Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Страницы истории Руси / ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВНЕШНЕЙ АГРЕССИИ / О нашествии Батыя на Русь (отрывки из "Никоновской летописи")

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
О нашествии Батыя на Русь
(Отрывки из «Никоновской летописи», ПСРЛ, т. X)
 
Древнерусский текст:

В лето 6745 (1237). Тоя же зимы приидоша от восточныя страны на Рязаньскую землю, лесом, безбожнии татарове с царем Батыем и, пришедше, сташа первое станом ту Онузе, и взяша ю и пожогша ю. И оттоле послаша послы своя жену чародейцу и два мужа с нею ко князем Рязаньским, просяще у них десятины во всем: в князех, и в людех, и в доспесех, и в конех. Князи же Рязаньстии Юрьи Иньгваровичь и брат его Олег, и Муромский и Проньския князи, не пустячи их к городу, выидоша противу им в Вороножь, и отвещаша им князи: .«коли нас не будеть, то все ваше будеть»... Послаша же князи Рязаньстии ко князю Юрью Володимерьскому, просяще себе помощи, или бы и сам пошел; князь же Юрьи сам не иде, ни послуша князей Рязаньских молбы, но хоте сам особь сътворити брань...

Рязаньстии, и Муромстии, и Пронстии изшедъше противу безбожных и сътвориша с ними брань, и бысть сечя зла, и одолеша безбожних исмаилтяне, и бежаша князи, кийждо во грады своя. Татарове же рассверепевше зело, наипаче начяша воевати землю Рязанскую с великою яростию и грады их разбивающе, и люди секуще, и жгуще, и пленующе. И придоша окаяннии иноплеменницы под столный их град Рязань, и оступиша град их столный Рязань месяца декабря в 6 день и острогом оградиша его; князи же Рязанстии затворишася во граде с людми, и крепко бившеся и изнемогоша. Татарове же взяша град их Рязань того же месяца в 21, и пожогша весь, а князя Юрья Ингворовичя убиша, и княгиню его и иных князей побиша, а мужи их, жен, и детей, и черньца, и черници и ерея емше, овых разсекаху мечи, а других стрелами состреляху и во огнь вметаху, а йныа емлюще вязаху, и груди возрезываху, и жолчь вымаху... Много же святых церквей огневи предаша, и монастыри и села пожгоша, а имение их поимаша.

Потом же татарове поидоша на Коломну; князь же великий Юрьи Всеволодичь посла противу им сына своего князя Всеволода из Володимеря) и с ним князь Роман Ингваровичь Рязанский с силою своею, а воеводу своего Еремея Глебовичя послал князь велики Юрьи наперед в сторожех, и снястася со Всеволодом и с Романом Ингворовичем у Коломны, и ту оступиша их татарове, и бысть сечя зла зело, и прогнаша их к надолобом , и ту убиша князя Романа Ингворовичя Рязанского, а у Всеволода Юрьевичя воеводу его Еремея Глебовичя убиша, н иных много мужей побита, а князь Всеволод в мале дружине прибеже в Володимерь, А татарове поидоша к Москве, и пришед взяша Москву, и воеводу их убиша Филипа Нянка, а великого князя Юрьева сына князя Володимера руками яша, а люди вся избиша от старость и до младенец, а иных в плен поведоша, и много имениа вземши отьидоша.

Князь велики же Юрьи Всеволодичь слышев то... и остави в себе место в Володимери со владыкою князя Всеволода и Мстислава и воеводу своего Петра Ослядюковичя, а сам иде за Волгу з братаничи своими: с Василком Констянтиновичем, и со Всеволодом Констянтиновичем, и с Володимером Констянтиновичем и сташа станы на Сити, жда к себе братью свою князя Ярослава Всеволодичя и князя Святослава Всеволодичя со воинствы их, а сам начя собирати воинство, а воеводьство приказа Жирославу Михайловичю.

