Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Связь с Россией при Петре I
 
В 1697-1698 гг. по поручению Петра I русский боярин Борис Петрович Шереметев совершил путешествие в Польшу, Венецию, Рим и Мальту для организации антитурецкого союза европейских государств. Его миссия была составной частью «Великого посольства», которое возглавлял сам царь Петр I, подписавший указ, в котором так была указана задача Шереметева: «ради видения окрестных стран и государств и в них мореходных противу неприятелей Креста Святого военных поведений, которые обретаются во Италии даже до Рима и до Мальтийского острова, где пребывают славные в воинстве кавалеры». На Мальте Шереметев должен был ознакомиться с военным искусством орденских рыцарей. Шереметеву также было поручено налаживание дипломатических и военных контактов с Мальтийским орденом - потенциальным союзником в борьбе с Турцией.
 
Выехав из Москвы 22 июня 1697 г. Шереметев после посещения Кракова, Вены, Венеции и Рима прибыл на Мальту 1 мая 1698 г., встреченный на подходе к гавани семью мальтийскими галерами. На пышном приеме в свою честь русский посол вручил Великому Магистру «Любительскую грамоту» Петра I, в которой российский царь писал Ордену о своей удачной войне с турецким султаном и крымским ханом, и сказал, что прибыл на Мальту к рыцарям «дабы, видев их храброе и отважное усердие, большую себе восприяти к воинской способности охоту. В царской грамоте к грандмагистру и к кавалерам Мальтийским говорилось: «Наше Царское Величество Высокопочтенному Магистру и всем Мальтийского острова кавалерам благоволение и всякое благо объявляем. Вели есьмы войну против неприятелей Креста Святого, Турского Султана и Крымского Хана, и за Божиею помощью войска Наши у Турского Султана знатные города на реках, а на Дону Азов и иные близ моря Понтуса Евксинского взяли. И надеемся Мы, что по сему Нашему объявлению, тот случай во сие удобное время, и Вас славных кавалеров против тех неприятелей наипаче прежнего охотных сотворить».
 
Сохранилась ответная грамота Петру I Великого Магистра Мальтийского ордена: «После титулов государевых. С какой радостию и почитанием со всем моим кавалерским воинством получил я от Вашего Пресветлейшего Царского Величества благосклоннейшую грамоту, от 30 дня минувшего апреля, врученную мне чрез высокопревосходительнейшего Бориса Петровича Шереметева, Вашего Пресветлейшего Царского Величества ближнего боярина и наместника Вятского: то может лучше объяснить он же высокопревосходительнейший Шереметев, который своим, хотя краткодневным, присутствием нас почтил и весьма много утешил.
 
Но как должно приносить непрестанно благодарение всеблагому и всевышнему Богу, который доселе благоволил ниспосылать Вашему Пресветлейшему Царскому Величеству над турецким султаном и крымским ханом, врагами христианского имени, весьма многие и достопамятные победы: так равно непрерывными молитвами надлежит просить того же Подателя всех побед, да умножит более и более триумфы Вашему могущественнейшему воинству, к распространению славы христианского общества, и к совершенному прогнанию Ваших непримиримейших врагов. Ближайшую надежду подает, как я уведомился, что в желаниях наших имеег содействовать благость Божия, коея особенною помощию заключен и возобновлен священный союз между Пресветлейшим Вашим Царским Величеством, Цесарским Римского Императорским Величеством и между Светлейшим князем и Венецианскою республикою. Впрочем сие мое кавалерское воинство, следуя всегда собственному наставлению, усгремит все свои силы к тому, чтоб, сколько можно, споспешествовать толь спасительному и славному делу: наипаче, если бы чрезмерно великое расстояние ему не воспрепятствовало, соединившись со флотами и армиею Вашего Пресветлейшего Царского Величества, удостоену быть участником их триумфов. Между тем я вместе с оным, желая на возвратном пути вышепомянутому высокопревосходительнейшему Шереметеву безопасности, усердно испрашивая от всеблагого и великого Бога Пресветлейшему Вашему Царскому Величеству всегдашнейших благословений и приращения побед. Дано в Мальте острове, 16 мая 1698 г. Вашего Пресветлейшего Царского Величества всенижайший и всепокорнейший слуга Великий Магистр Гостеприимного Иерусалимского дома Рамон де Перел-лос и Рокафул».
 
