Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Из истории межэтнических конфликтов в России (1905-1916 гг.)
 
Часть 3
 
Предметом межэтнических конфликтов в сельской местности были не только пользование и владение угодьями, но очень часто скот, личное имущество и т.п. Например, в Черноярском уезде Астраханской губернии в январе 1906 г. вооруженные крестьяне угнали скот калмыков Аксайской волости. По требованию представителей местной администрации он был возвращен. Вице-губернатор Отрешков направил в уезд советника для специального расследования. Он связывал происшествие с политическими событиями в губернии и объяснял его влиянием состоявшихся 20-22 декабря 1905 г. митингов железнодорожников Тихорецка, "коими предлагалось крестьянам прекратить с января плату аренды за земли; земли же захватывать силой" (38). Безусловно, революционные выступления рабочих и политическая деятельность радикальных политических партий и организаций оказывали воздействие на ситуацию в аграрной сфере, однако определяющее значение имели реальные противоречия экономического, социального, национального и психологического свойства, своеобразные в каждом регионе. Они то прежде всего и составляли предмет конфликта.
 
Острота аграрных проблем, как известно, сохранялась на протяжении всего изучаемого периода, и это отражалось на межнациональных отношениях сельского населения, которое практически повсеместно стремилось отстоять традиционные правила и нормы землепользования, изменявшиеся властью в связи с переселенческой кампанией, перекройкой административно-территориальных границ и т.д. В данной ситуации в конфликт вступали не только представители разных народов - он становился следствием навязанного самой властью противостояния ей того или иного этноса.
 
Обострение межнациональных отношений в сельских регионах империи в связи с интенсивной переселенческой кампанией, проводимой правительством П.А. Столыпина, неоднократно констатировалось общественностью, оппозиционными политическими партиями, в том числе в Думе. Так, при обсуждении в 3 Думе законопроекта о кредите на 1910 год на содержание Кавказского отряда для образования переселенческих участков, внесенного Главным управлением землеустройства и земледелия, против выступил Н.С.Чхеидзе. Он критиковал бюджетную комиссию за поддержку проекта, тем более, что срок действия отряда, созданного в 1901 г., окончился 1 января 1909 г. Чхеидзе указывал, что переселенческая кампания на практике не укрепляет благосостояние переселенцев и к тому же натравливает их на коренное население. Такая окраинная политика "разъединяет окраины с вашим центром" и "к добру не приведет" (39). В целом подобные протесты были мало результативны, если учитывать партийный состав Думы. В данном случае, очевидно, предметом конфликта можно считать саму земельную политику правительства.
 
Сложная этнополитическая ситуация на Кавказе, проявлением которой были всевозможные межэтнические конфликты по поводу собственности, кадровой политики, духовных и культурных запросов народов, полномочий местных органов самоуправления и пр., вызывала серьезную обеспокоенность властей. Выразителем их отношения к этим проблемам были монархические партии и организации. По инициативе консервативной части III Думы, в частности, были проведены слушания, показавшие, что для власти и ее сторонников в обществе предметом конфликта был антигосударственный сепаратизм национальных масс региона и их организаций.
 
Обсуждение запроса, получившего название Кавказского, проходило в Думе 3 и 10 декабря 1908 г., 21 и 28 января, 4 и 5 февраля 1909 г. В нем приняли самое активное участие как сторонники инициаторов запроса, так и представители демократической части Думы (40). Н.Е.Марков-2-й считал вполне реальной опасность образования "соединенных закавказских Армяно-Грузино-Дагестано-Азербайджано-Тавризо-Курдских Штатов" и всерьез предупреждал, что русская государственность не должна быть захвачена врасплох. Наличие мусульманской фракции в Думе он расценивал как подмену народности религией именно с сепаратистской целью. "Русскому государству надлежит опираться единственно на великий, мощный, богатый русский народ". Обращаясь к депутатам-инородцам, он заявил в своем выступлении:"... все время считал... долгом русского депутата высоко держать знамя русской государственности, перед которой туземцы должны постоянно склоняться, или они должны быть стерты с лица земли. ...Тем более не надейтесь на автономные республики, их не будет, ибо русский великий...народ живет, и жизнь его так могуча, что перед нею ваши, хотя и почтенные, но мелкие жизни должны стушеваться (рукоплескания справа)"(41). В данном случае уже в самой Думе был спровоцирован конфликт, предметом которого был правовой статус народов империи.
 
