Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / История России / Культура и искусство: русские имена / В МИРЕ МУЗЫКИ / ИЗВЕСТНЫЕ ИМЕНА / Глинка Михаил Иванович (1804-1857) / Место и роль оперы "Руслан и Людмила" в творчестве М.И. Глинки. О.В. Бабенко

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 

МЕСТО И РОЛЬ ОПЕРЫ «РУСЛАН И ЛЮДМИЛА» В ТВОРЧЕСТВЕ М.И. ГЛИНКИ


В мире музыковедения широко известно, что Михаил Иванович Глинка ценил свою оперу «Руслан и Людмила» гораздо больше, чем «Ивана Сусанина» («Жизнь за царя»). Однако до сих пор не вполне понятно, почему именно эту оперу выделял автор. Ведь о ней было высказано много критических суждений, а «Жизнь за царя», наоборот, сочли лучшей оперой Глинки. В то же время о сути «Руслана и Людмилы» до сих пор спорят исследователи и режиссеры, а, значит, глинкинское творение не утратило своей актуальности и в наши дни. Мы предприняли попытку проанализировать вопрос об истинной роли этой оперы в творчестве М.И. Глинки.

На наш взгляд, исследование следует начать с описания той атмосферы, в которой композитор начал работать над новой оперой. На время первых представлений «Ивана Сусанина» и начала работы М.И. Глинки в Певческой капелле пришелся длительный бракоразводный процесс композитора с женой Марьей Петровной, не разделявшей его увлеченность музыкальным творчеством и тайно обвенчавшейся с другим человеком. Сам Глинка писал по этому поводу следующее: «Хлопоты и неприятности в театре, равно как и бракоразводное дело, мне опротивели, и я впал в какое-то ко всему равнодушие» [2, с. 184]. В такой напряженной обстановке началась работа Глинки над второй оперой. С 1837 г. он сочинял музыку на сюжет поэмы А.С. Пушкина «Руслан и Людмила», не имея еще готового либретто.

    У М.И. Глинки и А.С. Пушкина, безусловно, были общие черты. Они оба впитывали в себя самые разнообразные художественные впечатления и успешно перерабатывали их по-своему, оставаясь самобытными и сохраняя национальную окраску произведений. Правда, музыковед Л.Л. Сабанеев полагал, что нельзя проводить исторические параллели между Глинкой и Пушкиным. Он писал: «Пушкин обладал блестящим, отчетливым и чрезвычайно быстрым умом — Глинка был рыхлый, вялый человек, по-видимому, не очень умный  (дневники его не свидетельствуют ни об уме, ни о наблюдательности)...» [6, с. 28]. Однако согласиться с Сабанеевым нельзя, поскольку творчество Глинки и его «Записки» свидетельствуют об обратном.

Композитор надеялся на помощь Пушкина в составлении плана оперы, но трагическая гибель поэта не позволила двум одаренным людям создать совместно оперный шедевр. Глинка вынужден был обратиться за помощью к литераторам из числа друзей и знакомых, среди которых встречались и посредственные писатели. В числе авторов литературных текстов «Руслана и Людмилы» были Н.А. Маркевич, Н.В. Кукольник, М.А. Гедеонов.

М.И. Глинка поставил перед собой цель создать эпическую оперу с картинами глубокой древности. Идея оперы принадлежит знатоку и любителю искусства князю А.И. Шаховскому. Ее план был написан К. Бахтуриным, приятелем Глинки по службе в канцелярии Коллегии путей сообщения. Правда, воля Глинки была несколько поколеблена внезапной кончиной Пушкина. «Бахтурин вместо Пушкина! Как это случилось? Сам не понимаю», - говорил в растерянности композитор [2, с. 284]. Задолго до этого Глинка написал собственный сценарий оперы, а отдельные номера из нее были широко известны великосветской публике. Советы относительно музыкального языка и драматургии давали М.Ю. Виельгорский и В.Ф. Одоевский, как и в случае с оперой «Жизнь за царя». Считается, что либретто «Руслана и Людмилы» принадлежит В. Ширкову (в некоторых источниках он упоминается как Широков), К. Бахтурину и М. Глинке при участии вышеперечисленных Маркевича, Кукольника, Гедеонова и Шаховского.
Произведение создавалось почти шесть лет — с конца 1836 по 1842 гг. В эпоху Глинки музыкальные спектакли делались в короткие сроки — вплоть до двух недель. Поэтому работа над оперой в течение нескольких лет расценивалась как признание ее создателя в собственном творческом бессилии. Кроме того, сыграл роль вышеуказанный бракоразводный процесс, который отнял у композитора много сил, отсутствие у Глинки четкого и постоянного плана работы и частое посещение им праздной компании его друга Н.В. Кукольника, отвлекавшее Михаила Ивановича от сочинительства.

