной земли, находящейся в личном пользовании колхозного двора, независимо от размера общей суммы доходов хозяйств колхозников, получаемых ими от личного хозяйства, предусмотрев значительное уменьшение сельскохозяйственного налога.
1. Общие положения
Статья 1. Сельскохозяйственный налог уплачивают:
хозяйства колхозников - членов сельскохозяйственных артелей, смешанных промысловых сельскохозяйственных артелей (пром. колхозов) и рыболовецких артелей;
единоличные крестьянские хозяйства и хозяйства других граждан, не состоящих членами колхозов, которым отведены земельные участки в сельской местности, подчиненной в административном отношении сельским Советам.
Статья 2. Налог исчисляется с каждого хозяйства по площади земельного участка, находящегося в его пользовании. При определении размера налога из общей площади земельного участка исключаются земли, занятые постройками, а также кустарниками, лесами, дорогами общественного лользования, оврагами и балками.
Обложение хозяйств колхозников
Статья 3. С хозяйств колхозников налог исчисляется по ставкам с одной сотой гектара земельной площади.
Ведомости Верховного Совета СССР 1953 N 7
 
Эти меры позволили несколько улучшить положение с продовольствием, стимулировали развитие частного производства мяса, молока, овощей, молочных продуктов в крестьянских хозяйствах, непосредственно облегчили жизнь миллионов граждан СССР в городах и деревнях, создали благоприятные условия для ведения личного подсобного хозяйства по всей стране. Эти шаги политического руководства, отождествлявшиеся в сознании широких слоев населения с деятельностью Маленкова, сделали его в 1953-1955 гг., пожалуй, самым популярным человеком в стране.
 
Были приняты меры по улучшению международного положения СССР, по снижению уровня военного противостояния СССР с его потенциальными противниками. Смерть Сталина и приход в Белый дом нового президента - Д. Эйзенхауэра позволило достичь договоренностей о перемирии в Корейской войне. 27 июля 1953 г. было подписано соглашение о прекращении огня. Военный конфликт длился 3 года и 32 дня. Он стоил жизни 400 тысячач жителей Южной Кореи, 142 тысячам американцев, 17 тысячам солдат из других стран, военавшим на стороне ООН в этом конфликте. Их противники - Китай и Северная Корея потеряли, по разным данным, от двух до четырех миллионов человек. Советская авиация, воевавшая на стороне Северной Кореи, потеряла 335 самолетов и 120 летчиков51; общие потери советских частей и соединений в этой войне составили 299 человек, в том числе 138 офицеров, 161 солдат и сержантов52. С прекращением боевых действий была устранена угроза "расползания"войны, превращения ее в мировую.
 
В августе 1953 г. Маленков, выступая на сессии Верховного Совета СССР, впервые употребил слово "разрядка", призвал к снижению военного противостояния. 12 марта 1954 г. он заявил, что "Советское правительство стоит за дальнейшее ослабление международной напряженности, . . . решительно выступает проив политики холодной войны, ибо эта политика есть политика подготовки новой мировой бойни, которая при современных средствах войны означает гибель мировой цивилизации".
 
Высказывания Маленкова свидетельствовали о возникавшем понимании невозможности добиться средствами ядерной войны желательных политических результатов. В этой связи представляется целесообразным напомнить другое выступление Маленкова, сделанное пятью годами раньше - 6 ноября 1949 г., о том, что в случае возникновения новой мировой войны империализм будет уничтожен53. Тогда высказанное Маленковым положение было вполне традиционным для советской политики. Сейчас, в феврале 1954 г., он утверждал полностью иную идею54. Вместе с тем, взгляды Маленкова отнюдь не совпадали с мнением других членов политического руководства СССР. Не случайно Маленкову пришлось вскоре - в апреле 1954 г. - "поправлять" самого себя, а позже рассуждения Маленкова о возможной гибели человечества в условиях ядерной войны будут инкриминированы ему в вину.
 