Отъезд Б. П. Шереметева из Лавалетты
 
Письменный союз России и Ордена против Турции заключен не был, но стороны после этого постоянно извещали друг друга о всех важных новостях. Сохранился также «Ответ Петра I на «известитель-ную грамоту об избрании» нового Великого Магистра Марка Антония Зондадари», посланную на Мальту 22 июня 1720 г.: «Преимущественный Господин. Пред некоторым временем получили Мы Вашего Преимущества писание, из Мальты от 22 июня прошедшего 1720 года отправленное, из которого с немалым удовольствием усмотрели, коим образом Ваше Преимущество от шляхетнейших (высокородных. -Авт.~) Ордена Вашего Иерусалимского кавалеров Великим того Ордена Магистром избраны. И так Мы Ваше Преимущество оным достойнейшим на толикий сап произведением благоволительно поздравляем, и понеже Вы обязуете Нас благонамеренными своими к Нам услугами, что Нам не инако, как зело приятно есть; то Мы взаимно Ваше Преимущество и весь Орден обнадеживаем Нашею совершенною всегда склонностию, доброжелательством и протекциею; еже Мы по воз­можности продолжать не оставим, и добрую корреспонденцию с Вами и с Орденом Вашим содержать желаем, и о добрых сукцессах (успехах. - Авт.} Ваших почасту слышать Нам зело приятно будет. Впрочем пребываем. Дан в Санкт-Петербурге, ноября 5 дня 1721 года. Вашего Преимущества склонный приятель ПЕТР. Контрассигновал Государственный Канцлер граф Головкин».
 
Путешествие на Мальту Б. П. Шереметева
 
Путешествие Б. П. Шереметева, с рассказа о котором начата эта глава, подробно описано в двух литературных памятниках, которые и будут рассмотрены ниже. Сам Борис Петрович, живший на Мальте в доме Великого Магистра Никола Котонера, оставил «Записки путешествия генерал-фельдмаршала российских войск Бориса Петровича Шереметева в европейские государства в Краков, в Вену, в Венецию, в Рим и на Мальтийский остров», записанные дьяконом Петром Артемьевым и впервые опубликованные в Санкт-Петербурге в 1773 г. сыном фельдмаршала, основавшего в Москве странноприимный дом (в настоящее время в этом здании на Садовом находится одно из отделений больницы скорой помощи им. Склифосовского. - Авт.): «Мая 1. К пристани грандмагистр выслал с конюшен своих три кареты, одна о четырех возниках, а прочие о двух, а как боярин с братьями сел в карете и въехал в город, то для въезду боярского с верхнего раскату вы­стрелили из 9 пушек, и как улицами ехали, то смотрело людей премножество. Мая 4 числа был боярин и братья его у грандмагистра на аудиенции, а шли со двора его пеши, для того, что в городе Мальте улицы весьма чисты, и лучшее обыкновение у кавалеров не ездить, а ходят все и высокородные пеши. А как шли улицами, то людей смотрело множество. Как подошел боярин ко двору грандмагистра, то вышед от грандмагистра многие кавалеры, к самым воротам встретили боярина, и уклоняся они пошли пред боярином; потом по лестнице также и в сенях встречали боярина многие их мальтийские старшие кавалеры; сам же грандмагистр встретил боярина, вышед за две палаты покоевой своей, и уклонився привитался с боярином и с братьями его, и пошли чрез две палаты, пришедши же в уготовленную палату просил грандмагистр боярина сесть, но боярин поклоняся, говорил стоя титло Государево, и грандмагистр в то время стоял же сняв шляпу, а проговоря титло Государево сели на стулах друг против друга оба под балдахином. И боярин говорил речь. Встав боярин принял у маршалка своего Великого Государя грамоту, и подал ее Его Милости грандмагистру, а грандмагистр в то время стоял и принял грамоту, поцеловал и отдал своему секретарю. Потом говоря еще, и посидев мало, встал боярин, и уклоняся пошел из палат, провожал боярина грандмагистр до той же третьей палаты, а кавалеры премногие до ворот, а иные до двора, где стояли, и того дня банкетовали боярина весьма преизобильно всяким удовольствием.
 
