Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Италия / ИТАЛИЯ И РОССИЯ / КУЛЬТУРНЫЕ НИТИ / Шаляпины в Италии. Интервью с внучкой певца Лидией Либерати

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
Шаляпины в Италии

...1901 год. Милан. В артистических кафе знаменитой «галереи» обсуждают новость: возобновление в «Ла Скала» после почти двадцатилетнего перерыва оперы А.Бойто «Мефистофель» с участием молодых А.Тосканини, Э.Карузо и — что уже совсем скандально! — никому не известного баса, выписанного на гастроли из России. Итальянские артисты возмущены: ведь это первый случай в истории театра!

Наконец наступил день премьеры. Лучший театр Италии набит сверху донизу. «Целые россыпи бриллиантов горят в шести ярусах лож... — сообщает нам русский журналист В.М.Дорошевич. — ...И на ясном темно-голубом небе, среди звёзд, медленно выплыла мрачная, странная фигура... Могуче, дерзко, красиво разнёсся по залу великолепный голос... Уже эти первые ноты покорили публику...»

После исполнения пролога зал «дрогнул от рукоплесканий». «Так аплодируют только в Италии, — замечает журналист. — Горячо, восторженно, все сверху донизу... Пришлось — нечто небывалое — прервать пролог. Мефистофель из облаков вышел на авансцену раскланиваться и долго стоял, вероятно, взволнованный, потрясённый».

Так состоялся в Италии дебют Фёдора Ивановича Шаляпина — выдающегося русского певца, оставившего яркий след в истории мирового музыкального театра.

Связи Ф.И.Шаляпина и членов его семьи с Италией были довольно крепкие. Достаточно упомянуть о том, что певец был женат первым браком на итальянской балерине Иоле Торнаги, выступавшей в Италии, Франции, Америке и бывшей два года прима-балериной Русской частной оперы С.И.Мамонтова в Москве.

Сразу же после своего триумфального дебюта в «Ла Скала» Шаляпин получает признание в музыкальных кругах Италии. Среди его поклонников — великий тенор Анджело Мазини и выдающийся драматические актер Томазо Сальвини.

Впоследствии Шаляпин неоднократно выступал на сцене «Ла Скала» и других итальянских театров, в том числе в спектаклях, посвящённых приездам в Италию английского короля Эдуарда VII и президента Французской республики Эмиля Лубе. В 1908 году он познакомил итальянцев с оперой М.П.Мусоргского «Борис Годунов», в которой создал одно из своих самых совершенных творений — роль царя Бориса. А в 1912 году впервые представил в Италии ещё одну возрождённую им к жизни русскую оперу — «Псковитянку» Н.А.Римского-Корсакова, в которой исполнил партию царя Ивана Грозного. После этих спектаклей певец получил звание солиста короля итальянского.

В последний раз Ф.И.Шаляпин выступал в Италии в 1934 году. На сцене неаполитанского театра «Сан-Карло» он поставил оперу А.П.Бородина «Князь Игорь», в которой исполнил сразу две роли — хана Кончака и Владимира Галицкого. Это выступление русского артиста переросло в настоящий триумф. Восторг неаполитанцев был настолько велик, что мунициналитет города решил выбить специальную золотую медаль, которая была преподнесена Ф.И.Шаляпину в день последнего спектакля.

Воспоминаниями о Ф.И.Шаляпине и связях его семьи с Италией с нами делится внучка певца Лидия Либерати, живущая в Риме.

Синьора Либерати, поговорим о Вашей семье, о Ваших корнях...

Л.Л.: Моя мама Татьяна Фёдоровна Шаляпина была младшей дочерью Ф.И.Шаляпина от первого брака. Всего в семье было пять детей: Ирина, Лидия, Борис, Федор и Татьяна. Все они были очень артистичными. Мама обожала музыку. Я родилась в Париже, и крестили меня в Соборе Парижской Богоматери. На моём крещении присутствовал и дедушка, и в моём архиве хранятся вырезки из газет и журналов, посвящённых этому событию.

