Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / История РПЦ / ПЕРИОДЫ ЦЕРКОВНОГО РАЗВИТИЯ / РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В ХХ ВЕКЕ / Викторианское течение в Русской Православной Церкви. А.Г. Поляков / Глава 5. Позиция епископа Виктора по отношению к церковно-политическому курсу митрополита Сергия (Страгородского) (август 1927 – май 1928 гг.)

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
Глава 5.
 
Позиция епископа Виктора по отношению к церковно-политическому курсу митрополита Сергия (Страгородского) (август 1927 – май 1928 гг.)  
 
Важной составляющей церковной жизни, которая подверглась значительным изменениям в 1920-е – 1930-е гг., вплоть до уничтожения, были иерархические связи. Иерархическое устройство играет ключевую роль в обеспечении нормального существования РПЦ. Через епископов обеспечивается воспроизводство духовенства и, следовательно, совершение таинств. При этом особенно важным является то, что рукоположение духовенства должно проходить канонически правильно. Через литургическое общение епископов друг с другом и с церковным центром обеспечивается единство Церкви и, значит, легальное совершение богослужений во всех общинах. Стабильные взаимоотношения с другими Православными Церквами подтверждают правильность церковной жизни Поместной Церкви. В нормальных условиях иерархические связи осуществляются через каноническое общение местных общин с епископом данной территории. Оно предполагает исполнение его распоряжений и возношение его имени во время богослужения. Аналогично происходит общение и с первенствующим епископом в Церкви – патриархом (митрополитом)[1].
 
Церковный историк митрополит Иоанн Снычев, а за ним и другие авторы, например, М.В. Шкаровский, утверждают, что в конце августа – начале сентября 1927 г. епископ Виктор получил Декларацию митрополита Сергия, однако, будучи не согласен с её содержанием, отправил её обратно митрополиту Сергию[2].
 
Возможно, это наложило определённый отпечаток на принятие радикального решения высшего церковного руководства по вопросу об оценке правомерности действий епископа Виктора на должности архиерея Вотской епархии.
 
К 22 сентября 1927 г. еп. Виктор был переведен на викарную Шадринскую кафедру Свердловской епархии, что означало понижение в должности[3]. Даже в случае, если бы перевод епископа Виктора не был никоим образом связан с его только начавшейся критикой Декларации, на дальнейшее развитие церковного разделения оказал влияние факт отказа его от нового назначения. Епископ Котельнический Никифор, написавший по «горячим следам» в середине 1928 – начале 1929 гг. работу о викторианском «расколе», утверждал, что епископ Виктор выступил против митрополита Сергия в ответ на смещение его с Ижевской и Вотской кафедры[4]. Епископ Сарапульский Алексий ещё в ноябре 1927 г. утверждал, что начавшийся «раскол» связан с притязаниями еп. Виктора на управление Вятской епархии, к руководству которой приступил арх. Павел (Борисовский)[5]. Однако в любом случае свою роль сыграло и содержание Декларации.
 
В период между 23 и 30 сентября 1927 г.[6] во время поездки в г. Глазов[7] управляющий временного Епархиального сове­та протоиерей Александр Серебрянников безуспешно попытался вручить епископу Виктору Декларацию митрополита Сергия[8]. После этой поездки в своём письме к архиепископу Павлу он констатировал, что еп. Виктором уже было составлено и анонимно распространено послание под названием «Мысли православного христианина по поводу послания М. Сергия от 16/29 июля 1927 года»[9].
 
В этом документе еп. Виктор чётко сформулировал своё отношение к новому политическому курсу митрополита Сергия. Цель послания, по его мнению, заключается в том, чтобы:
 
  • Выявить и установить политические настроения и отношения Церкви к Советскому правительству. При этом признавались ошибочными и ложными былые церковно-государственные отношения, а также то, что духовенство, в особенности эмигрировавшее, имело монархические пристрастия и участвовало в контрреволюционных выступлениях. 
  • «Заявить не только о своей впредь лояльности и непричастности к каким-либо выступлениям против Соввласти, но и о внешнем и внутреннем объединении с нею против ея Заграничных и внутренних врагов, как своих собственных, т.е. как врагов Православной церкви». Как предполагалось митр. Сергием, в результате должны были окончиться репрессии против духовенства и состояться легализация Церкви, которая будет свободно развивать свои духовные интересы.

На поставленный самим же вопрос о том, как относиться верующим к Декларации, еп. Виктор ответил, что поскольку этот документ втягивает Церковь в решение земных задач и тем самым неизбежно толкает её на путь новых потрясений и разделений, «требует не только осторожного отношения к себе, но и прямо отрицательного». Это аргументировалось тем, что «изложенное в послание не соответствует истине и действительности: истинная православная церковь всегда должна быть аполитична и духовна, а потому она не была и не может быть ни в какой активной внешней борьбе с Соввластью; духовные же лица могут подвергаться наказаниям или как частные граждане за свои политические преступления вне их отношения к церкви, или как исповедники православной церкви». На наш взгляд, еп. Виктор «не закрывал глаза» на явные антиправительственные документы и настроения высшей церковной власти в начале Гражданской войны, говоря об аполитичности Церкви. Скорее, это было очередной попыткой развести мистическое понимание Церкви как тела Христова, где нет места политике, а есть место только религиозной деятельности (делу о спасению души), от Церкви как организации, которая состоит из людей, связанных экономическими, политическими, социальными общественными отношениями. По мнению еп. Виктора, имеющееся в Декларации стремление к политическому объединению Церкви со светской властью есть поступок врагов «Креста Христова», поскольку вместо «жительства на небесах» мыслят о земном, т.е. политике.  
 
Епископ Виктор считал, что объединение Церкви и светской власти на почве духовных интересов и нужд принципиально невозможно, так как «взгляды на жизнь у истинной церкви и у Соввласти диаметрально противоположны друг другу. Цели деятельности Соввласти исключительно материально-экономического направления, внешне моральны и чужды веры в Бога, а цели деятельности церкви – исключительно духовно-нравственны, и через веру в Бога выносят человека за пределы земной жизни для достижения вечных небесных благ». Вследствие этого, как утверждал еп. Виктор, взаимоотношения Церкви и всякого государства должны строиться только в плоскости гражданского долга и обязанности на почве отделения Церкви от государства. Для этого не нужно никакой политической солидаризации[10] (см.: приложение №5).
 
