Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

Глава 10.
 
Политическая позиция викториан в 1927 – 1932 гг.  
 
В Вятском крае в 1929 г. 93,8% населения проживало в сельской местности. 27,75% крестьянских хозяйств принадлежало к беднякам, 62,28% к середнякам, 9,97 – к зажиточным или кулацким хозяйствам[1]. В декабре 1929 г. Нижегородский крайком определил срок коллективизации для Вятского, Котельничского и Нолинского округов в 2-2,5 года. Только за февраль 1930 г. процент коллективизации увеличился в Вятском округе с 7,5 до 53; Нолинском – с 15,3 до 54,5; в Котельничском – с 7,2 до 48,9. В Вятском и Котельничском округах ставка была сделана на создание коммун, что предполагало обобществление имущество и совместный труд её членов. Например, в Вятском округе из форм колхозов 75% составляли коммуны, 20%  – сельхозартели, 5%  – ТОЗы. Высокий темп коллективизации зачастую сопровождался администрированием, нарушением принципа добровольности[2].
 
Осенью 1927 – в конце 1928 гг. политическая позиция[3]викториан преимущественно была связана с вопросом о должном отношении в целом к власти: придерживаться нейтрально-лояльной аполитичности еп. Виктора, либо вслед за митр. Сергием открыто заниматься легитимацией советской власти. При этом первый вариант не исключал возможность неприятия, осуждения антицерковной политики светской власти. Конечно, распространение викторианства определённым образом способствовало политизации верующих, причём в ряде случаев открыто в антиправительственных тонах. Например, в 1928 г. священники г. Слободского Крекнин, Мышкин и дьякон Микеев, «агитируя среди верующих за Викторовскую ориентацию, говорили, что верующие не должны признавать декларации м. Сергия, которая призывает на путь лояльности к Соввласти, т.к. православная церковь не может быть лояльна с Соввластью, верующие должны не радоваться успехам Соввласти, а бороться против них»[4]. 
 
Вслед за ужесточением политики государства в области сельского хозяйства наблюдается рост антисоветских настроений[5]викториан. Заметно эта тенденция стала проявляться в 1929 г.
 
Отдельные викториане видели в качестве одного из главных результатов строительства «нового» общества и коллективизации уничтожение Церкви, религии, чей высокий уровень влияния на жизнь людей характеризует традиционное общество[6]. Например, Будрин считал: «На проводимую Соввластью коллективизацию наше церковное объединение смотрело как на неизбежное бедствие для крестьянства и гибель для «Истинно-православной церкви». Поэтому, естественно, дальнейшее развертывание колхозного строительства, порождающее безбожие, противопоставляется православной церкви. Отсюда нельзя выбрать иного пути, как встать с разъяснением перед верующими, чтобы крестьяне в колхозы не входили, что колхозы – это дело рук предшественников антихриста, от которых крестьянство надо удержать». Об отношении к политике по крестьянскому вопросу следует сказать то, что поскольку Советское правительство разделяет все крестьянство на классы и причисляет нас, духовенство, к классу врагов кулачества, несомненно, с последним не может действовать совместно. Взгляд на бедноту у нас установился такой, что эта беднота образуется не из-за каких-либо кулацких эксплуататорских или других каких кабальных условий, а поддерживается благодаря своей лени и нежеланию работать»[7].
 
Политические установки викториан можно свести к следующим основным тезисам:
 
1. Советская власть – антихрист, или установлена антихристом, антихристанская, сатанинская, антирелигиозная и т.п. Признавать её не следует.
 
2. Власть не должна быть антицерковной. В качестве приемлемой является власть монархическая, так как она является защитницей Церкви.
 
3. Советская власть недолговечна. Будет война, и советская власть будет свергнута. Предполагаемые «конец света» или природные катаклизмы её покарают. 
 
4. Коллективизация – мероприятие по подчинению человека антихристианской власти. В  случае поражения советской власти колхозников ждёт наказание.
5. Советская власть своими мероприятиями (твёрдые задания, государственные займы, налоги и т.п.) разоряет крестьян и духовенство. Мероприятия можно (нужно) саботировать, бойкотировать.
 
Вышеизложенные тезисы, как правило, были тесно увязаны между собой и являлись элементами совокупности антиправительственных настроений викториан, общей доминантой для которых в 1929-1932 гг., как правило, было резко негативное отношение к государственным кампаниям в деревне и главным образом к коллективизации. В хронологическом плане рассмотренные нами 337 собственных свидетельств викториан, отражающие их антиправительственные взгляды, в пропорциональном отношении располагаются примерно[8]следующим образом: 1929 г. – 1/10, 1930 г. – 3/10, 1931 г. – 4/10, 1932 г. – 2/10[9].
 
