Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы

 
 
 
 
Документальный фильм «Святая Земля и Библия. Исцеления в Новом Завете» Павла и Ларисы Платоновых  принял участие в 3-й Международной конференции «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы времени», проходившей с 30 сентября по 2 октября 2020 года
 
Павел Густерин (Россия). Памяти миротворца майора Бударина
 
Оксана Бабенко (Россия). О судьбе ИНИОН РАН
 

 
 
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность

Глава третья


Эпизод первый


В процессе поиска архивных материалов, связанных с биогра- фией великого князя Николая Константиновича в одном из российских архивов, удалось познакомиться с содержанием «Журнала протоколов Заседания Временного правительства» No.No 3-67 (далее Журнал). Среди его текстов обнаружилось то, что позволило понять логику многих поступков Николая Константиновича весной и осенью 1917 года.

Фрагменты из текста Журнала: «Протокол заседания Временного правительства (No 34) от 28 Марта 1917 года:

Слушали: ...

4. Устное предложение Министра юстиции:

а) По поводу возбуждённого великим князем Николаем Константиновичем вопроса о снятии наложенной на него Императором Александром III опеки.

б) О предоставлении великим князем Николаем Константиновичем Мраморного и Павловского дворцов в собственность государства.
Постановили:

По пункту а)... 4 параграф – ... Министру юстиции сообщить великому князю Николаю Константиновичу, что с отречением династии дома Романовых опека на него наложенная должна быть признана недействительною.

По пункту б)... 4 параграф – ... Министру юстиции разработать вопрос о возможности передачи Мраморного и Павловского дворцов в государственную собственность с точки зрения права».

Юридически все было точно. 28 марта 1917 года члены Временного правительства, оговорив в пункте а окончание опеки над Николаем Константиновичем и автоматически восстановив его право наследования по старшинству, тут же пунктом б освободили великого князя от этого наследства. И все по его добровольному желанию.

А может все написанное в 4 пункте «Протокола заседания Временного правительства» (No 34) от 28 Марта 1917 года было узаконенной авантюрой Временного правительства? Совершенно нет. В те тревожные дни весны 1917 года отказ великого князя Николая Константиновича от прав на наследство сохранила для России художественные сокровища Мраморного дворца и Павловского имения. Подтверждение тому – статья художника, искусствоведа и критика А. Ростиславова «Революция и искусство. Октябрьские события».

«Большой заслугой Временного правительства – писал А. Ростиславов, уже осведомлённый о решении на инициативу Константиновичей, – является увековечивание за государством прекрасного Мраморного дворца при условии, конечно, возможной и полной его сохранности».

Не будучи в течение десятилетий достоянием гласности, эти эпизоды из Петербургской весны 1917 года были подменены очередной, тиражируемой теперь уже через Интернет фальсификацией: «После февральской революции в цокольном этаже Мраморного дворца разместилось Министерство труда Временного правительства. Был даже подготовлен договор на покупку всего дворца правительством за десять миллионов».

Десять миллионов рублей действительно фигурировали в записях выше упоминаемой протокольной хроники заседаний Временного правительства. Но связаны они были с великим князем Дмитрием Константиновичем и возвратом ему непогашенного с периода правления Александра III долга за покупку в пользу Императора имения Ореанда. По ряду известных причин в 1917 году Временное правительство вернуть деньги великому князю Дмитрию Константиновичу не успело, оставив для потомков Константиновичей только документальный след, хранящийся в одном из государственных архивов России.

Эпизод второй


Петроград 1917 года. Каким в его неуютной реальности было прощание великого князя Николая Константиновича с сестрой Ольгой, младшим братом Дмитрием и семьёй покойного брата Константина Константиновича? Документально выверенный ответ на этот вопрос уже никто не даст. В дни революционных событий 1917 года сцены из личной жизни публично забытого великого князя вряд ли кого-то занимали более чем тревоги за будущность свою и своих близких. И конечно России.

Не исключено, что этот фактор стал одной из причин отсутствия и в библиотеках русскоязычной эмигрантской литературы упоминаний о том, что происходило с Николаем Константиновичем в его последнюю Петроградскую весну 1917 года. И всё же, благодаря документам из российских и узбекистанских государственных архивных источников, удалось воссоздать некоторую часть хроники событий происходивших с великим князем уже после его возвращения в Ташкент. В том числе и хроники последних дней и часов его жизни в январе 1918 года и похорон на прилегающем к Иосифо-Георгиевской церкви кладбище.

Эпизод третий


В Ташкент Николай Константинович возвращался с копией Постановления, полученного перед отъездом в Секретариате Временного правительства, принятого по Протоколу номер 34 заседания, состоявшегося 8 марта 1917 года. Документ констатировал: снятие с него опеки наложенной Александром III; восстановление его прав наследования; отказ от наследственных прав и передачу Временному правительству Мраморного дворца и дворцового комплекса в родовом имении Павловское со всеми находящимися в них художественными ценностям.

Был ли великий князь огорчён потерей двух дворцов? Только в части коллекции книг и художественных ценностей. Но, как отмечалось выше, передача их в распоряжение Временного правительства была единственной возможностью спасти эти сокровища от вандализма и расхищения «некоторыми представителями революционно настроенных масс».