В период до октябрьского письма еп. Виктора к митрополиту Сергию появилось дополнение к «Мыслям православного христианина». В этом документе еп. Виктор в полемической форме ещё определённее характеризует послание митр. Сергия: «Декларация есть явная для всех измена вечной истине, и потому по своей погибельности не меньшая, а большая, чем ересь или раскол. …И прежде всего здесь вынесено открытое пред всем миром осуждение Церкви Христовой, которая в действительности всегда была во всем свята и чиста как голубица, не имея в себе скверны или порока, или что-либо подобного (Еф. 5, …), и которая ныне отдана на посмеяние «внешним», как злодейка, как преступница, как изменница своему бессмертному жениху Христу, вечной истине, вечной правде».
 
Вместе с этим еп. Виктор, как и в предшествующем документе, особо подчеркнул, что противники Декларации вовсе не должны являться врагами советской власти. Верующие должны исполнять свои обязанности перед гражданской властью «не только из страха, но и по совести».
 
Особого внимания заслуживают рассуждения еп. Виктора о правомочности деятельности митр. Сергия и его Синода и должном к ним отношении. По его мнению, Синод не является органом церковного правления. Просто при временном заместителе патриаршего местоблюстителя митр. Сергии имеются помощники архипастыри. Они для простоты и названы Синодом. Сам же митр. Сергий, по мнению еп. Виктора, является только «домоуправителем», поставленным патриаршим местоблюстителем митр. Петром. Если последний  найдёт, что «домоуправитель» оказался «неправедным», то вполне может отнять у митр. Сергия его временную должность. «Мы же думаем, что подписавшим послание необходимо сознать свою ошибку, принести покаяние и получить должное от Благодати Божией разрешение в содеянном, а пока не выяснено окончательное ожесточение сердец их (М… 18, 15-17). Мы не должны прерывать с ними единения (в смысле поминовения) ради экономии, но быть лишь на страже – бдительности в  отношении их действий и распоряжений»[11] (см.: приложение №6).
 
В октябре 1927 г. в своём письме к митрополиту Сергию в почтительном и дружелюбном тоне епископ Виктор остерегал заместителя патриаршего местоблюстителя от продолжения действий, наносящих вред Церкви и потенциально являющихся причинами «великого раскола», от которого не спасёт даже собор. Он особо подчёркнул, что своим письмом он никоим образом не хочет обидеть митр. Сергия. Вместе с тем еп. Виктор констатировал факт того, что отношение верующих в связи с появлением Декларации к заместителю патриаршего местоблюстителя изменилось в диаметрально противоположную сторону. Он сообщил о том, что если ранее митрополит Сергий воспринимался в качестве «кормчего», на которого возлагались большие надежды, то теперь произошла перемена, и «мы снова остались без руководителя и защитника от нападающих на нас». Вследствие этого многие территории страны встали в оппозицию Сергию, среди них Ташкент, Ленинград, Вятка, Пермь. Администрирование митр. Сергия принесла «одно лишь разрушение Церкви», в том числе и Вотской епархии, которую «в угоду «злому гению», из-за корыстных и злобных его целей и происков, а также ради личных вожделений раздробили на пять частей»[12].
 
В период с 28 ноября по 3 декабря 1927 г. еп. Виктор получил ультиматум Синода. В документе под угрозой наказания требовалось представить объяснения, почему он находится в Глазове и вмешивается в церковные дела Вятской епархии[13] (речь об этом пойдёт ниже).
 
В ответ на это[14] 3 (16) декабря 1927 г. епископ Виктор написал второе письмо к митрополиту Сергию. Его содержание в основном повторяют «Мысли христианина» и дополнений к ним, а также предшествующее письмо еп. Виктора к митр. Сергию. В виде тезисов обозначим его основные положения:
 
  1. Декларация является «глумлением над святой Православной Церковью», «предательством Церкви Христовой на поругание «внешним», «отречением от Самого Господа Спасителя». 
  2. Признание Декларации – грех, несравненно больший, чем ересь и раскол, так как «повергает человека непосредственно в бездну погибели, по неложному слову: «иже отречется Мене пред человеки». Это явилось бы «пред Богом свидетельством нашего равнодушия и безразличия в отношении к Святейшей Божией Церкви, Невесте Христовой». 
  3. Антисергианская позиция еп. Виктора является попыткой удержания паствы от соучастия в грехе. Символом этому и послужило возвращение Декларации обратно. Также из-за опасения того, что церковно-административное подчинение митр. Сергию может быть воспринято как одобрение его политики, епископ Виктор считал неприемлемым для себя выполнение распоряжения о своём перемещении на другую кафедру.
  4. Митрополиту Сергию необходимо осознать свой грех и покаяться, в таком случае вся Церковь будет снова его почитать в качестве своей главы. Если же патриарший местоблюститель далее будет воспринимать Церковь только как внешнюю организацию в ущерб сакральной её сущности, тогда верующие отойдут от него и прекратят всяческое общение с ним. «Что пользы, если мы, сделавшиеся по благодати Божией храмами Святого Духа, стали вдруг непотребными, а организацию себе получили? Нет. Пусть погибнет весь вещественный, мир видимый, пусть в наших глазах важнее его будет верная гибель души, которой подвергается тот, кто представляет такие внешние предлоги для греха»[15]
Следует отметить, что тон письма епископа Виктор носит не ультимативный, а весьма доброжелательный характер, митр. Сергию предлагается в первую очередь пересмотреть свои взгляды на Церковь и соответственно на правомерность Декларации.
 
К вышерассмотренному документу было приложено «Письмо к ближним». Здесь более резко и акцентированно по сравнению с предшествующим письмом показаны принципиальные религиозно-политические расхождения во взглядах еп. Виктора и митр. Сергия. На наш взгляд, основной задачей данного приложения было желание еп. Виктора ознакомить митр. Сергия со своими практическими шагами по противодействию курсу патриаршего местоблюстителя. 
 
«Кого предали подписавшие "воззвание" и от кого они отреклись?... – Они отреклись от Святейшей Церкви Православной, которая всегда во всём чиста и свята, не имея в себе скверны или порока, или чего-либо подобного (Еф. 5, 27). Ей они вынесли открытое пред всем миром осуждение, ими она связана и предана на посмеяние "внешним" как злодейка, как преступница, как изменница своему Святейшему Жениху Христу, – Вечной Истине, Вечной Правде. Какой ужас... ныне эта св. Божия Христова Церковь приспособляется на служение интересам, не только чуждым ей, но и даже совершенно не совместимым с её Божественностью и духовной свободой… Какое может быть объединение Церкви Божией с гражданской властью, какой бы она ни была, когда цели её деятельности исключительно материально-экономического направления, и хотя внешне могут быть моральны, но чужды веры в Бога, или даже враждебные Богу. Между тем, цели деятельности Церкви исключительно духовно-нравственны, и через веру в Бога выносят человека за пределы земной жизни для достижения благодатию Божиею вечных небесных благ…
 