Уже через Советский Союз с огромными затратами и усилиями начинал догонять Соединенные Штаты Америки в области стратегических вооружений. 12 августа 1953 г. СССР произвел испытания водородной бомбы, разработанной на основании научных разработок А. Д. Сахарова и его коллег - Ю. Б. Харитона, Я. Б. Зельдовича, В. А. Давиденко, К. И. Щелкина, Ю. А. Романова, Г. А. Циркова, Ю. А. Трутнева, Е. И. Забабина, Е. А. Захаренкова, С. Г. Кочарянца, В. Н. Михайлова, А. И. Павловского, Ю. А. Зысина, Л. П. Феоктистова и других. Впервые СССР начал лидировать в технологии создания оружия массового поражения. Можность взрыва водородной бомбы на порядкок превосходила аналогичные показатели атолмной бомбы. "Совокупное действие теплового и ядерного излучений, ударной волны, -писал один из ученых, участвовавших в испытании, - не имеет аналогов в истории и техники вооружений". Академик А. П. Александров, многие годы работавший в области атомных технологий, вспоминал, что научный руководитель советской ядерной программы И. В. Курчатов вернулся после испытаний потрясенным и подавленным, говорил о том, что нельзя допустить применение этого ядерного оружия по назначению55.
 
Одновременно с этим шли успешные разработки и испытания ракет, позволявших доставлять ядерный заряд сначала в любую точку Европы (ракета Р-5), а затем и баллистическую ракету Р-7, способную доставить бомбу в любую точку мира. В руках у политического руководства СССР оказывалось средство оказания давления на своих внешнеполитических противников.
 
Понятно поэтому, что размышления Маленкова о ядерной войне - как угрозе гибели мировой цивилизации - вызвали резкий протест со стороны Хрущева. Вместе с тем, понимание, что с появлением ядерного оружия мир изменился, появилось не только у ученых-атомщиков.
 
Пересмотру и переоценке подвергались краеугольные камни социалистической, пролетарской идеологии. В первые послесталинские годы можно отметить некоторую растерянность тогдашнего агитационно-пропагандистского аппарата, утратившего прежние однозначно ясные и примитивные ориентиры. Прагматизм во внешней и внутренней политике, продемонстрированный руководством СССР в это время (прекращение войны в Корее, начало реформ в сельском хозяйстве, амнистии) вступал в противоречие с идеологическим догматизмом. И в это время появляются попытки пересмотреть казавшиеся незыблемыми установки "Краткого курса истории ВКП(б)".
 
Первые признаки ослабления давления идеологического пресса породили надежды у интеллигенции. П. Л. Капица, физик и смелый человек, увидел новое в докладе Хрущева на сентябрьском пленуме 1953 г. "Не только доклад очень интересен даже для человека, стоявшего далеко от сельского хохяйства, но главное - это смелость и искренность которую у нас после Ленина стали забывать. Ведь отсутствие боязни открытой критики есть основное свойство сильного общественного строя и признак здорового роста страны"56
29 мая 1954 г. чемпион мира по шахматам М. М. Ботвинник обратился к секретарю ЦК КПСС, одному из главных идеологов КПСС П. Н. Поспелову. В письме, написанной аккуратнейшим, почти каллиграфическим почерком, Ботвинник не без лукавства сообщал:

"Уважаемый Петр Николаевич!
К шахматным гроссмейстерам иногда обращаются совсем слабые шахматисты со своими теоретическими "изысканиями". Эти изыскания, несмотря на самое снисходительное к ним отношение, как правило, оказываютя непригодными.
 
Отдавая себе отчет, что я являюсь весьма слабым политиком, и также рассчитывая на Ваше снисхождение, прошу Вас, Петр Николаевич, если Вы найдете время, ознакомиться с прилагаемыми заметками. . . "
 
"Прилагаемые заметки" составили 9 страниц написанного мелким, убористым почерком, трактата под названием "Возможна ли социалистическая революция на Западе без третьей мировой войны?"
 
Сразу сделаем важное примечание: то, что М. М. Ботвинник полностью отдавал себе отчет в небезопасности теоретических упражнений на тему судеб социализма в мире. Отсюда и "самоуничижение" автора, и даже форма его послания. Рукопись исключала возможность отыскивать тех, кто печатал это сочинение. Об этом много позже говорил сам М. М. Ботвинник.
 
