Россия в красках
 Россия   Святая Земля   Европа   Русское Зарубежье   История России   Архивы   Журнал   О нас 
  Новости  |  Ссылки  |  Гостевая книга  |  Карта сайта  |     
Главная / Европа / Австрия / АВСТРИЯ И РОССИЯ / ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ / Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . Владимир Кружков

 
Рекомендуем
Новости сайта:
Дата в истории
Новые материалы
Оксана Бабенко (Россия). К вопросу о биографии М.И. Глинки
 
 
 
Главный редактор портала «Россия в красках» в Иерусалиме представил в начале 2019 года новый проект о Святой Земле на своем канале в YouTube «Путешествия с Павлом Платоновым»
 
 
 
 
Владимир Кружков (Россия). Австрийский император Франц Иосиф и Россия: от Николая I до Николая II . 100-летию окончания Первой мировой войны посвящается
 
 
 
 
 
 
Никита Кривошеин (Франция). Неперемолотые эмигранты
 
 
 
Ксения Кривошеина (Франция). Возвращение матери Марии (Скобцовой) в Крым
 
 
Ксения Лученко (Россия). Никому не нужный царь
 
Протоиерей Георгий Митрофанов. (Россия). «Мы жили без Христа целый век. Я хочу, чтобы это прекратилось»

 
 
Павел Густерин (Россия). Россиянка в Ширазе: 190 лет спустя…
 
 
 
 
 
 
Кирилл Александров (Россия). Почему белые не спасли царскую семью
 
 
 
Протоиерей Андрей Кордочкин (Испания). Увековечить память русских моряков на испанской Менорке
Павел Густерин (Россия). Дело генерала Слащева
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Мы подходим к мощам со страхом шаманиста
Борис Колымагин (Россия). Тепло церковного зарубежья
Нина Кривошеина (Франция). Четыре трети нашей жизни. Воспоминания
Павел Густерин (Россия). О поручике Ржевском замолвите слово
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия).  От Петербургской империи — к Московскому каганату"
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). Приплетать волю Божию к убийству человека – кощунство! 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). "Не ищите в кино правды о святых" 
Протоиерей Георгий Митрофанов (Россия). «Мы упустили созидание нашей Церкви»
Алла Новикова-Строганова. (Россия).  Отцовский завет Ф.М. Достоевского. (В год 195-летия великого русского православного писателя)
Ксения Кривошеина (Франция).  Шум ленинградского прошлого
Олег Озеров (Россия). Гибель «Красного паши»
Павел Густерин (Россия). О заселении сербами Новороссии
Юрий Кищук (Россия). Невидимые люди
Павел Густерин (Россия). Политика Ивана III на Востоке
Новая рубрика! 
Электронный журнал "Россия в красках"
Вышел осенний номер № 56 журнала "Россия в красках"
Архив номеров 
Проекты ПНПО "Россия в красках":
Публикация из архивов:
Раритетный сборник стихов из архивов "России в красках". С. Пономарев. Из Палестинских впечатлений 1873-74 гг. 
Славьте Христа добрыми делами!

Рекомендуем:
Иерусалимское отделение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Россия и Христианский Восток: история, наука, культура





Почтовый ящик интернет-портала "Россия в красках"
Наш сайт о паломничестве на Святую Землю
Православный поклонник на Святой Земле. Святая Земля и паломничество: история и современность
 
100-летию окончания Первой мировой войны посвящается

Австрийский император Франц Иосиф и Россия:

от Николая I до Николая II


    170 лет назад, в декабре 1848 года, Австрийскую империю возглавил Франц Иосиф I из династии Габсбургов. Правил он этим государством очень-очень долго - 68 лет. Это было одним из самых долгих правлений в мировой истории. В России на данный период пришлось царствование аж четырех государей - Николая I, Александра II, Александра III и Николая II.
    Франц Иосиф был обязан России спасением своей империи сразу после его вступления на престол в возрасте 18 лет. При этом война Австро-Венгрии с Россией в конце жизни данного монарха стала причиной заката его государства. Как же так получилось, что российский и австрийский императоры стали врагами?