Отсюда Церковь Христова по самому существу своему никогда не может быть какой-либо политической организацией, а иначе она перестанет быть Церковью Христовой, Церковью Божией, Церковью вечного спасения. И, если ныне через "воззвание" Церковь объединяется с гражданской властью, то это не простой внешний манёвр, но вместе с тяжёлым поруганием, уничтожением Церкви Православной, здесь совершён и величайший грех отречения от Истины Церкви, какового греха не могут оправдать никакие достижения земных благ для Церкви. Не говори мне, что таким образом у нас образовалось Центральное Управление и образуются местные управления, и получается видимость внешнего спокойствия Церкви, или, как говорит "воззвание", "законное существование Церкви", – это и подобное сему любят говорить и все раньше уловленные врагом диаволом в отпадении от Церкви Православной. Что пользы, если мы сами, сделавшиеся и называющиеся Храмом Божиим (2 Кор. 6, 16), стали непотребны и омерзительны в очах Божиих, а внешнее управление себе получили? Пусть же мы не будем иметь никогда никакого управления, а будем скитаться, даже не имея где главу приклонить... Мы же, други мои, не будем подавать соблазна Церкви Божией, чтобы нам не быть осуждёнными Судом Господним».
 
В этом же письме еп. Виктор обращает внимание читателей на возможную поддержку митрополита Сергия подавляющим большинством верующих, а также на предстоящие преследования официальной церковью исповедников истинной веры. Однако, по мнению еп. Виктора, это вовсе не означает, что взгляды преследуемого меньшинства неправильны, так как аналогичная ситуация была, например, в 1923 г.
 
Рассмотрим формирование церковного управления викторианскими приходами. 9 (22) декабря 1927 г. Глазовское духовное управление (Глазовской епископии Вотской епархии) отказалось признать над собой руководство назначенного митрополитом Сергием епископа Онисима[16]. Оно, заслушав Декларацию и письмо еп. Виктора к митрополиту Сергию, постановило: временно до покаяния и отречения митрополита Сергия от Декларации воздержаться от общения с ним и солидарными с ним епископами; признать епископа Виктора своим духовным руководителем; титуловать епископа Виктора Глазовским и Воткинским. Данное решение предполагалось довести до митр. Сергия, епископа Воткинского Онисима, а также благочинных Глазовской епископии. На протокол Глазовского духовного управления от 9 (22) декабря 1927 г. последовала следующая резолюция епископа Виктора: «Радуюсь благодати Божией, просветившей сердца членов Духовного Управления в сем трудном и великом деле избрания пути истины, Да будет решение его благословлено от Господа, и да будет оно в радость и утешение всей паствы нашей и в благовестие спасения ищущем спасения во Св. Православной Церкви. По постановлению 3-му о переименовании титулования, временно оставить прежнее титулование, Ижевским и Воткинским, до решения сего вопроса Епарх. Съездом»[17]. Последним еп. Виктор подчёркивал свою правомочность на управление Вотской епархией, на которую митр. Сергием был назначен епископ Онисим. Об этом неоднократно говорилось и в письме Виктора неизвестному адресату в Москве от 12 (25) декабря 1927 г.
 
23 декабря 1927 г. митрополитом Сергием и Синодом епископ Виктор был уволен от управления Шадринским викариатсвом и Свердловской епархией, предан каноническому суду епископов, запрещён в священнослужении до соборного суда над ним либо до его раскаяния. Основаниями для этого явились, по мнению Сергия и Синода, следующие действия Виктора: 1) непослушание высшей церковной власти, отказ от назначения; 2) клевета на митрополита Сергия; 3) смута, распространяемая в народе через послания[18].
 
Практически одновременно с начавшимся идеологическим противостоянием еп. Виктора с митрополитом Сергием началась его конфронтация с архиеп. Павлом (Борисовским). Епископ Сарапульский Алексий 24 ноября 1927 г. констатировал, что поводом обострения уже имевших ранее напряжённый характер отношений еп. Виктора и архиеп. Павла стало вступление последнего в начале октября[19] в фактическое управление Вятской епархией[20]. Архиепископ Павел отдал вятскому духовенству распоряжение о прекращении поминовения еп. Виктора за богослужением в качестве временного управляющего Вятской епархией. Четыре церкви г. Вятки отказались это сделать. «Епископ Виктор поддержал их, называя этих непокорных пресвитеров «исповедниками и избранными сосудами благодати божией». На архиерея же Павла Еп. Виктор стал призывать гром и молнию, именуя его распоряжение о непоминовении явным беззаконием и проявлением демонской злобы и т.п., выпустив целую кучу воззваний, распространяющихся по всей Вятской епархии. …Еп. Виктор призвал этих непослушных пресвитеров не подчиняться Епархиальному епископу и в случае запрещения…»[21] 
 
В октябре епископ Виктор, хотя и косвенно, но достаточно ясно обратил внимание вятского архиерея Павла на его неправоту в отношении поддержки митрополита Сергия. Так, 16 октября 1927 г. Глазовское Духовное Управление направило на имя архиепископа Вятского и Слободского Павла переписку между церковно-приходским советом с. Елгани Нолинского уезда и еп. Виктором по поводу раскаяния священника Николая Утробина, с чьим именем было связано распространение обновленческого движения в Вятской губернии. В резолюции епископа Виктора на прошение священника с. Елгани Николая Утробина от 2 марта 1927 г. за №282 было написано: «Священник Николай Утробин знал более, чем кто-либо другой, волю своих православных епископов относительно еретического обновленческого движения и, несмотря на это, все-таки встал во главе этого движения и своею активною деятельностью причинил великую скорбь Вятской православной церкви и её Архипастырям. Всё это он должен сознать сердцем, взвесив всю тяжесть греха, им содеянного, и оплакать себя горькими слезами и исповедать перед народом в проповеди свое бывшее заблуждение с обещанием впредь быть твёрдым, не уклоняться  от истины Св. православной церкви и не входить ни в какое общение с обновленцами как еретиками. Истинное и чистосердечное раскаяние свящ. Н. Утробина да послужит залогом мира и духовного единства его с паствой его…»[22].   
 
Таким образом, в такой символической форме архиепископу Павлу предлагалось подобно Н. Утробину покаяться в отступлении от чистоты православия.
 
