Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / История РПЦ / ПЕРИОДЫ ЦЕРКОВНОГО РАЗВИТИЯ / РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В ХХ ВЕКЕ / Викторианское течение в Русской Православной Церкви. А.Г. Поляков / Глава 11. Деятельность государственных органов по ликвидации викторианского течения в Церкви

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы

 
 
 
 
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени», проходившей с 30 сентября по 2 октября 2020 года
 
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
 
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
 

 
 
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Деятельность государственных органов по ликвидации викторианского течения в Церкви  
 
 
В 1929 г. при Воскресенском соборе г. Вятки спецслужбами была пресечена деятельность «законспирированной церковно-монархической организации», состоящей из 37 человек. Следственные органы хотя и ставили им в вину «преступную деятельность», осуществляемую с конца 1927 г., относили всё же начало её формирования и деятельности к 1926 г., то есть к периоду противостояния с обновленчеством. С конца 1927 г. активная деятельность указанной организации, направленная на борьбу против существующего государственного строя, выразилась, по мнению следственных органов, в следующем: «Высшими церковными кругами ко всему низовому духовенству и верующим была выпущена т.н. декларация с призывом к лояльному отношению к Соввласти. Глушков, Попыванов и другие признать эту декларацию в части, касающейся лояльного отношения церковников к Соввласти, по своим монархическим убеждениям отказались и призывали к этому всех верующих, мотивируя тем, что:
 
1) признание безбожной Соввласти является актом соединения с антихристом;
2) Советскую власть признать нельзя, т.к. последняя ведет борьбу с религией;
3) лояльное отношение к Соввласти есть прямое соединение с большевиками;
4) сатана борется с Церковью, борется с нею и Соввласть, как с сатаной у верующего не может быть никакого общения, так не может быть никакого общения и с Советской властью».
 
Членам «церковно-монархической организации при Воскресенском соборе г. Вятки» были предъявлены следующие обвинения:
 
1.  «Организовав из себя контрреволюционную монархическую организацию при Вятском Воскресенском соборе, поставили своей ближайшей задачей и целью борьбу с Советской властью путем агитации и пропаганды, направленной к свержению и ослаблению» советской власти (23 человека: Юферева Фекла Семеновна (игуменья Феврония), Попыванов Григорий Захарович, Глушков Михаил Валентинович, Юферев Леонид Михайлович, Иванов Константин Николаевич, Широких Александр Терентьевич, Жилин Николай Александрович,  Альпов Иван Васильевич,  Баранова Евгения Андреевна,  Лагунова Фелицата Андреевна,  Шатова Федосья Даниловна,  Кожина Евгения Александровна,  Некрасова Анна Тарасовна, Галашова Агрипина Алексеевна, Дудина Ольга Трофимовна, Акатьева Евдокия Васильевна, Хлыбова Александра Афанасьевна, Салтыкова Валентина Николаевна, Глухих Анастасия Васильевна,  Токарева Анна Николаевна, Филимонов Егор Игнатьевич,  Мухарицын Михаил Васильевич,  Петрова Анна Леонтьевна).
 
2.  «Пытался возглавить собой указанную выше организацию и руководить ею» (Юферев Михаил Алексеевич).
 
3. «Состоял в контрреволюционной монархической церковной организации, снабжая таковую контрреволюционными воззваниями епископа Виктора, организовывал для осужденного Соввластью и контрреволюционную деятельность епископата и духовенства денежную и материальную помощь» (Ельчугин Александр Вонифантьевич).
 
4.  «Состоя членами церковно-приходского совета и примыкая к церковно-монархической контрреволюционной организации Вятского Воскресенского собора, принимали участие в ее деятельности путем устройства нелегальных собраний для оказания организационного сопротивления органам Соввласти, проводимых ими мероприятиях» (Шаромов Алексей Никитич, Кропачев Семен Михайлович, Кирьянов Петр Александрович, Кирьянов Василий Алексеевич, Кремлев Никифор Иванович, Суторихин Михаил Иванович).
 
5.  «Состоя членами нелегального церковно-приходского совета помогали в деятельности церковно-монархической группировке» (Кушов Афанасий Петрович, Кочуров Василий Васильевич, Пересторонин Алексей Александрович,  Литвинов Василий Павлович, Катков Александр Андреевич,  Садаков Федор Васильевич).
 
Ввиду «малосознательности и малограмотности» граждан, в результате чего они являлись «послушным орудием в руках враждебно-настроенного против Соввласти элемента», дело было прекращено в отношении:
 
1) Мухарицина М.В.,
2) Кушова А.П.,
3) Кочурова В.В.,
4) Пересторонина А.А.,
5) Литвинова В.П.,
6) Каткова А.А.,
7) Садакова Ф.В.
 
Все они были освобождены из-под стражи.
 
В отношении Февронии (Юферевой Ф.С.) мера наказания фактически не была применена. Игуменья в связи с её болезненным состоянием была оставлена на свободе[1].
 
