Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы

 
 
 
 
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени», проходившей с 30 сентября по 2 октября 2020 года
 
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
 
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
 

 
 
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Глава 4. Виктор (Островидов) – епископ Ижевский и Вотский (1926 – лето 1927 г.)  
 
 
Викарная епископская кафедра в Ижевске была открыта 28 июня / 11 июля 1921 г. указом Высшего церковного управления за № 985 с наименованием епископа «Ижевским» и местопребыванием по городу титулатуры[1].
 
Идея образования самостоятельной Ижевской епархии принадлежала, вероятнее всего, епископу Сарапульскому Алексию (Кузнецову), который в ноябре 1923 г. обратился с подобным проектом к Святейшему Патриарху Тихону»[2]. Патриархом подобное преобразование было сочтено несвоевременным. Ходатайствовал епископ Алексий об открытии Ижевской епархии и перед местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Петром (Полянским), однако последний решил оставить всё как есть[3].
 
Реальным двигателем в деле преобразования Ижевского викариатства Сарапульской епархии в самостоятельную кафедру явилось нежелание «непримиримой» части Ижевского духовенства и верующих находиться в церковном подчинении Сарапульскому епископу Алексию. Епископ Алексий и большая часть Сарапульской епархии в августе 1922 г. примкнули к обновленчеству[4], и хотя в 1923 г. после покаяния владыка был принят патриархом Тихоном, часть Ижевского духовенства продолжала считать его «еретиком-живоцерковником». Стремление образовать самостоятельную Ижевскую епархию легло на благодатную почву, превратившись в знамя борьбы «непримиримых» Ижевцев во главе с иеромонахом Аркадием (Григорьевым) с Сарапульским епископом Алексием. Патриарх Тихон как минимум трижды[5] призывал непокорных ижевцев[6] и иеромонаха Аркадия[7] персонально к послушанию своему епархиальному архипастырю своими резолюциями от 22 сентября и 30 ноября 1923 г.
 
Вернувшийся из ссылки епископ Ижевский Стефан столкнулся с двумя взаимоисключающими требованиями: «Встать на каноническую почву и восстановить поминовение епархиального епископа, с одной стороны, и упорным противлением церковным канонам, с другой»[8], что выражалось в нежелании подчиниться правящему архиерею. В частности, иеромонах Аркадий говорил, что «скорее согласится лишиться сана, чем подчинится епископу Алексию»[9].
 
Желая «как-нибудь обойти создавшееся затруднение путем создания отдельного управления»[10], епископ Стефан едет к митрополиту Сергию с ходатайством об открытии самостоятельной Ижевской епархии[11]. Ходатайство имело успех и, учитывая удачное внешнее обстоятельство в виде образования Вотской автономной области, митр. Сергий для умиротворения церковной жизни в Ижевске своим указом от 26 января / 8 февраля 1926 г. открывает в границах Ижевского викариатства самостоятельную епархию с возможностью вхождения в нее и других городов и местностей Вотобласти[12].
 
Это решение было опротестовано Сарапульским епископом Алексием в докладе митрополиту Сергию от 27 апреля 1926 г.[13], да и фактически им не признавалось[14]. Протесту был дан ход, и 5/18 мая 1926 г. митр. Сергий отменяет свое распоряжение от 26 января / 8 февраля 1926 г. об открытии самостоятельной Ижевской кафедры, предоставляя архиерею последней права полусамостоятельного. Сарапульский архиерей имел право вмешивается в дела викариатства (при обычном течении дел) лишь в качестве второй инстанции, и всякие свои распоряжения должен был передавать викариатству через еп. Ижевского [15].
 
После этого решения Высшей церковной власти епископ Стефан, «не находя в себе присутствия духа, чтобы… начать поминовение Правящего Епископа и принуждать к тому же духовенство»[16], добился вначале у митр. Сергия увольнения себя в отпуск, а затем и на покой. Оппозиционное еп. Алексию ижевское духовенство не могло смириться с утратой самостоятельности Ижевской епархии и организовало несколько делегаций к митр. Сергию[17].
 
Результатом встречи двух представителей противоположных ижевских настроений с митр. Сергием явилось послание митрополита от 4/17 июля 1926 г. «О несогласии между Преосвященным Е. Сарапульским Алексием и некоторыми приходами Ижевского викариатства, отказывающими в поминовении Преосвященному». В этом послании митр. Сергий говорил о том, что, не признавая над собой власть еп. Алексия, ижевцы «уже судят самого Патриарха и весь собор православных архиереев», потому что «Св. Патриарх с собором православных архиереев, рассмотрев вины и выслушав покаяние Е. Алексия, не только приняли его в общение, но и утвердили ему по-прежнему быть на Сарапульской кафедре»[18]. Митрополит Сергий также напоминает «непримиримым» о канонических последствиях их упорства, но, дабы «формальная правда не привела к величайшей неправде», предлагает еп. Алексию устроить общее собрание недовольных приходов для выяснения всех претензий и недоразумений.
 
Предлагаемое митр. Сергием собрание состоялось 2/15 августа 1926 г. Прихожане Александро-Невского собора, Покровской, Троицкой, Введенской церквей и церкви с. Киюка постановили «прийти к обоюдному примирению при выполнении Епископом Алексием нижепоименованных условий, на каковые им выражено согласие: 1) Не препятствовать и всеми мерами способствовать к открытию самостоятельной Вотской епархии… 2) Оставить на прежних местах всех священно-, церковнослужителей, находящихся на службе к данному моменту в вышеупомянутых 5-ти церквах… 3) Все распоряжения и указы, касающиеся викариатства, должны быть направляемы через викарного епископа, а за отсутствием его через благочинного…»[19] и т.д.
 
Митрополиту Сергию был отправлен рапорт о примирении с протоколом собрания. Однако на собрании не присутствовал идеолог несогласных – иеромонах Аркадий. Его отсутствие и непримиримость во многом свели на нет положительный эффект собрания 2/15 августа, т.к. несогласной группой также было отправлено сообщение митр. Сергию о срыве собрания и несостоявшемся примирении, ввиду чего последний позволил и далее не поминать «несогласным» еп. Алексия[20].
 
Ижевцы же хотели иметь свою самостоятельную кафедру. По инициативе Александро-Невского собора г. Ижевска, обратившегося к церквам Ижевского викариатства 5/18 июля с предложением[21] сформулировать свою позицию по этому вопросу, шел сбор мнений и отзывов приходских советов по поводу открытия Ижевской епархии. Однако мнение большинства приходов говорило об их нежелании иметь таковую. Ввиду этого иеромонах Аркадий и его сподвижники организовали собственный сбор подписей в пользу открытия епархии и представили новое ходатайство митр. Сергию[22], результатом чего явилось распоряжение о вторичном преобразовании Ижевского викариатства в самостоятельную епархию.
 
3/16 сентября 1926 г. епископу Глазовскому Виктору (Островидову) распоряжением заместителя патриаршего местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского) было поручено: 1) преобразовать Ижевское викариатство Сарапульской епархии[23] в самостоятельную епархию в составе приходов, находящихся в пределах Вотской области и ранее принадлежавших названному викариатству; 2) до назначения на свободную Ижевскую кафедру архиерея поручить её попечению еп. Глазовскому Виктору»[24].
 