За шесть лет своего создания опера неоднократно обсуждалась в кругу друзей Глинки, но композитор не поддавался на уговоры и следовал своей линии. Популяризацией оперы занимался старший сын Гедеонова Михаил Александрович. Глинка посвятил «Руслана и Людмилу» М.А. Гедеонову по его же просьбе, видя его искреннее участие в судьбе произведения.

Опера была свободной от идеологических задач. «Руслан» в чем-то похож на немецкую волшебную оперу, но отличается от нее сложной интригой и большим количеством персонажей. Музыка к нему сочинялась с большим трудом, урывками, в свободное время и только по воле вдохновения. Глинка вспоминает, что художник И.К. Айвазовский сообщил ему три татарских напева, которые слышал в Крыму, и композитор употребил два из них для лезгинки, а третий для Andante сцены Ратмира в 3-м акте [2, с. 131]. Основной конфликт произведения состоял в столкновении сил добра и зла. Музыкальный стиль был оригинальным и отличался новизной, представляя собой причудливое смешение мелодий различных народов Российской империи.

Cюжет оперы широко известен. Основными ее действующими лицами являются великий князь Киевский Светозар, его дочь Людмила, жених Людмилы, киевский витязь Руслан, хазарский князь Ратмир, варяжский витязь Фарлаф, добрый волшебник Финн, злая волшебница Наина, злой волшебник Черномор. Действие открывается празднованием свадьбы Людмилы и Руслана в хоромах князя Светозара. В разгар веселья раздается удар грома, и всё погружается во тьму. Когда мрак рассеивается, обнаруживается, что Людмила похищена. Светозар, Руслан, Ратмир и Фарлаф поражены: «Что значит этот дивный сон, / И это чувств оцепененье, / И мрак таинственный кругом?». Светозар обещает руку дочери и полцарства тому, кто вернет ее отцу. Руслан, Ратмир и Фарлаф отправляются на поиски. Руслан оказывается в северном краю, где добрый волшебник Финн предсказывает ему победу над похитившим Людмилу Черномором. А злая волшебница Наина хочет помочь Фарлафу и этим отомстить покровительствующему Руслану Финну, который отверг ее любовь. Поиски Людмилы приводят Руслана в пустынное место, где он сражается с огромной Головой и побеждает ее. Ратмир при помощи колдовства возвращается к своей возлюбленной Гориславе, а затем помогает Руслану в поисках Людмилы. Она томится в садах Черномора. Руслан вызывает Черномора на поединок и срезает ему бороду, лишая его чудесной силы. Но Людмила погружена Черномором в волшебный сон, и Руслан не может разбудить ее. Ночью Людмилу похищает Фарлаф и отвозит ее в Киев к отцу. Но никто не может разбудить княжну. Неожиданно появляется Руслан и пробуждает ее волшебным перстнем Финна. Киевляне (хор) ликуют, прославляя богов, отчизну, Руслана и Людмилу.    

Выразительные вокальные партии были написаны для главных героев — богатыря Руслана и его возлюбленной Людмилы. К положительным персонажам относится также добрый волшебник Финн, для которого композитор сочинил балладу. Соперник Руслана Фарлаф, по замыслу Глинки, исполняет рондо «Близится час торжества моего», написанное для баса в виде быстрой скороговорки. Таким образом исполнитель отрицательной роли Фарлафа был поставлен в неудобное положение: надо было очень долго и кропотливо трудиться для того, чтобы исполнить неповоротливым голосом такую сложную партию. В целом отрицательные образы решены в основном средствами инструментальной музыки. В частности, Глинка написал танцы в замке злой волшебницы Наины и в садах Черномора. Этой же цели служит и знаменитый марш Черномора.

В опере отражены глубокие философские проблемы — ее герои рассуждают о выборе путей и способах достижения целей (монологи Финна, Руслана и Головы), в чем можно увидеть вопросы, волновавшие самого Глинку на протяжении всей его жизни. Возможно, в этом и кроется ответ на вопрос о том, почему Глинка больше любил «Руслана и Людмилу», чем официальную, помпезную оперу «Жизнь за царя».