В 1930 г. была ликвидирована «преступная» викторианская группа с. Красного Вятского района в количестве 12 человек. Рудин Иван Георгиевич, Рязанцев Василий Дементьевич, Копысов Матфей Петрович, Салангин Иван Андреевич обвинялись в том, что «на почве враждебного отношения к советской власти вели антисоветскую агитацию среди верующих крестьян села Красного, распускали ложные слухи о скорой войне и «неминуемом» падении советской власти. Созвав нелегальное заседание руководителей церковного прихода, решили на нем изымать из обращения серебряные и золотые деньги и на имевшиеся в церковной кассе бумажные деньги скупать серебро и золото. В результате ими было изъято из денежного обращения государства и спрятано серебряных монет 2 тысячи рублей, медных монет – 237 рублей и куплено на черном рынке золотой валюты 200 рублей».
 
Тронин Александр Васильевич, Яронина Просковья Ивановна, Коновалова Анна Николаевна, Старченкова Елена Петровна, Шубина Степанаида Александровна, Цапаева Татьяна Сидоровна, Попова Надежда Ефимовна, Крылова Анна Фроловна были признаны виновными в том, что, «будучи враждебно настроенными по отношению к советской власти, вели антисоветскую агитацию среди верующих, анонимные письма о «явлении» Христа, вели противоколхозную агитацию»[2].
 
1930 год примечателен восемью случаями применения высшей меры наказания,  все они связаны с антиправительственной агитацией. К ней были присуждены: Рязанцев Василий Дементьевич, церковный староста церкви с. Красное (его деяния кратко изложены выше); Анисимов Леонид Семёнович, священник кладбищенской церкви с. Суна; Южаков Александр Иванович, священник церкви с. Верхосунье; Свечников Владимир Владимирович, священник с. Волково Слободского района; Шишов Федор Яковлевич, священник Казанской церкви г. Уржума; Рождественский Георгий Павлович, бывший монах, проживал в д. Овсяниково Уржумского района; Ляпидовский Вениамин Николаевич, священник с. Большой-Рой Уржумского района; Тарабыкин Егор Яковлевич, священник с. Русский-Турек Уржумского района. Последние четыре человека проходили по двум коллективным делам. Подробнее остановимся на них[3].
 
Первое следственное дело связано с деятельностью викторианской группы, организованной настоятелем Казанского собора г. Уржума Шишовым Федором Яковлевичем, который характеризовался следственными органами как «лидер крайне реакционного церковного течения «викторовцев» всего Нолинского округа Нижкрая, постоянный оппонент на диспутах, идеолог и вдохновитель реакционных настроений среди церковников и прихожан…». Его поддерживала «крепко спаянная общей целью и убеждениями ненависти к советской власти» группа, в которую входили: Рождественский Георгий Павлович, бывший монах, проживающий в д. Овсяниково Уржумского района; Новиков Роман Филлипович, бывший волостной старшина, проживающий в д. Н. Толмацкан Уржумского района; Култышев Борис Семёнович, кустарь-сапожник, проживающий в г. Уржуме.
 
В своих проповедях и частных разговорах Ф. Шишов заявлял: «Коммунисты – это антихристы, которых надо проклинать…» Также, осуждая декларацию митр. Сергия, говорил: «Сергиевцы и другие – это поддельные коммунисты, сейчас Викторовское течение самое правильное. Власть советская сейчас душит религию и духовенство. Всех, кто действительно верующий, власть ссылает, сажает в тюрьмы, облагает непосильными налогами». В каждой проповеди Ф. Шишов акцентировал внимание прихожан на приближающийся апокалипсис: «Делать в сей момент ставку на что-нибудь человеческое – безумие. Расчёты на человеческое рушатся, банкротятся, ставка на многолетнюю мудрость и опытность, на учёность, даже на духовность, воспринятую человечески. И страшно, надеясь на это, брать на себя сан священника. Теперь, видимо, мирское мудрование терпит банкротство, носители его приходят к безверию, ставка на всё это бита. К чему же после этого воспитание, образование, какая сему цель – никакая. Идёт суд божий, отметается человеческое, даётся Божие». По мнению следствия, в каждой проповеди Ф. Шишов «стремился подорвать авторитет соввласти, проклиная её, сравнивая современность с варварством». В отношении советской власти уржумский священник имел такие суждения: «Ап. Павел велит подчиняться власти для господа, то есть при условии подчинения власти самому господу».
 
Г.П. Рожественский говорил среди населения о том, что «власть нас притесняет, как же мы будем молиться за неё, везде духовенство ссылают в ссылку, в тюрьму, это власть беззакония, власть, которой действительно не надо подчиняться». Остальные, привлекаемые к ответственности соратники Ф. Шишова Р.Ф. Новиков и Б.С. Култышев распространяли аналогичную агитацию, причём, как указано в обвинительном заключении, активнее Г.П. Рождественского. Однако ВМН была применена к последнему, вероятно, как указано в деле, по причине дружеских отношений с Ф. Шишовым[4]. 
 
