Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Монархия и монархи / ПРАВЛЕНИЕ АЛЕКСАНДРА II (1855-1881) / Охота на императора. Любовь, конституция и государственный переворот 1 марта 1881 года.Юрий Жуков

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Юрий Жуков, доктор исторических наук, член Экспертного совета «ПЖ»

Охота на императора

Любовь, конституция и государственный переворот 1 марта 1881 года

  Петр I собственной рукой подписал смертный приговор сыну и единственному наследнику мужского пола — Алексею. Годовалого Ивана VI Антоновича при перевороте, возведшем на престол Елизавету, 25 ноября 1741 г. надежно упрятали в крепость. 26 июня 1762 г. Софья Августа Анхальт-Цербстская, позже Екатерина II, ради личной власти участвовала в свержении мужа, законного императора Петра III, убитого спустя несколько дней. Через два года, в ночь с 4 на 5 июля, Екатерина II позволила убить Ивана VI. 11 марта 1801 г. заговорщики убили в Михайловском замке императора Павла I. Его старший сын, цесаревич Александр, не только знал об этом, но и находился неподалеку. Спустя 80 лет судьбу Алексея, Ивана VI, Петра III и Павла I разделил их потомок — Александр II.

     4 (16) апреля 1866 г. дворянин, недоучившийся студент Московского университета Дмитрий Каракозов подстерег Александра II и стрелял в него из револьвера. Неудачно. И хотя Каракозов состоял членом молодежного революционного кружка Ишутина, решение о покушении принял сам. Единолично.

     Небезопасной для императора оказалась и заграница. В июне 1867 г. он посетил Всемирную выставку в Париже. 6 июня отправился на военный парад в Лоншане. Возвращался в Елисейский дворец в карете вместе с Наполеоном III. Именно тогда на их пути оказался бежавший во Францию участник польского восстания 1863 г. Антоний Березовский. Дважды выстрелил в царя, но оба раза промахнулся.

     Наступила двенадцатилетняя пауза. Казалось, жизни Александра II уже больше никто не угрожает…

    В 1878 г. в России возникла подпольная партия «Земля и воля», поставившая своей целью ликвидацию самодержавия и наделение крестьян землей. В ее составе начала действовать предельно автономная «группа дезорганизаторов», очень скоро превратившаяся в «террористическую фракцию». Страну захлестнул террор. Личный. Убийство государственных деятелей по заранее вынесенному организацией приговору. 24 января (5 февраля) 1878 г. Вера Засулич тяжело ранила выстрелом из револьвера петербургского градоначальника Трепова. 4 (16) августа Сергей Кравчинский ударом кинжала убил начальника III отделения и шефа жандармов генерала Мезенцева. 2 (14) апреля 1879 г. Александр Соловьев стрелял в Александра II.

     Ободренная сочувственной реакцией на происходившее, особенно за рубежом, в июле «террористическая фракция» отложилась от «Земли и воли». Стала самостоятельной социально-революционной партией «Народная воля». А ее исполком 26 августа (7 сентября) 1879 г. вынес смертный приговор Александру II. Оповестил о том особой прокламацией, распространенной по стране.

     Попытки исполнить приговор последовали незамедлительно. Под полотном железной дороги, по которой император возвращался в столицу из Крыма, заложили две мины. Первую — неподалеку от Александровска (ныне Днепродзержинск, Украина). Попытались взорвать ее 18 (30) ноября, но она не сработала. Вторую установили в трех километрах от московского Курского вокзала. На этот раз заряд сработал, однако пострадал поезд, который перевозил не Александра II, а его багаж и на котором ехали чиновники канцелярии.

     Столь же неудачной оказалась и третья попытка покушения. В результате взрыва, устроенного крестьянином Степаном Халтуриным 5 (17) февраля 1880 г. в Зимнем дворце, было убито 19 и ранено 48 солдат лейб-гвардии Финляндского полка. Сам же Александр II не пострадал.

     На том охота на императора, державшая в постоянном напряжении и его охрану, и всю власть, прекратилась. На год.

Убийство явное

     Только через год народовольцы напомнили о себе. Сумели наконец исполнить собственный приговор.