Гр. Бобринский видел причины "смуты" на Кавказе в объективных условиях (географическое положение края, многонациональный состав населения, сложность вероисповедного вопроса, традиции кровной мести) и субъективных. Они заключались в том, что "у нас не было систематической, последовательной, честной и закономерной политики на Кавказе", а также в подрыве принципа собственности ("на Кавказе почти никто не знает, чем он владеет"), в неустроенности кочевников, бедственном положении русско-туземных школ и т.д. (42).
 
В политобзоре начальника Эриванской губернской жандармерии директору Департамента полиции содержится анализ причин армяно-азербайджанских столкновений 1906 года. По мнению властей, таковыми являлись: "1) вековая вражда наций, 2) невежество, 3) борьба на экономической почве; татары в прежнее время хозяева края, вследствие инертности, отсутствия стремления к образованию и предприимчивости в последние времена быстро утратили свою гегемонию - почти вся торговля и большинство ремесел перешли в руки армян, с чем татары помириться никак не могут; 4) провокация со стороны подонков той и другой нации, главным образом со стороны армян"(имелись в виду т.н. ""джанфидаи", привыкшие жить на чужой счет" и оказавшиеся вне партии "Дашнакцутюн" после возвращения в 1905 г. конфискованного государством имущества армянской церкви) (43).
 
Иную точку зрения на предмет и причины конфликта между народами региона и государством отстаивала демократическая часть Думы и депутаты от Кавказа. П.Н. Милюков при этом отмечал огромную важность в целом вопроса об "окраинной политике". Он считал, что власть своими действиями провоцирует конфликт с народами страны, не знает и игнорирует их историю, языки, традиции, быт и нравы. "Кавказское население нельзя ни смести с лица земли, как советует нам депутат Марков, ни управлять им по старой системе", - подчеркнул он. Путь к германскому и английскому единству лежит только через такую систему управления, которая считается с интересами населяющих Кавказ и другие регионы народов (44).
 
Хас-Мамедов видел причины межнациональной напряженности в последствиях миграционных процессов, необеспеченных соответствующими социально-политическими мероприятиями властей на местах. Он указывал, что за последние три года русское население Закавказья выросло на 10 тыс. чел., т.е. на 36% переселенцев, прибывших сюда с 1898 г., когда была официально разрешена колонизация. В результате разделения населения края на христиан и нехристиан возросла неприязнь местного населения к русскому, особенно ухудшилось положение мусульман в сфере образования, участия в местном управлении, частной практике, адвокатуре, духовной сфере. Так, мусульмане Дагестанской области, Кубанской и Терской областей не имели своего духовного управления и вплоть до 1917 г. не смогли добиться его учреждения. Власти никак не реагировали на участившиеся с 1905 года межнациональные конфликты, и они переросли в армяно-азербайджанскую резню. Гайдаров затем привел пример провокации русско-чеченского столкновения местными чиновниками - добиваясь увольнения начальника Грозненского округа полковника Яковлева и занятия его должности, подполковник Чернов в январе 1908 г. инициировал распространение слухов о восстании чеченцев. Это привело к усилению межнациональной напряженности и смещению Яковлева как не справившегося с ситуацией. Только узаконенное равноправие народов может решить проблему, считал он (45).
 
Чхеидзе в своих выступлениях показал, что обвинения кавказских народов в сепаратизме - злостная выдумка. С середины Х1Х в. в мусульманских провинциях восточного Закавказья была совершена колоссальная экспроприация земель, сохраняется крепостное право в виде временно-обязанных отношений. Переселение немцев, армян, греков, молокан из Оренбургской губернии, русских крестьян-сектантов усилило не только аграрную, но и межнациональную напряженность в регионе. Именно поэтому происходят постоянные столкновения между кавказскими народами и казаками, представляющими не только власть, но и являющимися землевладельцами. Земельная политика правительства в крае ухудшает положение крестьян, школа стала местом инквизиции, а не просвещения, суд - органом черносотенной политики, администрация переполнена взяточниками и провокаторами. Чхеидзе подчеркнул, что в таких условиях революционность национальных масс, их выступления против власти и межнациональные конфликты - лишь следствие антинародной политики государства: вы "объясняете, что дождь пошел потому, что открыли зонтики" (46).
 