Особое место в совокупности взглядов викториан, характеризующих их отношение к власти, занимало неприятие политики правительства в области образования и воспитания подрастающего поколения. Имело место прямое противопоставление значимости для жизни человека Церкви и школы. Часть верующих не пускала своих детей в школу по причине того, что там учат «по советскому», не преподаётся закон божий. Школа воспитывает безбожников. По этой же причине крайне негативно характеризовались пионерские и комсомольские организации, члены которых не только не должны были посещать церковь, но и активно привлекались к участию в антирелигиозных мероприятиях. Религиозному просвещению молодёжи викторианами уделялось значительное внимание: проводились индивидуальные и коллективные беседы, при церквах предоставлялись места для проживания, работа, организовывались хоровые кружки и т.д.[10]
 
Наиболее активную работу с молодёжью осуществлял священник Вылежинский. Он считал, что в отношении несовершеннолетних церковь имеет одинаковые со светской властью права на распространение своей идеологии. С согласия родителей является вполне возможным в домашних условиях обучение закону божьему. В течение полугода священником от молодёжи было получено более 400 писем, значительная часть тематики которых была связана с вопросами  свободы религиозной совести в условиях атеистического образования и воспитания. Например, студентка Шляпина в письме сообщала: «С принятием православия начала учиться хорошо, но поддалась искушению, с тех пор учение стало плохое и пошли неудовлетворительные отметки. В настоящее время полтора года учусь в сельскохозяйственном техникуме. На пасху пели у Предтечи. Товарищи увидели из Техникума и передали директору. Постановили нашу ячейку исключить. Но господь помог, не исключили, протащили только в стенную газету». Другой пример: пионерка Жаркова писала: «Я пионерка, я бы ни за что не записалась, меня насильно записали. Я сейчас во второй группе учусь. Я в выходной день хожу потихоньку в церковь». Суть ответов Вылежинского на письма сводилась к тому, чтобы молодёжь от религии и церкви не отходила[11].
 
Неприятие викторианами секулярного характера образовательной и молодёжной политики правительства или даже просто продвижение среди молодёжи альтернативной идеологической системы рассматривались органами (прежде всего репрессивными) светской власти как часть антиправительственных взглядов.
 
С 1929 г. по мере социально-экономических, общественно-политических преобразований, связанных с форсированной модернизацией страны, антисоветские взгляды, настроения всё более стали определять политическое поведение[12] викториан, одним из массовых проявлений которого являлась агитация[13].
 
Антиправительственная агитация всё более приобретала эсхатологическую окраску. Так, члены ликвидированного во второй половине 1929 г. одного из крупных и авторитетных викторианских центров – Воскресенского собора г. Вятки – целенаправленно распространяли среди верующих бывших Вятского и Котельничского уездов информацию о том, что «советская власть есть сатана, ей подчиняться верующим не нужно. Наступили последние времена мира, скоро пришествие антихриста. Антихрист уже появился в лице Советской власти»[14]. Распространялись слухи о наступлении царства антихриста и о близости второго пришествия, для которого указывались различные сроки[15].
 
Важное место в формировании отношений викториан к власти имели слухи. Их тематика отражала весь спектр антиправительственных настроений. Одними из наиболее активно распространяемых, особенно в 1931-1932 гг., были слухи об обострении международных отношений и слабости международного авторитета советской власти, о скором её падении в результате войны с другими странами. В числе претендентов на роль победителей чаще всего указывались Англия, Франция, США, Япония, Китай. В качестве одного из результатов войны ожидалась расправа над коммунистами и колхозниками. Среди международной тематики слухов следует также отметить толки об ожидаемом свертывании антирелигиозной политики советской власти в связи с «заступничеством» Папы Римского[16].
 
Политическая агитация прослеживается и в деятельности популярных в народе религиозных деятелей, имевших, по представлениям верующих, особую связь с Богом. К таковым относили юродивых, прозорливцев, странников и т.п. Некоторых из них  народ воспринимал за  святых. С одной стороны, их деятельность была акцентирована на религиозных вопросах, с другой, сам факт деятельности таких лиц в среде викториан воспринимался последними в качестве доказательства правоты собственных мировоззренческих, в том числе политических взглядов. К тому же из иносказательных предсказаний «прозорливцев» «нужные» выводы было сделать не сложно, да и прямых предсказаний о судьбе советской власти было немало. Приведём несколько примеров. «Прозорливый Влас» (Пешкичев) о своей деятельности говорил: «Ещё в молодые годы я жил на Филейке у иеромонаха Стефана. Поэтому когда  после смерти его я ушел с Филейки, меня стали считать за юродивого. Я бывал во многих районах: в Халтуринском, Верховенском, Оричевском, Вятском и др. Будучи в разных деревнях, я предсказывал войну, гибель безбожников и т.д.  Народ во всем верил мне и уважал меня. Однажды, будучи на Хлыновке, я указал монашкам, что эта власть есть власть безбожная… сеять нынешней весной не надо, так как скоро будет война. Я сумел достичь такого авторитета, что часть наиболее фанатично верующих специально меня искали, приходя ко мне, и спрашивали у меня советов. Когда я приходил в Вятку, местом посещения являлись Александровский собор и Хлыновская церковь»[17].
 