Второе дело связано с деятельностью «антисоветской группы», в которую входили: Ляпидовский Вениамин Николаевич, священник с. Большой-Рой Уржумского района; Тарабыкин Егор Яковлевич, священник с. Русский-Турек Уржумского района; Глазырин Петр Михайлович, бывший стражник, проживал в д. Танабаево. Все они следственными органами были обвинены в том, что «распространяли контрреволюционную литературу среди населения, проводили нелегальные собрания, застращивали население пришествием антихриста, использовали бедноту и активистов для своей цели». Под контрреволюционной литературой подразумевалась привезённая неизвестной женщиной из Киево-Печерской лавры для Ляпидовского книга «Близь есть в преддвериях». В ней говорилось о тяжелых временах, переживаемых населением, и пришествии в 1933 г. антихриста[5].    
 
В начале января 1931 г. был ликвидирован нелегальный монастырь около с. Филейка, в который входили священник Виктор Левашов и 18 монахинь, среди них: Татьяна Санникова, Ольга Шулятьева, Анна Фарафонова (Фофанова),Анна Скопина, Мария Понамарева (Пономарева), Анастасия Понамарева (Пономарева), Домна (Доминика) Погудина, Анастасия Осовских, Александра Кошкина,  Анна Королева, Евдокия Коновалова, Екатерина Козлова, Мария Кислицына, Мария Желвакова, Надежда Тиунова, Мария Целищева, Серафима Сунцова. Они обвинялись в том, что, «...объединившись в нелегальный женский монастырь в с. Филейка... по окрестным деревням и среди приходящих в церковь молиться женщин распространяли всевозможную церковную литературу, кресты, иконки, святую воду и проч., одновременно ведя антисоветскую агитацию против проводимых советской властью мероприятий на селе..., т.е. совершали преступления, предусмотренные ст. 58 п. 11 УК. Кроме того, задерживали у себя разменную серебряную и бронзовую монету, стремясь тем самым сорвать нормальное денежное обращение на рынке, т.е. совершали преступление, предусмотренное ст. 59 п. 12 УК...»[6].
 
В 1931 г. была осуждена «группа церковников» в количестве 14 человек, действовавшая на территории Слободского и Белохолуницкого районов. В неё входили: Крекнин Николай Николаевич, Мякишев Николай Корнилович, Мышкин Николай Геннадьевич, Пестов Алексей Владимирович, Мухлынина Макария Петровна, Рычкова Ольга Васильевна, Бакулева Евдокия Ефимовна, Рычкова Мария Фёдоровна, Машковцева Степанида Николаевна, Шильникова Анна Тимофеевна, Двоеглазов Иван Александрович, Шутова Ольга Ивановна, Якимова Зинаида Ивановна, Шабалина Анна Ефимовна. Указанные лица обвинялись в том, «что будучи враждебно настроенными к Соввласти, стремились орг. к-р группу, ставя себе целью срывать все мероприятия Соввласти и партии путем агитации против коллективизации, хлебозаготовок, самообложения с/х налога, расширения посевных площадей, страхования скота, займа индустриализации, льнозаготовок, призывали кр-н к неподчинению Соввласти и свержению ее, собирали нелегальные собрания группы, прорабатывая на них методы и пути борьбы с Соввластью, пропагандировали в массах верующих святости и чудодействия «пламенных младенцев», святого колодца, святой ели»[7].
 
В 1931 г. была ликвидирована подробно рассмотренная нами выше «церковно-монархическая крестьянская партия» в количестве 15 человек.
 
Коновалов Алексей Васильевич обвинялся в том, что: «а) является активным руководителем и идеологом контрреволюционной организации – «церковно-монархическая крестьянская партия»; б) принимал активное участие в создании этой организации и во всей её контрреволюционной деятельности, направленной к подготовке и свержению существующего советского строя».
 
Сергеева Устинья Фёдоровна, Трефилова Матрёна Петровна, Диялов Яков Степанович, Вагина Татьяна Ивановна, Пономарев Александр Петрович, Голубков Макар Егорович, Масксимов Федор Андреевич, Мальцев Иван Павлович, Малышев Федор Павлович, Баранов Арсений Фадеевич, Пронина Александра Алексеевна, Коновалова Дарья Ивановна были обвинены в том, что: а) являлись активными участниками партии; б) практически реализовывали установки партии, направленные на подготовку вооруженного восстания и условий к совершению существующего Советского строя.
 
Стоялов Терентий Васильевич был обвинён в том, что: а) являлся активным участником партии, осуществлял к.-р. деятельность, направленную к подготовке условий к свершению существующего Советского строя; б) состоял в бандитской группе, по заданиям партии совершил ряд террористических актов против активных представителей власти; в) провел ряд вооруженных налетов и ограбил государственные и корпоративные учреждения на нужды организации[8].
 