Через полтора месяца еп. Виктор открыто призвал к активным практическим выступлениям против архиепископа Павла. Так, 28 ноября (11 декабря)[23] 1927 г. после получения телеграфного сообщения о приезде в Вятскую епархию архиепископа Павла еп. Виктор одному из своих сторонников в г. Вятке послал телеграмму следующего содержания: «Ввиду приезда в Вятку архиепископа Павла необходимо предложить ему принести покаяние и отречение от «Воззвания» как поругания Церкви Божией и как уклонение от истины спасения.  Только при исполнении сего можно входить с ним в молитвенное общение. В случае упорства прекратить поминовение его имени при Богослужении, что допускалось лишь как до его приезда и выявления ожесточения его сердца»»[24].
 
Декабрьские прещения, наложенные митр. Сергием и Синодом на еп. Виктора, своего эффекта не возымели, наоборот, деятельность последнего по распространению своих взглядов активизировалась. Главным образом она была связана со стремлением организовать в Вятской епархии церковную структуру, не подчинённую митрополиту Сергию и архиепископу Павлу. Наиболее ярким проявлением этого было рукоположение и назначение на должности священников для Вятской епархии. Данное явление имело место уже во второй половине ноября 1927 г.[25] В качестве примера приведём рапорт причта Вятской Спасо-Хлыновской церкви Вятской волости к архиепископу Павлу (Борисовскому): «С 3-го сего декабря нов. ст. в нашем приходском храме, без нашего ведома, самовольно начал служение неизвестный нам священник и продолжает служение и до сего времени. По телеграмме, адресованной от Епископа Виктора священнику, служащему в настоящее время в Хлыновской церкви, выяснилось, что имя его Александр Каныгин. Члены приходского совета словесно сообщали нам, что он послан Епископом Виктором»[26]. Рукоположения и назначения на должности священников для Вятской епархии осуществлялись еп. Виктором регулярно[27].
 
Епископ Виктор вёл обширную и в отдельных случаях достаточно регулярную переписку со своими сторонниками. Так, 29 января 1928 г. почтовым отправлением[28] в церковь с. Камешницы Халтуринского уезда было послано обращение к духовенству и верующим православных под названием: «Призыв Христианина!»[29]. Приведём его содержание.
 
«Обращение пастырям и пасомым православных церквей и приходов.
 
Братия христиане!
 
Великое испытание постигло нашу православную русскую церковь, и это испытание много опаснее ранее бывших. живоц обновл. григориан. Доселе бывший православным нижегородский митрополит Сергий, а с ним и все Архипастыри, составляющие их т. наз. Патр. Синод.  
 
Призыв Христианина
 
Прошло почти 4 года с тех пор, как Богу угодно было взять от нас нашего кормчего Православной церкви, Свят. Патриарха Тихона. Великую утрату понесла Российская Православная Церковь, но ещё более это стало проявляться, когда явились внутри церкви лица, старающиеся возглавием церкви и заняться ея переустройством, применительно к современному положению. Враг рода человеческого – Диавол – вложил в сердцах гордых лиц – архипастырей церкви, возгордились ещё более и стали решать судьбу церкви. Это была первая сеть для уловления православных душ христианских и увлечение их от пути паствы, но сеть эта оказалась довольно толстой и видимою даже невооружённым вероучением истинным глазам. Видя неправоту и лживость, народ не пошёл в эту сеть, и хитровыдуманный план обновленцев был разоблачён.
 
Враг не дремал, он уловил душу и помышления Арх. Григория (Екатеринбург). Он воспротивился церковным законоположением и, захватив власть руководителя российской православной церкви, организовав Синод,  взялся за устройство церкви. … Это лжеучение было скоро облечено и прошло в область предания почти безболезненно для русской церкви. Враг не дремлет и сейчас»[30].      
 
28 февраля и 8 марта 1928 г. еп. Виктор отправил ещё два письма церковному совету и причту с. Коршика Халтуринского уезда.
 
«В ответ на присланное письмо ваше посылаю вам своё письмо, которое поможет вам осознать пагубность лести новых отступников. Из письма Вы увидите и ошибочность вашего мнения о нарушении канонов исповедниками православной веры.
 
Помнится мне, вы неосторожно самовольно приняли к себе без благословения епископа на должность священника К. Андреева. Трудно вам теперь смириться и исправить свою ошибку, а без смирения как Вы воспримите благодать Божию, просвещающую человека. Хотя молитвенно желаю вам спасения.
 
Относительно обвинения меня вами и разных недоразумений, изложенных в письме вашем, я мог бы разъяснить вам всё устно, если кто-либо из вас приедет ко мне.
 
Мир Вам от господа. Любящий всех вас любовью во Христе Епископ Виктор. 8.III 1928 г.»[31].  
 
«Отцы и братие!
 
От имени Приходского Совета Вашей Церкви я получил бумагу, относящуюся к выяснению теперешнего положения в Российской Прав. Церкви. Тщательно и основательно разработано все, с увлечением написано. Видно, что досточтимый о. Константин постарался, но ведь он также постарался и в прошлом годе, когда послали свои «документы» Григориане. Я же насколько мог тоже разобрался тщательно, но побоялся увлечься «философиею и тщетною лестию, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христе»…, а потому и поступил так, как поступил.
 
Чтобы не были голословны мои мнения, посылаю Вам прилагаемую при сём бумагу «акт об отделении от М.С. Яросл. Еп» и прочее. Почитайте и простите многогрешного иерея Иоанна Р. 1928 г. Февр. 28 д.»[32].
 
Продвижение взглядов еп. Виктора осуществлялось через распространение среди духовенства и верующих посланий, писем епископа, поездок специальных уполномоченных от приходов в г. Глазов[33]. Среди населения, по сохранившимся сведениям, хождение имели следующие документы еп. Виктора: «Мысли православного христианина», «Послания к пастве», «Письмо к епископу Авраамию», «Ответы еп. Виктора на 15 вопросов ОГПУ», «Послание к пастырям» и др.[34]
 
Особого внимания требует рассмотрение вопроса о распространении взглядов епископа Виктора среди ленинградских антисергиан. По сведениям Л.Е. Сикорской со ссылкой на архив УФСБ Санкт-Питербурга и Ленинградской области, письма еп. Виктора[35], а также другие документы широко распространялись среди верующих и духовенства, о чём сообщал в своём донесении в Москву 17 марта 1928 г. начальник Ленинградского ОГПУ. О распространении воззваний еп. Виктора в своих показаниях во время следствия в 1931 г. говорил С.А. Левицкий[36]. Однажды через неизвестную женщину С. Левицкий получил пакет с печатными воззваниями еп. Виктора, которые он показал священнику Филофею Полякову. Об этом Левицкий впоследствии дал такие показания: «В это время я уже сам примкнул к этой организации. Поляков, посмотрев эти бумаги Виктора, сказал, что это надо кое-кому показать». Позднее они отправились в церковь Св. Николая, где настоятелем был Викторин Добронравов. Во время встречи было решено воззвания епископа Виктора «размножить на пишущей машинке». Полученные копии были позднее распространены С. Левицким[37].
 