В доме Г.Х. Мосунова по вечерам собирались 40-50 верующих крестьян из д. Роженцово и Гусево. На этих собраниях присутствовал священник Копачиский из д. Червяновы и мальчик Коля. Последнего садили в передний угол на скамейку, после чего начиналось моление, во время которого мальчик смеялся и говорил: «Не поддавайся антихристу, почитай бога, чаще ходи в церковь». Все присутствовавшие Коле верили, воспринимая его слова за слова Бога.
 
Почитавшаяся женщинами за святую слепая нищая «прозорливая» Маренушка говорила, что «истинно-православная церковь только в Гостеве, остальные церкви имеют антихристовую печать… колхозники погибнут, они предались антихристу».
 
Священник В.Г. Попов с целью популяризации святости больной женщины «Клавдии» каждую субботу ходил к ней и служил молебны, привлекал к ней верующих. «Святая Клавдия» приходящим предсказывала о будущей перемене власти.
 
В д. Шубины Шарангского р-на проживал безногий мужчина-инвалид Никита Ильич Гунин, который разъезжал по церквам. В 1929 г. монахи Огородов, Юдинцев, Кочев, Яндуляцкий при помощи верующих выстроили ему в поле келью, которую обставили иконами и церковной утварью. Келью стали посещать духовенство и верующие. Вскоре Никита прослыл за «святого». Приходящей публике Никита проповедовал: «обновленцы – изменники поддались антихристу – Советской власти, а с ними надо вести борьбу». Популярность Никиты возросла настолько, что паломники к нему приходили за 100-150 км. Им он читал религиозные книги, на вопросы давал ответы и советовал в колхозы не вступать.
 
Определённую политическую окраску имели и популярные в народе многочисленные слухи о «божественных» свидетельствах, чудесах и т.д. Их авторами и источниками распространения зачастую выступали священнослужители, монахини, странники, что придавало слухам определённый вес. Так, в феврале 1932 г. священником Никоновым был распространен слух, что на небе появилось солнце, за которым летали ангелы, что означает предвестие войны и скорое падение Соввласти…»[18]. Лбова, Фаворский, Шарова, Верещагина истолковывали явления на небе как предвестники мировой войны и гибель советской власти. В феврале 1932 г., указывая на северное сияние, говорили, что скоро будет война, и всем колхозникам будет конец, на землю придет антихрист и будет клеймить колхозников[19].
 
В Даровском, Котельничском и Арбажском районах широкое распространение получило так называемое «письмо богородицы». В нем описывалось видение, случившееся в с. Демьяново Киевского округа: «3 июня мальчики пасли скот. Первый Демьян, второй Николай, в 9 часов утра… из облаков спустился крест, от креста отделился человек… было слышно, как пели ангелы… На небе Господь сказал: «Не забывайте, скоро, скоро я приду судить людей, буду судить нечестных, все пойдет по святому писанию, Матерь Божья. Верьте в святое писание, но будете не верить, будете наказаны ветром, огнем, градом. Пойдет брат на брата, сын на отца…»[20].
 
В Арбажском и Советском районах распространялась среди населения повстанческая «святая грамота». В ней говорилось: «Объявитель сего раб божий Александр уволен из града божия нового Сиона… но токмо бога славословить, исчатьев дьявола палачей Советской власти, с их исчадий сатаны должны избегать, их коммун и колхозов яко огня опасается…»[21].
 
В поддержании «единого информационного пространства», состоящего из слухов, новостей, писем, воззваний, пророчеств, поучений и т.п., между отдельными викторианскими приходами, а также внутри их особое место занимали странствующие монахи, верующие, преимущественно из женщин.
 
«Стационарным» источником агитации, как правило, являлись церкви, нелегальные монастыри. Зачастую при церквах проживали либо работали монахини, имевшие большое влияние на верующих, в особенности на женщин. Члены церковных советов являлись, с одной стороны, единомышленниками причта, а с другой – распространителями мировоззренческих установок причта среди народных масс. Конечно же, имела место и обратная тенденция, поскольку в соответствии с законодательством именно от верующих зависело «трудоустройство» священника. Последний, таким образом, должен был соответствовать запросам верующих или как минимум не вступать в принципиальные разногласия с ними.
 
В качестве площадок для политической агитации использовались места скопления верующих: церкви, церковные помещения. Собирали народ набатным звоном, проводились индивидуальные беседы. Устраивались нелегальные «закрытые» собрания в частных домах, лесах.
 