А татарове в то время приидоша к Володимерю месяца февраля в 3 день, во вторник преже мясопускъныя недели, на память святаго Симеона богоприимца; володимерци же со князи своими и с воеводою-Петром Ослядюковичем затворишася во граде. Татарове же приидоша к Златым воротом, водяще с собою княжичя Володимера, сына великого-князя Юрья Всеволодичя, и начата вопрошати, глаголюще сице: «есть ли во граде князь велики Юрьи?» Володимерци же начаша стреляти на них. Они же реша: «не стреляйте», и приидоша близъко вратом, и показаша им княжичя их князя Володимера, сына Юрьева, глаголюще: «знаете ли сего княжича вашего?» Бе бо уныл лицеи, и изнемогл: бедою от нужа. Всеволод же и Мстислав стояша на Золотых воротех и познаста брата своего Володимера. О умиленое брата видение и слез достойно! Всеволод же и Мстислав з бояры своими и все гражане плакахуся, зряще Владимера. Татарове же отступивше от Златых врат, и объехаша весь град разсмотряюще, и сташа станы на Зремяны пред Златыми враты и около всего града, и бе многое множество их... Татарове же станы своя урядивше около Володимеря, и шедъше взяша град Суздаль... Сведоша же множество полона в станы своя, и приидоша к Володимерю в суботу мясопускную, и начаша лесы рядити и пооокы ставити от утра и до вечера, а на ночь огородиша тыном около всего города. Воутрии же видеша князи, и владыка Митрофан, и воевода Петр Ослядюковичь, и вси боаре и людие, яко уже граду их взяту быти, и возплакашася плачем велиим... Татарове же заутра в неделю мясопускъную, месяца февраля в 8 день, на первом часу дни, на память святаго мученика Феодора Стратилата, приступиша ко граду со все страны, и начяша бити пороки по граду и внутри града, и сыпашася камение велие издалеча божиим попущением, яко дождь внутрь града, и множество бе людей мертвых во граде, и бысть страх и трепет велий на всех, и выбиша стену у Златых врат, такоже и от Лыбеди у Орининых врат, и у Медяных, такоке и от Клязмы у Воложьских врат, и прочее весь град разбита, и внутрь камениш насыпаша, и тако вънидоша по примету во град от Златых врат, такоже, и от Лыбеди и во Оринины врата и в Медяныя, такоже и от Клязмы в Воложскиа, и прочее отовсюду весь град разбивше внидоша в онь яко демони, и взяша новый град до обеда, и весь .огню предаша, и ту убиша князя Всеволода з братом и множество боар и людей, а прочий князи и вси людие бежаша в средний град. А владыка Митрофан и великая княгини с сыны и з дочерми своими, и с снохами, и со внучяты, и з боары, .и з боарынями и со многими людми бежаша в церковь... и затвориша врата церкви, и взыдоша в церковь на полати, и затворишася. Татарове же и тот град взяша, и взыскаша князей и княгини, и уведеша, яко в церкви суть...

Татарове же выбиша двери церковныа, и, елици беша в церкви и противишася, избиша их. И начяша пытати их о князех и о княгинях, и уведеша, яко на полатех суть, и начяша лстивно глаголати к ним, да снидут вси с полат; они же не послушаша их. Татарове же много древня наволочиша в церковь и около церкви зажгоша, они же с молитвою и с благодарением душа своя предаша господеви огнем сжегъшеся и мученическому лику причтошася; а святую церковь разграбиша и чюдную икону самыя богоматери одраша.

И поидоша оттоле на великого князя Юрья, а друзии идоша к Ростову, инии же к Ярославлю, и взяша и, а инии поидоша на Волгу и на Городец, и ти поплениша все по Волзе и до Галичя Мерьскаго, а инии поидоша к Переаславлю, и тот град взяша, а люди изъсекоша. И оттоле всю ту страну и городы мнози поплениша: Юрьев, Дмитров, Волок, Тферь, ту тоже и сын Ярославль убиша, и до Торжъку несть места, идеже не воеваша. А на Ростовской и Суздальской земли взяша городов 14, опроче слобод и погостов, в един месяць февраль.