Сохранившиеся в Центральном государственном архиве Удмуртской Республики письма С.А. Левицкого, примерно относящиеся к началу января 1928 гг., дают представление о социально-психологической атмосфере в Ленинграде, связанной с восприятием церковно-политического курса митр. Сергия, а также о влиянии еп. Виктора на антисергианские взгляды лидера иосифлянства архиепископа  Дмитрия Гдовского. Так, в одном из писем С.А. Левицкий пишет в г. Глазов Марии Николаевне Томиловой[38]:
 
«Здесь творится в церковных делах ужасное, так что и праздник не праздник. Одни подводят других. Шесть епископов подали декларацию М. Сергию с требованиями изменения действия и реорганизации синода, а также удаления оттуда Архиеп. Алексия и М. Серафима Тверского. Сергий ответил на все пункты отрицательно. В прошедший понедельник собрались, Еп. Дмитрий завил о неправильных действиях М. Сергия, другие заявили о своей к нему солидарности, но на другой день стали бить отбой. Еп. Григорий приносит письменное покаяние, Арх. Гавриил – словесное, Серафим едет в Москву и там раскается, а Еп. Стефан и Сергий заявляют о своём невмешательстве, остался один Дмитрий, духовенство стало делиться, до 10 священников остались выброшенными, а Еп. Дмитрий сидел сложа руки. В четверг я его спросил в беседе, что Вы предпринимаете, да вот понёс на Еп. Виктора, он положил начало, вот наша с ним связь? Да только вот получил эти бумаги, показал печатное воззвание и постановление Глазовского духовенства православного с резолюцией и больше ничего. Поехал в Гатчино, там собрание, он испугался, и вот начался отлив, несколько приходов потерял. В Михайловском соборе в воскресенье был скандал наст. прот. прогнали свящ. помин. Дмитрия, народ требует от него обращения, а то сидеть дома. Я пошёл к нему и на этот раз наговорил же ему. Ну дело совсем плохо, во всём советуется с монахиней, на понедельник осталось не больше шести (м.б. восьми, поскольку цифра, принимая нами за 6, пропечатана неразборчиво – А.П.) человек священников и протоиереев, ещё есть кой-какие надежды, но едва ли можно надеяться на их осуществление при том положении, в которое поставил себя…[39]. Как у тебя дела, что нового предпринимает Еп. Виктор»[40].
 
В другом своём письме С. Левицкий сообщил о том, что шесть епископов, отколовшихся от митр. Сергия, принеся покаяние, вернулись к нему, а еп. Дмитрий, единственный из оставшихся оппозиционеров высокого ранга, надеялся только на поддержку еп. Виктора[41].  
 
Итак, церковно-политические взгляды еп. Виктора оказали определённое влияние на становление ленинградской оппозиции к церковно-политическому курсу митр. Сергия.
 
Вернёмся к развитию идеологии викторианства. 15 января 1928 г. в своём письме еп. Авраамию епископ Виктор в полемической форме продолжает развивать свои взгляды об отпадении митрополита Сергия от Церкви: «Вне Православной Церкви нет благодати Божией, а следовательно, нет и спасения, нет и не может быть истинного Храма Божия, а есть просто дом по слову Василия Великого. По моему же мнению, храм без благодати Божией делается местом идолопоклонства, и самые святые иконы, оголенные от животворящей их благодати Божией, делаются мертвыми досками – идолами». Тем самым Виктор заявляет о безблагодатной, то есть, по сути, еретической сущности сергианской Церкви.
 
Далее в письме еп. Виктор неоднократно возвращается к вопросу о различном понимании сущности Церкви. Он пишет: «Мы с детской простотой веруем, что Сила Церкви не в организации, а в благодати Божией, которой не может быть там, где нечестие, где предательство, где отречение от Православной Церкви хотя бы и под видом достижения внешнего блага Церкви… Его (митрополита Сергия – А.П.) заблуждения о церкви и о спасении в ней человека мне ясны были еще в 1911 г., и я писал о нем в старообрядческом журнале, что придет время, и он потрясет Церковь. Так оно и вышло. И нам нужно принять все меры, чтобы сохранить и оградить овец Православной Церкви от новой лести. И это не мы одни к этому стремимся, а с нами собор Соловецких епископов, с нами великое множество рабов Божиих».
 
По сравнению с предшествующими вышерассмотренными документами в этом письме еп. Виктор значительно жёстче обвиняет митр. Сергия в разрушении Церкви: «Здесь систематическое, по определенному обдуманному плану, разрушение Православной Русской Церкви, стремление все смешать, осквернить и разложить духовно. Здесь заложена гибель всей Православной Церкви. Ведь здесь и явное извращение Церкви существа, а именно: сознательное приспособление Ее – Небесной Христовой Невесты, служение злу, ибо мир во зле лежит». … «Что за безумие! Убийством Церкви выявлять свою  лояльность». … «Поистине эти злоумышления против Церкви не от  человека, а от того, кто искони был человекоубийца, и кто жаждет вечной погибели нашей, слугами кого и сделались новые предатели, подменив самую сущность Православной Христовой Церкви: они сделали ее из небесной – земною и превратили из благодатного союза в политическую организацию».  
 
В письме к еп. Авраамию епископом Виктором было заявлено о неправомочности деятельности митр. Сергия, так как последний якобы превысил свои полномочия. Митрополит Петр не благословил ни «Синода», ни «воззвание», ни курса митрополита Сергия. Поэтому, по мнению еп. Виктора, возникла оппозиция с целью отстранения митр. Сергия и его Синода от церковного управления[42].
 
Епископ особо подчёркивал, что верующие, не поддержавшие Сергия, не раскольники, так как не отвергают ни митрополита Петра, ни митрополита Кирилла, ни Святейших Патриархов; они сохраняют все вероучения и церковное устроение.
 
Другой аргумент еп. Виктора против обвинения его в создании раскола – аналогичная ситуация уже была в 1923 г. со стороны обновленцев – предателей Церкви против истинных исповедников. Теперь те же лица снова обвиняют в расколе. По мнению владыки, принципиально митр. Сергий не лучше обновленческого лидера Антонина Грановского.
 
Владыка Виктор, опираясь на опыт борьбы с обновленческим расколом, утверждал, что оплотом Церкви ранее являлись епископы, связанные со своей паствой, и приходские советы. В настоящее же время «новые враги Православия» целенаправленно повели деятельность по уничтожению связей между епископами и паствой путём систематического смещения архиереев со своих кафедр. Вместе с тем для того, чтобы новые епископы могли беспрепятственно назначать на должности священников своих ставленников, идёт политика по уничтожению активности и значения мнения церковных советов.  Всё это в конечном итоге приведёт к разложению веры и упадку религиозной жизни. 
 