Имела место и латентная агитация. Так, священник Новинский в 1931 г. на исповеди спрашивал верующую А. Фукаловых, не читает ли та безбожной литературы, не ходит ли слушать безбожных речей, не участвует ли в безбожных выборах, так как всё это является великим грехом[22]. Другой пример: священником Вылежинским для верующих была разработана специальная анкета, имевшая ряд вопросов и ответов. Их автор так пояснял значение анкеты: «По ответам на эти вопросы можно было определить стремление верующего и указать ему то направление, по которому ему следует идти. Имелось примерно 450 вопросов, часть из этих вопросов я носил с собой». Приведём выдержки из этого вопросника:
 
*    «…Не читал ли ты сочинений, написанных во враждебном духе святой церкви, не слушаешь ли богохульного учения неверующих еретиков, не был ли в дружеских отношениях с ними по вопросам религиозным.
 
*    Обращаешься ли ты в делах сомнения о вере к духовным пастырям. Просишь ли ты их советов относительно направления твоей жизни на путь спасения.
 
*    Не ходишь ли ты в те собрания, где оскверняют нравственное чувство.
 
*
   Любишь ли ты, брат мой, свое отечество.
 
*   Не был ли ты когда безбожником или не сочувствовал ли ты пагубному учению несчастных безумцев – безбожников…»
 
К вопросам рекомендовались варианты ответов. Например: «Лучше избирай умереть, когда только нужда потребует, нежели согрешить. Знакомиться и беседовать с людьми  благочестивыми и рассудительными и избегать разговоров и людей безнравственных. Угашай искру, пока в пламень не возросла и убивай врага, пока он мал и т.д. …»[23].
 
Одним из результатов антиправительственной агитации викториан явился в отдельных местностях массовый выход из колхозов и даже их полный распад: саботаж и бойкот государственных кампаний. Нами выявлено не менее 27 таких случаев[24]. Например, в 1928 г. под влиянием Южакова в д. Дымково была сорвана общественная запашка земли. Когда в мае 1929 г. землю, закреплённую за священниками, передали для общественной запашки, крестьяне от этой запашки отказались. Агитация этого же священника привела к тому, что в подписке 2-го займа индустриализации из 28 дворов приняли участие всего 6 дворов. 28 августа 1929 г. на общем собрании крестьяне д. Дымково приняли решение о категорическом отказе от подписки на 3-й заём. В 1929 г. в результате антиколхозной агитации священника Москвина колхоз в с. Кырмыж в 1929 г. развалился, а подписка на государственный заём была сорвана[25]. Весной 1930 г. в с. Корляки в результате распространения духовенством на колхозном собрании верующих (присутствовало около 2000 человек) слуха о том, что «скоро война, и коллективников будут вешать и резать», имел место массовый выход крестьян из колхоза[26]. В марте 1932 г. в д. Лобасты развалился колхоз благодаря выступлению Южакова, который утверждал то, что: «в мае месяце будет война, Соввласть сметут, а колхозников на огне сожгут…»[27]. Благодаря агитации священника Тишкевича, который утверждал, что коллективизация ведёт к гибели религию, и, чтобы спасти свою душу от антихриста, нужно выходить из колхозов, в д. Бахтино Шарангского района из колхоза с. Роженцова из 261 хозяйств вышло 86[28].
 
Одной из наиболее крайних активных форм политического поведения викториан были массовые выступления против властей. Все они носили локальный характер и были вызваны конкретной ситуацией.
 
3 октября 1929 г., выполняя распоряжение районных органов власти, чиновник Кодолов прибыл в с. Дымково Бобровского с/с. и предложил второму священнику церкви с. Дымково Маковеему и просфорнице Анне Казаковой в 3-х дневный срок выселиться из нанимаемой ими под квартиру палатки при церкви и внести причитающуюся с них квартирную плату. Указанные лица, освободив палатку, закрыли ее на висячий замок, ключ от которой А. Казакова забрала с собой. На состоявшемся 5 октября совещании священники Южаков и Маковеев, А. Казакова, председатель церковного совета Даниил Мокрушин в целях противодействия выселению указанных лиц решили организовать выступление верующих. В воскресенье, 6 октября, во время и после обедни причт и церковный совет Дымковской церкви распространили среди бывших в церкви крестьян слух о том, что церковь якобы закрывается и передается под школу, что палатки уже закрыты, что надо всем идти в с/совет и требовать ключи от палаток. По причине того, что «к бабам меньше придираются», а  «мужчин могут привлечь к ответственности» в толпу выступающих пытались вовлечь женщин.
 
Собравшаяся в количестве более 100 человек, состоявшая главным образом из женщин толпа ворвалась в Бобровский с/совет. У находившихся там председателя с/с Шибанова и учительницы Ираиды Потаповой были потребованы ключи от церковных палаток. При этом в отношении указанных лиц раздавались разные оскорбления и угрозы расправиться с ними. Фанатично настроенные женщины кричали, что «они не отдадут церковь под школу, а если это сделает Соввласть, тогда ее представителям Шибанову и Потаповой не быть в живых, а церковь они лучше сожгут, чем отдадут под школу». Несмотря на уверения Шибанова и Потаповой, что ключей от палатки у них нет и что церковь никто не собирается закрывать, толпа из сельсовета не уходила в течение 24 часов, настоятельно требуя ключи. При этом крестьяне заявляли, что они не уйдут из с/с до тех пор,  пока им не будут выданы ключи от палаток. Только пришедшему в сельсовет милиционеру Машковцеву, находившемуся в отпуске, удалось, пообещав разобраться в вопросе, убедить женщин разойтись[29].
 