И уже исходящу февралю месяцу прииде вестник к великому князю Юрью Всеволодичю и к брату его Святославу Всеволодичю, и к братаничем их к Василку Констянтиновичю, и ко Всеволоду Констянтиновичю и к Володимеру Констянтиновичю, яко град Владимер взят бысть, и епископ, и великая княгини, и князи и вси людие сожжени быша, а инии избиени, и «старейшаго сына твоего Всеволода и з братьею вне града убиша, а к тебе идут»... И жда брата своего Ярослава, и не бе его, и повеле воеводе своему и окрепляти люди и готовитися на брань, и после мужа храбра Дорофея Семеновичи и с ним три тысящи мужей пытати татар. Он же мало отшед и паки возвратися, глаголя сице: «Господине, княже! уже обошли нас татарове». То же слышав князь Юрьи, всед на конь с братом Святославом, и с сыновцы своими: с Василком, и Всеволодом, и с Володимером, я с мужи своими, и поидоша противу поганых. И начя князь велики Юрьи Всеволодичь полки ставите, и се внезапу приспеша татарове на Сить противу князю Юрью. Князь же Юрьи, отложив всю печаль, и поиде к ним; и съступишася обои полцы, и бысть брань велика и сеча зла, и лиашеся кровь аки вода, и попущением божиим победиша татарове русских князей, и ту убиен бысть князь велики Юрьи Всеволодичь Владимерский, и многие воеводы его и боаре, и воиньство его избиено бысть. А братаничя его князя Василка Констянтиновичя Ростовскаго рукама яша, и ведоша его с собою до Шереньского леса, и сташа станы ту.
 
<…>
Того же лета (1240) прииде царь Батый ко граду Киеву, со многими воинствы, и окружи град, и обседе его сила татарская, и бе невозможно никому же из града изыти и во град внити, и не бе слышати во граде друг к другу глаголюща в скрыпании телег, и ревении вельблюд, и во гласе труб и арганов, и от рзаниа стад коньских, и от кличя и вопля многих и безчисленных человек, и бе исполнена вся земля татар. Яша же тогда киане татарина именем Таврула, и той сказа всех князей сущих с ним великих, и силу его безчислену; а сии бяху его братиа велиции и силнии воеводы его: Урдюй, Байдар, Бирюй, Кайдар, Бечар, Менгай, Каилуг, Куюк; сей же убо возвратися вспять, уведев смерть канову. Кан же бысть не от роду Батыева, но пръвый бе и великий воевода его, и проплакав о нем царь,Батый, зане бысть любим ему зело. Инии же бе воеводы его и велиции князи: Бутар, Айдар, Килемет, Бурандай, Батырь, иже взя Болгарскую землю и Суздальскую, и иных многое 'множество без числа воевод. Постави же Батый пороки многи ко граду Киеву подле врата Летцкая, ту бо бе пришли дебри. Многим же пороком биющим, без престани день и нощ, гражаном же с ними борющимся крепко, и быша мертвии мнози, и лиашеся кровь аки вода, и посла Батый в Киев к гражаном, глаголя сице: «аще покорите ми ся, будеть вам. милость; аще ли противитеся, много страдавше, зле погибнете»; гражаном же никакоже послушающим его, но и злословящим и проклинающим его. Батый же разгневася зело, и повеле с великою яростью приступати ко граду. И тако многими пороки выбиша градныя стены, и внидоша во град, и гражане противу их устремишася; и ту бе видети и слышати страшно лом копейный, и скепание щитов, и сътрелы омрачиша свет, яко не бе видети неба в стрелах, но бысть тма от множества стрел татарских, и всюду лежаша мертвии, и всюду течяше кровь аки вода, и много язвен бе воеводя Дмитр, и силнии мнози падоши. И побежени быша гражане, и взыдоша татарове на стены, и от многаго томлениа седоша на стенах градных, и бысть нощ, и гражане той нощи создаша другий град около церкви святыя богородици. Наутрие же приидоша на них татарове, и бысть сечя зла, и изнемогаша людие, и возбегоша на комары церковныа с товары своими, и от тягости повалишася стены церковныа, и взяша татарове град Киев, месяца декабря в 6 день, на память святаго чюдотворца Николы. Дмитра же воеводу приведоша к Батыю язвена, и не повеле его Батый убити мужества его ради , и начя Батый пытати о князе Даниле, и поведаша ему яко бежал есть во Угры. Батый же посади в граде Киеве воеводу своего; а сам иде к Володимерю в Волынь.
 