И ещё он был внутренне благодарен А. Керенскому за то, что не предлагал по примеру прочих давать присягу Временному правительству. Не предлагал, словно знал – великий князь Николай Константинович, живя вне политических страстей, раболепствовать и лавировать в её внутрипартийных или внешних интригах не станет. Имело ли значение в его последующих отношениях с большевиками то, что он, по примеру прочей ближней и дальней родни, не присягал на верность Временному правительству? Не исключено, что именно этот факт спас ему жизнь осенью и зимой 1917 года.


Эпизод четвёртый


Увиденные, и пережитые в Петрограде сцены погромов доходных домов, особняков и дворцов постепенно размывались местными заботами и проблемами. На первых порах в поисках их решения Николай Константинович не мог не ориентироваться на Туркестанский комитет, сформированный в апреле 1917 года в Петрограде Временным правительством. В Комитет вошли не плохо образованные горлопаны, а знатоки Средней Азии. Кроме прочих своих достоинств, они ценили высокое искусство, качественную литературу и артефакты. Все то, чем был полон Туркестанский край, благодаря коллекционной страсти состоятельных русских промышленников, купцов и офицеров, выбравших регион для своего постоянного места проживания. В этом перечне достойное место занимала размещённая в Ташкентском дворце коллекция произведений искусства великого князя. Но как же он ошибся. Нет, не в ставленниках Временного правительства в Туркестанском крае и не лично в А. Керенском и его Кабинете министров, принявших государственные обязательства относительно Константиновичей. Ошибся в долговременности буржуазно-демократической власти в России и на её дальних окраинах.

Эпизод пятый


С приходом к власти большевиков в ноябре 1917 года, начался изнурительный спор Николая Константиновича за право распорядиться своим имуществом, согласно ранее составленного завещания. Парадокс, с которым не могло смириться его сознание – Советы национализировали то, что он добровольно отдавал туркестанцам. При этом вряд ли кто-то из представителей новой власти со вниманием относился к ранее составленным документам:

– письма великого князя к своей супруге Н.А. Искандер [фрагмент]: «14 ноября 1908 г., г. Ташкент. Надежда Александровна, наш ташкентский Дворец с тремя флигелями я желаю завещать Вам лично, с тем, чтобы согласно нашему общему с вами желанию, он после Вас и меня, перешёл в Государственную собственность со всеми находящимися в нем вещами, картинами, статуями, как художественный музей...».

– «Памятной записки» от 30 июля 1916 года, адресованной великим князем Николаем Константиновичем первому лицу Туркестанского края [фрагмент]: «... В 1881 году мое желание исполнилось и... генерал-адъютант Розенбах, Туркестанский генерал-губернатор, поручил знаменитому инженеру Гейнцельману построить для меня великолепный дворец в Ташкенте, напротив Иосифо-Георгиевской соборной церкви. Сюда были собраны все радости, хранившиеся у меня с детства, все мои исторические предметы, картины, художественные вещи, оружие и статуи. Музей этот я решил тогда же завещать любимому городу, на что буду просить Высочайшее соизволение, если представителям городского самоуправления угодно будет принять мой дар после моей и Надежды Александровны смерти ... великий князь Николай».

Эпизод шестой


В конце лета 1917 года в «Исполнительный комитет Совета солдатских и рабочих депутатов» поступает письмо от 19 августа. К письму, составленному юристом Н. Черданцевым, приложена копия завещания, подписанная великим князем Николаем Константиновичем 7 мая 1917 года.

Далее, в Исполнительный комитет Совета солдатских и рабочих депутатов поступает заявление за No 268 от 24 августа (четверг) 1917 года, в котором через того же юриста Н. Черданцева сообщается о пожертвовании великим князем Николаем Константиновичем своих средств на устройство в городе Ташкенте приюта для ветеранов.

Заявление бывшего великого князя Н.К. Романова было рассмотрено 6 сентября того же года, на заседании Исполнительного комитета Ташкентского Совета рабочих и солдатских депутатов. Реакция положительная. Повода для волнений у Николая Константиновича нет.

Эпизод седьмой


Примерно в эти же осенние дни 1917 года в Петрограде, в номере журнала «Аргус» публикуется перевод глав книги Фанни Лир с её воспоминаниями о возлюбленном, великом князе Николае Константиновиче. Автор этого первого русскоязычного перевода, изданного в Женеве ещё в 1901 году, российский революционер, переводчик, он же издатель – Михаил Константинович Элпидин (1835–1908 гг.).

Осенью 1917 года перевод был включён в издаваемый в России журнал «Аргус» из чисто политических соображений. Революционные кураторы журнала посчитали некоторые пассажи в воспоминаниях Фанни Лир наиболее уместными в череде набирающей обороты гражданской дискредитации членов Императорского Дома Романовых. О том, что великий князь Николай Константинович большую часть жизни не был фигурой нарицательной как среди туркестанцев, так и многих российских интеллектуалов, редакция журнала не сообщила.

 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com