В 1930 г. Прокопий Фокеевич Рогачев инициировал массовое волнение верующих, случившееся в с. Кар…нном. Рогачев в целях противодействия закрытия церкви призвал собравшихся на площади верующих бить «коммунистов, притеснителей церкви православной» и подстрекал женщин в качестве мер воспрепятствования закрытию церкви убить секретаря партийной ячейки Токмянина. Последнему удалось скрыться. В 1932 г. Рогачев так характеризовал события 1930 года: «Воли нехристям – сатаны мы не дали, а нагнали страху, так как коммунистов всего одна горсточка, а нас ведь больше и раздавили бы мы их, как мух…»[30]
 
В январе 1931 г. во время описи церковного имущества в церкви с. Падерино монахиня организовала массовое выступление женщин. Последние были собраны  набатным звоном и посылкой нарочных для оповещения о том, что «в селе грабят церковь». Собравшаяся толпа женщин до 150 человек подняла шум, и работа была сорвана[31].
 
После закрытия церкви в с. Ильинском в связи с разрушением молнией колокольни толпа женщин под влиянием агитации дьякона Одюнина, псаломщика Крекнина и монахини  с толпой женщин ворвалась в дом учителя Гунбина Б.И. и настойчиво требовала выдачи ключей от церкви, крича: «…что он богоотступник, из-за него закрыта церковь». После чего учитель был избит[32].
 
Под руководством монахинь Слобожаниновых в с. Даровском было организовано массовое выступление населения, в котором приняло участие до 300 женщин. Выступлению предшествовало изъятие, согласно приговору Нарсуда, скрытого в церкви в количестве 3 тонн хлеба. Слобожаниновы, узнав о цели прибытия представителей Сов.власти, собрали по селу женщин и организованным выступлением оказали сопротивление в вывозе хлеба[33].
 
В с. Шаранге установили антенну для радиоприемника, конец которой был прицеплен к колокольне. Священник  Питиримов распространил слух о том, что из-за радио будет закрыта церковь, чем и вызвал массовое выступление населения, которое устроило самосуд над лицами, устанавливающими антенну[34].
 
Особого подробного внимания заслуживает история организации, действовавшей в Котельничском и Шабалинском районах, – «Церковно-монархической крестьянской партии» (ЦМПК). Её возглавил Александр Федотович Виноградов, он же – Иван Дмитриевич Милютин.
 
Возникновению организации предшествовала деятельность, развернутая прибывшим в 1928 г. в Вятскую губернию Александром Федотовичем Виноградовым, до этого странствующим по разным местностям. Связавшись со сторонниками епископов Виктора Глазовского и Нектария Яранского, он стал организовывать вокруг себя духовенство и монашество. Активность и успешность в деле борьбы с сергианством способствовали тому, что епископ Нектарий уполномочил его управлять викторианскими приходами Яранской епископии. Верующие воспринимали Виноградова именно в этом статусе. Выданный 2 июня 1929 г. Виноградову епископом Нектарием документ так характеризовал его деятельность: «…Для обличения Сергиевского отступничества благословляется на послушание церковного благовесничества проповеди слова божия в храмах за богослужениями и вне богослужебных беседах известный борец за православие – Виноградов Александр Федотович как зарекомендовавший себя в пределах Яранской епископии самоотверженным достоянием за православную церковь христову против Сергиевского, синодального новообновленческого раскола. Прошу приходские советы и притч оказывать рабу божию А.Ф. Виноградову всякое содержание и, если потребуется – материальную поддержку».
 
Виноградов ходил по селам и деревням, вел агитацию и распространял литературу. Им организовывались общие собрания верующих. Например,  на собрании при Лумской церкви присутствовало 150 человек. Как правило, проводились нелегальные, «закрытые» собрания, на которые приглашались 15-20 особо доверенных лиц. На собраниях Виноградов призывал верующих организоваться «на  защиту религии от безбожной сатанинской власти», при этом подчёркивал свою «готовность сложить голову за православную веру». Виноградов говорил  верующим: 
 
«Власть советская послана от бога в наказание народу. Мы, как стадо овец, запуганы, заблуждены, нам нужно организоваться».
 
* «Может быть, меня заберут, посадят в острог и пусть стреляют, но я все равно от православной веры не отстану, буду стоять за православную веру…».
 
* Не нужно, чтобы дети учились в школах.
 