Перевод на современный русский язык:
 
В 1237 году. В ту зиму пришли из восточных стран лесом на Рязанскую землю безбожные татары с царем Батыем. Прийдя, они сначала остановились станом у Онузы, взяли и сожгли ее. Оттуда они отправили своих послов—женщину-чародейку и двух мужей с нею—к Рязанским князьям, требуя у них десятины от князей и людей, доспехами и конями. Не пустив послов в город, Рязанские князья—Юрий Игоревич и его брат Олег, а также Муромские и Пронские князья выступили против татар к Воронежу. Князья ответили: «Когда нас не будет, то все будет ваше»... Рязанские князья послали ко князю Юрию Владимирскому с просьбою, чтобы он прислал помощь или сам пришел. Но князь Юрий не пошел, не послушал просьбы Рязанских князей; он хотел сам особо дать бой татарам...

Рязанские, Муромские и Пронские князья выступили против безбожных и вступили с нами в бой, и была сеча зла, и одолели безбожные измаильтяне, а князья бежали, каждый в свой город. А татары, рассвирепев, начали воевать больше всего Рязанскую землю, с великою яростью; разбивали города, убивали людей, жгли и брали в плен. 6 декабря пришли окаянные иноплеменники под стольный город Рязань, обступили град стольный 6-го декабря и огородили его острогом. А Рязанские князья затворились в городе с людьми, бились крепко и изнемогли. В тот же месяц, 21-го, татары взяли город Рязань, весь сожгли, убили князя Юрия Игоревича, его княгиню, перебили других князей, а мужчин, женщин, детей, монахов, монахинь и священников, похватав, одних рассекали мечами, других убивали стрелами и бросали в огонь а некоторых, схватив, связывали, взрезывали грудь и вынимали желчь... Татары предали огню много святых церквей, пожгли монастыри и села и забрали их имущество. Потом татары пошли на Коломну. Великий князь Юрий Всеволодович послал против них из Владимира своего сына князя Всеволода; с ним пошел со своим войском князь Роман Игоревич Рязанский. А своего воеводу Еремея Глебовича великий князь Юрий послал вперед со сторожевым отрядом. Они сошлись со Всеволодом и Романом Игоревичем у Коломны. Там окружили их татары. Была очень упорная битва, русских отогнали к надолобам. И убили там князя Романа Игоревича Рязанского, а у Всеволода Юрьевича убили его воеводу Еремея Глебовича и перебили много других мужей. А князь Всеволод с небольшою дружиною прибежал во Владимир. Татары пошли к Москве. Прийдя, они взяли Москву и убили воеводу Филиппа Нянька, а сына великого князя Юрия, Владимира, взяли; всех людей от стариков до младенцев перебили, некоторых увели в плен и ушли, забрав много имущества. Великий князь Юрий Всеволодович, услышав об этом... оставил вместо себя во Владимире вместе со владыкою князей Всеволода и Мстислава и своего воеводу Петра Ослядюковича, а сам пошел за Волгу со своими племянниками — с Васильком Константиновичем, Всеволодом Константиновичем и Владимиром Константиновичем. Они стали станом на Сити. Великий князь ждал к себе своих братьев — князя Ярослава Всеволодовича и князя Святослава Всеволодовича с их воинами и сам начал собирать войско, а воеводою назначил Жирослава Михайловича.