Его поддерживал Гегечкори: межнациональые конфликты, прежде всего армяно-азербайджанский, убеждал он думцев, инспирированы правительством. К тому же власти поощряют насильственные действия карательных отрядов, преследуют культурно-просветительные и экономические национальные организации (47).
 
Одним из предметов межэтнических конфликтов было представительство в органах местного самоуправления. Подчас действия самих властей актуализировали эту сферу межнациональных отношений. Так, в 1908 г. в Думе обсуждался проект закона о введении в г. Карс городового положения 1892 года, внесенный Наместником на Кавказе в 1907 г. Проект по инициативе правых предусматривал деление избирателей города на русскую и туземную курии с пропорциональным числом гласных.
 
Выступая по поводу этого предложения, Чхеидзе заметил, что не следует из центра "указывать местному населению, что среди вас есть разница, что среди вас есть русские, грузины, армяне и т.д. ...Эта давнишняя политика на Кавказе, - разжигания племенных страстей, - ...никакой пользы не принесла... в особенности Государственной Думе не следовало бы становиться на этот путь". По его мнению, интересы всех национальностей в равной мере обеспечивает столь необходимое России всеобщее избирательное право.
 
Однако формула октябристов была поддержана большинством Думы, и проект был передан на доработку в комиссию. При повторном обсуждении вновь возникла дискуссия: о национальном неравноправии, заложенном в проекте, говорил кн. П.Л. Шервашидзе (прогрессист). Правый Ф.Ф. Тимошкин доказывал, что русское население в закавказских городах притесняется туземцами, а потому ему надо обеспечить не менее трети мест в городских думах.
 
Свою позицию отстаивал Наместник граф И.И. Воронцов-Дашков. В ответе думской комиссии он писал, что в Карсе насчитывается 1846 русских (8%) и 24594 туземных жителей. В Тифлисе, Баку и других городах русское население не устраняется от самоуправления, а введение квоты для русских в думе Карса может лишь неблагоприятно сказаться на национальных взаимоотношениях, без всякой пользы для дела. Тем не менее, комиссия сочла опасения Наместника преувеличенными.
 
С критикой предложений комиссии выступили депутаты от Кавказа. Уже упоминавшийся Чхеидзе, в частности, считал, что закон проводится во имя принципов национальной травли. Он опроверг утверждения комиссии о систематическом изгнании русских из наместничества в последние 3 года и реализации там идеи инородческого сепаратизма. Чхеидзе предложил передать проект в комиссию по городскому самоуправлению. Его поддержал Хас-Мамедов. Он к тому же указал на внешнеполитический аспект проблемы для пограничного с Турцией Карса, в котором проживало немало турок и греков. Проект лишь стимулирует национальный сепаратизм, - говорил он.
 
Компромиссное предложение внес Сагателян: проект может быть принят с оговоркой, что пропорциональное представительство и защита национальных прав в крае будут положены в основу всей будущей реформы. В конечном счете законопроект был принят. Но Государственный совет отклонил его как слишком либеральный. Карс так и не получил самоуправления, и возможности правового регулирования межнациональных отношений в этой сфере были упущены (48).
 