     1 (13) марта 1881 г. около часа пополудни Александр выехал из Зимнего дворца в сопровождении обычного конвоя в Михайловский манеж на воскресный развод караулов. Пробыл там около получаса и в начале третьего выехал домой в карете, которую сопровождали семеро терских казаков. Шестеро верхом — впереди, сзади и по бокам кареты. Седьмой — на козлах рядом с кучером. В пяти метрах за каретой в двух санях находилась охрана императора. Ее начальник, полицмейстер I отделения полковник Дворжецкий; отдельного корпуса жандармов капитан Кох; терского казачьего эскадрона ротмистр Кулебякин. Вдоль всего маршрута, обеспечивая безопасность, стояли агенты полиции в штатском. Карета проехала по Инженерной улице, свернула на набережную Екатерининского канала. До Зимнего оставалось совсем немного, и кучер внезапно погнал лошадей галопом. Столь быстро, что не только сани с личной охраной, но и казачий конвой отстал.

     На тротуаре у решеток Михайловского сада было малолюдно. Лишь подпоручик лейб-гвардии резервного пехотного полка Рудыковский, два или три солдата, четырнадцатилетний Николай Максимов да молодой человек со свертком в руке, неторопливо шедший навстречу карете. Когда императорская карета поравнялась с ним, он бросил сверток под ноги орловским рысакам. Раздался взрыв, от которого пострадали два казака конвоя и был смертельно ранен мальчуган. Александр выскочил из кареты и бросился к ним. Рядом с ним находился Дворжецкий. В это мгновение стоявший у перил канала еще один молодой человек, на которого почему-то никто из охраны не обращал внимания, бросил вторую бомбу. Та и сразила императора.

     Первым террористом оказался Николай Рысаков, девятнадцатилетний тихвинский мещанин. Вторым — двадцатипятилетний польский дворянин Игнатий Гриневицкий. Рысакова тут же схватили, а Гриневицкий скончался на месте, смертельно раненный осколками собственной бомбы.

     Залитого кровью Александра Кулебякин с помощью казаков уложил в сани и повез в Зимний. Там в три часа тридцать пять минут пополудни Александр скончался. В ту же минуту цесаревич, старший сын, в силу Основных законов, стал новым российским императором Александром III.

     …Следствие велось странно и быстро. Выяснилось, что еще 27 февраля, за двое суток до теракта, на конспиративной квартире арестовали организатора покушения Андрея Желябова, крестьянина Таврической губернии, в ночь на 3 марта — мозырскую мещанку Гесю Гельфман и убили оказавшего сопротивление дворянина Николая Саблина. 3 марта взяли Тимофея Михайлова, крестьянина Смоленской губернии. Только 10 марта — дворянку Софью Перовскую, за которой, как оказалось, следили еще с 27 февраля, и 17 марта — сына священника Николая Кибальчича.

     Суд продолжался пять дней, ибо все подсудимые признались не только в принадлежности к партии «Народная воля», но и в прямой причастности к убийству Александра II. Через сутки, отведенные по закону на обжалование, на Семеновском плацу была совершена казнь Желябова, Перовской, Кибальчича, Рысакова и Михайлова. Гельфман, оказавшейся на четвертом месяце беременности, смертную казнь отсрочили до рождения ребенка.

Преступление тайное

     Скоропалительный суд увлекся изучением многочисленных мелких, мало что значивших деталей. И уклонился от поиска ответов на действительно существенные вопросы:

     — Почему «Народная воля» еще год назад внезапно отказалась от охоты на императора? Может быть, она вообще отказалась от практики террора?

     — Почему Желябов, не входивший в исполком революционной организации, без его ведома единолично принял решение о покушении, да еще именно в середине февраля 1881 г.?

     — Почему полиция, арестовав Желябова до покушения, проведя тогда же обыск у него на квартире и обнаружив явные доказательства подготовки покушения на императора, ничего не сделала для усиления охраны самодержца, для ареста террористов, с чем она весьма успешно и подозрительно быстро справилась после убийства Александра II?

    — Почему десять человек императорской охраны, не считая агентов полиции и городового, не оцепили сразу же место трагедии, не задержали Гриневицкого, позволили ему бросить вторую, роковую бомбу?

     Вроде бы все выглядело вполне очевидным. Был самодержец. Были революционеры-террористы, вынесшие смертный приговор императору. Внешняя взаимосвязь этих, и только этих, фактов никаких сомнений ни у кого вызвать не могла. Но лишь в том случае, если ограничиться лишь ими. Однако имеются и иные факты.