* «Соввласть строит какие-то колхозы и коммуны… Соввласть крестьянину навстречу не идет, крестьянину жить теперь стало нельзя»
 
* «Стойте крепко за истинное православие и его руководителей Виктора и Нектария. Не поддавайтесь никаким соблазнам сатанинским, не верьте богоотступнику Сергию, продавшемуся Соввласти».
 
Виноградов смог быстро увлечь за собой довольно значительные слои крестьянства. Так, женщины с. Рои, приходившие к нему на квартиру, называли его «всемирным адвокатом». Виноградов заявлял верующим: «Всю Россию переверну». Его идеи особо хорошо воспринимали и распространяли монашки, кулаки, бывшие торговцы.
 
Виноградов усиленно распространял среди населения так называемый церковный «Интернационал»:
 
Вставай, грехом порабощенный, 
Весь мир беспомощных рабов, 
Вставай на бой непримиримый, 
И будь на смерть и жизнь готов.
 
Весь мир насилья упразднится 
До основанья, а затем
Любовь и правда воцарится, 
В сердцах не будет зла совсем.
 
Это будет блаженство, 
Где с безгрешной душой 
С Иисусом воскресшим
Воспрянет род людской.
   
Никто не даст нам избавленья, 
Лишь бог своей святой рукой 
Дарует нам освобожденье, 
В крови Христа поток живой.  
 
Чтобы свергнуть зло с души всецело, 
Лишь средство нам дано одно:
Раскайся перед Иисусом смело
И сердцем опровергни зло.
 
И мы, работники всемирной
Великой армии Христа,
Мы, христиане во вселенной,
Должны примером быть всегда.
 
Кто убедит, кто людям скажет,
О правде – истине святой,
Любовь на деле кто докажет –
Вот наше дело – долг святой.
 
Вставай, безбожьем усыплённый,
Руси святой христианин,
Ярмо надел тебе на шею
Антихрист – чадо сатаны.
 
Вставай, обманутый, несчастный,
И сбрось дурман с своих очей,
Тебе всю голову вскружили
Ведь коммунистов звук речей.
 
Восстал безбожник нагло, хитро,
Тебя словами оболгал,
Из сердца вынул искры веры –
Все храмы божьи обокрал.
 
Обещал тебе свободу,
Землю, волю и покой,
Теперь же жмут тебя налогом,
Жиды смеются над тобой.
 
Ленин всем кричал свободу,
Богатых грабить, землю взять
И всех людей боголюбовых,
В подвалах к стенке приставлять.
 
А комсомольцы и марксисты
Кричат: не надо нам царя,
Не надо бога и святыню
На церковь злобою горя.
 
Кричат: не надо православия,
Не имеем в нём нужду,
И променяли православие
На проклятую звезду.
 
Пусть безбожникам – мопристам
Евреи дали поводок,
И в насмешку коммунистам
Дали серп и молоток.
 
Комиссарских жен одели,
Чужое красть – ведь не беда,
Ведь вы моприты – комсомольцы
Разукрасили жида.
 
Уж не татарские набеги
И не французский бой полков,
Евреи сбили все народы,
Из русских сделали волков.
 
Жиды добились своей цели –
Разврат внесли во все дома,
А кто за церкви и святыни –
Томятся в ссылках и тюрьмах.
 
Весной 1930 г. осужденный за антисоветскую деятельность Виноградов был заключен в Мурманский концлагерь, откуда в том же году бежал. По сведениям священника Коновалова, Виноградов некоторое время проживал в Ленинграде, затем на Кавказе (предположительно в Пятигорске). В начале 1931 г. он появился в г. Котельниче под фамилией Ивана Дмитриевича Милютина и до начала сентября нелегально проживал у псаломщицы соборной церкви монашки Устиньи Федоровны Сергеевой.
 
Коновалов об обстоятельствах появления у него Виноградова на допросе сказал: «Монашка Татьяна Пестова однажды мне рассказала, что Сергеева Устинья и все друг. монашки при соборе Котельнича знали о Милютине И.Д., что он есть Виноградов А.Ф., осужденный ГПУ на 3 года в ссылку и бежавший из ссылки, поэтому очень боялся его ареста и посоветовали ему из Котельнича уехать куда-либо в глухую деревню в приход со священником, который является сторонником истинного православия, где свободно можно Виноградову проживать незамеченным органами власти. Был выбран мой приход – с. Черноземные Ключи, т.к. монашки Татьяна и Устинья Сергеева знали хорошо и приход, и меня самого, потому что они бывали у меня… Виноградов ко мне приехал по рекомендации монашек Татьяны и Устиньи Сергеевой, с которыми он был хорошо знаком. Жил у меня вполне свободно на положении гостя. Я его кормил и поил. Монашка в это время остановилась у знакомых и жила в нашей церковной сторожке Трефиловой Матрены и Вагиной Татьяны. Трофилова и Вагина Виноградова знали хорошо как бежавшего из ссылки контрреволюционера, т.к. он несколько раз бывал у них. Прожив у меня дней 7-8, Виноградов с монашкой Татьяной от меня уехали, отвез я их до разъезда № 62 Северной ж.д… Приблизительно в середине сентября м-ца Виноградов вернулся обратно, приехал т.ж. с монашкой Татьяной. На третий или четвертый день по приезде Виноградов мне сказал, что он с этого времени будет носить фамилию Милютина И. Д., а не Виноградов А.Ф. Это делает с целью, чтобы избежать ареста, иначе его как бежавшего из ссылки могут арестовать… Я распустил среди прихожан слух, что он мой племянник, приехавший ко мне гостить…».
 