Аналогичная ситуация возникла в 1911 году, когда Дума обсуждала выдвинутый П.А. Столыпиным законопроект о введении земства в губерниях Минской, Витебской, Могилевской, Киевской, Волынской и Подольской. Крестьянство в этих губерниях было белорусским и украинским, а среди помещиков преобладали поляки. Столыпин, отдавая дань националистическим идеям и после существенного ущемления автономии Финляндии в 1910 году, утверждал, что земство должно быть "истинно русским" (украинцы и белорусы официально причислялись к русским). С этой целью избиратели делились на национальные курии таким образом, чтобы поляки имели меньшее число гласных, чем все неполяки. В новом земстве не только проводилось меньшинство крупных помещиков, но и обеспечивался его бессословный характер и низкий (уже по инициативе Думы) имущественный ценз. Все это вызвало негативную реакцию в Государственном совете, отклонившем статью о национальных куриях 4 марта 1911 г. Угрозой отставки премьер добился своего: Дума и Госсовет были распущены с 12 по 15 марта, а законопроект был проведен по 87-й статье в думской редакции. Этот эпизод явился не только показателем печального состояния законности в империи, но и подтверждением того, что национальный вопрос становился предметом торга в борьбе за властные полномочия государственной элиты и в сочетании с приверженностью последней идеям национализма порождал новые конфликты в этой и без того сложной сфере общественной жизни.
 
Национальное представительство в органах местного самоуправления составляло и один из предметов затяжного армяно-грузинского конфликта. В его основе лежали также проблемы землепользования и последствия миграционных процессов на Кавказе. Восприятие и оценка уровня доходов, возможностей социально-профессионального продвижения, условий труда и других социально-экономических показателей, а также различия в социальном статусе, оценках и самооценках степени престижности, общественной значимости того или иного вида деятельности, реального материального, культурного, социального положения разных национальных групп оказывали существенное давление на межнациональные отношения. В частности, экономическое влияние армянской части жителей Тифлиса позволяло им на основе избирательного ценза получать большинство в муниципальных органах и тем самым обеспечивать активную роль в основных сферах городской жизни. В свою очередь это становилось предметом межнациональных конфликтов.
 
Растущая миграция турецких армян в Грузию и Закавказье в целом, а также переселенцев из центральной России, скупка земельных участков имущей частью армян вызывали "чувство негодования, недовольства, злобы, ненависти", страх за экономическую самостоятельность, превращая часть грузинского населения в потенциальное "слепое орудие определенного политического течения" (49).
 
Представители революционных партий объясняли и армяно-азербайджанский, и армяно-грузинский конфликты правительственной провокацией, имея в виду "грубую политику механического обрусения", экспроприацию земель у местного крестьянства, отсталую бюрократическую систему управления, исключавшую национальное самоуправление, использование карательных отрядов и казачества для подавления аграрных волнений, жесткие ограничения в духовно-религиозной сфере и в области образования (50).
 
"Армяно-грузинский конфликт в конечном счете порожден теми же причинами, которые питают антисемитизм в Польше", - писал К. Горин (51), имея в виду преобладание армянского торгово-ростовщического и промышленного капитала в Грузии. В Тифлисе, Ахалкалакском, Ахалцихском, Борчалинском уездах и других южных частях Тифлисской губернии бывшие турецкие армяне составляли 46,9% населения (52). Национальное представительство в органах власти на местах, землевладение продолжали оставаться основным предметом конфликта. При этом демократическое решение вопроса о земле могло быстро снять проблему, считал автор статьи, при условии наделения землей основной массы крестьянства, разумеется, грузинского.
 
Горин подчеркивал необходимость корректной, гибкой и осторожной линии со стороны всех общественных сил в условиях многонациональной Грузии. Только депутатам Думы Чхенкели и Чхеидзе удалось, по его мнению, "избежать шовинистического угара" и последовательно отстаивать мирное сожительство наций. Они, в частности, непосредственно включились в работу по оказанию помощи голодающему и разоренному войной населению (53).
 
Война вообще оказала самое негативное воздействие на межнациональные отношения в стране. "Там, где царит сейчас разрушение и смерть, там угнездилась и национальная вражда, обостренная, вдобавок, социальным антагонизмом", - констатировал ситуацию в западных и юго-восточных регионах России в связи с войной один из современников (54). Значительную отягощающую роль в конфликтах украинцев, поляков и евреев, армян и курдов, армян и азербайджанцев, армян и грузин по-прежнему играли социально-экономические проблемы развития как этих регионов в целом, так и зон компактного совместного проживания отдельных народов.
 