Трактат Ботвинника исходит из утверждения, что третья мировая война будет войной ядерной и может иметь своим результатом уничтожение жизни на земле. Здесь он констатирует практически одинаковые подходы и американских, и российских политиков, сопоставляя заявления Даллеса и Маленкова. Следующий вывод Ботвинника - в войне могут быть заинтересованы только монополисты, заинтересованные в возможности не допустить дальнейшее распространение социализма - достаточно банален. Однако дальше заключения автора банальными не назовешь. Он пустился в изысканияпутей сделать социализм привлекательным для большинства населения капиталистических стран.
 
Сначала следовал небольшой исторический пассаж. Как совершенно очевидное, М. М. Ботвинник констатирует: "когда речь идет о какой-либо отсталой, аграрной стране, вопрос о союзниках пролетариата решается наделением крестьян землею -в этих странах крестьянство составляет большинство населения. . . " Нетрудно разглядеть здесь недавнюю историю Советского Союза. Россия, таким образом, определялась как отсталая, аграрная страна, а победа пролетариата выступает здесь как производное от массовой поддержки крестьянства. Этот тезис несколько позже получит поддержку в профессиональной историографии СССР и станет обьектом резкой партийной критики.
 
Другое дело - индустриализированная Западная Европа. И Ботвинник вносит невероятное предложение - "надо подавляющее большинство промежуточных слоев материально заинтересовать в социалистической революции". Ботвинник останавливается на программе компартии Великобритании "Путь Британии", как на примере того, как НЕ СЛЕДУЕТ агитировать за социализм.
 
Что хорошего обещали британский коммунисты своим соотечественникам? Только то, что, как цитирует Ботвинник, "мелкие торговцы и предприниматели, так же, как и мелкие земельные собственники в сельских районах, будут освобождены от ограничений, вводимых монополистами". "И все, - пишет шахматист-политик. - Больше компартия Великобритании ничего не обещает". Зато коммунисты предлагают аннулировать все акции, не делая никаких различий между крупными и мелкими собственниками. Отсюда и вывод Ботвинника: "следует ли удивляться, что промежуточные слои в Великобритании по-прежнему с недоверием относятся к компартии и отдают свои голоса консерваторам и лейбористам?". Ботвинник убежден в необходимости опираться на мелких собственников, которые составляют, по его словам, "9/10 всех лиц, живущих чужим трудом полностью или частично, то есть лиц, собственность которых будет экспроприирована".
 
Для этого Ботвинник предложил гарантировать этим людям их нетрудовой(!) доход. "Мне кажется, - пишет он в заключительном разделе своего трактата, - что если гарантировать (в странах Запада) мелкой буржуазии сохранение 100% дохода после революции, а крупной буржуазии - некоторую долю их дохода (Курсив наш. -Авт. ), то можно изолировать монополистов от народа, избавить человечество от атомной катастрофы".
 
П. Н. Поспелов, ознакомившись с этим трактатом, поспешил проинформировать ЦК КПСС. Он оценил взгляды М. Ботвинника как "либерально-пацифистскую, антимарксистскую концепцию "компромисса" с империалистами с целью избежать третьей мировой войны. Не понимая основного экономического закона современного капитализма - стремления империалистов к максимальной прибыли и к мировому господству (Курсив наш. - Авт. ). . . М. Ботвинник высказывает наивно-нелепую, антимарксистскую мысль: "Нельзя ли поставить монополистов в такие условия, когда у них не будет необходимости в атомной войне. . . ", предлагает включить в программы коммунистических партий обещание в случае революции не только сохранить получаемую капитлистами прибыль от национализированных предприятий, но даже и обещание увеличить эту прибыль за счет сокращения военных расходов. . . " Оценив размышления М. Ботвинника "как проявление буржуазной идеологии лейбористского типа и боязни капиталистического окружения", секретарь ЦК дал указание вызвать чемпиона мира в Отдел пропаганды и агитации ЦК и разьяснить антимарксистский характер его взглядов, а если будет на них настаивать, "то не может, мне кажется, оставаться членом партии".
 