18 января 1928 г.[43] епископ Виктор (Островидов) в г. Вятке в виде ответов на вопросы ОГПУ обобщил и систематизировал свои предшествующие высказывания и наиболее чётко сформулировал своё кредо в отношении Декларации митрополита Сергия. В тезисной форме основное содержание его ответов можно свести к следующим положениям:
 
  1. Появление в Церкви нового течения, платформой которого является Декларация, с религиозной точки зрения вызвано принципиальным экклесиологическим заблуждением митр. Сергия о спасении. С гражданской позиции, появление Декларации вызвано желанием иерархов избавиться от контрреволюционного прошлого, или, по меньшей мере, сочувствия дореволюционному порядку. 
  2. Новое церковное течение смотрит на спасение как на естественное нравственное совершенствование человека, а для этого необходима внешняя организация. Вследствие этого заблуждения митр. Сергий воспринимает Церковь как политическую организацию. Первоначально советская власть в определенной мере была неприемлема, поскольку стесняла внешнее положение Церкви, поэтому часть иерархов оказала противодействие правительству. Потом же иерархи через Декларацию осознали бесполезность своей антиправительственной деятельности. Сам же еп. Виктор на первый план ставил мистическое содержание Церкви, которая является «домом вечного благодатного спасении» для верующих, а не внешней политической организацией, которой, по сути, является государство. Еп. Виктор утверждал, что Церковь как политическая организация возможна только как подсобное орудие светской власти, что и имело место до Октябрьской революции. Однако это, по мнению владыки, не является нормальным, так как государство определяет внешнюю жизнь, а Церковь – исключительно духовные нужды верующих. В связи с этим вполне логичным выглядит заявление еп. Виктора о его радости по поводу принятия декрета советской власти об отделении Церкви от государства.
  3. Синод появился без одобрения патриаршего местоблюстителя Петра. Созвав Синод, митр. Сергий превысил свои полномочия, так как вместо временного «присмотра за некоторыми нуждами Церкви» занялся её переустройством. По мнению еп. Виктора, Синод извратил существо Церкви, стремясь её консолидировать со светской властью. Поэтому владыка призывал верующих отрицательно относится к Синоду и его платформе.
  4. Политическая платформа верующих к существующей гражданской власти должна основываться на базе духовных, а не земных интересов. Правильные отношения к власти указаны в слове Божьем: 1) не нужно мешать церковное с гражданским; 2) отношение должны быть искренними; 3) жизнь верующего должна быть построена так, чтобы не давать и повода для обвинений в политических преступлениях. 
  5. Еп. Виктор признавал, что такие принципы социалистической революции, как помощь бедным и угнетенным, являются истинными. С фактом свершившийся революции владыка примирился, несмотря на то, что он по своим религиозным убеждениям является сторонником эволюционного развития общества. Создание и укрепление Советского государства еп. Виктор считал справедливым, однако с оговоркой, что если его укрепление окончательно не стеснит репрессиями православную веру.
  6. Противостояние новому церковному течению является индивидуальным делом, так как касается личного спасения своей души каждым верующим. Оно заключается в отказе от духовного руководства над собой митр. Сергия, потому что он сошёл с пути спасения. В отношении подчиненных еп. Виктору, как он сам утверждал, он не применял и не планировал применять никаких репрессивных мер по поводу случившегося церковного разделения. Сам он предполагал держать себя обособленно от Синода до тех пор, пока к церковному управлению фактически не вступит митр. Пётр либо митр. Кирилл. Отметим, что, несмотря на применение следователем в семи вопросах термина «борьба» по отношению к новому церковному течению, еп. Виктор избегал его употребления. Привлечение сторонников на свою сторону осуществлял под лозунгом: «Православная Церковь – есть единственная благодатная Церковь, в которой благодатию Божией и совершается наше вечное спасение от этой жизни-погибели. Отпадение от неё (обновленцы), извращение существа её (синодалы) лишают человека этой благодати спасения». 
  7. Еп. Виктор утверждал, что противостояние его сторонников митр. Сергию не должно выходить за рамки Церкви. В случае если всё же поведение викториан станет носить антиправительственный характер, он лично выступит на стороне правительства, чтобы успокоить верующих и доказать свою лояльность к светской власти (см.: приложение №8)[44].
28 февраля / 13 марта 1928 г. епископ Виктор написал «Послание к пастырям». Стержнем этого документа явилась мысль о том, что в ситуации, когда Церковь «продаёт» свою духовную свободу и становится орудием в руках правительства для достижения своих политических целей,  исповедники веры становятся государственными преступниками. Поэтому для митрополита Сергия всякий священнослужитель, выступивший даже словесно против светской власти в попытке защитить «истину божью», есть враг Церкви. На примере почитаемых РПЦ святителей, не побоявшихся выступить на защиту «истины» против светской власти и церковной администрации, Виктор призвал пастырей встать на путь «исповедничества»[45].
 
В период с января по март 1928 г. еп. Виктор пишет послание[46], в котором он заявил о прекращении молитвенного общения с митр. Сергием (Страгородским) – «еретиком и антицеркоником», «открытым отступником от Бога»[47].
 
30 марта в ОГПУ было принято решение об аресте епископа Виктора и доставке его в Москву. 4 апреля он был арестован и доставлен в тюрьму г. Вятки, где 6 апреля ему было объявлено, что он находится под следствием[48]. Поводом для дальнейшего осуждения еп. Виктора явилось его «Послание к пастырям». Одна из основных тем вопросов московского следователя еп. Виктору было выяснение содержания понятия «исповедничество», используемого владыкой в «Послании к пастырям». Еп. Виктор, утверждал, что в его понимании «исповедничество» есть «твердость в вере и мужество в своих убеждениях, несмотря на соблазны, материальные лишения, стеснения и гонения». Оно, по мнению владыки, как выступление против светской власти, возможно только в случае, если таковая первой употребляет насилие над верой. При этом сам факт страдания за веру и будет являться исповедничеством, исключительно носящим пассивный характер. Путь исповедничества как реакция на притеснения светской власти был бы более правильным, чем принятие Декларации (см.: приложение №9)[49].
 