Мая 5 числа ходил боярин с кавалерами смотреть крепости и всяких воинских припасов. Та крепость, в которой дом грандмагистра находится, зело искусно сделана, и крепка, и раскатами великими окружена, а паче же премногими и великими орудиями снабжена. Мая 6 числа ездил боярин с кавалерами в генеральской барке чрез канал смотреть трех крепостей, которые сделаны для защиты той большой крепости: сии крепости весьма крепки, и орудиев на них поставлено довольное число, а живут тут поочередно из кавалеров особливые воеводы с солдаты.
 
Мая 8 числа был боярин в церкви святого Иоанна Предтечи, в которой того дня был грандмагистр, и все кавалеры слушали литургию и все причащались. По окончании литургии выносили с процессиею и пением руки святого Великого Пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, и сподобились все ее целовать. Та святого Предтечи рука по запястья, и видом мощи весьма преудивительны являются, как будто недавно умершего человека. Показуют же оную руку всенародно годом немногажды.
 
Того ж дня послал боярин дары грандмагистру, мех соболий, ценою в 300 рублей, 2 изорбата персидских, во 120 рублей, 2 лисицы черных самых добрых, ценою во 100 рублев, 5 пар соболей 150 рублев, 100 огонков собольих 50 рублев, 5 сороков горностаев 25 рублей, 2 косяка камок самых лучших 25 рублей. Мая 9 дня боярин ездил и смотрел гошпиталя, где содержат во всяком довольстве больных кавалеров и иных всяких чинов немощных людей. Сей гошпиталь снабжен весьма изобильно всяким довольством, строе­нием, живописью, посгельми и всякими для больных нужданы, тут же имеются и аптеки преизрядные, а служат больным многие знатные кавалеры».
 
Б. П. Шереметев стал первым русским кавалером Мальтийского ордена Большого Креста с брильянтами, который вручил ему вместе с патентом на него сам Великий Магистр Раймонд де Перейлос де Рокафюль в своем дворце. «Того ж дня мая 10 о полудни от оного порта в фелюгах пошли в путь свой к Мессине, и того дня переехали 55 миль». Ниже мы приводим текст «Патента, данный в 1698 г. от Мальтийского ордена графу Борису Петровичу Шереметеву. «Брат Дон Раймунд де Переллос и Рокафусс, Божиею Милостию Смиренный Магистр Священной Гостепри­имной Обители Иоанна Иерусалимского и Воинских орденов Священного Гроба и Доминиканского, страж нищенствующих ради Иисуса Христа, и мы чиноначальники таких подвижников и братия Орденских соборов, Всепресветлейшего и Державнейшего Великого Государя, Царя и Великого князя Петра Алексеевича, всея Великия, Малыя и Белыя России, и иных многих стран Самодержца, верному Боярину и Наместнику Вятскому, Превосходительному и Высокоблагородному мужу Борису Петровичу Шереметеву, здравия и спасения желаем от Того, который есть истинное всех спасение! Знаменитость твоего рода и воинская доблесть, давно уже нам известная, а наипаче твое оказанное к нашему Ордену благоволение, побуждающее тебя из стран, толико отдаленных, притга к нам, до ныне тобою невиданных, и твоим присутствием прославить наше братство, убеждает нас изъявить тебе какой либо знак нашего к тебе уважения и благодарности, и купно с тем усугубить любовь твою к нам, и достойно почтить тебя за оказанные и оказываемые тобою услуги всему Христианству, и в особенности твоему Великому Государю, Его Царскому Пресветлейшему Величеству. И так просим тебя, драгоценный крест, сделанный по обыкно­венному нашему образу, даруемый тебе в залог нашего уважения, и освященный прикосновением к святому древу истинного креста, и к руке Иоанна Крестителя, нашего покровителя, кои хранятся в хранительнице нашей Великой церкви, благодушно принять, и его или какой-нибудь другой златой (на его охотно мы даем тебе разрешение) ради Богопочитания всегда носить на вые; да огражденный сим спасительным, для адских духов ужасным знамением, ко славе Христианского рода и имени твоего Великого Государя, удобнее низложить турок, татар и иных врагов Креста Господня, и навсегда сохранить к религии нашей приверженность. Сего ради приобщаем тебя отныне к сонму наслаждаю­щихся всеми духовными благами, кои служат к прославлению имени Божия, и толико же к истинной Христианской Веры против врагов оныя, колико к благочестивому подвизанию в гостеприимстве. Всем и каждому из братии реченой нашей обители, пользующихся ныне и впредь правами нашего достоинства, объявляется, да почитают тебя усердным и приверженным членом нашего Ордена. Во свидетельство общая наша свинцовая булла у сего прилагается. Дан в Мальте, в нашем сословии 1698 года мая 18 дня. Эль Люгротин: Великий канцлер. Брат дон Педро де Горгона. Скрепил в канцелярии: брат Фердинанд. Контролер: Вице-канцлер.
 