Ваши родители познакомились в Италии?

Л.Л.: Да, мама приехала в Италию после Октябрьской революции. Некоторое время она была актрисой Русской труппы Татьяны Павловой, а потом встретила моего папу, итальянского журналиста Эрметте Либерати, который писал о музыке и театре. Вскоре они поженились, мама оставила сцену, и появились сначала я, а потом мой младший брат Франко. Но довольно быстро мои родители расстались, и мама уехала из Италии...

Вы помните своего дедушку Шаляпина?

Л.Л.: Я его видела несколько раз и запомнила его невероятную, гигантскую фигуру. Может быть, он мне казался таким огромным потому, что я была совсем маленькой? К сожалению, мне не пришлось услышать его на сцене, но записи его я слушала с детства.

baranch1.jpg (15604 bytes)

Лидия Либерати. Рим, 2004 г.

В некоторых письмах к старшей дочери Ирине Шаляпин вспоминает о Вас с большой нежностью. В 1930 году он писал из Буэнос-Айреса: «У Таньки родилась чудная девица, зовут Лидкой, и уже делает ручкой и орёт тау (что означает Ciao!)». А в 1932 году он рассказал Ирине один забавный эпизод, который восхитил его: «Был я в Италии, видел Танюшу и деток. Девчонка очаровательная. «Tu non dormi, carina?» — спрашивает её отец Ermete (она плачет). — Se piango!! — отвечает она. Отец стушевался. Ну. Естественно, что за вопрос: «если я плачу, значит не сплю». Молодчина!»

Л.Л.: Он меня очень любил и часто брал на руки. Я была его первой внучкой. Но воспоминания о дедушке у меня очень смутные. Бабушку Иолу Игнатьевну Шаляпину-Торнаги, которая была балериной, я помню намного лучше. Она одно время жила в Милане, и мы с братом время от времени виделись с ней. Она звала нас «мои золотые мышата». Бабушка была необыкновенно доброй, отзывчивой. Затем, увы, она вернулась в Москву, мы долго не виделись, хотя не переставали писать друг другу письма, а в 1960 году, когда ей было уже 87 лет, она снова приехала в Италию, но была уже очень больна и не узнавала нас. У меня есть фотография, на которой запечатлены четыре поколения Шаляпиных: бабушка Иоле, мама, я и мой сын Ренато, ставший адвокатом. Все мы составляем одну из веток генеалогического древа Шаляпина, которое хранится в Зальцбурге.

После развода родителей Вы росли в семье отца. Вы помнили о том, что Ваш дедушка — великий русский певец?

Л.Л.: Я об этом никогда не забывала. И всегда слушала его пластинки. Наверное, это случилось ещё и потому, что папа был некоторое время секретарём Шаляпина и подготавливал все его выступления в Риме. В 1933 году дедушка дал большой концерт в театре «Арджентина», где он пел арии из опер. Папа перевёл текст всей программы на итальянский язык. Другой мой дедушка Франко Либерати также занимался театром. Писал комедии, был членом Академии «Санта Чечилия», сотрудничал с театрами «Квирино» и «Арджентина». А бабушка с отцовской стороны, которую звали Лидия, исполняла маленькую роль в комедии дедушки. Своё имя я получила в честь неё и в честь сестры мамы.

Вы общались с Вашей тётей Лидией Шаляпиной, которая известна в России тем, что написала о своём отце и о семье интересную книгу «Глазами дочери»?

Л.Л.: Я виделась с ней довольно часто. Лидия жила в Америке, но время от времени приезжала в Италию. Она была очень простой, доступной, похожей на меня по характеру. И очень большой выдумщицей. Однажды с ней произошёл такой случай. В Нью-Йорке она жила над одним адвокатом, который был её приятелем. Как-то она позвонила ему и сказала: «Мне надо поговорить с тобой. Я могу спуститься?» Тот ответил: «Конечно, заходи». Когда дверь открылась, она вошла в его квартиру на четвереньках и лая, изображая маленькую собачку. Она хотела повеселить своего друга, но когда подняла голову... перед ней стоял совсем другой человек. Адвокат забыл предупредить её, что у него гости.