В феврале 1932 г. на территории г. Вятки и прилегающих к нему ряду районов, по мнению Секретно-политического отдела ПП ОГПУ, была вскрыта и ликвидирована «контрреволюционная церковно-монархическая организация (из 55 человек) «Истинно-православная церковь», руководимая епископами Дмитрием Гдовским и Виктором Глазовским, митр. Иосифом Ленинградским. Как указано в следственном деле: «Организация, являясь филиалом всесоюзной к.-р. организации «ИПЦ», пыталась через активных последователей этой организации священников Будрина, Новинского, Вылежинского объединить и возглавить в бывшей Вятской епархии сторонников «ИПЦ». Организация пыталась развернуть широкую пораженческую к-р. агитацию и вела подготовку к вооруженному восстанию и свержению Советской власти. Практиковала широкое вовлечение в организацию молодежи (студентов, пионеров, учащихся). …Центром возникновения организации явился гор. Вятка, где имелись большие к.-р. кадры в лице местного и сильного духовенства, бывших людей и большого количества монашек». Руководители вятского филиала ИПЦ (один из которых священник Павел Владимирович Будрин получил по делам ИПЦ полномочия от митрополита Иосифа) «с целью «единения сторонников ИПЦ создали в одном из Викторовских приходов г. Вятки (Хлыновском) нелегальное церковное управление, которое и являлось организующим к.-р. центром». По версии следствия, организация, имевшая руководящий центр в г. Вятке, называемый «Секретным управлением», строилась по принципу «ячеек». Последние находились:
 
1) в г. Вятке при Александро-Невском соборе группой из 7 человек руководил священник Лопатин Александр Иванович;
 
2) в г. Слободском при Никольской церкви группу из 7 человек  возглавлял священник Красноперов;
 
3) в с. Средне-Ивкино Верхожижемского района группой из 4 человек руководством священник Попырин;
 
4) в с. Тюмени Верхошижемского района была создана группа под руководством священника Барудкина;
 
5) в с. Русском Вятского района группу из 3 человек возглавлял священник Аркадий Ильич Вознесенский;
 
6) в с. Чепца Просницкого района группой из 12 человек руководил дьякон местной церкви и Александр Владимирович Потехин.
 
 По версии следствия, «все указания принципиального, организационного порядка секретное Вятское управление получило из центра руководителей «Истинно-православной Церкви»: от архиепископа Д. Гдовского, митрополита Иосифа, а также епископа Виктора». Члены вятского филиала ИПЦ обвинялись в том, что:
 
1. «Преследуя контрреволюционные цели, создали и возглавили к.р. организацию церковников, именовавшуюся «Истинно-православная  церковь». Объединили  вокруг себя к.р. духовенство, монашество и быв. людей, через которых вели активную деятельность, пораженческую и повстанческую к.р. пропаганду. Распространяли к.р. литературу, ставя конечной  целью свержение Советской  власти путем вооруженного восстания…» (Будрин Павел Владимирович, Новинский Серафим Григорьевич, Вылежинский Николай Николаевич).
 
2. «Вошли в состав к.р. церковно-монархической  организации «Истинно-Православная Церковь», возглавляли отдельные группы  этой организации, вели активную к.р. пропаганду идей вооруженного восстания и свержения Советской власти…» (Лопатин Александр Иванович, Половников Василий Васильевич, Стародубцева Ангелина Григорьевна, Шестакова Мария Павловна, Потехин Александр Владимирович, Скрябин Василий Егорович, Попырин Филипп Андреевич, Красноперов Александр Николаевич, Вознесенский  Аркадий Ильич).
 
3. «Состояли членами к.р. организации ИПЦ, являлись активом организации, вели усиленную к.р. деятельность в плоскости срыва  хозяйственно-политических кампаний, проводимых в деревне. Вели повстанческую агитацию. Распространяли анонимного содержания письма, выполняли отдельные поручения по заданию руководителей  к.р. организации «Истинно-православной церкви»…» (Юферев Михаил Леонидович, Червякова Анастасия Александровна, Попова Александра Яковлевна, Мельчюкова Александра Степановна, Вагина Евдокия Тихоновна, Столбова Анна Ивановна, Зорина-Маркова Надежда Савельевна, Шилова Павла Ивановна, Жгулева Марфа Яковлевна, Кушов Михаил Петрович, Пешкичев Влас, Глухих Анастасия Васильевна, Мусихин Спиридон Афанасьевич, Стяжкин Николай Федорович, Штин Андрей Петрович, Бровцын Андрей Андреевич, Вахрушев Александр Егорович, Михеев Иван Матвеевич, Полякова Лидия Яковлевна, Окатьева Екатерина Васильевна, Барудкин Артемий Ильич, Бороздина Екатерина Ильинична, Глушкова Анастасия Федоровна, Клестова Наталия Кузьмовна).
 
4.  «Состоя членами к.р. организации – «Истинно-православной церкви», разделяли политические установки организации и являлись ее прямыми пособниками в антисоветской деятельности…» (Тюлькина Мария Михайловна, Кузикова Анна Ивановна, Братухина Наталья Александровна, Рябкова Анфиса Кирилловна, Рассохина Агриппина Андреевна, Полуновских Васса Ефимовна, Воронина Александра Афанасьевна, Зайцева Мария Петровна, Болотов Михаил Николаевич, Полякова Анна Ивановна, Бровцина Анна Васильевна, Старкова Дарья Мефодьевна, Соковнина Мария Михайловна, Кропачева Алевтина Ксенофонтовна, Пантюхина Евфалия Тимофеевна, Бычкова Лукерья Федоровна, Пантелеева Маргарита Ефимовна, Штин Марина Яковлевна, Шутова Ольга Васильевна)[9].
 