Являясь викарным Глазовским архиереем, еп. Виктор имел на правах временного управляющего в своем распоряжении две епархии: с 6/19 августа 1926 г. – Вятскую[25] и с 3/16 сентября того же года – Ижевскую.
 
Сарапульский епископ Алексий отреагировал на новое преобразование Ижевского викариатства в самостоятельную епархию протестом. Получив известие об этом, епископ Алексий отправляет митрополиту Сергию телеграмму: «Ижевским благочинным получена от Шишкина из Москвы телеграмма вновь открыта епархия неужели Вы это сделали без отзыва епархиального архиерея»[26]. Получив текст распоряжения митрополита Сергия от 3/16 сентября 1926 года, епископ Алексий 22 сентября разразился претенциозно-обвинительным докладом в адрес митрополита[27].
 
На этот доклад митр. Сергий 7/20 сентября наложил такую резолюцию: «Ижевская епархия открыта в составе приходов, принадлежавших к ней как викариатству. Приходы Елабужского, Воткинского и др. викариатств, находящиеся в пределах Вотобласти, могут поднять вопрос о присоединении к Ижевской Епархии, но пока не присоединяются. Наоборот, приходы Ижевского викариатства, не входящие в Вотобл[асть], призываю отчислиться в Сарапульскую Епархию с ее викариатствами. Резолюция говорит об этом ясно»[28].
 
На гневное отношение еп. Алексия от 22 сентября митрополит Сергий ответил частным письмом от 18 сентября / 1 октября 1926 г., в котором Сарапульскому архиерею предлагалось переменить епархию и там реализовать всю свою энергию[29]. На письме еп. Алексий написал: «Отказываюсь. 1926 г. 6 октября»[30].
 
Епископ Виктор известил о своем назначении благочинного г. Ижевска следующим письмом от 20 сентября / 3 октября 1926 г.: «Благочинному Градских церквей г. Ижевска, Протоиерею Владимиру Ильичу Замятину, а через него и всем пастырям и благочинным Ижевской епископии. Волею Божиею и распоряжением патриаршего местоблюстителя, высокопреосвященнейшего Митрополита Сергия от 3/16 Сентября с/г Ижевское Викариатство Сарапульской Епархии обращено в самостоятельную епархию. Временное попечение Ижевской Епископии и возносить впредь при богослужениях в установленном порядке вместо имен епископов Алексия и Стефана мое имя. Мир божий да будет в сердцах Ваших и благословение Божие да почиет на трудах Ваших. Любящий Вас и всю паству Ижевскую любовию во Христе Виктор Епископ Глазовский»[31]. Будучи обязан подпиской о невыезде, владыка отказывался от поездки в Ижевск. Однако председатель приходского совета кафедрального Александро-Невского собора Ижевска Шишкин телеграфировал владыке, что все формальности для его приезда улажены[32].
 
Получив такую информацию, еп. Виктор десятого октября приезжает в Ижевск. По прибытии в воскресенье утром владыка «отслужил в Александровском соборе литургию с благодарственным молебном, затем вечерню с молебном и акафистом Св. Благов. Князю Александру Невскому». Властями было разрешено пребывание еп. Виктора в Ижевске до 18 октября, поэтому он назначил богослужения со своим участием в Покровской церкви на престольный праздник Покрова Пресвятой Богородицы (14 октября) и в Михайловском соборе в воскресенье 17 октября. Впечатление владыки Виктора о Михайловском соборе настоятель последнего передает такими его (еп. Виктора) словами: «Как только я увидел этот храм и сразу же дал слово отслужить в нем». Но вопреки ожиданиям ижевцы не увидели своего нового архиерея ни на Покров, ни в воскресенье 17 октября. Епископ Виктор был вынужден покинуть Ижевск утром 13 октября. Произошло это в силу следующих обстоятельств. Шишкин, «испрашивая в Адмотоделе разрешение на въезд Епископа в Ижевск, не сказал, что последний обязан подпиской о невыезде из Глазова»[33].
 
Раздосадованный столь «теплым» приемом, еп. Виктор, уезжая, «выказал большое недовольство Александровским советом иеромонаху Аркадию и иже с ним», а также «категорически заявил, чтобы с жалобами и кляузами к нему не обращались». Результатом такой неосмотрительности приглашающей стороны стало то, что владыку два раза «приглашали в гости» и, судя по всему, обвиняли еще и во «вторжении в Ижевск самовольно, в чем он (еп. Виктор – А.П.) оправдывался предъявлением телеграммы Шишкина»[34].
 
За несколько дней до этих событий епископ Симеон (Михайлов)[35] запросил частным письмом у прот. Николая Тонкова «занята ли Ижевская кафедра?»[36]. На что получил ответ, что в Ижевске открыта самостоятельная епархия, временное управление которой поручено епископу Виктору[37] впредь до назначения на Ижевскую кафедру постоянного архиерея. Затем протоиерей Николай Тонков проинформировал еп. Симеона и о произошедшей с еп. Виктором в Ижевске историей[38]. После этого епископ Симеон поехал в Нижний Новгород к митр. Сергию (Страгородскому) и ходатайствовал о собственном назначении на Ижевскую кафедру. Митрополит Сергий своим распоряжением от 7/20 октября 1926 г.[39] предложил еп. Симеону принять во временное попечение приходы Ижевской епархии[40].
 
В конце октября еп. Симеон прибывает в Ижевск. Часть верующих ижевцев враждебно встретила нового архиерея. Ему было отказано в совершении службы в Александро-Невском соборе. Со стороны верующих в его адрес звучали обвинения в том, что он якобы являлся «живоцерковником и григорианцем», а также прелюбодействовал с женой келейника[41].
 
Епископ Симеон отказался от Ижевской кафедры, несмотря на предложение митр. Сергия управлять теми приходами, которые будут его (еп. Симеона) признавать[42].
 
За это время у еп. Виктора собрались дела по Ижевской епархии, и он был в недоумении, «передать ли Еп. Симеону, оставившему Ижевск, поступившие дела по Ижевской епархии, или дело его считать оконченным»[43]? Для разрешения этого вопроса еп. Виктор обращается с письмом к заместителю патриаршего местоблюстителя митр. Сергию. 14/27 ноября 1926 г.[44] митр. Сергий в ответ наложил следующую резолюцию: «Я введен был в заблуждение телеграммой протоиерея Тонкова. Назначение Преосвященного Епископа Симеона было лишь попыткой в исполнение его желания. Управление Ижевской Епархией от Вас отнимать никто не думает. М.С.»[45].
 
На основании данной резолюции митр. Сергия еп. Виктор вновь вступает во временное исполнение обязанностей управляющего Ижевской епархией, известив об этом благочинного города Ижевска протоиерея Владимира Замятина[46].
 