Перед Глинкой стояла задача создать такую же сильную оперу как «Иван Сусанин». Совершенно очевидно, что провал ударил бы по его самолюбию и репутации прекрасного композитора. В тот период М.И. Глинка был очень популярен и уважаем. Композитор А.Н. Серов вспоминал увиденного им М.И. Глинку зимой 1840-1841 гг. на вечере у служившего в театральной дирекции А.Д. К-ва так: «...необыкновенно умные глаза его блистали ярким огнем, он улыбался, шутил в разных углах залы с окружавшими его дамами, которые неотступно просили его спеть что-нибудь» [7, с. 344].

Во время репетиций «Руслана» Глинка находился в нервозном состоянии и его восприятие оперы во многом способствовало закреплению распространенного мнения о ее провале. Воспоминания Н.В. Кукольника, записанные под 9 ноября 1842 г., гласят: «...Миша в отчаянии: уверяет, что опера никуда не годится!» [4, с. 320]. Мнительный композитор ссылался тогда на то, что во время репетиций Виельгорский вырезал целые куски оперы и это испортило произведение. Правда, сам Кукольник не разделял эту точку зрения. Он писал об опере следующее: «В «Руслане» действительно — два ужасных недостатка: в целом, это слишком гениальное произведение для нашей публики; не поймут; отдельные части до того восхитительны в малейших деталях, что жаль тронуть что-либо из них» [4, с. 320]. Однако в источниках и литературе действительно подтверждается факт искажения первоначальной линии оперы. В ходе ее сценического разучивания композитор по требованию театральной дирекции и отдельных влиятельных лиц вынужден был согласиться на ряд переделок и сокращений. Произведение было отчасти испорчено, и в музыкальном исполнении не все было тщательно проработано, что не могло не вызвать очередной стресс у чувствительного М.И. Глинки.

Премьера «Руслана и Людмилы» состоялась 27 ноября 1842 г. в Большом (Каменном) театре в Петербурге. Роли исполняли: Руслан — Петров, Ратмира — Петрова-младшая, Людмила — Степанова, Финн — Леонов, Фарлаф — итальянец Този. Петрова-старшая, для которой была предназначена партия Ратмира, в то время болела, что только усилило волнения Глинки и, вероятно, способствовало тому, что роль Ратмира была исполнена начинающей певицей не слишком удачно и это в какой-то степени ухудшило впечатление публики от спектакля. Как писал сам композитор, на 1-м и 2-м представлениях оперы довольно посредственно выступила Петрова-младшая, «талантливая, но еще слабая и неопытная артистка» [2, с. 180].

Лезгинку исполнила ставшая впоследствии легендарной танцовщица Е.И. Андреянова, которой «в то время особенно покровительствовал директор театров» [2, с. 171]. Танцы ставил тот же Антуан Титюс, работавший над номерами для «Ивана Сусанина», которого Глинка называл «человеком весьма ограниченных способностей» [2, с. 171]. Декоратором был Роллер, вызвавший восхищение публики и критиков. Он создал непревзойденные для своего времени изображения терема Светозара, замка и садов Черномора. За эти декорации Роллер получил звание академика Академии художеств.

Большой театр в Петербурге не имел достаточно возможностей для создания яркого сценического действа. Поэтому постановка оперы превратилась в костюмированный концерт и вызвала острую полемику в прессе. Одни называли ее новым шедевром русского искусства, другие - «ученой» музыкой. В конце 5-го действия императорская фамилия уехала из театра. Глинка вспоминает: «Когда опустили занавес, начали меня вызывать, но аплодировали очень недружно, между тем усердно шикали и преимущественно со сцены и оркестра»[2, с. 171]. А Н.В. Кукольник писал по поводу премьеры: «Первое представление прошло вяло, недружно, длинно. Успех слабый; публика видимо скучала» [4, с. 322]. И далее: «Миша в страшном волнении не хотел даже выходить на вызовы»[4, с. 322].