     Прежде всего, второй брак Александра II с княжной Екатериной Михайловной Долгорукой.

     Екатерина родилась в Москве 2 ноября 1847 г. в семье вскоре разорившегося помещика князя Михаила Михайловича Долгорукого, женатого на Вере Гавриловне, урожденной Вишневецкой. Семнадцати лет окончила Смольный институт и поселилась у дяди, получая небольшую пенсию за умершего отца. Случайно встретилась с императором, который влюбился в нее с первого взгляда. Летом 1866 г. они стали близки.

     Законная супруга Александра, Мария Александровна (принцесса Вильгельмина Гессен-Дармштадтская), родившая мужу восьмерых детей, полагала: Долгорукая — всего лишь очередное увлечение императора. И ошиблась. Начиная с лета 1867 г. влюбленные стали неразлучными. В Петербурге и Царском Селе, в Крыму и за границей. Усилило привязанность Александра и Екатерины рождение 29 апреля 1872 г. сына, названного Георгием, а через год — дочери Ольги.

     Лишь после этого большинство Романовых начали выражать обеспокоенность. Особенно живший в Аничковом дворце цесаревич Александр, старший, родившийся в 1845 г., сын императора. Ведь если его отец вдруг узаконит Георгия, цесаревич утратит свой пока еще бесспорный титул.

     Усилил волнение и беспокойство в Аничковом дворце, начал подтверждать наихудшие опасения указ, подписанный императором 29 июня 1874 г. Он гласил: «Малолетним Георгию Александровичу и Ольге Александровне Юрьевским даруем мы права, присущие дворянству и возводим в княжеское достоинство с титулом светлейших. Александр».

     Фамилия Юрьевские появилась не случайно. Ни для кого не было секретом, что стала она производной от имени одного из предков Екатерины Михайловны — князя Юрия Долгорукого, сына Владимира Мономаха. Подчеркивала тем высокородное происхождение детей Александра — Александровичей по указу!

     С 1877 г. Александр перестал скрывать свою связь с Екатериной. Более того, демонстративно подчеркивал, не обращая внимания на недовольство супруги и старшего сына, их окружения. Поселил Екатерину в Зимнем дворце. Бросил тем открытый вызов недовольным.

     В сентябре 1878 г. Долгорукая родила ему вторую дочь, названную Екатериной. Но все же события начали стремительно развиваться только после смерти императрицы, последовавшей 22 мая 1880 г. Спустя всего лишь месяц, 6 июня, состоялось венчание Александра II и Екатерины Долгорукой, на котором присутствовало только три человека. Наиболее близкие императору люди, одобрявшие его отношения с Екатериной: граф А.В. Адлерберг, Э.Т. Баранов, А.М. Рылеев.

     В тот же день был составлен акт о бракосочетании и направлен в Сенат указ: «Вторично вступив в законный брак с княжной Екатериной Михайловной Долгорукой, мы приказываем присвоить ей имя княгини Юрьевской с титулом светлейшей. Мы приказываем присвоить то же имя с тем же титулом нашим детям: сыну нашему Георгию, дочерям Ольге и Екатерине, а также тем, которые могут родиться впоследствии, мы жалуем их всеми правами, принадлежащими законным детям сообразно ст. 14 Основных законов империи и ст. 147 Учреждения императорской фамилии. Александр».

     И все же узаконенный брак Александра II с Екатериной Юрьевской пока оставался морганатическим, не дающим прав на трон. Чтобы изменить такое положение, сделать Георгия законным претендентом на престол, требовалось сделать еще один шаг. И Александр решился на него. В середине февраля 1881 г. (именно тогда Желябов вдруг решил убить императора) Александр объявил, что в августе состоится коронация Екатерины. После того она станет законной императрицей, а их сын Георгий приобретет все права на престол. И лишь от воли Александра будет зависеть, кто после этого станет цесаревичем.

Судьба конституции Лорис-Меликова

     Весьма весомым поводом для убийства Александра II стало не только близившееся с каждым днем изменение порядка престолонаследия. Резкое противодействие встретило и его намерение завершить реформы, начатые отменой крепостного права, созданием некоего подобия парламента.