До приезда Виноградова Коновалов уже имел авторитет в качестве активного обличителя политики советской власти. «Соввласть я не признаю, – говорил он, – т.к. устраивает гонения на истинно-православную церковь, организует колхозы и другие организации, которые приносят урон церкви. На проводимую Соввластью коллективизацию в деревне я смотрю отрицательно, т.е. лица, поступившие в колхоз, содействуют с безбожием, что противоречит нашей вере… Поэтому в разговорах о Соввласти я говорил всегда народу об отказе от вступления в колхозники. После службы в церкви я уходил. Что я олицетворял не для колхозников, а для верующих, т.к. вступление в колхоз – православный грех на народ».
 
Виноградов (Милютин), оставшись проживать у Коновалова, совместно с ним стал проводить конспиративные собрания среди крестьян, на которых обсуждался вопрос о поддержке организации, лидером которой якобы являлся позиционировавший себя так Виноградов. В следственном деле имеются указания о названии организации как «монархической партии». В подтверждение этому приводится, что сам Виноградов позиционировал себя в качестве лидера «монархической партии», и якобы у этой организации имелась программа, написанная в тетради. Вместе с тем при характеристике целей и задач организации в следственном деле используются не материалы этой программы, а выводы из проведённого анализа деятельности организации и показаний обвиняемых и свидетелей:
 
1. «К.-р. агитация и пропаганда, направленные на срыв мероприятий Соввласти в деревне под лозунгом «защиты устоев православной церкви».
 
2. Террористически-диверсионные акты против предприятий, учреждений, колхозов, активных общественных и советских работников.
 
3. Пропаганда идей вооруженного восстания и подготовка к последнему».
 
Что касается основного аргумента о возглавляемой им организации как партии, то, на наш взгляд, это, скорее, была довольно успешная попытка Виноградовым создать эффект значимости деятельности в противовес простому вредительству, мести власти за нанесённые Церкви и крестьянству (кулачеству) материальные, социальные, политические и другие притеснения. Обвиняемый Максимов по этому поводу показал: «…На собрании в доме Деянова Милютин заявил нам: «Я являюсь руководителем монархической партии. Задача нашей партии – уничтожение Соввласти». Другой пример. На собрании в доме Деянова Милютин о целях и задачах партии говорил: «Я являюсь членом «Монархической партии», которая ставит задачей борьбу с Соввластью. Программа этой партии заключается в том, чтобы представлять народу свободу религиозных убеждений, свободу частного рынка, частную собственность на землю, отдать в пользование кр-н леса, снизить крестьянам налоги». Следующий пример. На собрании в лесу Милютин говорил: «Наши цели заключаются в том, чтобы бороться против Совввласти, колхозов и коммун за вольную торговлю, за освобождение крестьян от непосильных налогов, за религиозные убеждения, за частную собственность, за передачу крестьянам земли и лесов… Мы ведем борьбу против колхозов…».
 
Мы считаем вполне допустимым использовать в тексте в качестве названия организации формулировку, предложенную следственными органами, – «церковно-монархическая крестьянская партия». Следует отметить, что ЦМПК явилась своего рода организационно-идеологическим оформлением сложившихся кулацких групп, уже практиковавших разовые «акции возмездия» в отношении представителей власти. После причисления себя членом бандгрупп к «партии» аналогичные мероприятия стали носить более систематический характер. Всего в Котельничском районе группой члена ЦМПК Ивана Скурихина совершены следующие теракты и бандитские налёты:
 
1. 2 августа 1931 г. совершено убийство оперуполномоченного Свечинского районного управления милиции Ф.М. Яровикова.
2. 13 сентября совершен вооруженный налет и разгром Вагинского с/с в д. Тронич Котельничского р-на, конторы и лавки сельпо, почтового агентства, убийство сторожа сельпо И.И. Вагина. Бандитами взято деньгами и товарами на сумму около 1200 руб. В момент налета банда обстреливала деревню.
3. 16 сентября убит и утоплен в реке Ацвеж колхозник-активист д. Шмелево П.А. Лысых.
4. 3 октября Ронжиным, Косолаповым, Скурихиным произведен вооруженный налет на возчика Шмелевской почты А.Л. Великоредчанина, у последнего при налете был отобран портфель с деньгами в сумме 3668 руб. 20 коп.
 
