Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 2-я. Смотрите новый фильм
Святая Земля. Река Иордан. От устья до истоков. Часть 1-я. Смотрите новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ. Часть 3-я. Формирование образа Святой Земли в Библии. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ - Часть 2-я. Переводы Библии и археология. См. новый фильм
СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ И БИБЛИЯ  - Часть 1-я Предисловие. Новый проект православного паломнического центра Россия в красках в Иерусалиме. См. новый фильм
 
 
 
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 

Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
 
Андреевский скит
 
В воротах скита, куда мы ворвались уже через несколько минут, стоял инок с ключами. Он разговаривал с паломниками и, возможно, если бы не это обстоятельство, мы бы сейчас стучали костяшками по кованым воротам… Но наш ночлег здесь был, несомненно, согласован на самом Высшем уровне, и мы успели. Зачем я осуждал милого улыбчивого инока архондаричного прекрасного монастыря Ставроникиты!? Стыдно. Очень стыдно! Прости, Господи!
 
Монах не скрывал своего раздражения, когда был поставлен перед фактом нашего присутствия в обители предков, но деваться некуда, и он указал нам путь в архондарик.
 
Мимо колоколов, почему-то стоящих на земле, мимо огромного собора мы побрели в крайнюю дверь братского корпуса. Процедура оформления была обыкновенная: толстенная «Книга Жизни», выяснение наших профессий и затем длинный коридор, и раздельные комнаты. Я поселился в маленькой древней келии с печкой, столиком и кроватью, а ребят определили в большой комнате, где уже было человек шесть албанских строителей, шумно что-то отмечавших.
 
Мы второй день на Афоне, но большая концентрация событий и впечатлений заставляла нас думать, что мы здесь уже давно. 
 
Обувь в архондариках выставляется за дверь, это я подметил еще в Ватопедском монастыре, что имеет практическое значение. Воздух в келии сохраняется чистым, а снаружи видно за какой дверью есть жизнь, а за какой нет. Выставляя кроссовки, попробовал определить по наличию обуви, сколько нас здесь таких, рассеивающих монашеское уединение. Результат – человек около восьми. Еще на этаже находился аппарат для воды – три соска, три кнопки и пластиковые кружки. Этот аппарат гудел, охлаждая самый вкусный афонский деликатес – воду.
 
Как улитка в свой домик, я втянул голову в маленькое помещение келии, где уже находилось мое уставшее за день тело. Переодевшись и ожидая своих товарищей, присел на жесткое ложе. Я ничуть не сомневался, что это небольшое пространство прежде знало горячую молитву, а перед старинными репродукциями икон на выбеленной стене проливались чьи-то слезы. Что такое время? Сколько веков наши предки осаливали этот мир воздыханиями к Богу, а мне кажется, если я только протяну руку, она сквозь пыль столетий дотянется до далекого-близкого прошлого.
 
С 1849 года скит становится Русским, отстраивается, благоукрашается, строится главный храм в честь Апостола Андрея – один из самым больших храмовых зданий на Балканах. Его длина 60 метров, ширина 29 метров. Храм построен из гранита, имеет 150 окон. Проходя мимо собора в темноте, мы не сумели его разглядеть, и я восстанавливал в своей памяти то, что я когда-то где-то прочитал об Андреевском ските. Еще в храме находится резной по дереву позолоченный иконостас. Около иконостаса стоит рака с мощами 70 святых, среди которых глава апостола Андрея, а вернее, её лобная часть. Колокольня монастыря высотой 37 метров, на ней находилось 25 колоколов, самый большой из которых весил 5 тон. Храм выполнен в византийском и готическом стиле. Был воздвигнут в 1881-1900 и является детищем петербургского архитектора М.А. Щурупова.
 
До Революции в скиту была типография, аптека и кузница. Вся Святая Гора пользовалась плодами монашеских трудов этого русского скита.
 
Октябрьский переворот в России в 1917 году был рубежом перемен для обители. Приток русских монахов прекратился, поддерживать скит материально оказалось некому, здания постепенно разрушались. В 1958 году страшный пожар уничтожил все западное крыло скита, в котором размещалась уникальная библиотека: сгорело двадцать тысяч книг и рукописей, уникальный архив скита. В 1972 году умер последний монах русской общины - отец Сампсон, и на двадцать лет скит опустел.
 
В начале девяностых годов прошлого века сюда начали приходить греческие иноки.
 
Мои размышления прервала братия во главе с Игорем. Столик перекочевал от стены к кровати и в мгновение ока был завален продуктами, которые мы «на всякий случай» взяли с собой. Каждый захотел максимально облегчить свой рюкзак, и поэтому сейчас на столе образовалась гора Афон в миниатюре. Этим можно было накормить взвод молодых призывников. Нас было пятеро. Установив на чугунной поверхности печки маленький таганок, зажгли в нем таблетки сухого спирта и поставили греться армейский котелок с водой. Более теплую обстановку трудно вообразить. Как в студенческой общаге. Трудности, преодолеваемые сообща, всегда сближают людей и делают их отношения более искренними. Нагрузка сегодняшнего дня была для нас вполне приличной, так что мы стали уже братьями.
 
Впечатлений было очень много, продолжительный ужин не исчерпал всех тем проходящего дня.
 
Глядя на щиплющего свои губы Кирилла, Валера смеялся:
 
- Сладенькое на дармовщину? – И сам, как хиромант исследующий линии судьбы, стал разыскивать в складках ладони иголки О!-пунций.
 