Эта информация также не вызывала доверия у духовенства Ижевской епархии. Священники не торопились вновь вводить за богослужением поминовение имени еп. Виктора. Так, например, протоиерей Михаил Елабужский, настоятель Вавожской церкви, в своем дневнике в день Рождества Христова[47] внес такую запись: «Сегодня начали поминать при богослужении епископа Виктора вместо Алексия, хотя и не без некоего смущения. Хотя митр. Сергий опять назначил его епископом ижевским, но из Глазова он не мог выехать, и, возможно, что и он скоро сойдет с ижевской кафедры. К тому же, по слухам, он называет обновленцев еретиками, а это чревато обострением отношений между церковниками»[48].
 
Вторично вступив во временное управление Ижевской епархией, еп. Виктор совершил процессуально ошибочное, с точки зрения канонических правил, действие. Он перечислил 20/7 января 1927 года в Ижевскую епархию из Сарапульской с. Старые Зятцы без согласования этого вопроса с правящим Сарапульским архиереем Алексием (Кузнецовым)[49]. Последний был уведомлён об этом перечислении 22 января 1927 года отношением за № 43 Глазовского духовного управления (ГДУ)[50].
 
Между епископами Виктором (Островидовым) и Алексием (Кузнецовым) завязалась острая продолжительная переписка. Особую напряженность епископским посланиям придавал тот факт, что еп. Алексий ставил под сомнение законность полномочий еп. Виктора по Ижевской епархии после оставления последней еп. Симеоном (Михайловым). Епископ Алексий просил еп. Виктора не вторгаться в пределы Сарапульской епархии и не перечислять в Ижевскую епархию приходы из Сарапульской. Епископ Виктор же доказывал правомочность своих действий и сам, в свою очередь, протестовал против вмешательства епископа Алексия в дела Ижевской епархии[51].
 
Среди писем еп. Виктора отметим его ответ еп. Алексию на Пасхальное[52] приветствие. Приведём из него отрывок.
 
«Много на местах недоразумений с еретиками-антицерковниками (обновленцами), которых гонят, а они все-таки силою лезут. Не знаю, как в других местах, но, по мнению, утвердившемуся в Вятской епархии, это опаснейшие из еретиков, каких когда-либо знала Православная Церковь. Они отвергают [догмат] веры в Церковь (9-й член Сим. веры); они отвергают, что Церковь Едина и что в ней одной происходит спасение человека Благодатию Божиею; отвергают, [что] Церковь Свята и потому в своих определениях Божественно-непогрешима. Они выдумывают [вместо] закона Божия законы жизни, которые по[такали] бы их страстям и порокам и освобождали бы от подвига жизни. В нашей епархии не только [священ]ники и диаконы еретиков-обновленцев не признаются за благодатных служителей Божиих, но и при[нятые] в самом начале патриархом и  другими епископами []ныя лица, как ставленники отпавших от Церкви, [держатся] народом под подозрением.
 
Церкви еретиков не посещаются, общение молитвенное считается погибелью для души, а для священнослужителей считается непростительным и всякое житейское общение с обновленцами. Отсюда [] много недоразумений у духовенства с паствой. Поводом к последним часто служат прием [… прино] симых еретиками. Ни служить молебнов, ни входить во св. алтарь еретикам не разрешают, а сами храмы по отходе их часто освещаются малым освящением по требованию народа. Ни квартир, ни [] им теперь уже не дают, и все-таки еретики идут [] деревням, где мало разбираются в погибельности [] общения с ними, а духовенство терроризируют угрозами высылок и пр.»[53].
 
Своим посланием еп. Виктор показал расстановку приоритетов в своей деятельности по управлению вверенной ему паствы. Мы не склонны считать, что особым вниманием к обновленческой проблеме в своем письме еп. Виктор хотел оскорбить, «уколоть» Сарапульского архиерея, учитывая отношение некоторой части Ижевских верующих и духовенства к еп. Алексию как обновленцу.
 
Не признавая формально легитимными полномочия еп. Виктора по Ижевской епархии, еп. Алексий признавал их фактически, препровождая ему Ижевские церковные дела. И, несмотря на то, что некоторые акты передачи этих дел облечены в фразеологию «ценных указаний», единственным подтвержденным фактом вмешательства Сарапульского епископа в область Ижевского была рассылка по епархии последнего послания епископа Алексия от 19 февраля 1927 года, наличествующая же в архивах его переписка с духовенством Ижевской епархии носила частный характер[54].
 
19 февраля 1927 г. еп. Алексий рассылает по Ижевской епархии послание с вопросами о целесообразности образования самостоятельной Ижевской епархии. Епископом Виктором это мероприятие еп. Алексия было воспринято как вмешательство в дела управляемой им епархии и агитация, которые ведут к разрушению мира и неповиновению своему епископу. По рапорту благочинного г. Ижевска протоиерея В. Замятина, предлагавшего различные варианты реакции на этот опрос, епископ Виктор выбрал вариант, предполагающий протест, адресованный высшей церковной власти[55].
 
Эта акция Сарапульского архиерея на территории Ижевской епархии казалась тем более странной и излишней, поскольку сам еп. Виктор также предпринял попытку к сбору информации по проблемному вопросу[56]. В Ижевских приходах перекрестные опросы епископов были встречены с опаской. Как писал прот. Н. Тонков еп. Алексию, приходские советы Михайловского собора, Успенской и Никольской церквей были намерены игнорировать опросы обоих архиереев, боясь еще более расстроить запутанную церковную жизнь Ижевска[57].
 
Содержание этих двух опросов было диаметрально противоположно. Епископ Алексий в опросном послании пишет, что открытие Ижевской епархии не принесло церковного мира, а сам опрос предпринимается «в целях водворения церковного мира и поднятия расшатавшейся церковной дисциплины среди Ижевских клириков[58]»[59]. Формулировки вопросов также во многом определяли негативное отношение к предмету опроса. Вопросы пестрят фразами: «целесообразно ли было открывать Ижевскую самостоятельную» и «нужен ли вообще Епископ для 30-ти Ижевских церквей и не создает ли обособленность Ижевской епархии нежелательного разделения среди клириков и верующих»[60]. Предложение же Глазовского духовного управления приходским советам высказать мнение по вопросу об образовании самостоятельной Ижевской епархии должно было распространяться вместе с резолюцией еп. Виктора. В ней было написано: «Предполагалось, что будущие Ижевские Архипастыри, замкнутые границами территории Вотской области, отдавши все свои силы и любовь исключительно Вотскому народу, Вотской церкви, несомненно, более бы могли принести пользы для нравственного воспитания и религиозного просвещения Вотского народа, чем епископы, живущие вне территории Вотской области».
 
Епископ Виктор (Островидов) возглавлял Ижевскую епархию на правах временно управляющего. Одну из основных своих миссий по временному попечению об Ижевской епархии он видел в преобразовании ее из маленькой, данной ему в границах бывшего Ижевского викариатства, в полноценную Вотскую епархию в границах Вотской Автономной области. Епископ Виктор основывался на проекте митр. Сергия (Страгородского), в соответствии с которым вхождение иноепархиальных приходов, находящихся на территории Вотобласти, в Ижевскую епархию «служит образованию Вотской епархии в территориальных границах Вотской Автономной Области в религиозно-нравственных интересах Вотского народа»[61].
 