В феврале 1932 г. Секретно-политическим отделом ПП ОГПУ Нижегородского края была «ликвидирована церковно-монархическая контрреволюционная организация, являющаяся филиалом Всесоюзной контрреволюционной организации «Истинно-православная церковь». Организация, условно обозначим её как котельничский филиал ИПЦ, состояла из 95 человек и действовала на территории Котельничского, Кикнурского, Яранского, Санчурского, Шарангского, Советского, Шабалинского, Черновского, Пижанского, Арбажского и Даровского районов Нижегородского края.
 
По версии следствия, «непосредственное руководство организацией осуществлялось ярыми последователями «ИПЦ»: реакционными епископами Виктором Глазовским и Нектарием Яранским через институт благочинных. Кроме того, члены организации имели непосредственную связь с Ленинградским центром «ИПЦ».
 
После разгрома Всесоюзного центра «ИПЦ», организация, потеряв руководителей, перешла отдельными звеньями на нелегальное положение и, уйдя в подполье, старалась в лесах организовать нелегальные, тщательно замаскированные группы своих сторонников, а в отдельных случаях перешла к новым формам работы – организации походных церквей и нелегальных молитвенных домов, создавая специальные кадры негласных попов, предоставив им большую арену деятельности для работы в подполье».
 
Возникновение контрреволюционной организации следователи ОГПУ относили к 1927 г., когда изданная митр. Сергием Декларация встретила, по их данным, среди отдельных групп реакционно-настроенного духовенства враждебное отношение, которое сразу же заняло непримиримую позицию в этом вопросе.
 
«Наиболее резкую реакцию в Нижегородском крае, – говорится в материалах дела, – занял тогда бывший епископ Виктор Глазовский (Островидов), который выпустил свое декларативное воззвание, призывающее к непризнанию митрополита Сергия…
 
Этим воззванием епископ Виктор объединил вокруг себя все реакционно-монархические церковные элементы и под благом борьбы за «истинное православие» повел широкую контрреволюционную деятельность.
 
После ликвидации первой контрреволюционной группы, возглавляемой епископом Виктором, члены организации, ликвидированной нами сейчас, восстановили связи с членами политическо-административного центра в лице Ленинградских епископов Дмитрия Гдовского и Сергия Нарвского, продолжали контрреволюционную деятельность в духе установок епископа Виктора, получая в то же время указания от Дмитрия Гдовского вплоть до 1929 года. После 1929 года руководство филиалами контрреволюционной организации «ИПЦ» перешло к епископу Нектарию Трезвинскому, возвратившемуся из ссылки, в которой Нектарий встретился с епископом Виктором и от последнего получил указания. После изоляции Нектария руководство филиалами контрреволюционной организации сосредоточилось в руках отдельных благочинных».
 
Структура организации, по версии следствия, выглядела следующим образом:
 
1. В Котельничском районе было две ячейки ИПЦ: одна в г. Котельниче, руководимая благочинным Несмеловым, и вторая – в с. Ильинском Котельничского района, руководимая благочинным Поповым.
 
2. В Яранском районе филиал ИПЦ возглавлял благочинный Никонов, под руководством которого находилось свыше 30 приходов на территории Яранского, Кикнурского, Шарангского и Санчурского районов.
 
3.  В Советском районе филиал возглавлял благочинный с. Советска Мышкин, под руководством которого находились церковные приходы Советского, Пижанского и часть Арбажского района.
 
4. Шабалинский филиал, который возглавлял Галицкий П.С. По мнению следствия, «идейное руководство филиалами осуществлял епископ Глазовский Виктор (Островидов), а после его ареста – епископ Яранский Нектарий (Трезвинский). ...После ареста епископа Виктора руководители филиалов связались с членами политическо-административного центра «ИПЦ» в лице епископов Дмитрия Гдовского и Сергия Нарвского».
 
Следствием были выделены следующие направления «контрреволюционной деятельности» организации: объединение вокруг идей защиты «Истинно-православной церкви» широких масс крестьянского населения; активная борьба против коллективизации сельского хозяйства, срыв хозяйственно-политических кампаний и разложение колхозов; распространение контрреволюционной литературы; провокация чудес и использование их в целях расширения контрреволюционного влияния на население; провокация массовых выступлений; организация подполья и института «негласных попов»; пораженческая и повстанческая пропаганда, проявляющаяся в распространении слухов.
 
Члены ИПЦ обвинялись в том, что:
 
1. «Преследуя контрреволюционные цели, вошли в состав церковной к.-р. организации, именовавшейся Истинно-православная церковь, на территории Нижегородского края, возглавив ее, руководили ее деятельностью, объединяли вокруг себя кулачество и монашек, вели активную к.-р. работу, преследуя конечной целью подготовку к свержению Соввласти…» (Никонов Иван Владимирович, Попов Иван Андреевич, Мышкин Николай Михайлович, Стародумов Иван Савватеевич, Стрельников Михаил Ипполитович, Галицкий Петр Степанович, Несмелов Леонид Васильевич).
 
2. «Войдя в состав к.-р. организации Истинно-православная церковь, организовали церковное к.-р. подполье, руководили им и по заданиям организации вели активную контрреволюционную работу среди населения…» (Сухоруков Сергей Петрович,  Разгулин Иван Васильевич,  Созинова Акулина Николаевна, Бакулова Евдокия Егоровна).
 