Считаем необходимым обратить внимание на то, что второй план полемики остался намеренно незамеченным ни самим Ботвинником, ни его оппонентом. В сочинении Ботвинника речь шла формально о вопросах внешнеполитических. Но по сути своей за ними стояли свои, домашние дела. Защита прав мелких собственников как программные предложения для коммунистов не могли не заставлять задумываться о справедливости исторического пути развития СССР с его национализацией всей экономики, коллективизацией и раскулачиванием. Признание прав собственников, на котором настаивал М. М. Ботвинник, вступало в противоречие с со всей идеологией КПСС, всегда отрицавшей любую собственность, кроме государственно-социалистической. Устами Ботвинника была высказана такая страшная ересь, что его критики не посмели ее даже разглядеть.
 
Но полемика на этом на закончилась. Спустя полгода, уже в декабре 1954 г., Ботвинник дал ответ на те возражения, которые были высказаны В ЦК КПСС. Он снова повторил, что главная задача человечества - предотвращение ядерной войны. В этом смысле Ботвинник - сторонник социально-однородного мира, исключающего, вследствие своей однородности, угрозу ядерной войны. Поэтому он сторонник победы социализма во всем мире, однако вовсе не любой ценой.
 
Изменился тон полемики М. М. Ботвинника и П. Н. Поспелова. Опытный тактик, М. М. Ботвинник на этот раз выступает намного смелее и определеннее, вступая в прямой спор с партийным идеологом. Поспелов признавал возможность ядерной войны, и Ботвинник процитировал его обращение к сьезду писателей. "Но если развитие пролетарской революции связано с атомной войной, - пишет М. М. Ботвинник, - то не слишком ли дорогую цену придется уплатить в этом случае людям, нет ли здесь, в конечном итоге, риска - при дальнейшем развитии физики вместе с водой (то бишь капитализмом) выплеснуть и ребенка (то есть человечество?"57
 
Ботвинник настойчив и последователен, даже дерзок в своих аргументах в защиту необходимости признания прав собственников. Он пишет, что люди были за социалистическую революцию для того, чтобы получить гарантии прокормиться, одеться, найти работу - "когда это становится ясным народу, тогда и свершается революция. Так было в России, то же произошло и в Китае.
 
В странах Запада большинство людей настолько одеты, сыты, грамотны, обеспечены жильем, что пока социалистическая революция для них не являлась крайне необходимой - поэтому ее там либо не было или она там не побеждала"58.
 
Ботвинник верен себе - революция - результат невысокого уровня развития общества, неспособного обеспечить приемлемый уровень жизни. В качественно новых условиях развития человечества, после появления атомного оружия и угрозы ядерной, самоубийственной для человечества войны, необходимы поистине всемирные социальные реформы (аккуратно именуемые Ботвинником революцией). "Но если развитие пролетарской революции связано с атомной войной, - писал М. М. Ботвинник, - то не слишком ли дорогую цену придется уплатить в этом случае людям, нет ли здесь, в конечном счете, риска . . . вместе с водой (то бишь капитализмом) выплеснуть и ребенка (то есть человечество)?"
 
Основа социального реформирования ясно видны в следующем предложении чемпиона мира: "Мне кажется, что народные массы этих стран можно привлечь на сторону революции в том случае, если они увидят, что революция даст возможность избежать атомной катастрофы, и при непременном условии - удовлетворении их собственнических инстинктов". (Курсив наш. Авт.)
 
Обращения М. М. Ботвинника свидетельствовали и о надежде на перемены, и об известном уровне доверия к ЦК КПСС как органу, способному учесть его предложения и претворить их в жизнь. Смелость оценки социально-политических реалий СССР и его места в мире, желание вести диалог и дискуссии с партийными идеологами - это признаки начавшегося отхода от сталинского единообразия.

Примечания

48. Там же, л. 85-86.
49. Там же, л. 91.
50. Там же, л. 86-87, 117.
51. Относительно небольшие потери личного состава советских авиационных подразделений объяснялись тем, что советским самолетам было категорически запрещено пересекать условную границу, отделявшую Северную Корею от Южной.
52. Советская внешняя политика в годы "холодной войны". (1945-1985). Новое прочтение. М., 1995, с. 210.
53. Там же, с. 31.
54. СССР и холодная война. М., 1995, с. 53.
55. Йорыш А. И. Ядерный джинн. М., 1994, с. 327-329.
56. Капица П. Л. Письма о науке. 1930-1980. М. , 1989, с. 303-304.
57. Турнир длиною в три десятилетия. ЦК КПСС - М. М. Ботвинник. //Исторический архив, 1993, N 2, с. 58-67.
58. Там же, с. 64.
 