Национальные предпочтения в кадровой политике в 1905-1917 гг. в конфликтной форме проявлялись, по нашим сведениям, довольно редко. Пожалуй, наиболее показательны следующие. В октябре 1912 г. в Департамент полиции было переправлено анонимное письмо на имя начальника Закавказской железной дороги барона Роппа, в котором говорилось о "польском засилье" в руководстве дороги: "Русским ...движения по службе нет".
 

Сам факт внимания особого отдела Департамента полиции к сигналам о притеснении представителей державной нации показателен. Но при непосредственном обращении к работникам дороги жалоб по этому поводу не прозвучало. Возможно, именно из-за действительного риска ухудшить служебное положение. По результатам расследования, о котором докладывалось в марте 1913 г., выяснилось, что почти все ответственные службы и отделы дороги возглавляли поляки. При их поддержке "поляки выдвигаются скорее русских". В целом же поляки составляли 0,9 % служащих дороги, в том числе в главных службах трудились 5 человек, в личном составе управления - 143 и на линии - 32 (55). О действиях властей по разрешению конфликта данных не имеется.

Значительное место в межнациональных отношениях и национальной политике государства занимали вопросы образования и статус национальных языков. Они часто становились предметом конфликта представителей народов империи и властей и нашли отражение в думской деятельности, служа показателем не только состояния самой проблемы, но и форм взаимоотношений народов и власти в этой сфере, в том числе конфликтных. В частности, I Дума приняла запрос польских депутатов об увольнении и преследовании учителей начальных школ за преподавание на польском языке. Выступавший от комиссии докладчик Н.Н. Львов отметил характерный факт игнорирования местной властью законов страны и защиту их самим населением. Понимание государственных интересов у руководителей просвещения несовместимо с местными потребностями, - подчеркнул в ходе обсуждения депутат А.М. Ржонд. "У нас есть принцип покровительства слабым национальностям, и - посмотрите - щепки летят от евреев, кавказцев, литовцев, латышей и армян. У нас есть великая славянская идея - и все тюрьмы заполняются польскими и украинскими учителями!"(56)
 
Проблемы, связанные с языком обучения и служившие предметом конфликта между этносом и властью, постоянно поднимались в Думе. 4 мая 1907 г., в частности, обсуждался вопрос об избрании комиссии для рассмотрения правительственного законопроекта о всеобщем обучении, с которым выступил министр Кауфман. Свое отношение к проекту пожелали выразить 70 депутатов. Особенно много ораторов было от польского коло и мусульманской фракции, говоривших об ограничениях в использовании родного языка в школах со стороны органов власти. Выступление депутата от Уфимской губернии Хасанова привело к скандалу. Его заявление о том, что обрусительные порядки теперь, когда самодержавный строй не так крепок, недопустимы, вызвало "крик и шум" со стороны "истинно русских" депутатов Келеповского, Сазонова и Пуришкевича. Решение большинства Думы об их удалении из зала они отказались выполнить, и после голосования за отстранение от участия в работе Думы на 15 заседаний покинули собрание лишь двое. Пуришкевич не подчинился постановлению, вынудив председателя приостановить работу, "чтобы не производить насилие над членом Думы" (57).
 
В то же время депутаты от Западного края и Польши выступили за отмену правил о взысканиях за домашнее обучение детей на родном языке. Эти взыскания противоречили и правительственным решениям в области образования, и указу 1905 года о веротерпимости. В мае 1907 г. соответствующий законопроект был Думой одобрен (58), что в определенной мере служило разрешению конфликта на местах.
 
Межэтнические конфликты, а также конфликты с властью в языковой сфере, по поводу статуса национальных языков и позднее оставались актуальными. Так, многие инициативы польского коло в Думе были по существу направлены на снижение противостояния народа и власти в этой области, погашение или предотвращение конфликтов между ними. Сама фракция при этом выступала как представитель одной из сторон таких конфликтов. 15 февраля 1913 г. польское коло совместно с кадетами подали заявление о запросе министру внутренних дел по поводу распоряжений минского губернатора, ограничивающих права поляков в свободном использовании родного языка.
 