На территории Шабалинского района бандгруппой Гогуева совершены следующие акции:
 
1. В августе 1931 г. бандитами Т.В. Стояловым и Ф.И. Грибановым произведено вооруженное нападение на председателя колхоза д. Тоихи И.И. Верховского, который выстрелом из ружья был ранен.
 
2. В сентябре 1931 г. А.И. Гогуевым, Т.В. Стояловым, Т.И. Грибановым произведен вооруженный налет на собрание колхозников в д. Тойлиха. Было произведено несколько выстрелов по колхозному собранию, в результате разогнано собрание и была тяжело ранена колхозница Разумова.
 
3. 15 сентября Гогуевым, Грибановым и Коврижных произведено вооруженное нападение на активиста-колхозника в д. Полубабино С.М. Смирнова, в результате последний выстрелом из ружья был ранен. Данные факты широко использовались Виноградовым (Милютиным) в своих выступлениях на собраниях в качестве наглядных примеров силы ЦМПК. Кроме того, на собраниях обсуждались вопросы о проведении диверсионного акта – подрыва железной дороги с целью нанесения экономического ущерба власти. Неоднократно ставился вопрос о необходимости вооружения организации. Шло подстрекательство к организации налётов с целью грабежа – «уничтожение советских капиталов», а также убийству активных общественных и советских работников. Так, на одном из собраний Виноградовым (Милютиным) был поставлен вопрос об убийстве проводившего активную работу против зажиточных крестьян члена Петуховского с/с А.И. Глуховой. Все присутствующие с необходимостью убийства Глуховой согласились. Выполнить это обязательство взялись Скурихин и Рожкин[35]. Итак, с 1929 г. политические взгляды и настроения викториан стали носить всё более отчётливый, конкретный антиправительственный характер, в 1930-1932 гг. они стали доминантными в определении политического поведении викториан.
 
© А.Г. Поляков
 
Материал из книги - Поляков А.Г.Викторианское течение в Русской Православной Церкви. – Киров, 2009
 
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 25 июля 2014 г.
 
 
 
Примечания

 
[1] Семено А.В. Осуществление политики раскулачивания и выселения кулацких семей на территории Кировской области в 1929-1934 гг.: дисс. … канд. ист. наук. – Киров, 2003. – С.16,27.
[2] Вятский край с древности до наших дней. / Отв. ред. В.А. Бердинских. – Киров, 2006. – С.268-269.
[3] Политическая позиция – точка зрения, отражающая отношение к государственной власти, определяющая характер действия, поведения.
[4] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.7. – Д.Су-8727. – Л.339.
[5] Политические настроения – расположение, склонность, строй мыслей, желание делать что-либо по отношению к государственной власти или во имя её.
[6] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.29.
[7] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.5. – Л.17.
[8] Большинство свидетельств находятся в следственных делах, относящихся к началу 1932 г., вследствие чего вполне естественным выглядит то, что более всего сохранились «свежие» данные, т.е. датированные 1931 годом.
[9] За 1932 г. указаны минимальные данные, поскольку в этом году по групповым делам было арестовано значительная часть антиправительственно настроенных викториан-активистов.
[10] ГАСПИ КО – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8499. – Л.161; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.5. – Л.20-21.
[11] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.5. – Л.20-21.
[12] Политическое поведение – совокупность поступков и действий в отношении государственной власти.
[13] Агитация – стремление распространить среди широких слоёв населения свои взгляды, что оказывает влияние на общественную активность народных масс.
[14] ГАСПИ КО. – Ф.6779. – Оп.7. – Д.Су-8585.Т.1. – Л.220.
[15] ВЕА. – Ф.28. – Оп.1. – Д.3. – Л.77.
[16] См., напр.: ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.5. – Л.13-15; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.3. – Д.Су-4055. – Л.26-27; ГАСПИ КО. – Ф.6779. – Оп.7. – Д.Су-8585.Т.1. – Л.220; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8195. – Л.248.
[17] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.1.
[18] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.23-26.
[19] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8195. – Л.239.
[20] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.27.
[21] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.27-28.
[22] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.5. – Л.28.
[23] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.4. – Л.30-31; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10261.Т.5. – Л.27.
[24] См., напр.: ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.29,31; ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.7. – Д.Су-8580.Т.1. – Л.133-152. [25] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8499. – Л.157-165.
[26] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.30.
[27] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.2. – Д.Су-1845. – Л.50-51.
[28] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.31.
[29] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.6. – Д.Су-8499. – Л.161-162.
[30] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.2. – Д.Су-1845. – Л.50-51.
[31] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.21.
[32] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.21.
[33] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.22.
[34] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10267.Т.8. – Л.22.
[35] ГАСПИ КО. – Ф.6799. – Оп.8. – Д.Су-10210.Т.2. – Л.120-151.
 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com