 
Накануне ХХ съезда
 
Особенностью жизни этого времени стало то, что одним из центральных вопросов стал клубок проблем с восстановлением прав осужденных по политическим обвинениям, осуждением тех, кто непосредственно участвовал в репрессиях, а кроме этого - установлением политической ответственности за совершение репрессий. Через тюрьмы и лагеря прошли родные и близкие практически всех представителей политической элиты тогдашнего СССР. Угроза репрессий витала над каждым из них. Роли палачей и жертв менялись с удивительной легкостью, иногда - и по нескольку раз. Политическая элита СССР, партийное и государственное чиновничество добивалось стабильности, защищенности своего положения. Осуждение и расстрел Л. Берии, бывшего министра государственной безопасности Абакумова и ряда крупных деятелей МГБ и МВД создавали известные гарантии безопасности.
 
Уже в 1953 и в особенности с весны 1954 г. были сделаны первые шаги по пути политической реабилитации жертв репрессий. Эта реабилитация коснулась сравнительно узкого круга политических деятелей - в основном лиц, арестованных и расстрелянных по "ленинградскому делу". Между оправданием А. А. Кузнецова, Н. А. Вознесенского, М. И. Родионова и тех, кто был осужден вместе с ними и обвинениями в адрес В. С. Абакумова и ряда сотрудников бывшего МГБ была несомненная связь. Оправдать одних - значит доказать обвинения в адрес других. Но в делах по реабилитации все явственнее просматривался еще один аспект. Для людей искушенных не было тайной, что все члены тогдашнего политического руководства были сами участниками репрессий. Начавшиеся реабилитации, массовая поддержка этого процесса в самых разных слоях советского общества позволяла использовать обвинения в подготовке репрессий как оружие в борьбе за власть.
 
Впервые это было продемонстрировано еще в 1938 - 1939 гг., когда всю ответственность за "перегибы" в карательной политике возложили на бывшего наркома НКВД Ежова и его соратников. Несомненно, что этим оружием попытался овладеть Берия в 1953 г., прекрасно знавший о роли Маленкова в организации "ленинградского дела" и "дела врачей", как и о причастности к репрессиям Молотова, Кагановича, Ворошилова, Хрущева. . . Однако Берии сделать это не удалось. Его политические соперники - Маленков и Хрущев - обратили обвинения в организации репрессий против самого Берии. Его не только арестовали, предъявили стандартное обвинение в сотрудничестве с иностранными разведками. Его осудили политически, возложив именно на него всю ответственность за репрессии 30-начала 50-х гг. , сделали это публично, если считать "закрытое письмо" ЦК КПСС об итогах июльского пленума и обвинении Берии в репрессиях саособом информации населения.
 
Устранение Берии из состава высшего политического руководства не остановило борьбы за власть, все сильнее разгоравшейся в Кремле и на Старой площади. равда состояла и в том, что соперничество между Хрущевым и Маленковым превращал вопрос восстановления прав невинно пострадавших в орудие политической борьбы, и усиление этой борьбы радикализировало процесс реабилитации.
 
Выше мы уже писали о противоречиях во взглядах на проведение аграрной политики между Маленковым и Хрущевым. В начале 1955 г. , на январском пленуме ЦК КПСС, Хрущев обвинилМаленкова в отсутствии необходимых знаний, опыта хозяйственной и советской работы. В вину Маленкову было поставлено его выступление на 5 сессии Верховного Совета СССР, где тот говорил о необходимости расширения финансирования легкой промышленности за счет некоторого сокращения темпов развития тяжелой промышленности. Призыв Маленкова - ускорить развитие легкой промышленности, выпускающей товары для населения и сократить расходы на тяжелую (заметим - в значительной степени ориентированную на военную промышленность) был оценен Хрущевым как "теоретически неправильное и политически вредное противопоставление темпов развития тяжелой промышленности темпам развития легкой и пищевой промышленности", выдвигался в качестве основного вывода лозунг форсированного развития легкой индустрии".
 
