Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

ПАЛОМНИКАМ И ТУРИСТАМ
НАШИ ВИДЕОПРОЕКТЫ
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я
Святая Земля и Библия. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии
Святая Земля и Библия. Часть 2-я. Переводы Библии и археология
Святая Земля и Библия. Часть 1-я Предисловие
Рекомендуем
Новости сайта:
Новые материалы
Павел Густерин (Россия). Взятие Берлина в 1760 году.
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени» (30 сент. - 2 окт. 2020)
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
Павел Густерин (Россия). Советско-иракские отношения в контексте Версальской системы миропорядка
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
Владимир Кружков (Россия). Русский посол в Вене Д.М. Голицын: дипломат-благотворитель 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Популярная рубрика

Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикации из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг.

Мы на Fasebook

Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
У России был свой Колумб
 
Пролив Вилькицкого. 90 лет назад мир узнал о по­следнем географиче­ском открытии. Фото: © РИА Новости.
 
Пролив Вилькицкого.
90 лет назад мир узнал о последнем географическом открытии.
Фото РИА Новости 
 
90 лет назад мир узнал о по­следнем географиче­ском открытии. Сделал его русский полярник. 20 сентября 1916 г. российский МИД специальной нотой довел до сведения международного сообщества, что в результате гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана 1913-1915 гг., которой руково­дил капитан 2 ранга Борис Ан­дреевич Вилькицкий, открыт архипелаг, состоящий из четырех крупных островов и названный Землей Императора Ни­колая II. МИД заявил, что «имеет честь ноти­фицировать настоящим прави­тельствам союзных и дружест­венных держав включение этих земель в территорию Россий­ской империи». Собственно, само открытие было сделано еще в 1913 г., задержка с его объявлением объяснялась начавшейся мировой войной.

...«Таймыр» и «Вай­гач» упорно пробивались на север. 20 августа на горизонте открылась узкая полоска земли. Командир экспедиции капитан 2 ранга Борис Вилькицкий, взгля­нув на карту, присвистнул: в этом месте была сплошная го­лубизна. Мифическая Земля Санникова? Нет, ибо район, где промышленник Яков Санников в 1811-м и полярник барон Эду­ард Толль в 1885 г. видели зага­дочную сушу, миновали давно. Выходит - открытие? Положив на карту ранее неизвестный остров, названный именем на­следника цесаревича Алексея  - да и как иначе, ведь шел 1913 год, год 300-летия дома Рома­новых, двинулись дальше на север. Утром 22 ав­густа прямо по курсу открылись контуры высокого берега. И вновь на карте в этом месте - водная пустыня.

Высадились на берег, и командир «Вайгача» П. А. Но­вопашенный определил коор­динаты: 80 градусов 04 минуты северной широты и 97 градусов 12 минут восточной долготы. На флагштоке взвился и под дружное «ура» бешено захлопал на ветру на­циональный флаг. Вилькицкий зачитал приказ об открытии новых земель и присоединении их к россий­ским владениям. Архипелаг единодушно решили на­звать именем императора Ни­колая II.

Таков был главный результат гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана 1913-1915 гг., которой руково­дил капитан 2 ранга Борис Ан­дреевич Вилькицкий. Резуль­тат без преувеличения уникаль­ный: было совершено крупней­шее в XX веке и, вероятно, по­следнее на планете географиче­ское открытие такого мас­штаба. Не случайно при встрече первопроходцев в Архангельске Вилькицкого назвали русским Колумбом.

Путь к звездному часу своей жизни проходил у Бориса Андреевича через походы и бои. Родился он в 1885 г. в семье потомственного дворянина профессиональ­ного военного Андрея Ипполитовича Вилькицкого, генерал-лейтенанта корпуса ги­дрографов, начальника Глав­ного гидрографического управ­ления. Окончив Морской кор­пус и Морскую академию, Вилькицкий-младший плавал на Балтике и в Тихом океане. Правда, боевое крещение в войне с Японией получил на суше: в ноябре 1904 г. под Порт-Артуром был ранен, как многие другие защитники крепости попал в плен. Его мужество было оценено по достоинству: по возвращении из плена Борис получил ордена св. Ста­нислава, св. Владимира с ме­чами и бантом и св. Анны 4-й ст. на кортик.

Обретя свободу, он вернулся на Балтику, много плавал штурма­ном. Мечтал об Арктике, но смог реализовать мечту лишь после смерти отца, столько сил вложившего в организацию гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана.

26 июня 1913 г. Владивосток провожал экспедицию, пытавшуюся впервые пройти Северным морским путем в Европу. Ко­мандиром одного из двух судов - «Таймыра» шел капитан 2 ранга Вилькицкий. Менее чем через месяц в связи с тяжелой болезнью начальника экспеди­ции генерал-майора И.С. Сер­геева ему по приказу морского ми­нистра пришлось встать во главе похода. Что было дальше, читатель уже знает.

Архипелаг, состоящий из четырех крупных островов, оказался по площади почти в 38 тыс. кв. км - чуть меньше Дании. Поразительно, как долго такая махина могла скрываться от взоров первопроходцев. Блестящие результаты гидрографической экспедиции были оценены по достоинству. Все ее участники получили па­мятные нагрудные знаки, мно­гих удостоили орденов. Сам Вилькицкий был пожалован ак­сельбантом флигель-адъ­ютанта Его Императорского Величества, Русское географиче­ское общество удостоило полярника своей высшей награды - Константиновской медали.