Реализуя эту идею митр. Сергия о создании Вотской епархии, епископ Виктор предлагает Глазовскому духовному управлению[62] выразить свое мнение по вопросу вхождения в проектируемую Вотскую епархию. Необходимо отметить, что Глазовский уезд Вотской области, который в церковном отношении был объединен в Глазовское викариатство Вятской епархии, был местом компактного проживания удмуртов (вотяков). Глазовское духовное управление на предложение еп. Виктора ответило постановлением: «Признать целесообразным войти Глазовской епископии в состав открываемой Вотской епархии с предоставлением Ижевскому Епископу первенства чести, как проживающему в областном городе, во всем же остальном Глазовскому епископу – самостоятельность в действиях впредь до разрешения всех связанных с открытием Вотской епархии вопросов на областном церковном Съезде». Епископ Виктор, будучи викарным Глазовским архиереем, утвердил это постановление ГДУ 25 марта 1927 года. Извещая об этом решении Глазовского Духовного Управления Ижевского благочинного протоиерея Замятина, еп. Виктор писал: «Со своей стороны, как руководствующий духовной жизнью Вятской епархии, даю свое согласие и благословение на выделение Глазовского викариатства из Вятской епархии на присоединение его к Ижевской епархии»[63].
 
Получив известие о постановлении ГДУ, архиеп. Алексий свое отношение к его содержанию выразил в письме к протоиерею Николаю Тонкову. «Распоряжение Глазовского Духовного Правления от 25 марта 1927 г. за № 61 о перечислении Глазовской Епископии в состав открываемой Вотской епархии вызывает массу недоумений, которыми я и хочу с Вами поделиться.
 
Прежде всего Глазовское Управление признает целесообразным войти Глазовскому викариатству в состав Вотской епархии. Это чье мнение? Приходов Глазовской Епископии или одного Глазовского Духовного Управления? Конечно, последнего. У Глазовского Духовного Управления основание одно – целесообразность, а в чем заключается эта целесообразность, сие основание оставлено без всякой мотивации. Если бы у Глазовского Духовного Управления были данные для сего от Глазовских приходов, то оно не преминуло бы поставить их в основание своего мнения, которое остается без санкции Высшей Церковной Инстанции, что необходимо в этом деле. Высказывать мнение можно, но проведение их в жизнь должно быть санкционировано. Этого нет, и Вотская епархия еще открывается, она находится в проекте, и поэтому вышеозначенное мнение должно рассматривать как проект, который может быть и изменен вмешательством в это дело Глазовских приходов, которых, может быть, и не спросили о том, что уже исполнили. А что если будут протесты?»
 
Далее Ижевскому Епископу предоставляется первенство чести как проживающему в областном городе, во всем же остальном Глазовскому Епископу самостоятельность в действиях впредь до разрешения всех связанных с открытием Вотской епархии вопросов на Областном Церковном Съезде. Тут недоумениям конца нет. Укажу на главное. Открывается Вотская епархия и областному Архиерею управления не предоставляется, а только первенство чести, а управлять будет другой Архиерей – Глазовский. Такого нездорового в церковном отношении в истории Церкви явления еще никогда не бывало. Да и какой Епархиальный архиерей согласится занимать почетное место без самостоятельности в действиях. Разве это возможно? Может быть в Ижевске это и допустимо, но едва ли Заместитель допустит такую кривобокость при открытии Вотской епархии»[64]… В другом письме Сарапульский архиепископ писал: «Благодарю Вас за Пасхальное приветствие и взаимно приветствую Вас с праздником Светлого Христова Воскресения с пожеланием Ижевским церквам мира и выхода из того смешного в церковном отношении положения, в каком они очутились, получив распоряжение от Глазовского Архиерея, начавшего уже распоряжаться Архиереями и их положением от 15-го марта 1927 года о предоставлении Ижевскому Епископу первенства чести, а самостоятельности в действиях Глазовскому, чем самовольно ограничивает вопреки существующим церковным канонам права Епархиального Ижевского Архиерея и расширяя свои полномочия»[65].
 
В письмах архиеп. Алексия ясно прослеживается его негативное отношение вопреки многократным заверениям в обратном к делу образования Вотской епархии в границах Вотской автономной области. В данном случае его епархия к рассматриваемому событию не имеет никакого отношения, однако Сарапульский архиепископ пытается создать несуществующие проблемы. Архиепископ Алексий рассматривает постановление Глазовского духовного управления как решение последней инстанции, предназначенное к реализации в жизни. Однако из отношения ГДУ от 25 марта ясно видно, что речь идет о позиции управления по вопросу о проектируемом преобразовании. Далее архиеп. Алексий обвиняет еп. Виктора и Глазовское духовное управление в лишении Ижевского епископа архиерейской власти по вверенной ему епархии, но решения Глазовского духовного управления имеют силу лишь в Глазовском викариатстве, поэтому обвинение не имеет смысла. ГДУ своей оговоркой о первенстве чести Ижевского епископа хотело подчеркнуть свое сугубое желание иметь в Глазове полусамостоятельного епископа.
 
Как уже было отмечено ранее, еп. Виктор, будучи епископом Глазовским на правах временно управляющего, имел в своем распоряжении Вятскую и Ижевскую епархии. Таким образом, в вопросе о присоединении Глазовского викариатства к Ижевской епархии владыка объединял в своей личности всех трех заинтересованных в данном вопросе архиереев. Он – управляющий Глазовской епископией, перечисляемой из одной епархии в другую, он – временно управляющий Вятской епархией, из которой перечисляется викариатство, и он же – временно управляющий Ижевской епархией архиерей принимающей епархии. Обладая таким набором полномочий, епископ Виктор одобряет постановление Глазовского духовного управления и отправляет заместителю местоблюстителя патриаршего престола митрополиту Сергию доклад по сему вопросу.
 
Митрополит Сергий 3/20 мая 1927 г. наложил на докладе Преосвященного Виктора такую резолюцию: «Согласно настоящему докладу вр. Управляющего Ижевской епархией Преосвященного Глазовского Виктора: 1. образовать в пределах Вотской Области из Ижевской епархии и Глазовского викариатства, Вятской епархии (точнее из приходов названного викариатства, находящихся в пределах ВотОбласти) самостоятельную Вотскую епархию с кафедрой Епархиального Архиерея в г. Ижевске и с сохранением полусамостоятельной кафедры в Глазове; 2. Предоставить приходам, находящимся в пределах ВотОбласти, но не входящим в состав Ижевской или Глазовской епископий, по желанию возбуждать ходатайство о присоединении к Вотской епархии, и, наоборот, приходы, принадлежащие к названным двум епископиям, но не входящим в ВотОбласть, присоединить к епископиям Сарапульской и Вотской Епархий соответственно гражданскому разделению по местным условиям и с благословения Епархиальных архиереев. Преосвященного Глазовского Виктора просить принять архипастырское попечение о приходах вновь учрежденной Вотской Епархии в звании Епископа Ижевского и Вотского». О чем и сообщаю Вашему Преосвященству к сведению и, в чем нужно, исполнению»[66]. На следующий день, 4 мая / 21 апреля 1927 года, эта резолюция была оформлена в виде распоряжения и разослана заинтересованным архиереям, Сарапульский архиепископ получил ее 11 мая[67].
 