В сходных выражениях Хрущев критиковал и внешнеполитические воззрения Маленкова - за якобы "теоретически ошибочное и политически вредное утверждение о возможности "гибели мировой цивилизации" в случае, если империалистами будет развязана третья мировая война". По мнению Хрущева, "распространение подобных взглядов не только не способствует мобилизации общественного мнения на активную борьбу против преступных замыслов империалистов развязать атомную войну, но, наоборот, способно породить настроения безнадежности. . . "59 Маленкова обвиняли в поддержке предложения Берии о возможности создания единой нейтральной Германии.
 
На этом Пленуме Маленков был впервые публично обвинен в сотрудничестве с Берией, в том, что он несет ответственность за "ленинградское дело", и ряд других политических процессов 40-начала 50-х гг.
 
После Пленума ЦК февральская сессия Верховного Совета СССР освободила Г. М. Маленкова от должности Председателя Совета Министров СССР - ключевой в тогдашней политической системе и назначила на нее Н. А. Булганина, человека вялого и нерешительного.
Эти кадровые перестановки усиливали позиции первого секретаря ЦК Н. С. Хрущева.
 
Обвинение в причастности к репрессиям становится все более весомым аргументом, который Хрущев использовал против Маленкова. Следствием этого стали новые реабилитации - на этот раз они уже прямо связаны с восстановлением репрессированных в партии. Таким образом вопрос о репрессиях уже формально становится не только юридическим, но и партийно-политическим. В этой связи становится ясным, почему эта тема - репрессий и отношение к Сталину - становится одной из важнейших на предстоявшем ХХ сьезде КПСС - первом съезде партии после смерти Сталина.
 
Существует нередкий исторический парадокс между обилием слов и оценок ХХ сьезда и его кульминационной части - "секретного доклада" Н. С. Хрущева и практической неизученностью механики подготовки и самого сьезда, и доклада, да и ближайших последствий сьезда. Документы архива Политбюро ЦК КПСС позволяют сообщить прежде неизвестные факты об этом.

Примечания

59. Постановление Пленума ЦК КПСС "О тов. Маленкове Г. М. " (Принято единогласно на заседании Пленума ЦК КПСС 31 января 1966 г.)
 
 
Комиссия Поспелова
 
Появлению "секретного доклада" Хрущева предшествовало заседание Президиума ЦК КПС 31 декабря 1955 г. В его повестку были внесены "Вопросы, связанные с реабилитацией". В краткой протокольной записи сообщалось, что Президиумом ЦК была создана "комиссия в составе тт. Поспелова, Комарова, Аристова, Шверника, которой поручено просмотреть все материалы"60. (Позже эту комиссию стали называть "комиссией Поспелова").
 
Краткая запись в протоколе Президиума поясняет вопрос о целях и задачах этой комиссии. Как сообщается в докладе самой комиссии, направленнном в Президиум ЦК КПСС, она была образована "для разбора вопроса о том, каким образом оказались возможными массовые репрессии против большинства всего состава членов и кандидатов ЦК ВКП(б), избранного ХУП сьездом партии. . . . Комиссией были привлечены к подготовке документального материала следующие члены партии: от Комитета Госбезопасности т. Серов И. А. (член КПСС с 1926 года); начальник секретариата КГБ т. Доброхотов (член КПСС с 1032 года); начальник учетно-архивного отдела КГБ т. Плетнев (член КПСС с 1939 года); начальник Особой инспекции КГБ т. Каллистов (член КПСС с 1940 года); от Прокуратуры СССР - зам. главного военного прокурора т. Терехов (член КПСС с 1943 г.)"61
 
Накануне очередного съезда усилились споры о сталинских репрессиях в Президиуме ЦК. Непосредственно на заседание Президиума был доставлен заключенный Б. Родос - в свое время - следователь по особо важным делям МГБ СССР, один из главных исполнителей политических процессов конца 40-х гг. Его показания подтвердили, что Сталин лично руководил террором. Не будем наивными! Члены Президиума сами в абсолютном большинстве своем знали это не хуже, а, пожалуй, и получше Бориса Родоса, сами в свое время участвовали в "тройках", отчитывались по "лимитам" расстрелянных и запрашивали новые "лимиты" у Сталина для истребления "врагов народа" . Дело в другом. Первый секретарь ЦК настойчиво поднимал тему ответственности Сталина за террор, требовал вынести еe на съезд, и надо было определить свое отношение к этому. Самый факт вызова из тюрьмы бывшего следователя МГБ свидетельствовал лишь о последовательности Хрущева.
 