В мае 1928 г. следствие в отношении Виктора Островидова было закончено и ему было предъявлено обвинение: «...епископ Виктор Островидов занимался систематическим распространением антисоветских документов, им составляемых и отпечатываемых на пишущей машинке. Наиболее антисоветским из них по содержанию являлись документы: послание к верующим с призывом не бояться и не подчиняться сов. власти как власти диавола, а претерпеть от нее мученичество, подобно тому, как терпели мученичество за веру в борьбе с государственной властью митрополит Филипп или Иван, так называемый «креститель». Второй документ составлял воспроизведение допроса в Вятском ОГПУ того же Островидова. Островидов признал, что распространял свои послания по всему СССР, что он действительно является их автором»[50].
 
18 мая 1928 г. Особое совещание при коллегии ОГПУ приговорило еп. Виктора к трём годам заключения в концлагерь. Отбывал наказание владыка в Соловецком лагере особого назначения. В 1929 г. им было написано прошение с просьбой о досрочном освобождении. Однако Коллегия ОГПУ в просьбе ему отказала. 4 апреля 1931 г. закончился срок заключения еп. Виктора, а уже 10 апреля 1931 г. он был приговорён к высылке в Северный край на три года. В ссылке ему была определена д. Караванная на левом берегу р. Печоры, вблизи районного центра Усть-Цильма Коми области[51].
 
13 декабря 1932 г. еп. Виктор был арестован по подозрению в участии в монархической контрреволюционной группировке, члены которой проживали на территории Усть-Цильмского района и под видом «религиозных предрассудков» вели контрреволюционную работу против мероприятий советской власти[52]. Всего было привлечено к ответственности 12 человек. По версии следствия, указанная группировка имела организационную связь с аналогичной организацией, находящейся в г. Архангельске, и к моменту своей ликвидации ею было осуществлено: «а) активная антисоветская агитация, направленная к срыву всех проводимых Сов. властью мероприятий; б) широко развёрнутая, организованная путём сбора среди верующих добровольных пожертвований материальная помощь адм. ссылке; в) расширение состава группировки за счёт вовлечения в а/с работу адм. ссылки, кулачества и пр. АСЭ деревни; г) агитация за бойкотирование распоряжений местных органов; д) распространение провокационных слухов»[53]. Инициатором и руководителем контрреволюционной группировки была признана Поварова Екатерина Ивановна. Епископу Виктору наряду с другими рядовыми пятью членами группировки были предъявлены обвинения в том, что: «а) являлись активными участниками к-р группировки адм. ссыльного духовенства и церковников в с. Устьцильме; б) принимали участие в проводимых руководством группировки групповых сборищах, где вырабатывались общие методы и тактика к-р работы; в) вели в массах крестьянства повседневную а/с агитацию, направленную к срыву проводимых Соввластью мероприятий; г) с целью укрепления пораженческих настроений распространяли провокационные слухи о неизбежности войны и гибели Соввласти. Три человека, в том числе еп. Виктор, вину не признали, двое признали, один признал частично. Упомянутые шесть человек содержались отдельно от других фигурантов по делу, в том числе и от двух священников членов «руководящего ядра» группировки, давших основные «обличительные» показания, используемые следствием против обвиняемых[54].
 
Следует указать, что в обвинительном заключении не содержится каких-либо сведений, указывающих вообще на какие-либо конкретные факты антисоветской деятельности еп. Виктора, например, высказываний. По всей вероятности, обвинения против еп. Виктора основывались на показаниях одного из двух членов «руководящего ядра» о том, что «ко времени ареста безусловными членами нашей к-р группировки надо считать… Островидова…»[55].
 
Сам еп. Виктор в протоколе допроса от 22 декабря 1932 г. указал, что он по своим религиозным убеждениям является последователем патриарха Тихона и не признаёт обновленчества и сергиевщины. Также отметим, что еп. Виктор в протоколе допроса в графе «Род занятий (последнее место службы и должность)» указал: «Место службы г. Вятка должн. (епископ). В графе «Местожительство (постоянное и последнее) написано: «Г. Вятка жил до ареста, последнее в ссылке с. Устьцильма т.г. же р-на обл. Коми»[56]. В графе «Партийность и политические убеждения» указано: «Б/п., аполитичен»[57].
 
10 мая 1933 г. вновь приговорён к трём годам ссылки в с. Нерицу в том же Усть-Цильмском районе, где и скончался 2 мая 1934 г.[58]
 
Итак, епископ Виктор (Островидов) – первый из иерархов, кто открыто выступил против церковно-политического курса митрополита Сергия, направленного на безоговорочную легитимацию светской власти и её политики. Он увидел в этом ущерб внутренней духовной свободе Церкви, вынужденной вновь следовать за прагматическими интересами светской власти вместо того, чтобы придерживаться принципов аполитичности при условии признания и подчинения правительству. Антисергианская позиция еп. Виктора была подхвачена и популярна среди широких слоёв верующих, духовенства, части иерархов.  
 
© А.Г. Поляков
 
Материал из книги - Поляков А.Г.Викторианское течение в Русской Православной Церкви. – Киров, 2009
 
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 25 июля 2014 г.
 
 
 