В это время, 3 февраля, во вторник, до мясопустной недели, в день святого Симеона богоприимца, татары пришли ко Владимиру. Владимирцы со своими князьями и воеводою Петром Ослядюковичем затворились в городе. Татары подошли к Золотым воротам, ведя с собою княжича Владимира, сына великого князя Юрия Всеволодовича, и стали спрашивать: «В городе ли великий князь Юрий?» А владимирцы начали в них стрелять. Они же сказали: «Не стреляйте!». И, подойдя совсем близко к воротам, показали владимирцам княжича их Владимира, сына Юрьева, и спрашивали: «Узнаете ли вашего княжича?» А он был уныл лицом и изнемог от бедствий и лишений. Всеволод и Мстислав стояли на Золотых воротах и узнали своего брата Владимира. О, жалостно и слез достойно видеть так брата! Всеволод и Мстислав со своими боярами и все горожане плакали, глядя на Владимира. А татары отошли от Золотых ворот, объехали весь город, рассматривая его, и раскинули стан на Зремянах перед Золотыми воротами и около всего города; и было их очень много... Устроив свой стан около Владимира, татары пошли и взяли город Суздаль... Они привели множество пленных в свой стан, пришли к Владимиру в субботу на масленице и принялись с утра до вечера строить леса и устанавливать пороки и к ночи обнесли тыном весь город. На утро князья, владыка Митрофан, воевода Петр Ослядюкович и все бояре и люди увидели, что городу их быть взяту, и заплакали великим плачем... На следующий день, в масленичное воскресенье, 8 февраля, в день святого мученика Федора Стратилата, в первом часу дня татары приступили со всех сторон к городу и начали бить по городу пороками, а в середину города сыпались издалека божьим попущением громадные камни, как бы дождь среди города; и в городе оказалось множество мертвых людей, и напал на всех страх и трепет великий. Татары пробили стену у Золотых ворот, также и от Лыбеди у Орининых ворот и у Медяных, от Клязьмы у Волжских ворот и в других местах, разбили весь город, насыпали внутрь камней и по примету вошли в город со стороны Золотых ворот, также и от Лыбеди в Оринины ворота, и в Медяные, от Клязьмы в Волжские и, разбив в других местах город, вошли отовсюду в него, как демоны. До обеда они взяли новый город и весь предали огню; и убили там князя Всеволода с братом, множество бояр и людей, а прочие князья и все люди бежали в средний город. А владыка Митрофан и великая княгиня со своими сыновьями и дочерьми, снохами, внучатами, боярами, боярынями и многими людьми бежали в церковь, затворили церковные врата, взошли в церкви на хоры и заперлись. Татары взяли и этот город, стали искать князей и княгиню и узнали, что они в церкви... Татары выбили церковные двери и перебили тех, кто был в церкви и сопротивлялся. И начали допрашивать князьях и княгине и узнали, что они на хорах. И стали обманом говорить им, чтобы они все сошли с хор. Но они их не послушали. Татары натащили много дерева в церковь и зажгли возле церкви. Бывшие на хорах с молитвою и благодарением предали души свои господу; были сожжены огнем и причислены к лику мучеников. А святую церковь татары разграбили и ободрали чудотворную икону самой богоматери.

Оттуда татары пошли на великого князя Юрия, а другие пошли к Ростову, третьи к Ярославлю и взяли его; иные пошли на Волгу и на Городец и попленили все по Волге до Галича Мерского. Некоторые пошли к Переяславлю, взяли и этот город, а людей перебили. А оттуда попленили всю страну и много городов: Юрьев, Дмитров, Волок, Тверь, где убили также и сына Ярослава; и не было места до Торжка, где бы ни воевали татары. А в Ростовской и Суздальской земле за один февраль взяли 14 городов, помимо слобод и погостов. Уже в исходе февраля к великому князю Юрию Всеволодовичу, его брату Святославу Всеволодовичу, племянникам—Васильку Константиновичу, Всеволоду Константиновичу и Владимиру Константиновичу— пришел вестник с известием, что город Владимир взят, епископ, великая княгиня, князья и все люди сожжены, а некоторые перебиты. «А своего старшего сына Всеволода с братьями убили вне города и идут к тебе»...