А Ваш не менее знаменитый дядя Борис Шаляпин? Он стал известным художником и создал галерею портретов не только членов семьи Шаляпиных, но и многих известных личностей XX века: Рахманинова, Стравинского, Тосканини, Говорица, Яши Хейфеца, Теодора Драйзера, Жаклин Кеннеди, Юрия Гагарина и многих других. В Америке его называли «автором портретов знаменитостей».

Л.Л.: Борис также часто приезжал в Рим и останавливался в гостинице рядом с площадью Испании. Мы часто навещали его там, вместе обедали на террасе, и он угощал нас икрой. Он сделал карандашные портреты жены моего брата и моего сына, пока тот говорил ему: «Спокойной ночи!». Борис был очень весёлым человеком, с чувством юмора. Например, ему не нравился Пикассо, и он нарисовал на него карикатуру: Пикассо стоит с ночным горшком в руках. А внизу подпись: «Пи-пи-ка-ка-ссо-ссо!» Этот рисунок висел у мамы в туалете.

В Италии последние годы жизни провели Ваша мама и дядя Фёдор?

Л.Л.: Дядя Федя жил в Италии с 1959 года. Он был актёром, снялся в нашумевшем фильме «Имя розы» по роману Умберто Эко. Человек он был серьёзный, сдержанный. Мама приехала в Италию, когда родился мой сын, потом навещала нас примерно каждые два-три года, а в 1976 году, оставшись одна, она решила переехать из Америки в Рим. Здесь она и прожила последние годы...

От мамы Вам перешли многие вещи, связанные с именем Шаляпина?

Л.Л.: В 1994 году мы с братом передали в дар Кремлёвским музеям золотые часы с бриллиантами, которые в 1903 году царь Николай II подарил Шаляпину. Произошло это на вилле Абамелик в Риме, в резиденции российского посла. Это событие было заснято на плёнку, которую нам обещали прислать, но так этого и не сделали. Несколько раз я писала директору Кремлёвских музеев с вопросом, какая судьба постигла эти часы, но мне даже не ответили. И у меня до сих пор нет фотографии часов, которую я просила любезно прислать мне. Мне кажется такое поведение странным!

В жизни Шаляпина многое было связано с Италией...

Л.Л.: Да, Шаляпин много пел в Италии. Недалеко от Милана до революции у него было собственное имение. Родители рассказывали, что в 1929 году, когда Шаляпин давал своё первое послереволюционное выступление в Риме (он пел Бориса Годунова в Королевской опере) на этот спектакль вместе со всей семьей из Сорренто приехал Максим Горький, большой друг Шаляпина. После спектакля, чтобы отпраздновать успех, выпавший на долю Шаляпина, все отправились ужинать в ресторан «Библиотека», расположенный в погребах, своды которых были заставлены, наподобие книжных полок, бесчисленными бутылками. По просьбе Горького Шаляпин запел, и на его голос сбежались со всего ресторана любопытные клиенты и служащие. А когда стало известно, что вместе с Шаляпиным находится Максим Горький, очень популярный тогда в Италии, многие захотели получить автографы знаменитостей, и в ресторане началась такая давка, что дирекции пришлось вызвать на помощь карабинеров, чтобы восстановить порядок.

Выступления Шаляпина в Италии надолго оставались в памяти публики...

Л.Л.: Когда он пел в последний раз Дона Базилио в «Севильском цирюльнике» в театре «Ла Скала» в 1933 году, произошёл любопытный случай. Шаляпин поспорил с кем-то, что будет бисировать знаменитую арию о клевете, а это было запрещено по правилам театра. И вот во время спектакля, спев арию, вместо того чтобы сделать легкий поклон, как было принято, Шаляпин обратился к своему партнёру со словами: «Понял теперь, что такое клевета? Не понял? Снова, маэстро!» Дирижеру ничего не оставалось, как подать знак оркестру. Говорят, ему потом влетело от администрации театра.