Суть конфликта в изложении депутатов состояла в следующем. По требованию полиции в Минске (под угрозой штрафа в 300 рублей) были сняты все вывески на польском языке, имевшиеся параллельно с русскими, изъяты польские надписи на всех предметах продажи в магазинах, на афишах польских представлений. Инициатором этой акции назывался новый губернатор Гирс. Такие действия, по мнению депутатов, противоречили закону от 27 марта 1906 г., который допускал ограничение для польского языка только в публичных собраниях обществ и учреждений (59).
 
Заявление было передано в комиссию по запросам 15 марта, а 30 марта 1913 г. П.А. Сафонов подготовил от ее имени доклад. В нем фиксировалась незаконность распоряжений губернатора и предлагалось предъявить думский запрос МВД о принятии мер для восстановления законного порядка (60). 26 марта вопрос обсуждался на заседании Думы. Депутат от Ковенской губернии Ф. Рачковский обвинил правительство в проведении "насильственного обрусения края" и подавлении местной культуры, нарушении закона. Его речь была встречена рукоплесканиями слева (61).
 
Депутат от Минской губернии священник Околович тут же заявил о ничтожности и несоответствии фактам запроса, вызванного стремлением "полонизировать" край (в Минске поляки составляли, по его данным, 1/5 населения, а в губернии - 1/10, тогда как христиан было 38178 и евреев - 47300 чел.). Вместе с тем он признал, что у белорусов как этноса отобрали в свое время все - государственность и политическую независимость, но сохранился язык и православие. Он доказывал, что "мысль о Польше умерла", а поляки в России имеют все условия для удовлетворения экономических, культурных, религиозных, национальных в целом запросов. Эта речь с восторгом была встречена уже правыми, тогда как слева прозвучало: "Постыдитесь!" Обсуждение завершилось принятием предложения комиссии по запросам (62).

Примечания

38. Там же. Ч.38. Л.3-4.
39. Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 3. Сессия 3. Ч.2. С.927-933, 3067-3069.
40. Кавказский запрос в Государственной думе. С.78.
41. Там же. Зас. 4 февраля 1909 г. С.196-197, 211, 230.
42. Там же. Зас. 5 февраля 1909 г. С.13-16.
43. ГА РФ. Ф.102. ОО. 1907. Д.100. Т.2. Л.65 об-66.
44. Там же. С.72-72, 79-80.
45. Там же. Зас. 28 января 1909 г. С.146-147, 153-159, 167-168.
46. Там же. Зас. 10 декабря 1908, 21 января 1909 гг. С.42-46, 61-70.
47. См.: Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 3. Сессия 2. Ч.1. С.2207-2228; 2461-2470; Ч.2. С.71-1170.
48. См.: Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 3. Сессия 1. Ч.3. С.3747-3787; Сессия 2. Ч.4. С.1634-1652.
49. Гвелесиани Гр. К армянским общественным деятелям // Национальные проблемы. 1915. N 3. С.9-11.
50. См.: Кавказский запрос в Государственной думе. С.45, 61-100.
51. Горин К. Об армяно-грузинских отношениях. Где причины (Голос грузина) // Национальные проблемы. 1915. N 4. С.11.
52. Там же. С.12.
53. Там же. С.14-15.
54. Огановский Н. Две проблемы освобожденной Армении. Армяно-курдские отношения // Национальные проблемы. 1915. N 4. С.7.
55. ГА РФ. Ф.102. ОО. Д.75 прод. Л.268.
56. Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 1. Сессия 1. Т.2. Спб., 1906. С.1028.
57. Государственная дума. Периодические обзоры ее работы. Спб., 1907. С.8-9.
58. Там же. Зас.15-26 мая. С.4.
59. РГИА. Ф.1278. Оп.5. Д.891. Л.3.
60. Там же. Л.4,6.
61. Государственная дума. Стенограф. отчет. Созыв 4. Сессия 2. С.230-234.
62. Там же. С.234-241.
 
д.и.н.  Аманжолова Дина Ахметжановна
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com