Юрий ждал своего брата Ярослава, и не было его. И князь приказал своему воеводе укреплять людей и готовиться к бою и послал храброго мужа Дорофея Семеновича с тремя тысячами мужей разведать о татарах. А он чуть отошел и возвратился с такими словами: «Господин князь! Уже обошли нас татары». Услышав это, князь Юрий с братом Святославом и племянниками своими—Васильком, Всеволодом и Владимиром—и со своими мужами сели на коней и пошли против поганых. Великий князь Юрий Всеволодович начал ставить полки, как вдруг внезапно приспели на Сить татары против князя Юрия. Князь Юрий забыл о всякой печали и пошел к ним. Сошлись пилки, и была крупная битва и злая сеча; кровь лилась, как вода.

Божьим попущением татары победили русских князей. Был убит тогда великий князь владимирский Юрий Всеволодович и многие его воеводы и бояре, и было перебито воинство его. А племянника его, князя Василька Константиновича Ростовского взяли в плен и вели с собою до Шеренского леса. И там расположились станом.
 
<…>
В том же году пришел царь Батый к городу Киеву со множеством воинов и окружил город. Осадила его сила татарская, и невозможно было никому из города выйти, ни в город войти. И нельзя было слышать в городе друг друга от скрипа телег, рева верблюдов, от звуков труб и органов, от ржания стад конских и от крика и вопля бесчисленного множества людей. И вся земля была переполнена татарами. Захватили тогда киевляне татарина, по имени Таврула, и тот назвал всех великих князей, бывших с Батыем, и рассказал о его бесчисленной силе. А были с ним следующие братья его, великие и сильные воеводы его: Урдюй, Байдар, Бирюй, Кайдар, Бечар, Менгай, Каилуг, Куюк; но этот возвратился обратно, узнав о смерти Кана. Кан же был не Батыева рода, но был первым и великим воеводою его. И оплакивал его царь Батый, потому что был он сильно любим им. Другие же воеводы его и великие князья были: Бутар, Айдар, Килемет, Бурандай, Батырь, который взял Болгарскую землю и Суздальскую, и многое множество, без числа, других воевод. Приставил Батый много пороков к городу Киеву возле Ляцких ворот, потому что там подошли дебри. Много пороков било (в стены) беспрестанно, день и ночь, а горожане крепко боролися, и много было мертвых, и лилася кровь, как вода. И послал Батый в Киев к горожанам с такими словами: «если покоритесь мне, будет вам милость, если же будете сопротивляться, то много пострадаете и жестоко погибнете». Но горожане никак не послушали его, но злословили и проклинали его. Батый же сильно разгневался и повелел с великою яростью итти на приступ города. И так при помощи множества пороков пробили городские стены и вошли в город, а горожане устремились навстречу им. И тут. можно было видеть и слышать страшный треск копий и стук щитов; стрелы омрачили свет, так что не видно было неба за стрелами, но была тьма от множества стрел татарских, и всюду лежали мертвые, и всюду текла кровь, как вода. Сильно изранен был воевода Дмитр, и много сильных пало. И были побеждены горожане, и татары взошли на стены, но от сильного утомления засели на стенах городских. И наступила ночь. Горожане в эту ночь создали другой город около церкви святой богородицы. На утро же пришли на них татары, и была злая сеча. И стали изнемогать люди и вбежали со своими пожитками на церковные комары, и от тяжести повалились стены церковные, и взяли татары город Киев, месяца декабря в 6 день, в день памяти святого чудотворца Николы. А Дмитра воеводу привели к Батыю израненного, и не велел Батый его убивать ради его мужества. И начал Батый расспрашивать о князе Даниле, и сказали ему, что князь бежал в Венгрию. Батый же посадил в городе Киеве своего воеводу, а сам пошел к Владимиру на Волынь.
 
 
Источник Седмица.ру

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com