Данной резолюцией ставилась точка в вопросе о легитимности полномочий еп. Виктора в Ижевской епархии. Этим распоряжением определялось существование самостоятельной епископской кафедры в Ижевске и даже вывод её на качественно высший уровень. Также у митр. Сергия не возникло никаких вопросов к «первенству чести» и «самостоятельности в действиях» Ижевского епархиального и Глазовского викарного епископов. Приходам на территории Вотской области, не вошедшим в Вотскую епархию, было подтверждено право возбуждать ходатайства о переходе в ее состав, но на этот раз с оговоркой: «По местным условиям и с благословения Епархиальных архиереев».
 
Указом заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) от 21 апреля / 4 мая 1927 г. была открыта новая страница в истории Ижевской епархии[68]. С присоединением Глазовского викариатства Вятской епархии, на территории которого компактно проживали удмурты, епархия была переименована в Вотскую, что отражало ее национальный статус – статус церкви вотского (удмуртского) народа. Кроме того, маленькая Ижевская епархия этим решением значительно увеличивалась и даже обрела викарного епископа. Также вновь было подтверждено право приходов на территории Вотской автономной области ходатайствовать о переходе в Вотскую епархию. Этим же указом епископ Глазовский Виктор был назначен на должность правящего архиерея во вновь учрежденную епархию с титулом «Ижевский и Вотский». Для владыки Виктора это назначение было повышением по административной лестнице. Епископским саном он был облечен с декабря 1919 г.[69], но до 20 апреля / 4 мая 1927 г. имел статус викарного епископа Вятской епархии, теперь же становился самостоятельным правящим архиереем.
 
О преобразовании епархии еп. Виктор известил храмы епархии телеграммой от 9 мая: «Образована вотская епархия желающие могут присоединиться подробности письмом. Виктор, Епископ Ижевский и Вотский»[70].
 
Несмотря на указ митр. Сергия, еп. Виктор совершает перечисления иноепархиальных приходов без предварительных консультаций с их архиереем. 10 мая 1927 г. он известил епископа Воткинского Онисима (Пылаева), викария Сарапульской епархии, о перечислении трех приходов из его епископии в Вотскую епархию. «Ваше Преосвященство! Препровождая при сем копию распоряжения Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 3 мая / 20 апреля 1927 г., имею долг почтительнейше сообщить Вам, что на основании сего распоряжения мною согласно постановлениям Приходских Советов приняты в ведение Вотской Епархии следующие три религиозные общины: 1) церковная община Андреевской церкви села Уйвая, 2) церковная община Ляльшурской Николаевской церкви, 3) церковная община Михайло-Архангельской церкви села Сосновки, о чем все они и уведомлены»[71].
 
Епископ Онисим в ответ на это извещение 5/18 мая обращается к епископу Виктору с письмом. В этом послании Воткинский епископ указывает Преосвященному Виктору на несоответствие его акта каноническим правилам и указу митрополита Сергия, а также извещает о запрещении причтов, принятых в Вотскую епархию приходов. «Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыко! В ответ на Ваше письмо от 10 сего мая, с приложением копии распоряжения Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 3 мая сего 1927 года, долг имею почтительнейше выразить крайнее свое недоумение ввиду весьма непонятного и вопиющего противоречия, усматриваемого мною между Вашим деянием, выразившимся в отторжении трех религиозных общин, входящих в состав Воткинской епископии, и вышеуказанным распоряжением Митрополита Сергия, на которое Вы ссылаетесь, как на основание для своего деяния, идущего в разрез с каноническими правилами (Апост. 33, Карфаг. Соб. 54 (65), 56 (67), 120 (134) и толкование на 53 (64) правило того же собора). Ибо распоряжение Митрополита Сергия, на которое Вы ссылаетесь, совершенно ясно говорит о предоставлении права приходам, находящимся в пределах Вотобласти, но не входящим в состав Ижевской или Глазовской епископий, по желанию возбуждать ходатайства о присоединении к Вотской епархии, совершенно не давая оснований к нарушению канонических правил, нисколько не оправдывая нарушения этих правил их незнанием.
 
Не сомневаясь, что действиями Вашими как православного епископа руководит исключительно только ревность о пользе церковной, ревность, которая, будучи доведена до чрезвычайности, помешала Вам усмотреть вышеуказанное противоречие между Вашими действиями и распоряжением Митрополита Сергия, приведшее к нарушению церковных правил и поставившее в положение нарушителей таковых правил и причты, принятых Вами в свое ведение трех находящихся в моем ведении религиозных общин, каковые причты одновременно с сим подвергаются мною заслуженному прещению, я выражаю уверенность, что Ваша благостыня отнесется с братскою любовью к указанию нашего смирения, и Вы приложите все старание, чтобы указанный вопрос, подобно и всем вопросам, касающимся церковного порядка и благоустройства, был проведен и разрешен в полном соответствии с церковными правилами и распоряжениями Высшей церковной власти, поскольку эти распоряжения не дают нам никакого основания действовать вопреки вышеуказанным правилам»[72].
 
24 мая еп. Виктор посылает еп. Онисиму ответное письмо. В нем Вотский архиерей выражает уверенность в правильности и каноничности своих действий, а также отмечает, что прещения в отношении причтов перешедших приходов недействительны, т.к. приходы уже выбыли из его епархии, да и к ходатайствам о перечислении причты отношения не имеют. «В ответ на Ваше письмо от 5/18 мая с.г. имею долг сообщить, что я при всем внимании не могу усмотреть противоречия в моих действиях с распоряжением Высшей Церковной Власти в лице заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия от 3 мая-20 апреля 1927 года, которое ясно говорит: приходы Вотской области, не вошедшие по § 1 упомянутого распоряжения в состав Вотской Епархии, как находившиеся вне Ижевской Епархии и Глазовской Епископии, могут возбуждать ходатайства о присоединении их к Вотской Епархии.
 
Что касается ссылок Вашего Преосвященства на некоторые церковные правила, то они в данном случае никакого применения иметь не могут, ибо ведь я действую не самовольно и не насильственно, а, с одной стороны, в исполнение ходатайства приходов, а с другой – по благословению за послушание распоряжению Высшей Церковной Власти, которой обязан подчиняться.
 
Относительно упоминаемых Вами прещений священнослужителям уже отошедших от Вас приходов, то они не имеют для них канонического значения, тем более что священнослужители ни в чем не повинны, так как в переходе приходов в Вотскую Епархию принимал участие народ в лице приходских советов, а не духовенство»[73].
 
Пересылая это послание архиепископу Сарапульскому Алексию 31 мая 1927 г., епископ Онисим снабдил его таким комментарием: «Копию письма Преосвященного Виктора при сем представляю. Ввиду нежелания Преосвященного Виктора понять неканоничность его поступка переписку с ним я считаю излишней. Прещения с духовенства я снял именно потому, что оно не знало даже о получении от Пр. Виктора [отно]шения о присоединении, настолько оно [проходило] конспиративно []. Присоединение я считаю недействительным и представлю весь вопрос на усмотрение Высшей Церковной Власти»[74].
 