От 27 ноября до Великого поста опера выдержала 32 представления. С ноября 1842 г. до 1846 г. опера прошла 56 раз. С третьего представления в постановке стала участвовать любимица публики Петрова-Воробьева. Так же как и на «Жизнь за царя», император направлял на эту оперу военных для воспитания патриотизма и хорошего вкуса. Премьера оперы вызвала споры в музыкальном мире, который разделился на ее почитателей и противников. Она породила широкую дискуссию в СМИ, которая продолжалась до конца XIX в. Ф. Булгарин написал критические статьи о ней. М. Виельгорский считал оперу неудачной, о чем прямо говорил ее автору. Впрочем, Глинка не обижался и замечал: «Несмотря на эти выходки против меня... он любил меня» [2, с. 183]. Сеньковский и Одоевский, наоборот, защищали Глинку. «Руслана» высоко оценил Ф. Лист. Сам Глинка писал, что венгерский композитор «верно чувствовал все замечательные места» [2, с.182]. Как справедливо полагает музыковед Е.В. Лобанкова, «столь яростные обсуждения были связаны с более глобальным вопросом — очередным витком в поисках истинной национальной оперы и, шире, национального искусства» [5, с. 325].

Тем не менее опера «Руслан и Людмила» стала образцом для подражания следующих композиторов. Однако Глинка, вообразивший себе полный провал спектакля, не мог об этом знать. Более того, в 1859 г. оперу постигло несчастье: при пожаре в театре сгорела ее партитура вместе с декорациями Роллера.

Критики со времен Глинки пытались найти жанровое определение «Руслану и Людмиле», но поиски эти ведутся до сих пор. Дискуссионным является и вопрос о готовности оперы к моменту постановки. В.П. Энгельгардт и другие утверждали, что целостной партитуры к моменту заключения договора с Гедеоновым в марте 1842 г. не было. Но сам Глинка, которого поддерживают многие музыковеды, утверждал, что пришел к Гедеонову с полной партитурой. «Итак (в апреле 1842, если не ошибаюсь), я явился к директору Гедеонову с партитурой, и он без всяких разговоров принял мою оперу, приказал сейчас же приступить к постановке ее на сцену и по моему желанию вместо единовременного вознаграждения 4000 р. асс. согласился, чтобы я получал р а з о в ы е, т. е. десятый процент с двух третей полного сбора за каждое представление» [2, с. 171].

Опера «Руслан и Людмила» успешно существовала на русской сцене как в дореволюционное время, так и в советское. Все отечественные волшебные оперы доглинкинской эпохи со времен композитора стали называться «руслановскими», что тоже свидетельствует об успехе оперы. Однако в истории русской музыки закрепился миф о ее провале. За Глинкой, утверждавшим еще во время репетиций, что опера не удалась, последовал и академик Ю. Келдыш, написавший следующее: «Опера успеха не имела, встретив почти всеобщее осуждение» [3, с. 387]. Из последователей Глинки в лагере «антирусланистов» оказались А.Н. Серов и П.И. Чайковский.

В XIX в. дискуссионным был вопрос о том, какая опера является центральной в творчестве Глинки - «Иван Сусанин» или «Руслан и Людмила». Известный критик В.В. Стасов отдавал преимущества «Руслану». А А.Н. Серов главной оперой Глинки считал «Сусанина». В настоящее время исследователи этот вопрос уже не поднимают, поскольку рассматриваемые оперы совершенно разные. Сам Глинка, как мы уже отмечали, первое место отдавал «Руслану». Как писала Л.И. Шестакова, «он эту оперу больше любил и ставил ее несравненно выше «Жизни за царя»...» [8, с. 401]. Возможно, большую роль в этом сыграло огромное уважение Глинки к Пушкину и их творческое сходство.

Академик Б.А. Асафьев так оценивал «Руслана и Людмилу»: «Как театральное произведение ”Руслан” отчасти обусловлен романтическими общеевропейскими вкусами, отчасти же вытекает из вкусов и тенденций русского придворного и помещичьего театра крепостной эпохи с его культом чувственности и тенденциями к пышным экзотическим зрелищам. Танец и пластика играют колоссальную роль в ”Руслане”. Экзотика же стоит в связи с проникшим в ту эпоху и в европейскую музыку влечением к Востоку» [1, с. 14]. А Е.В. Лобанкова полагает, что «”Руслан” открывает нам истинного Глинку, ведь сюжет оперы он выбрал сам, развивал и сочинял ее по своему усмотрению, часто игнорируя советы друзей. Сквозь призму оперы мы можем увидеть мир глазами самого Глинки» [5, с. 352].