     Еще в конце 1879 г. брат императора, великий князь Константин Николаевич, председатель Государственного совета, подготовил — вряд ли по своей инициативе — проект закона о созыве собрания представителей дворянских собраний, земств и городских самоуправлений. В начале следующего года, уже вместе с председателем Комитета министров П.А. Валуевым повторил предложение. Однако пик террора, прежде всего взрыв в Зимнем дворце, не позволил вынести проект на открытое обсуждение сановников.

     Вместо того 24 февраля 1880 г. император подписал указ об учреждении Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия. Председателем ее назначил Михаила Тариелевича Лорис-Меликова, боевого генерала, героя последней турецкой войны. Верховная комиссия призвана была подавить революционное движение, терроризм. Лорис-Меликова наделили правами главноначальствующего — начальника полиции и армейских частей столицы и ее окрестностей, поручили ему прямое ведение следственных дел по государственным преступлениям. И напрямую подчинили III отделение, корпус жандармов, контроль за небывало либеральной по духу печатью. Однако его диктатура вошла в историю как «диктатура сердца», не была запятнана кровью.

     Начал диктатор не с устрашения, а с получения одобрения Александра II начать политические реформы, рассчитанные на 5—7 лет. Тогда же Лорис-Меликов сблизился со светлейшей княгиней Юрьевской. Император доверял ему во всем.

     Направленность реформ выразилась в ликвидации 6 (18) августа и Верховной распорядительной комиссии, и III отделения с его корпусом жандармов. Одиозное учреждение преобразовали в департамент полиции МВД. Лорис-Меликов был назначен министром внутренних дел.

     Валуев записал тогда в дневнике: «В публике радуются кончине III отделения. Газеты поют хвалебные гимны графу Лорис-Меликову». Но отметил и иное: «Около графа Лорис-Меликова все более и более сосредоточивается нечто вроде заговора». Под «заговором» глава правительства имел в виду и рост числа сторонников министра внутренних дел, к которым примкнули министр финансов А.А. Абазе, начальник департамента полиции барон Велио, председатель комитета по печати Н.С. Абаза, граф Адлерберг, генерал-адъютант Э.Т. Баранов, и дружбу с Екатериной Юрьевской, и слухи о завершении подготовки того, что получило название конституции Лорис-Меликова. Документа, предусматривавшего введение в Государственный совет выборных все от тех же дворянских собраний, земств, городских самоуправлений и превращение этого, существовавшего с 1810 г. законосовещательного органа империи в законодательный. Почти что парламент.

     Роковым для далеко идущего замысла Лорис-Меликова оказался февраль 1881 г. 5-го числа, на совещании у Александра II, записка, излагавшая суть реформы, была зачитана и обсуждена. И Александр, и Лорис-Меликов хотели утвердить закон 19 февраля, в 20-ю годовщину крестьянской реформы. Однако участники совещания, и прежде всего цесаревич, обер-прокурор Синода Победоносцев, сумели добиться отсрочки.

     И все же 28 февраля Александр, ознакомившись с отредактированным проектом конституции, одобрил его и назначил дату ее утверждения — 4 марта. Если бы не взрыв на Екатерининском канале, страна начала бы жить по новым правилам.

     Слишком многое раздражало и сановников, и цесаревича. Они не желали коронации Екатерины Юрьевской, признания Георгия законным наследником. Столь же не желали в Аничковом дворце и конституции. Не случайно 8 марта 1881 г. Александр III на заседании Совета министров бросил фразу: «Мы все в известной доле виноваты» (в том, что произошло 1 марта). А 21 апреля, на заседании Комитета министров, в последний раз обсуждавшего, точнее — хоронившего проект конституции Лорис-Меликова, категорически заявил, что никогда не допустит «выборного начала».

     В те же дни Победоносцев, пользовавшийся огромным влиянием на Александра III, писал ему: «Прежде всего и немедленно прогоните Лорис-Меликова, прогоните великого князя Константина, прогоните княгиню Юрьевскую».

     Александр III выполнил все, что требовал его наставник. Екатерина Михайловна Юрьевская вынуждена была вместе с детьми уехать в Париж. Там она и умерла, забытая всеми, в 1922 г. Великого князя Константина заставили покинуть двор. Лорис-Меликову пришлось 4 мая подать в отставку.
 
По материалам сайта "Политический журнал"
 
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com