Епископ Онисим сообщил в письме еп. Виктору от 5/18 мая 1927 г. о несогласии с ним. В тот же день он направил благочинному второго округа Воткинской епископии протоиерею Василию Яшину распоряжение с запрещением в священнослужении причтов церквей сёл Сосновки, Уйвая и Ляльшура, перешедших в Вотскую епархию[75].
 
В начале июня еп. Виктор обратился с посланиями к причтам Сосновского и Уйвайского приходов. Послания от 5 и 6 июня дословно повторяют друг друга. «По полученным мною сведениям Преосвященный Онисим, Епископ Воткинский, наложил на вас запрещение за присоединение Сосновской религиозной общины к Вотской Епархии. В разъяснение сего сообщаю вам, что если сам епископ Онисим православный, то должен находиться в безусловном послушании Высшей Церковной власти Православной Русской Церкви, распоряжением которой верующим, находящимся на территории Вотской Области, дано право присоединяться к Вотской Епархии. Если же он этого не делает, то сам подпадает суду Церкви, и потому запрещения его не имеют никакой силы. Если же он не православный и принадлежит к ереси антицерковников-обновленцев или к отщепенцам Григорианцам (В.Ц.С.), которые не признают Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, хотя и поминают при богослужении Митрополита Петра, то тем более в этом случае запрещения епископа Онисима не должны смущать вашего духа. Для выяснения его личности я обратился к заместителю Патриаршего Местоблюстителя Митрополиту Сергию.
 
Ввиду присоединения Сосновской общины к Вотской епархии вам, как пастырям сей общины, не должно обращаться ни с какими делами к еп. Онисиму и не придавать значения его запрещению, а обращаться с недоуменными вопросами непосредственно ко мне. В противном случае община может избрать себе нового пастыря.
 
Мир Божий да будет с Вами и Благодать Божия да хранит Вас от всякого зла»[76].
 
Следует отметить, что в двух случаях из трех (с.с. Сосновка и Ляльшур) постановления приходских советов, представленные епископу Виктору, были сфальсифицированы[77]. В январе 1927 г. еп. Виктор предлагает священнику с. Уйвая Димитрию Поздееву подать прошение о переходе в Ижевскую епархию и известить о возможности такого перехода вотские приходы. Иерей Димитрий, приехав домой, говорил об этом своим прихожанам в церкви, где также было много молящихся из других приходов. Неизвестно, что говорил о. Димитрию еп. Виктор, но в его изложении слова владыки были поняты в таком ключе: «Передайте вотским приходам об этом, только пусть не обращались к русским священникам и Епископам, а подают свои заявления без их ведома. Пусть прих. советы составляют приговоры, а если прих. советы не хотят, то могут посторонние верующие»[78]. Результатом такого осмысления слов преосвященного Виктора и явились составленные тайно от причтов прошения о переходе приходов сел Сосновки, Ляльшура в Ижевскую епархию.
 
14 мая 1927 г. еп. Виктор извещал архиеп. Алексия о перечислении с. Новые Зятцы в Вотскую епархию. «Ваше Высокопреосвященство! Ввиду последовавшего распоряжения заместителя патриаршего Местоблюстителя Митроп. Сергия от 3-го мая / 20 апр. 1927 г., по которому все приходы, находящиеся на территории Вотской Области, могут по желанию своему входить в состав Вотской Епархии, мною согласно постановлению Приходского Совета Церкви села Новых Зятцей Ижев. у. означенная церковь принята резолюцией от 14 мая с.г. в состав Вотской Епархии, о чем и имею долг почтительнейше уведомить Вас»[79].
 
Священник Никольской церкви с. Новые Зятцы Михаил Безденежных об этом перечислении писал благочинному: «Переход Ново-Зятцинского прихода в Вотскую епархию совершился не по моей инициативе или начинанию. Это всецело желание приходского совета, поддержанное большинством прихода… Повторяю, я не считаю себя виновным в действиях приходского совета, который опирается более на декреты Советской власти, предоставляющие, как известно, полную свободу во внутренней церковной жизни религиозных общин»[80]. Перечисление прихода было осуществлено без согласования с Сарапульским архиереем. Архиепископ не признал действительным это перечисление и поставил об этом в известность епископа Виктора и митрополита Сергия[81].
 
Селтинский благочинный священник Симеон Воздвиженский 13 июля 1927 г. докладывал архиеп. Алексию, «что о. Панов возбудил пред Епископом Виктором ходатайство о принятии Селтинского округа в Вотскую Епархию и что Еп. Виктор принял и дело представил на утверждение М. Сергия, причем о. Панов в основании сего ходатайства будто бы указал на состоявшееся в 1924 г. постановление благочиннического собрания о перечислении в Ижевское викариатство»[82]. Протоиерей Петр Панов был бывшим благочинным Селтинского благочиния, отстраненным Сарапульским архиереем от должности «за самочинные действия и за присвоениие себе неподлежащих прерогатив власти в делах заведования благочинием Селтинского Округа, а именно: увольнение священников, назначение псаломщиков, перечисление села Чекана из Ижевского викариатства в Селтинское благочиние, задержание пожертвований от церквей округа на общеепархальные нужды, содействие возникновению обновленчества в Ново-Мултанском приходе»[83]. 23 июля 1927 года архиеп. Алексий послал митр. Сергию протест по поводу этого перечисления[84].
 
Итак, епископом Онисимом был послан протест заместителю патриаршего местоблюстителя на перечисление еп. Виктором сел Воткинской епископии в Ижевскую епархию со всем комплексом переписки по этому вопросу. Архиепископ Алексий также посылал рапорты, протесты, переписку по проблемным вопросам и даже посылал делегата для разъяснения своей позиции по этим вопросам к митр. Сергию.
 
На основании поступивших митр. Сергию документов во Временном Патриаршем Священном Синоде состоялось суждение о деяниях преосвященного Ижевского и Вотского Виктора. Результатом обсуждения стал указ от 31 августа 1927 г. за № 284. В нём говорилось:
 