- Ага! Ничего себе попробовали деликатес! – Владимир Георгиевич тоже был впечатлен. – Я вот тут фотографировал… - он достал свой аппарат и стал просматривать то, что наснимал за целый день.
 
- А завтра, какие у нас планы? – вопрос Игоря адресовался мне, но я был уже не тот, что вчера и сегодня днем.
 
- Как Бог даст. Загадывать не будем.
 
А у тебя, Кирилл, какие планы?
 
- Завтра с вами, а послезавтра нужно уже отправляться в Уранополи, а там в Салоники.
 
- Ты же не забудь нам выслать фотки!
 
- Приеду и сразу отправлю по «электронке», только адреса напишите.
 
По очереди на переходящем, вырванном из блокнота листке в клеточку, оставили Кириллу свои координаты. Потом заварили чай. Трапеза была неспешной. Мы старались распробовать не столько еду, сколько не похожий ни на какие другие еще один день на Афоне. В какой-то момент все замолчали, думая каждый о своем. Тихая прохлада, слегка качнув белую занавеску раскрытого в ночь окна, ласково дотронулась моего лица. «…Глас хлада тонка». Бог был среди нас. Мы об этом не говорили, но все чувствовали одинаково.
 
Когда я читал впечатления разных авторов об Афоне, мне очень нравились рассказы о встречах с подвижниками, о духовных беседах со старцами, о чудесах, случавшихся на горных тропах Удела Пречистой. Но с нами ничего такого не произошло за эти два дня. То, что творилось вокруг, было тихим дуновением ветерка, в котором был Творец. Изменения в душе происходили неуловимо.
 
Но однажды во время проповедей в храме в качестве профилактики или своеобразной «прививки» от массовых увлечений различного рода «чудесами» я говорил о вере, которая не нуждается в подтверждениях. Иначе она превращается в своего рода знания. Начитавшись православной «беллетристики», многие готовы принять прелесть и с головой в неё окунуться. Я знал людей, которые, желая подражать святым, начинали с того, чем подвижники заканчивали, и как результат – оказывались в психиатрических клиниках. Духовная жизнь некоторых чад Церкви похожа на охоту за святынями и чудесами. Теряется рассудительность, и начинается безумие.
 
Один священник, который, в свое время, был членом какой-то епархиальной комиссии, рассказал мне вот такую историю. В одной деревенской церкви, которую он проверял в составе этой комиссии на предмет общего состояния, ему пришлось столкнуться с одним «чудесным» явлением: посредине храма стояла на особой подставке икона, которая была покрыта маслянистыми подтеками. На вопрос к настоятелю: «что это»? Сельский батюшка, не без тщательно маскируемой гордости, сказал: «Вот, замироточила… Поставили для поклонения». Этому настоятелю мой знакомый сказал буквально следующее:
 
- Отец N, а когда произошло у вас это явление, как Вы поступили? – Иерей из проверяемого храма сделал удивленное лицо.
 
- А как я должен был поступить? – Ему было все понятно: чудо оно и есть чудо. И для него было настоящим открытием, что в этом случае необходимо было вытереть икону насухо и отслужить перед нею молебен с окроплением святой водой. И если явление повторится, сообщать правящему Архиерею и оставлять происходящее на благословение епископское. Но чудо, скажу, забегая вперед, больше не повторилось.
 
Пускай читателю не покажется, что я противник чудесного в жизни православного человека. «Чудеса, - как однажды выразился один мой знакомый, - у нас, священников, в рабочем порядке».  И я в своей жизни неоднократно сталкивался и продолжаю сталкиваться с удивительными явлениями. Но ведь «ребята», которые с хвостом и копытами, все время ловят человека на его желании быть избранным, быть как боги. И поэтому ко всякого рода чудесным проявлениям нужно относиться не просто бдительно, а правильно. Опять закипела вода в котелке, и мы снова заварили чай. Пили без особого желания, скорее всего, нам нужна была причина не расходиться по келиям. Мы хватали уходящий день за тонкие кисейные фалды вечернего платья, но они водой скользкого шелка протекали сквозь пальцы, и в руках оставалась лишь пустота, да аромат южной ночи, слегка круживший голову.
 
Время неумолимо. Тихонько прибрались, вернули вещам монашеского жилища привычные места и стали на молитву. Вечернее молитвенное правило читали по очереди. Я начинал, продолжил Кирилл, Валера пытался читать, подражая церковным чтецам, Владимир Георгиевич проговаривал слова старательно и тихо, Игорь чувственно и с выражением. Мы очень разные, но нам хорошо было вместе.
 
- Ангела Хранителя вам на предстоящую ночь! – желал я отправлявшимся отдыхать своим дорогим спутникам.
 
- Спокойной ночи!
 
- Приятных сновидений!
 
Я закрыл за ребятами дверь и про себя отметил: закрыл на шпингалет, который зафиксировал, повернув в пазу. Меня предупреждали, что «если среди ночи «кто-нибудь» зайдет в комнату, а вы её закрывали, то не забудьте перекреститься и помолиться». Предупреждение не лишнее. И, хотя мне доводилось переживать  не однажды страхования, я не чувствовал себя «тертым калачом» и предпочитал «не будить лиха, пока оно тихо». Подошел и прикрыл окно. Сам проем был затянут москитной сеткой, но окошко было недалеко от земли. Перекрестил стены, кровать, надел на шею четки отца Митрофана и выключил свет. Все, на ночь я «вооружился» –  можно отдыхать. «В руце Твои Господи, предаю дух мой…» Ночь засунула меня в свой темный мешок и потащила через афонские заросли туда, где начинается следующий день.  

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com