Во время обсуждения разгорелся спор - как оценить на предстоящем съезде Сталина. Для Молотова - Сталин, несмотря на ставшие известными факты репрессий, великий продолжатель дела Ленина, что и необходимо сказать на съезде. Его поддержали Ворошилов и Каганович. Микоян и Сабуров - против. Он заявил: "Если верны факты, разве это коммунизм? За это простить нельзя". Согласен был обсудить вопрос о Сталине на съезде Маленков. Хрущев заявил, что "Сталин был предан делу социализма, но все делал варварскими способами. Он партию уничтожил. Не марксист он. Все святое стер, что есть в человеке. Все своим капризам подчинил"62.
 
Непосредственно перед началом ХХ сьезда, 8 февраля 1956 г. "комиссия Поспелова" представила в Президиум ЦК многостраничный отчет о репрессиях прошлого. Этот отчет был подготовлен очень быстро - за месяц. В этом, совершенно секретном отчете сообщались сведения о масштабах репрессий в стране в 1935-1940 гг. Авторы доклада избрали только данные о репрессированных по обвинению в антисоветской деятельности, обратив особое внимание на преследования партийно-советского руководства. Но даже в этом документе, где не затронуты репрессии по отношению к "социально-чуждым элементам" в 20-30 гг., где тщательно обходилась роль в репрессиях 30-х гг. Маленкова, Ворошилова, Кагановича, самого Хрущева, где нет ни слова о разгроме крестьянства в период коллективизации, о трагедии советских военнопленных, поменявшие не по своей воле фашистские лагеря на советский ГУЛАГ, содержалась жуткая в своей убедительности картина массового террора власти по отношению к населению страны.
 
Доклад "комиссии Поспелова" свидетельствовал, хотя и основывался на очевидно неполной статистике, что только за 2 года - 1937-1938 - было арестовано по обвинению в антисоветской деятельности 1. 548. 366 человек, из которых было расстреляно 681. 692 человека, о разгроме партийно-советского руководства страны - арестовано было по 2-3 состава руководящих работников респуюлик, краев и областей. из 1. 966 делегатов ХУП сьезда ВКП(б) 1. 108 человек, из которых расстреляно 848.
 
Там же содержалась попытка раскрыть механику проведения репрессий и рассказывалось о ряде крупных политических процессов. Приведем название некоторых рубрик этого доклада: "Приказы НКВД СССР о проведении массовых репрессий", "Искусственное создание антисоветских организаций, блоков и различного рода центров", "О грубейших нарушениях законности в процессе следствия", "О "заговорах" в органах НКВД", "Нарушения законности органами прокуратуры в надзоре за следствием в НКВД", "Судебный произвол Военной Коллегии Верховного Суда СССР", "О внесудебном рассмотрении дел". Сообщая в Президиум ЦК, что "при подготовке материалов и печатании настоящей записки были обеспечена необходимая конспирация", комиссия попыталась сделать выводы о причинах массовых репрессий.
 
По мнению членов комиссии, этими причинами стали: принятое с нарушениями процедуры в первые часы после убийства С. М. Кирова Постановление ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г., открывшее "возможность для массовых нарушений социалистической законности" и телеграмма Сталина и Жданова, посланная 25 ноября 1936 г. Кагановичу и Молотову с установкой на применение массовых репрессий и легшая в основу решений февральско-мартовского (1937 г. ) Пленума. В документе ясно устанавливалась персональная ответственность Сталина за применение пыток на допросах, внесудебные расправы и расстрелы63.
 