Тем не менее после постановки «Руслана» М.И. Глинка находил все меньше понимания у соотечественников и пребывал в подавленном настроении. Академик Ю. Келдыш считал, что для Глинки «неудача “Руслана” явилась последней каплей, переполнившей чашу» [3, с. 389]. В высших кругах общества сложилось предвзятое отношение лично к Глинке, которое было заметно еще до премьеры «Руслана и Людмилы». Достаточно вспомнить о том, как аристократы характеризовали «Жизнь за царя»: «Это кучерская музыка». В 1844 г. композитор решил отправиться в длительное заграничное путешествие через Польшу и Германию, в ходе которого посетил Францию и Испанию. За границей он ощущал больше слушательского интереса к своей музыке, чем на родине. Последним значительным произведением Глинки стала «Камаринская», написанная в 1848 г.

Как мы уже отмечали, опера «Руслан и Людмила» прожила на сцене долгую жизнь. После смерти М.И. Глинки она возобновлялась в Петербурге в 1858, 1864, 1868, 1871 и 1882 годах. В 1892 г. в честь 50-летия первой постановки «Руслана и Людмилы» Мариинский театр восстановил некоторые первоначальные купюры в рамках очередного возобновления оперы. Ю. Келдыш считал, что опера долгое время была «произведением одиозным для бюрократических правящих кругов, исполняясь крайне небрежно, с вопиющими купюрами и искажениями. Такое положение длилось до начала 70-х годов, когда впервые это гениальное сочинение было дано на сцене в полном и настоящем своем виде, с должным вниманием и уважением к художественному замыслу автора» [3, с. 388].

В Москве опера ставилась в 1868, 1872, 1882, 1892 и 1897 годах. В 1902 г. она была поставлена в театре Гаврилы Солодовникова и в Частной русской опере. В 1907 г. возобновленная постановка прошла в Большом театре. Во второй половине XIX — начале XX вв. «Руслан и Людмила» ставилась в Праге, Мюнхене, Любляне и других европейских городах. На советской сцене опера шла с 9 декабря 1917 г., постановки возобновлялись многократно. В современной России «Руслан и Людмила» тоже периодически возобновлется. Так, например, в ноябре 2011 г. состоялась премьера этой оперы на сцене Большого театра в Москве в постановке Дмитрия Чернякова. Опера вызвала острую реакцию публики (одни кричали «браво», другие - «позор»), что свидетельствует о непреходящем интересе зрителя к этому спектаклю.

 Нет сомнений в том, что русская композиторская школа ведет свое начало от М.И. Глинки, равно как и русская национальная опера. Последующее поколение композиторов воспринимало Глинку как своего учителя, хоть и не воздерживалось от критики его отдельных произведений. Глинка показал и профессионалам, и зрителям какой должна быть национальная опера. «Жизнь за царя» и «Руслан и Людмила» прошли проверку временем. Опера «Руслан и Людмила» была особенно любима композитором, на наш взгляд, по причине духовного соответствия смысла этого произведения запросам и исканиям самого Глинки. Однако отношение к выделению этой оперы Михаилом Ивановичем может быть различным, и право анализировать его остается за современными исследователями, режиссерами, композиторами и певцами.  

Литература

1.    Асафьев Б.А. Русская музыка. XIX и начало XX века. - Изд. 2-е. - Л.: «Музыка», 1979. - 344 с.
2.    Записки М.И. Глинки. - М.: Гареева, 2004. - 448 с.
3.    Келдыш Ю. История русской музыки. - М.; Л.: Госмузиздат, 1948. - Ч. I. - 472 с.
4.    Кукольник Н.В. Отрывок из «Дневника» // Записки М.И. Глинки. - М.: Гареева, 2004. - С. 293-323.
5.    Лобанкова Е.В. Глинка: Жизнь в эпохе. Эпоха в жизни. - М.: Молодая гвардия, 2019. - 591 с.
6.    Сабанеев Л.Л. Воспоминания о России. - М.: Издательский дом «Классика-XXI», 2018. - 268 с.
7.    Серов А.Н. Воспоминания о Михаиле Ивановиче Глинке // Записки М.И. Глинки. - М.: Гареева, 2004. - С. 342-358.
8.    Шестакова Л.И. М.И. Глинка в воспоминаниях его сестры // Записки М.И. Глинки. - М.: Гареева, 2004. - С. 396-406.

© Бабенко Оксана Васильевна,
кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник ИНИОН РАН (г. Москва)


 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com