У Шаляпина были друзья в Италии?

Л.Л.: Шаляпина связывала дружба с прекрасным поэтом Габриэле Д’Аннунцио. В моём архиве хранится телеграмма Д’Аннунцио Шаляпину 1928 года и фотокопия письма 1930 года, касающаяся выступления дедушки в «Ла Скала». Д’Аннунцио пишет, что несмотря на период «жестокого одиночества (и иногда безумия)» он «помчится в Милан на своей самой быстрой машине», чтобы услышать «человеческий и надчеловеческий голос» Шаляпина.

baranch2.jpg (11413 bytes)

Ф.И. Шаляпин и Эрмете Либерати. Буэнос-Айрес, 1930 г.

Любовь к творчеству Шаляпина перешла к Вам не только от мамы, но и от отца?

Л.Л.: Папа был известным журналистом. Вместе с Шаляпиным он побывал во многих странах мира. Он был автором песен, книг, знал несколько иностранных языков. Папа сотрудничал в газете «Моменто Сера». Во время войны, когда мы уехали из Рима и жили в маленьком поселке, он организовал школу для эвакуированных детей, и мы не потеряли ни года в нашем обучении. Папа был строгим, но одновременно умел вести с нами диалог. Он подталкивал нас к тому, чтобы мы ставили перед собой цели и добивались их. В то же время он был очень весёлым человеком. Один раз он организовал у нас дома праздник, на который к нам пришли в гости журналисты известной юмористической газеты «Травазо», для которой писал и папа, и они разрисовали комнату второго этажа карикатурами, которые публиковались в то время в этой газете.

У Вас не было желания заняться артистической деятельностью?

Л.Л.: Я начинала учиться игре на фортепиано, но... не чувствовала в себе желания идти по этому пути. Потом началась война, и о этом пришлось забыть. Мой брат также занимался музыкой, он прекрасно играет на рояле, но профессиональной карьеры не сделал. Франко стал врачом-кардиологом, а я — фармацевтом. Много лет я преподавала в средней школе математику и точные науки.

Когда Вы впервые увидели Россию?

Л.Л.: Впервые я приехала в Россию, кажется, в 1990 году как туристка. Мне хотелось посмотреть недавно открывшийся Музей Ф.И. Шаляпина на Новинском бульваре. Потом я несколько раз была приглашена в Россию по случаю торжеств, связанных с именем дедушки. Особенно мне запомнилось пребывание в Крыму вместе с Жоржем Соловьевым, внуком О.М.Соловьевой, у которой в 1916 году в Суук-Су снимала дом семья Шаляпиных. На этом месте теперь располагается пионерский лагерь «Артек». На скале, которая носит имя Пушкина, Шаляпин хотел построить замок искусств для молодых артистов, музыкантов, художников. Теперь там установлена мемориальная доска с его словами: «...Были замки у королей, рыцарей. Отчего бы не быть замку у артистов?». Я была поражена тем, как ко мне отнеслись русские. Они обнимали и целовали меня, как будто я была их родственницей, некоторые просили оставить автограф прямо на паспорте, все хотели подарить мне что-нибудь. Имя Шаляпина до сих пор оказывает в России магическое действие.

В Вашем доме чувствуешь себя, как в России... Икона Казанской Божьей Матери, пейзаж Константина Коровина, фотографии Шаляпина, дома на Новинском бульваре... Вам близка русская культура?

Л.Л.: Да, очень. Я заметила, что русские очень сентиментальные, романтичные. И я точно такая же. Я могу легко заплакать, когда слышу прекрасную музыку. Я прочла многих русских писателей. Самый любимый — Достоевский. Люблю Толстого, Горького, Булгакова. Ещё очень люблю французскую литературу. В нашем доме библиотека насчитывала, наверное, не менее пяти тысяч томов.

Вам бы хотелось ещё раз приехать в Россию?

Л.Л.: Конечно. Я всегда возвращаюсь в Россию с радостью...

Беседовала Ирина Баранчеева
Рим, сентябрь 2004 г.


 

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com