3. «Вошли в состав к.-р. организации «ИПЦ», являлись связистами, выполняли задания по связи организации с членами Церковно-политического центра ИПЦ и принимали участие во всей к.-р. деятельности организации…» (Мосунов Нестор Яковлевич, Слобожанинова Акулина Гермогеновна, Кузьминых Клавдия Ивановна).
 
4. «Вошли в состав Церковно-монархической к.-р. организации «Истинно-православная церковь», являлись активом организации, принимая деятельное участие во всей ее к.-р. работе…» (Тепляшин Петр Иванович, Курбановский Николай Николаевич, Рублев Геннадий Васильевич, Попов Василий Георгевич, Завьялов Геннадий Трофимович, Касьянов Афанасии Игнатьевич, Дитиримов Павел Николаевич, Емельянов Серапион Николаевич, Кондаков Иван Иванович, Усольцев Алексей Васильевич, Юдинцев Александр Карпович, Огородов Михаил Александрович, Кочев Александр Анисимович (он-же «Авраамий»), Яндуляцкий Семен Иванович, Головин Алексей Михайлович, Кириллов Петр Анатольевич, Лубнин Алексей Викентевич, Прахов Николай Семенович).                                         
 
5. «Вошли в состав к.-р. организации «Истинно-православная церковь» и вели по задания организации к.-р. работу среди населения…» (Овчинников Василий Васильевич, Юферева Елена Андреевна, Малых Иван Денисович, Олюнин Павел Федорович, Петухов Андрей Афанасьевич, Драгина Екатерина Николаевна, Щатов Иван Павлович, Галкин Василий Матвеевич, Крежнин Григорий Александрович, Слобоканинова Парасковия Петровна, Ржаницына Ольга Васильевна, Чербинин Платон Никандрович, Федоровский Петр Иванович, Азерьянов Степан Николаевич, Ложкин Алексей Всеволодович,  Медведев Леонид Викентьевич, Родина Ангелина Федоровна, Лаптева Ксения Игнатьевна, Теряхов Петр Алексеевич, Кукарников Александр Андреевич, Тилкевич Николай Николаевич, Петухова Ольга Капитовна, Хамонтова Агриппина Михайловна, Лобанова Екатерина Леонтьевна, Березнева Наталья Мануйловна, Гребенкина Татьяна Николаевна, Тарасова Татьяна Герасимовна, Свинцова Евдокия Константиновна, Шарова Харитина Аниксивна, Киселева Мария Фоминична, Шаров Василий Аникиевич, Лопатин Николай Дмитриевич, Головин Михаил Иванович, Сухорукова Мария Николаевна, Демшова Анна Прохоровна, Безденежных Илья Петрович, Щеглова Екатерина Павловна, Русских Ольга Васильевна, Забегаев Иван Павлович, Попов Михаил Александрович, Попов Пётр Александрович, Попов Степан Попович, Попов Николай Степанович, Кульпин Иван Фомич, Макаров Степан Федорович, Хромихин Александр Александров, Мягчилов Михаил Степанович, Жарихин Василий Васильевич, Целищева Марфа Корниловна, Наимущина Агриппина Алексеевна, Луковник Захар Михеевич, Никитин Варсонорий Прокопьевич, Курочкин Иван Петрович, Шанина Екатерина Алексеевна, Кочешков Николай Александрович, Смехова Александра Михаиловна, Христолыбов Прокопий Павлович, Лоптев Евдоким Иванович, Соколов Александр Иванович, Домрачев Арсений Александрович, Скурихина Александра Макаровна, Гребнева Анисия Никитична, Глушкова Александра Петровна).
 
Обвиняемые Луковников Захар Михеевич, Козьминых Клавдия Ивановна и Бакулова Евдокия Егоровна в связи с «малограмотностью», в результате чего они стали послушным орудием в руках «преступников», были освобождены под подписку о невыезде с места жительства[10].
 
Одни из фигурантов вышеуказанного дела первые и наиболее из активных викториан, а именно: благочинный И.И. Фокин и священник П.А. Образцов до ликвидации котельничского филиала ИПЦ уже были осуждены по линии ОГПУ и находились в ссылке. Так, Фокин Иван Иванович был осуждён в конце 1929 г. в связи с тем, что, как указано в обвинительном заключении, являлся опасным элементом. Он был «центральной фигурой в кулацко-зажиточной и антисоветски настроенной прослойке. Являясь представителем епископа Нектария, в своё время за а/с деятельность высланного в «СЛОН», Фокин в условиях села Падерино и всех селений, входящих в состав 5-го благочинного округа, на протяжении ряда лет держался консервативной косности и, используя своё влияние на верующее население, тормозил ряду не только чисто политических, но культурных начинаний»[11]. Образцов Пётр Александрович был осуждён 10 июня 1931 г. за высказывания о том, что советская власть душит крестьянство налогами, а также распространением воззвания Соловецких епископов и открытого письма священников г. Москвы к митр. Сергию (от 26-28 ноября 1927 г.) [12]. 
 