«Преосвящ. Виктор, Епископ Ижевский и Вотский, высказал некоторую поспешность о присоединении оспариваемых приходов. Резолюцией Высокопреосвященного Митрополита Сергия разрешалось заинтересованным приходам возбуждать ходатайства о перечислении во вновь открытую Ижевскую Епархию, конечно, в надлежащем каноническом порядке. Ходатайства этого рода не могут быть удовлетворены односторонне благословением одного принимающего Епископа. Канонические и практические формы перечисления приходов из одной Епархии в другую должны были быть соблюдены, и отдельные, и [объе]диненные ходатайства, надлежаще обоснованные, могли быть удовлетворены по благословению Высшей Церковной Власти. Между тем Преосвященные соответствующих соседних епархий вовсе не были запрошены по настоящему делу, и самые ходатайства, как обнаруживается теперь из расследования, были очень легковесны и исходили от очень немногих и безответственных лиц. Также и Епископ Онисим Вотский, и Архиепископ Алексий Сарапульский, имея принципиальное согласие нынешнего Первоиерарха русской церкви на перечисление некоторых приходов их епархий в новую Вотскую в переписке по настоящему делу, все время стоят на [но]рмальной точке зрения, разбирают процессуальную сторону дела и не высказываются по существу возможности и целесообразности отчисления отдельных приходов из их епископий в состав Вотской епархии в пределах Вотской области и национальности. Своим определением от 5 августа 1927 г. за № 52 они постановили: поставить на вид Преосвященному Виктору, Епископу Ижевскому и Вотскому, что по вопросу присоединения приходов других епархий к вверенной ему Вотской он имел и имеет обязанность предварительно снестись с Преосвященными этих епархий, [и] дело об утверждении такого присоединения направить на благоусмотрение и решение высшей Церковной Власти, а Преосвященных Воткинского, Сарапульского и Вятского поставить в известность, [на ч]то они благоволят дать свое заключение по существу данного дела, согласно действительному положению и тяготениям в оспариваемых приходах и благочинии, каковое заключение и представить также Высшей Церковной Власти. Впредь же до решения этой высшей церковной инстанцией всего возникшего с такими осложнениями дела о перечислении Селтинского благочиния Сарапульской епархии и трех приходов Воткинской епископии (с.с. Увай, Ляльшурского и Сосновки) это благочиние и эти приходы должны оставаться в прежнем епархиальном делении, о чем послать указы всем названным Преосвященным»[85].
 
Таким образом, в деле создания единой Вотской епархии указом митр. Сергия и Синода от 31 августа 1927 точка так и не была поставлена[86]. Документ лишь указал на каноническую форму перехода приходов из одной епархии в другую и поставил «на вид» неканоническое поведение епископа Виктора.
 
Особого внимания заслуживает рассмотрение вопроса об отношении  еп. Виктора к образовавшемуся в мае 1927 г. Синоду, Декларации 16/29 июля 1927 г., митр. Сергию и архиеп. Павлу.   
 
В отношении к Синоду еп. Виктор выразил своё мнение в письме 30 мая 1927 г. протоиерею Николаю Тронину: «Для нас тоже как будто начинается просвет некоторого успокоения: сейчас получил сведения, что при зам патр мест М. Сергии функционирует Синод, который зарегистрирован. Открывается возможность и нашей епархиальной регистрации. Тогда еретикам уже нечем будет заманивать и прельщать малодушных… Когда узнаю подробнее, то сообщу вам»[87].
 
Также имеются данные и об одобрительном характере отзывов еп. Виктора к Декларации в августе 1927 г. Так, 27 марта 1928 г. Николай Павлович Стародумов из г. Яранска пишет в Вятский епархиальный совет: «В августе месяце прошлого года (1927 г. – А.П.) я был у него в Глазове. Беседовал с ним о Церковных делах вообще, а главное – о Патриаршем Православном синоде и предстоящем соборе. Я ему, между прочим, сказал о свежем обращении к власти по этому вопросу. Тогда он мне говорил о своей радости, что наконец наша Православная церковь получила легальное положение, и добавил, что он во всем согласен с декларацией Синода, напечатанной в июле в Центральных Известиях, и вообще ни слова не говорил что-либо против»[88].
 
В этом же письме содержится информация и об отношении еп. Виктора к архиеп. Павлу: «Когда я сказал ему, что намерен проехать до Москвы и побывать в Синоде, то он стал мне говорить о своих взглядах на управление Вятской епархией. Он сказал, что Архиепископ Павел Вятичам нежелателен и что в Вятке хотят, чтобы Епархиальным Архиереем был он, Виктор. И просил меня поговорить об этом с Митрополитом Сергием. Я же, зная достоинства Архиепископа Павла и уважение его как Вятичами, так и всей Вятской епархией, конечно, о его просьбе не сказал ни слова»[89]. На существования давнишних «трений» между еп. Виктором и архиеп. Павлом указывал и архиепископ Сарапульский Алексий[90].
 
Сохранилось свидетельство об отношении еп. Виктора к митр. Сергию. Последнее интересно тем, что представляет взгляд на преемство Высшей церковной власти обновленческого духовенства. С точки зрения последнего, удивление вызывал факт, что владыка, признавая руководство митр. Сергия, за богослужением продолжал поминать митр. Петра, несмотря на то, что последний лишил управленческих полномочий митр. Сергия, который, в свою очередь, «отверг отвержение»[91]. Об этом сообщал 27 июля 1927 г. в доверительном, дружественном тоне обновленческий иерей Кафедрального собора г. Вятки Александр П.[92] к тихоновскому священнику И. Фокину[93]. Не имея в данном случае цели акцентировать внимание на вопросе оценки каноничности поступков еп. Виктора, отметим, что данная информация излагалась в контексте: 1) неразберихи в вопросе каноничности преемственности власти; 2) двойственности позиции, в терминологии автора письма – «величайшего лицемерия» епископа Виктора, который делал «пред людьми одно, а пред престолом Божиим другое»[94].
 
Таким образом, жизненный путь епископа Виктора (Островидова) свидетельствуют о его значительном богословско-теоретическом и практическом опыте религиозной деятельности, умении самостоятельно анализировать церковно-государственные отношения. Он считал правильным разрыв Церкви с «мирскими привязанностями», осуждал политическую деятельность Церкви, занятую реализацией интересов светской власти, а не достижением религиозных целей.
 
В сложных условиях неразберихи в церковно-административном управлении популярный в народе, но находящийся на «вторых ролях» епископ Виктор проявлял определённые притязания на административное руководство, как это было в 1921, 1926, 1927 гг., и идейно-духовное лидерство в Вятской епархии (в 1922 г.). В период проведения кампании по изъятию церковных ценностей он зарекомендовал себя в отличие от епископа Вятского и Слободского Павла и подавляющего большинства вятских священнослужителей в качестве последовательного и принципиального сторонника патриарха Тихона. Его мнение оказало решающее влияние на формировании позиции правящего вятского архиерея Павла (Борисовского) по такому особо важному вопросу, как определение позиции к ВЦУ и обновленчеству.
 
Независимость, смелость, прямолинейность, бескомпромиссность в суждениях и оценках, зачастую обусловливали напряжённость во взаимоотношениях между епископом Виктором и «коллегами по корпорации»: начальником Иерусалимской духовной миссии архимандритом Леонидом, авторитетнейшими церковными иерархами – митрополитами Сергием (Страгородским) и Антонием (Храповицким), епископами Евсевием (Рождественским), Павлом (Борисовским), Алексием (Кузнецовым), Симеоном (Михайловым). Речь уж не ведётся об обновленческих иерархах.     
 
В конце лета 1927 г. в области церковно-административного управления еп. Виктор признавал полномочия заместителя патриаршего местоблюстителя митр. Сергия и существующего при нём Синода, а также не критиковал Декларацию. Вместе с тем нельзя однозначно утверждать о беспрекословном авторитете действий митр. Сергия в восприятии еп. Виктора. В вопросах управления вверенной ему епархии владыка Виктор открыто шёл на явное нарушение церковной дисциплины, что приводило к конфликтным ситуациям на местах, в урегулировании которых приняла участие высшая церковная власть, в конечном итоге вынесшая порицание неканоничным действиям епископа Ижевского и Вотского Виктора[95].  
 