После Октября 1917 года отречение от старого мира, как известно, при­обрело масштабы националь­ного бедствия. Если уж с «корабля совре­менности» сбрасывался Пуш­кин, то что говорить о деятелях русской культуры и науки масштабом поменее? Пе­чальной оказалась и судьба от­крытия Бориса Вилькицкого. «В 1918 г. в Советской России была опуб­ликована карта Северного Ле­довитого океана, на которой от­крытый всего пять лет назад ар­хипелаг не был указан вовсе, - рассказывает сотрудник Государственного центрального музея современной истории России Виктор Рыков, специально предпринявший длительный и трудоемкий поиск в картографическом фонде Рос­сийской государственной биб­лиотеки. - Правда, когда в 1924 г. Соединенные Штаты Америки попытались поднять в этом районе свой флаг, советское правительство в меморандуме, подписанном наркомом ино­странных дел Чичериным, напомнило о своих правах на земли, открытые Вилькицким. Причем они были названы именно так, как это было нотифицировано царским правительством в 1916 г., то есть Землей Императора Ни­колая II».
 

Однако топонимические казусы на этом не закончились. Хотя в конце 20-х годов архипелаг все же поя­вился на советских картах, он стал носить иные названия  - сначала Северная Земля, потом Тай­мырский. И только после экспе­диции Г.А. Ушакова и Н.Н. Урванцева в 1930-1932 гг. окончательно приоб­рел современное название - Северная Земля. И тем не менее на карте, выпущенной в 1935 г. Ги­дрографическим управлением Главсевморпути, архипелаг вновь не был назван вовсе!

На протяжении многих десятилетий официаль­ная пропаганда провокационно противопоставляла советского ученого Георгия Ушакова предшествующим исследова­телям, приписывая ему «откры­тие огромной полярной страны», зато деятельность рус­ского Колумба замалчивалась. И не в последнюю очередь из-за того, что многие участники экспедиции 1913-1915 гг., в том числе и сам Вилькицкий, оказались после революции в эмиграции. Судьбу своих научных идей, от­крытий разделили и люди.

Потянуло привычно напи­сать: мол, как же расточи­тельны мы к своему националь­ному достоянию. Сколько мог бы сделать для нашей страны Вилькицкий, оставшись на Родине, ведь судьба отмерила ему немалый жизненный срок - он умер в Бельгии в 1961 г. Но что-то остановило разбег руки. А мог ли он остаться, мог ли с его офицерским по­нятием чести сотрудничать с режимом, беспардонно замол­чавшим его открытие? Очень и очень сомнительно. Будь иначе, разве появились бы из-под его пера такие строки: «Ка­ким великим соблазном для советских граждан, для моло­дых ученых в особенности, должна являться возможность уйти подальше от Москвы, от произвола партийных деспо­тов, от «уклонов» и «переги­бов», от морального и физиче­ского прозябания, уйти хотя бы в царство льдов и полярной ночи...»

С нансеновским паспортом бе­женца Борис Андреевич оказа­лся в Бельгийском Конго, ра­ботал гидрографом. Семья распалась: жена и сын Андрей осели в Германии. В 1929 г. Вилькицкий перебрался в Бельгию, трудился - и это обладатель высшей награды Русского географического общества! - на фабрике канце­лярских товаров. На дело, ставшее основным на всю жизнь - приведение в порядок материалов давней экспедиции - оставались вечера да редкие выходные.

Размышляя о проблемах изучения и освоения Севера, Вилькицкий зани­мал достойную позицию уче­ного и гражданина, хорошо видимую, например, в статье, опубликованной в парижской газете «Возрождение» к 20-летию его полярной экспедиции. Да, он не приемлет советскую власть, осуждает ее за расточительную трату ресурсов и страсть к «шумливым рекордам». Но не может не «радоваться такому неожиданному оживлению в изучении наших полярных вод», тому, что «Советская Россия размахом своего участия в плане международных исследований оставила далеко позади любую другую державу».

Родственники похоронили Вилькицкого в Брюсселе. И лишь спустя 35 лет хлопотами потомков Бориса Андреевича прах выдаю­щегося русского полярника навечно лег в родную землю на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга рядом с останками отца и брата.

Но для увековечения памяти о нем, думается, не сделано главное - на географические карты не вернулись исконные названия, данные Вилькицким тем объектам, которые были открыты в ходе его знаменитой экспедиции. Несколько лет назад Рос­сийское Дворянское собрание обращалось по этому вопросу даже к Президенту России, но безрезультатно. Межведомственная комиссия по географическим названиям по поручению из Кремля рассмотрела предложение дворян и не поддержала его, объяснив тем, что названия архипелага Императора Николая II и острова Цесаревича Алексея «практически не употреблялись», к тому же переименование, мол, вызовет путаницу на картах и в справочных изданиях. Как, на ваш взгляд, звучит убедительно?

А пока так и остается нереализованным завет из 30-х годов самого Бориса Андреевича Вилькицкого: «Пройдут годы, забудутся ужасы революции и гражданской войны... исчезнут одиозные народу имена, рассеянные по необъятному простору России, как уже исчезли улицы и заводы с именем Троцкого; вернется Ленинграду имя великого Петра, как и другим городам их исторические названия, обретут вновь и эти земли имена покойных Государя и Цесаревича, имена, принадлежащие им по праву истории».

Юрий РУБЦОВ,
доктор исторических наук,
газета «Наше время» - специально для РИА Новости
04.10.2006
 
 
Источник РИА Новости

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com