Весной-летом 1932 г. были «зачищены» оставшиеся в Кикнурском районе «хвосты» ликвидированного в феврале 1932 г. котельничского филиала ИПЦ. К таковой группе относились: Фаворский Василий Ильич, Лагунов Алексей Алексеевич, Чащина Парасковья Андреевна, Малышев Павел Николаевич, Колесников Яков Иванович, Березин Василий Матвеевич, Падерина Парасковья Николаевна, Лбова Ефросиния Михайловна, Шарова Матрена Макаровна, Швецов Василий Алексеевич, Зыков Михаил Ильич, Вершинина Пелагея Яковлевна, Падерина Серафима Всеволодовна. Указанные лица, по версии следствия, являлись продолжателями политических и тактических установок ИПЦ: вели пропаганду идей о непризнании и неподчинении советской власти как «власти от дьявола-сатаны»; призывали крестьянскую массу к невыполнению хозяйственно-политических кампаний, к выходам из колхозов и т.д. Практически «контрреволюционная» работа кикнурского «хвоста» котельничского филиала ИПЦ проявлялась в распространении листовок и нелегальной литературы, организации и проведении нелегальных собраний (под видом молитвенных), «систематической агитации и пропаганде против всех мероприятий Советского правительства на основе внедрения религиозного фанатизма в крестьянской массе»[13].
 
В середине 1932 г. ликвидированы оставшиеся в Арбажском районе «хвосты» Котельничского филиала ИПЦ. Члены организации, в которую входили Юферев Виктор Константинович, Жгулева Парасковья Яковлевна, Рогачев Прокопий Фокеевич, «унаследовав установки организации, не признавая Советскую власть, путем агитации вели борьбу с ней, питая надежды на скорое падение Соввласти и восстановление монархического строя». Их преступная деятельность, по мнению следствия, проявлялась в противодействии посредством агитации колхозному строительству и в проводимых в деревне хозполиткампаниям (в частности, по весеннему севу); распространяли слухи о войне, товарном голоде и кончине мира. По версии следствия, привлекаемые к ответственности лица «с целью получения указаний в своей к/р. деятельности… поддерживали живую связь с руководителями центра «ИПЦ» - Епис. Виктором и Нектарием, а также руководителями местных филиальных ячеек»[14].
 
Всего за 1928-1932 гг. по следственным делам[15]проходило не менее 365 человек, принадлежащих к викторианскому церковному течению, из них в 1928 г. – 2, 1929 г. – 24, 1930 г. – 96, 1931 г. – 48, 1932 г. – 150, не установлена точная дата осуждения у 47 человек. Обвинение, как правило, происходило по ст. 58 п. 10 УК РСФСР, в меньшей степени совместно со ст. 58 п. 11 УК РСФСР[16].
 
Применяемые меры наказания: до 1 года – 13; от 1 года до 3 лет – 228[17]; от 3 до 5 лет – 47[18], от 5 до 10 лет – 9; ВМН – 8; освобождено от судебной ответственности, в качестве наказания зачтён срок предварительного заключения, дело прекращено – 15; оштрафовано – 2[19]; срок наказания установить не удалось у 47 человек. Не менее чем в 3/4 от общего количества дел так или иначе фигурируют монашествующие (чаще всего монахини) либо как обвиняемые, либо в качестве активных агитаторов или просто социальной базы ликвидированных «контрреволюционных церковно-монархических организаций» и т.д. Также не менее чем в 2/3 следственных дел отмечено, что социальной базой указанных организаций были «бывшие люди», то есть кулаки, торговцы, фабриканты, заводчики, дореволюционные государственные служащие и др. Речь, конечно, уж не ведётся о духовенстве.
 
С вхождением в состав Вятского края Лузского района, ранее являвшегося частью территории Северо-Двинской губернии, число репрессированных антисерган также расширилось. Из 15 осужденных последователей епископа Иерофея Никольского 3 человека были привлечены к ответственности в 1929 г., 12 – в 1932 г. [20].
 
Среди сергиан также было распространено негативное отношение к светской власти, что, по своей сути, выходило за рамки лояльных по отношению к советскому правительству норм, установленных Декларацией 1927 г., циркуляром от 2 апреля 1929 г. и в целом противоречило церковно-политическому курсу митрополита Сергия. За 1928-1932 гг. по следственным делам проходило не менее 123 сергиан, из них в 1928 г. – 4, 1929 г. – 14, 1930 г. – 33, 1931 г. – 18, 1932 г. – 27, не установлена точная дата осуждения (в том числе по причине прекращения дел) 27 человек. Были привлечены к ответственности 2 епископа, 61 священник, 8 дьяконов, 10 псаломщиков, 17 монашествующих. 3/4 репрессированных составили мужчины. К пятерым в 1930 г. была применена ВМН. Отметим, что сергианских приходов было в три раза больше, чем викторовских, а количество репрессированных в три раза меньше.
 