© А.Г. Поляков

Материал из книги - Поляков А.Г.Викторианское течение в Русской Православной Церкви. – Киров, 2009 
 
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 25 июля 2014 г.

 
 
                  
Примечания


[1] Архивный отдел администрации города Сарапула (АОАГС). – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.101.
[2] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.102.                                                                                  
[3] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.91.
[4] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.95-97 (устав «Живой церкви», подписанный епископом Алексием).
[5] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.78об. (рапорт митрополиту Сергию приходского совета Михайловского собора г. Ижевска. В нем передается без датировки третья резолюция Святейшего Патриарха Тихона, эта резолюция согласно документу является результатом епископского суда над еп. Алексием, признавшим Сарапульского архиерея православным).
[6] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.78.
[7] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.90.
[8] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.79об.
[9] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.79.
[10] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.62об.
[11] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.79об.
[12] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.2.
[13] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.21-22.
[14] В письме от 28 марта 1926 г. еп. Алексий называет еп. Стефана викарием и требует от него поминовения своего имени за богослужением. АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.13.
[15] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.46.
[16] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.62.
[17] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.74-74об,146,147.
[18] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.107.
[19] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.130-130об.
[20] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.132.
[21] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.93-93об.
[22] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.155об.
[23] Сарапульская самостоятельная епархия была образована указом Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего церковного совета от 25 августа / 7 сентября 1918 года выделением одноименного викариатства из состава Вятской епархии (АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.381. – Л.3-3об.).
[24] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.161.
[25] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.15.
[26] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.160.
[27] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.171-171об.
[28] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.171.
[29] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.172-172об.
[30] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.172об.
[31] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.129. – Л.90.
[32] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.176.
[33] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л. 176-176об.,178.
[34] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.176об.,177-177об.
[35] Необходимо пояснить, что еп. Симеон (Михайлов) до освобождения еп. Виктора из-под следствия был временно управляющим Вятской епархией. С поручением же такового еп. Виктору еп. Симеон был назначен епископом Чебоксарским. Но по причине, произошедшей в канцелярии митр. Сергия путаницы, остался без кафедры, так как Чебоксарская епархия в момент назначения имела епархиального архиерея. (АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.15,17об.).
[36] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.178об,229об.
[37] Цитируется письмо прот. Николая Тонкова к еп. Виктору (Островидову).
[38] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.229об.
[39] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.15.
[40] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.232.
[41] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.186-186об,189; 10-й дневник прот. Михаила Елабужского (с 29 июня 1925 г. по 31 декабря 1926 г.) //  http://pravosludm.narod.ru/lib/melabug/dn1001.html
[42] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.184.
[43] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.15.
[44] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.217.
[45] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.232.
[46] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.217.
[47] 25 декабря по старому стилю / 7 января по новому. Дневник протоиерея Михаила содержит датировку по Юлианскому календарю.
[48] 10-й дневник прот. Михаила Елабужского (с 29 июня 1925 г. по 31 декабря 1926 г.) //  http://pravosludm.narod.ru/lib/melabug/dn1001.html
[49] Перечисление должно было осуществляться в соответствии с общими каноническими правилами. Так, согласно 34 правилу Св. Апостолов, 8 пр. III Вселенского собора, 9 пр. Антиохийского собора, 64 и 67 пр. Карфагенского собора и др. епископ может «творити только то, что касается до его епархии», «чтобы от определенного состава приходов ни единое место не было отторгаемо и не получало особого епископа, разве по согласию имеющего власть над оным»[49]. См.: Книга правил святых апостол, святых Соборов Вселенских и поместных и святых отец. – М., 2004. – С.19,208.
[50] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.214.                          
[51] См., напр.: ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.123. – Л.72-75; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.214-214об.,216-216об,217,221-221об.,222; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.2,15,17-18об.,41-41об, 62-62об,63об.,82-83.
[52] Пасха в 1927 году была 11/24 апреля.
[53] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.110-111.
[54] См.: АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.19, 71-72; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.222.
[55] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.220; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.15,65,66об,78-78об,80,89-89об.,102,105.
[56] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.48; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.223-223об.
[57] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.40-40об.
[58] Не удивительно, что такая забота Сарапульского архиерея о соседней епархии была расценена как вмешательство во внутренние дела Ижевской епархии.
[59] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.220.
[60] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.220.
[61] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.348. – Л.218.
[62] ГДУ – исполнительный орган Глазовского викариатства Вятской епархии.
[63] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.92.
[64] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.91.
[65]АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.101.
[66] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.109-109об; ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.123. – Л.89.
[67] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.109-109об.
[68] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.109-109об.
[69] РГИА. – Ф.815. –  Оп.14. – Д.162. – Л.85.
[70] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.113.
[71] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.1; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.116об.
[72] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.115-116; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.3-3об.
[73] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.10-10об; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.134-134об.
[74] АОАГС. –  Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.134об.
[75] АОАГС. –  Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.114-114об.
[76] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.11-11об.
[77] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.8; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.122-122об.
[77] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.4-5,7-7об,13; АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л. 124-124об.,126.
[78] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.8
[79] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.112.
[80] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.374. – Л.145-145об.
[81] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.127,131.
[82] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.144.
[83] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.148.
[84] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.144об.
[85] АОАГС. – Ф.64. – Оп.1. – Д.355. – Л.146-147об.
[86] Окончательной точкой истории можно считать указ митрополита Сергия и временного при нем Патриаршего Священного Синода от 3 сентября 1929 года за № 2097 об определении границ Вотской епархии в соответствии с территориальными границами Вотской автономной области.
[87] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.26. – Л.3-3об.
[88] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.87-87об.
[89] ГА КО. – Ф.237. – Оп.77. – Д.61. – Л.87-87об.
[90] ЦГА УР. – Ф.Р-452. – Оп.1. – Д.123. – Л.95.
[91] Представляя вниманию читателя взгляд представителя раскольнической деноминации, считаем нужным отметить, что с точки зрения церковной дисциплины в это время должно было возноситься за богослужениями имя патриаршего местоблюстителя митр. Петра как первоиерарха (см.: Мазырин А. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х – 1930-х годах. –  М., 2006).
[92] Вероятно, речь идёт о свящ. Александре Попове. 
[93] Впоследствии один из авторитетных лидеров викторианства Яранского уезда Вятской губернии.
[94] ГАСПИ КО – Ф.6799. – Оп.4. – Д.Су-4947. – Л.23 (конверт). – Л.5.
[95] Подробнее о биографии еп. Виктора осенью 1926 – осенью 1927 гг. и истории образования Ижевской и Вотской епархии см.: Поляков А.Г., Кожевников И.Е. Виктор (Островидов) – епископ Ижевский и Вотский. – Киров, 2009. – 160 с.
Материалы АОАГС, использованные в этой главе, любезно предоставлены нам И.Е. Кожевниковым.

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com