                                                         
 Примечания



[1] Беглов А. В поисках «безгрешных катакомб»… – С.207.
[2] См.: Снычев Иоанн, митрополит. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов XX столетия – григорианский, ярославский, иосифлянский, викторианский и другие, их особенности и история. – Сортавала, 1993. – С.238; Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. – Спб., 1999. – С.50.
Укажем на некоторые нуждающиеся в уточнении моменты в определении хронологии вышеуказанных событий. Так, Иоанн Снычев пишет, что наряду с еп. Виктором этот документ, предназначенный для оглашения среди верующих, был получен и в Вятской епархии. Однако в Вятке первая неудавшаяся  попытка распространить Декларацию относится к началу августа, а вторая – к периоду между 23 и 30 сентября 1927 г. В августовских документах о порицании митр. Сергием и Синодом еп. Виктора за его неправомочные действия нет и упоминания на отказ епископа Вотского принять и распространить Декларацию. Хотя, на наш взгляд, последнее являлось бы более веским проступком (как минимум имеющим более громкий возможный общественный резонанс) по сравнению с административными «перегибами» Виктора, что никак не могло бы пройти незамеченным со стороны митр. Сергия. Возможно, Декларацию для распространения еп. Виктор, как самостоятельный архиерей, получил раньше, чем во второй раз этот документ был прислан в Вятку своим епархиальным архиереем Павлом (Борисовским), либо это произошло позднее.
[3] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.17. – 1об.
[4] ВЕА. – Ф.28. – Оп.1. – Д.3. – 1-91
[5] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.123. – Л.95-96.
[6] Возможно, в начале октября, так как в использованных документах имеется путаница в отношении применяемого стиля летоисчисления.
[7] Цель поездки – приёмка (по поручению архиеп. Павла) от еп. Виктора дел, связанных с временным управлением Вятской епархией. 
[8] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.17. – 1об.,6об.
[9] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.17. – 6об.
[10] ГА КО – Ф.237. – Оп.77. – Д.304. – 2-2об,4.
[11] ГА КО – Ф.237. – Оп.77. – Д.304. – 4-4об.,3-3об.
[12] Акты Святейшего Тихона… – С.532-533.
[13] Снычев Иоанн, архимандрит. Материалы по Иосифлянскому расколу. Машинопись. Кн.1. – С.191 (библиотека МПДА).
[14] Снычев Иоанн, архимандрит. Материалы по Иосифлянскому расколу… – С.191.
[15] Акты Святейшего Тихона… С.545-546.
[16] Документ о принятии новым архиереем управления Воткинской епархии датируется 2 (15) декабря 1927 г., то есть совпадает со временем предъявления вышеуказанного ультиматума епископу Виктору со стороны Синода.
[17] Снычев Иоанн, архимандрит. Материалы по Иосифлянскому расколу… – С.193.
[18] Акты Святейшего Тихона… – С.606.
[19] Конец сентября по старому стилю.
[20] Напоминаем, что до этого временно управляющим Вятской епархией был еп. Виктор.  
[21] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.123. – Л.95-96.
[22] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.175-175об.
[23] Шкаровский М. Иосифлянство… – С.51-52.
[24] Шкаровский М. Иосифлянство… – С.51-52; Снычев Иоанн, архимандрит. Материалы по Иосифлянскому расколу…  – С.190.
[25] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.123. – Л.95-96.
[26] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.72.
[27] См. напр.: ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.62,98-98об.,153; ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.67. – Л.6-6об. Подробнее об этом смотрите в следующем параграфе.
[28] Документ представляет собой почтовую карточку. На штемпеле значится дата: «29.1.1928 г. Москва». Адресат: «п/я Коршик Вятская губ. Халтуринского уезда с. Камешница». Следует отметить, что на почтовом штемпеле отправителя из-за нечёткости оттиска возможно, что цифра, принятая нами за 1, является 4.
[29] Данное письмо является анонимным. Однако исходя из схожести почерка и стилистики мы предполагаем, что, несмотря на то, что местом отправления письма является г. Москва, автором его мог быть епископ Виктор[29]. В пользу этого указывает то, что само название обращения, созвучное с наименованием первого документа еп. Виктора «Письмо христианина!». Другой аргумент. В начале 1928 г. с таким обращением к духовенству и верующим в Вятской губернии, кроме еп. Виктора, имеющего с причтом этой церкви довольно регулярную (как до, так и после этого случая) служебную переписку, вряд ли мог быть посторонний для Вятки епископ. Кстати, в церкви с. Камешницы в конце 1927 – начале 1928 г. имели место столкновения внутри причта по вопросу о признании правильности позиции митрополита Сергия или епископа Виктора. Вскоре приход поддержал еп. Виктора. В пользу нашей версии авторства данного письма указывает и последующая переписка, направленная на укрепление своих позиций в данном приходе. 
[30] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8263. – Л.48-48об
[31] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.67-67об.
[32] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.68-68об.
[33] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.1. – Л.25-27; ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.61об.; ГАСПИ КО. – Ф.6779. – Оп.7. – Д.Су-8585.Т.1. – Л.84; ГАСПИ КО. – Ф.6779. – Оп.1. – Д.Су-499. – Л.157-158.
[34] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10146. – Л.3об.
[35] Документы имели хождение далеко за пределами Вятского края, например, в г. Ленинграде.
[36] Уроженец Вятской губернии, слушатель богословских курсов, регент церковного хора, секретарь двадцатки церкви Михаила Архангела г. Ленинграда.
[37] Священноисповедник Димитрий, архиепископ Гдовский. Сподвижники его и сострадальцы. Жизнеописания и документы / Сост. Л.Е. Сикорская. – М., 2008. – С.153.
[38] Прислужница еп. Виктора.
[39] По-видимому, речь идёт о епископе Гдовском Дмитрии (Любимове).
[40] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.129. – Л.245.
[41] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.129. – Л.245.
[42] Снычев Иоанн, архимандрит. Материалы по Иосифлянскому расколу… – С.195-198.
[43] Позднее им по памяти будут восстановлены его ответы на вопросы ОГПУ и достаточно широко распространены среди верующих. См.: Центральный архив ФСБ России. – Арх. №Р-29722. – Л.7.
[44] Ответы Епископа Виктора Островидова на 15 вопросов ОГПУ по поводу «воззвания» митрополита Сергия от 29 июля 1927 г. // ВЕА. – Материалы по вопросу о канонизации епископа Виктора (Островидова).
[45] Священноисповедник Димитрий, архиепископ Гдовский… – С.403-408.
[46] Точной датировки этого документа на настоящий момент нет. Мы склонны считать, что этот документ появился в марте 1928 г., поскольку он логически подводит итог всех предшествующих посланий 1927-1928 гг., на это же указывает и сам еп. Виктор. Последний же из известных нам его документов значится за датой 28 февраля 1928 г.
[47]Акты Святейшего Тихона… – 634.
[48] Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Кн. 4. – Тверь, 2000. – С.139; Житие исповедника Виктора… – С.30.
[49] ЦА ФСБ России. – Арх. №Р-29722. – Л.8-9; Житие исповедника Виктора, епископа Глазовского, викария Вятской епархии. // ВЕА. – Материалы по вопросу о канонизации…  Использованный документ примечателен тем, что в нём содержатся обширные цитаты (с соответствующими ссылками) из материалов следственных дел, хранящихся в центральном и региональных архивах ФСБ в отличие от изданного «Жития…».
[50] Центральный архив ФСБ России. – Арх. №Р-29722. – Л.14.
[51] См. также: Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники… – С.144; Житие исповедника Виктора... – С.36.
[52] Архив УФСБ РФ по Республике Коми. – Арх. № КП-4812. – Л.77.
[53] Архив УФСБ РФ по Республике Коми. – Арх. № КП-4812. – Л.140.
[54] Архив УФСБ РФ по Республике Коми. – Арх. № КП-4812. – Л.142-148,150-155.
[55] Архив УФСБ РФ по Республике Коми. – Арх. № КП-4812. – Л.143-144.
[56] Архив УФСБ РФ по Республике Коми. – Арх. № КП-4812. – Л.103-104.
[57] Архив УФСБ РФ по Республике Коми. – Арх. № КП-4812. – Л.103 об.
[58] Дамаскин (Орловский), игумен. Мученики, исповедники…– С.146,153; Житие исповедника Виктора... – С.40-42.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com