Особо следует отметить, что яранские антисергиане, а также репрессивные органы власти в 1932 г. характеризовали деятельность еп. Нектария как продолжение линии еп. Виктора. Наряду с продолжением признания в качестве своего лидера еп. Виктора в среде яранских антисергиан имела место тенденция в позиционировании себя в качестве представителей «религиозного течения викторовской ориентации», или викторо-нектариевской ориентации, или Истинно-православной церкви. Следует отметить, что все указанные самоназвания воспринималось как синонимы и противопоставлялись предлагаемой ОГПУ трактовке термина «истинно-православная церковь» как контрреволюционной организации. Имели место и редкие исключения. Например, обвиняемый Рублев Г.В. на допросе заявил: «Состоя в рядах духовенства, официально епископа Виктора, я признаю, что Викторовское духовенство как одно целое есть контрреволюционная организация, маскирующаяся «Истинно-православной церковью»…»[21]
 
Итак, в связи с антиправительственной позицией представителей викторианского течения РПЦ в целом в период с 1929-го по 1932 г. ОГПУ были ликвидированы: исторически сложившаяся и поддерживаемая викторианами структура церковного управления; более 2/3 викторианских священников, пополнение которых было почти невозможным по причине отсутствия епископов; практически всё выявленное организованное монашество (совместно проживающее в нелегальных монастырях), которое на протяжении всего послереволюционного времени играло важную и особую роль в формировании отношения верующих к высшей церковной и светской власти.
 
Таким образом, можно говорить, что в 1932 г. викторианское течение в Русской Православной Церкви прекратило своё существование как самостоятельная от Московской Патриархии жизнеспособная церковная организация, имеющая обособленное управление и возможность легального распространения своего влияния на широкие слои верующих.
 
© А.Г. Поляков
 
Материал из книги - Поляков А.Г.Викторианское течение в Русской Православной Церкви. – Киров, 2009
 
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 25 июля 2014 г.
  
 
 
Примечания

 
[1] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.7. – Д.Су-8585.Т.1; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.7. – Д.Су-8585.Т.2. – Л.218-229.
[2] ГА КО. – Ф.Р-2943. – Оп.15. – Д.415. – Л.7-11.
[3] ГА КО. – Ф.Р-2943. – Оп.15. – Д.415. – Л.7-11; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-7488. – Л.92-97; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-9964. – Л.27-41; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.7. – Д.Су-8580.Т.1. – Л.133-152; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.7. – Д.Су-8804. – Л.113-133.
[4] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-9964. – Л.27-41.
[5] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-7488. – Л.92-97.
[6] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8022. – Л.256-269.
[7] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.7. – Д. Су-8727. – Л.335-357.
[8] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10210.Т.2. – Л.120-151.
[9] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.5. – Л.1-43.
[10] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.1-62.
[11] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.4. – Д.Су-4947. – Л.21-22.
[12] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.4. – Д.Су-5368. – Л.1-34.
[13] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8195. – Л.236-243.
[14] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.2. – Д.Су-1845. – Л.50-55.
[15] Несколько обособленно в хронологическом отношении стоит дело о ликвидации зимой-весной 1933 г. «охвостья» вятского филиала ИПЦ в с. Малюганиха (Митино). Руководителем «контрреволюционной» организации был признан последователь еп. Виктора священник Василий Иванович Мышкин. На допросе он показал: «Епископа Виктора мы считаем истинно православным епископом, поэтому признаем его своим руководителем...». В с. Митино приезжали викторианские верующие за 15 км. из г. Вятки. Также в Вятке был обнаружен и новый «нелегальный монастырь» по адресу ул. Дерендяева, дом №98. Как указывало следствие, его насельники «являлись последователями Иоанна Кронштадского и участвовали на ионитских общих молениях. Все они считают своим руководителем епископа Виктора. Руководила нелегальным монастырём «иоанитка» Анна Даниловна Саломатова (в январе 1933 г. она внезапно скрылась в неизвестном направлении). Всего по этому делу проходило 16 человек: 1 священник, 2 дьякона, 7 бывших насельниц монастырей, 5 прихожан из Хлыновской церкви г. Вятка, в том числе Новинский Иван Григорьевич, брат бывшего священника Хлыновской церкви отца Серафима, 1 домовладелец, у которого жили монахини. Им было предъявлено следующее обвинение: «Филиал контрреволюционной организации ставил перед собой в основном следующие задачи: призывать верующих к неподчинению советской власти, вести активную борьбу против хозяйственно-политических кампаний, проводимых на селе; противодействовать коллективизации сельского хозяйства, разъяснять верующим о митрополите Сергии, что он изменил истинному православию и продался большевикам...» (Чудиновских Е.Н., Жаравин В.С. Сестры…).
[16] Статья 58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву, ослаблению советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст. 58-2; 58-9), а равно распространение, изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собою лишение свободы не ниже шести месяцев. Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2. Статья 58-11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2. Статья 58-2. Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях и в частности с целью насильственно отторгнуть от СССР и отдельной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные СССР с иностранными государствами договоры, влекут за собою высшую меру социальной защиты – расстрел или объявление врагом трудящихся, с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и тем самым гражданства СССР и изгнанием из пределов СССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества.
[17] Применялась, как правило, высылка, в меньшей степени – лишение свободы.
[18] Применялось как лишение свободы, так и высылка (в редких случаях мера наказания была условной).
[19] Не указаны случаи, когда штраф налагался дополнительно к лишению свободы.
[20] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10146. – Л.2,29об,45; ГАСПИ КО. – Ф.6799. –Оп.8. – Д.Су-10267.Т.2. – Л.60об.
[21]ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.6.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com