С наружности на сложенном патенте назади написано: Разрешение Превосходительному мужу Борису Петровичу Шереметеву носить ради Богопочитания сей златый крест. На свинцовой привешенной к патенту печати, величиною в рубль, с одной стороны видимо тело, лежащее в гробнице, и при возглавии крест. Лампада освящает сей памятник. Слова подписи в округе: «Странноприимцы Иерусалимские». На другой сгороне видимо много кавалеров, повергшихся перед крестом. Из подписи видимы только слова: «Магистры и Сословие».
 
Другое описание путешествия Б. П. Шереметева на Мальту было опубликовано в книге «Жизнь, анекдоты, военные и политические деяния российского генерал-фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева», изданной в 1808 г. в Санкт-Петербурге: «Из Венеции отправился он водою в Мальту 1 2 апреля вдоль италианских, а потом от Мессины 30 апреля около сицилийских берегов. Тогда стоял Мальтийский караван, то есть противу турок вооруженная эскадра, не в дальности от южного предгория Сицилии. Борис Петрович поспешил туда, чтобы видеть ополчение и действие мальтийских морских сил, и обрадовался немало сему доброму, представившемуся ему случаю. Он приехал как бы нарочно, ибо в самое то время вдали показалось несколько турецких кораблей, которые кавалерам по законам их Ордена подлежало преследовать. Он возгорел желанием участвовать в морском сражении, и чрез то кавалеры убеждены были предоставить ему начальство над всем их флотом. Но до сражения не дошло, и караван вошел под начальством боярина 2 мая в Мальту.
 
Пребывание его на острове сем продолжалось хотя одну неделю, но было оное очень приятно как гостю, так и хозяевам. Они почитали в нем знаменитого воина и первого полководца великого монарха, мужа знаменитейшего по своей природе и заслугам, и оказали ему отличное уважение. Они приняли его в кавалеры и дали на то письменное свидетельство. Мая 9, что в день своего отъезда, боярин Борис Петрович приглашен был от Великого Магистра и кавалеров к обеденному столу. Пред обедом взял Великий Магистр золотой, алмазами усыпанный крест в руку, и говорил Борису Петровичу речь. Во-первых превозносил он цену и действие знака, который все кавалеры носят на своей одежде. По сем предлагал он боярину, чтобы и он принял от них знак, и позволил себя называть их братом и христовым кавалером, знак сей непрестанно бы носил на своем плаще, и внес оный в свой герб. Но с условием, чтоб после смерти его никто из его наследников креста сего не носил, или в гербе не имел, ибо сие дается ему только в вознаграждение его личных заслуг. После чего сам возложил на него крест, обнял его троекратно и пожелал щастия в сем рыцарском достоинстве, потом обнимали и поздравляли его все кавалеры, и называли своим братом.
 
Наконец вручил ему Великий Магистр, кроме писем к царю и римскому императору, патент на сие достоинство. Кресг, полученный Борисом Петровичем, был командорским. Он был тогда уже женат, что составляло противное статутам, однако в это время он не был женат по смерти супруги своей. Папа Иннокентий XII предложил его в кавалеры и дал свое разрешение. В сие время отходил большой караван мальтийских кавалеров, назначенный в Морею, при сем случае отправился и новый мальтийский кавалер 9 мая, и ночью выпровожен до сицилийских берегов.
 
10 февраля 1699 г. прибыл боярин в Москву и в немецком платье по возвращении предстал Петру Великому, по его повелению, и притом украшенный полученным на Мальте орденом. Монарх принял его весьма милостиво, поздравил кавалером, приказал ему орденский крест всегда носить и 19 февраля повелел в Разряде и во всех присутственных местах записать: «что титло его сверх боярского достоинства еще получено приращение, и как в Боярской книге, в Росписях и других бумагах, так и сам бы он писал: боярин и военный свидетельствованный мальтийский кавалер». Слово «свидетельствованный» доказывает сколько похвальных каза­лось в очах Монарха признание храбрости и заслуг боярина его от мальтийских кавалеров, а не сам он хвастает свидетельством иностранным».
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com