Доклад страшный. Страшны конкретные факты, многочисленные выдержки из показаний и жертв, и палачей, тоже большей частью расстрелянных во время "чистки" органов НКВД в 1939-1940 гг., свидетельства о пытках, призывы прежних соратников вымолить у Сталина жизнь. Доклад заканчивался приложением - тремя документами. Это телеграмма Сталина от 10 января 1939 г., подтверждавшая установленную ЦК ВКП(б) практику "применения физического воздействия" (то есть пыток) при допросах , справка о санкционированных Сталиным расстреле 138 руководящих работников и предсмертное письмо наркома земледеляия, члена ЦИК СССР Р. И. Эйхе Сталину.
 
9 февраля этот доклад был заслушан на Президиуме ЦК. Впечатление от него было шокирующим. Сразу же развернулась дискуссия о том, нужно ли говорить об этом на съезде, как оценивать Сталина. Молотов настаивал на позитивной характеристике "вождя народов". "Тридцать лет партия жила и работала под руководством Сталина, осуществила индустриализацию страны, одержала победу в войне и вышла после ее окончания великой державой". Колебался Каганович - "Мы несем ответственность, но обстановка была такой, что мы не могли возразить", вспоминал о судьбе своего брата Михаила, покончившего с собой из-за угрозы ареста, но, вместе с тем, опасался - "чтобы нам не развязать стихию" на съезде". Сторонниками доклада были Аристов, Шепилов. Вновь за доклад высказался и Маленков. Против доклада в конце-концов выступили Молотов, Ворошилов и Каганович. В этих условиях Хрущев попытался найти компромиссные решения. "Не смаковать" прошлое - пообещал Хрущев64.
 
10 февраля 1956 г. в Президиум ЦК поступила также справка некоего Семенова, бывшего референта М. Ф. Шкирятова - многолетнего заместителя, а затем и председателя Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС, о порядке рассмотрения парткомиссией КПК при ЦК ВКП(б) дел арестованных в 1935-1938 гг.
 
Между тем сьезд готовился. В проекте регламента ХХ сьезда, подготовленном отделом партийных органов ЦК, доклада Хрущева не было. Не было его и в пригласительном билете, розданном делегатам сьезда65.
 
Но в подготовку сьезда буквально перед его началом были внесены серьезнейшие коррективы. 13 февраля 1956 г., за день до начала сьезда, состоялось заседание Президиума ЦК, на котором было принято решение: "внести на Пленум ЦК КПСС предложение о том, что Президиум ЦК считает необходимым на закрытом заседании сьезда сделать доклад о культе личности и утвердить докладчиком Н. С. Хрущева66.
 
Сохранилась выписка из стенограммы Пленума, содержащая обсуждение этого вопроса. Приводим ее полностью:
"Хрущев. Президиум ЦК после неоднократного обмена мнениями (Курсив наш. - Авт. ) и изучения обстановки и материалов после смерти т. Сталина чувствует и считает необходимым поставить на ХХ сьезде, на закрытом заседании (видимо, это будет в то время, когда будут обсуждены доклады и будет утверждение в руководящие органы ЦК, . . . когда гостей не будет), доклад ЦК о культе личности. На Президиуме условились, что доклад доверяется сделать мне, первому секретарю ЦК. Не будет ли возражений?
Голоса. Нет"67.
 
Необходимо отметить, что в этот момент грубо нарушалась традиция подготовки не только сьезда, но и вообще сколько-нибудь крупного партийного мероприятия. Утверждался доклад, текста которого в это время вообще не существовало. Его еще предстояло написать.
 
Примечания

60. П. Н. Поспелов - тогда - секретарь ЦК КПСС, П. К. Комаров - заместитель председателя Комиссии партийного контроля при ЦК КПСС, А. Б. Аристов - секретарь ЦК КПСС, Н. М. Шверник - председатель Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов.
АП РФ, ф. 3, оп. 24, д. 489, л. 89.
Наумов В. "Утвердить докладчиком товарища Хрущева". - "Московские новости", N 5, 4-11 февраля 1996. Источниковой основой публикации стали записи заседаний Президиума ЦК , сделанные заведующим Общим отделом ЦК В. Малиным.
АП РФ, ф. 3, оп. 24, д. 489, лл. 23-111.
Наумов В. . "Утвердить докладчиком товарища Хрущева". . .
АП РФ, ф. 1, оп. 2, д. 1, л. 50, 52.
Там же, л. 64.
67. Там же, лл. 66-67.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com