* * *

    Юный Франц Иосиф был коронован 2 декабря 1848 года, когда Европу охватил пожар буржуазно-демократической революции и национальных восстаний (так называемая «весна народов»). Австрийская империя также вовсю забурлила, затрещала по швам. Уже в начале 1849 года венгерское восстание полностью вышло из-под контроля, существовала даже угроза похода венгров на Вену. Они стояли уже в ближнем предместье австрийской столицы Швехате. 19-летний Франц Иосиф и его окружение небезосновательно запаниковали.

Франц Иосиф и Николай I


    Опасаясь развала империи, Франц Иосиф обратился к российскому императору Николаю I с просьбой о военной помощи. Русский царь великодушно откликнулся на этот призыв. 21 мая 1849 года императоры заключили в российской в то время Варшаве договор, по которому Николай I взял на себя обязательство направить русские войска в Венгрию для подавления революции и сохранения территориальной целостности Австрийской империи. Экспедиционный корпус под командованием генерал-фельдмаршала Ивана Федоровича Паскевича поставленную задачу выполнил, противостоящее 200-тысячное войско венгерских ополченцев во взаимодействии с австрийцами было разгромлено.
 
 
Портрета императора Николая I работы В. Сверчкова

    Выдающийся русский публицист Александр Герцен назвал Николая I  в  этой связи «жандармом Европы». Но, надо сказать, что и Франц Иосиф не был «либералом». Он сурово разделался с арестованными венгерскими лидерами. 120 предводителей восстания были казнены. Немецкий язык стал единственным официальным языком Венгрии.
    Позднее, в 1850 г. молодой монарх приехал к царю Николаю в гости в Варшаву, чтобы поблагодарить за поддержку в ликвидации мятежа. Русский император по-отечески общался с Францем Иосифом, называя его на французском языке «mon fils» (мой сын).
    Коль скоро речь зашла о Варшаве, стоит упомянуть и о другом эпизоде российско-австрийского военного сотрудничества: Франц Иосиф с 1848 года являлся шефом (покровителем) русского Кексгольмского полка, расквартированного в польской столице, и имел его униформу. Полк носил имя австрийского императора до начала Первой мировой войны. Кексгольмцы, в частности, отлично проявили себя в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. В день 50-летия своего шефства в 1898 году Франц Иосиф пожаловал офицерам и солдатам полка юбилейные серебренные и бронзовые медали. В ответ австрийский император получил высшую награду Российской Империи - Орден Святого Георгия. Этот орден в виде креста можно видеть на различных портретах Франца Иосифа, в том числе работы Генриха фон Ангели, где австрийский император запечатлен в форме как раз Кексгольмского полка (картина ныне находится в Третьяковской галерее).
    Как отмечал известный отечественный историк академик Е.В.Тарле, царь Николай спас в 1849 году Франца Иосифа не только от восставших венгров, но и от “проклятых демократов”. Так именовались в Вене тогда все сочувствовавшие буржуазному конституционному движению (Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. - М.-Л., 1941-1944).
    По оценке германского «железного канцлера» Бисмарка, император Николай I в венгерском вопросе «оказал императору Францу Иосифу такую услугу, какую едва ли какой-нибудь монарх оказал когда-либо соседнему государству» (Бисмарк Отто, «Мысли и воспоминания». М., 1940-41). Широкую известность получило и другое высказывание, приписываемое австрийскому министр-президенту и министру иностранных дел князю Феликсу Шварценбергу: «Мы еще удивим мир своей неблагодарностью».
    Так и случилось. Неблагодарность Франца Иосифа и части его окружения проявилась во время Крымской войны 1853-1856 годов. Новый министр иностранных дел граф К.Ф.Буоль, до этого поработавший послом в Петербурге, подталкивал юного императора к сближению с Францией. Последняя же вступила в военный конфликт между Россией и Османской империей на крымской земле вместе с Англией и другими союзниками. Австрия в конце 1854 г. заключила союзный договор с Англией и Францией, по которому ей была обещана помощь в случае военного столкновения с Россией. В этот сложнейший период послом России в Вене был знаменитый министр иностранных дел, а затем канцлер России А.М.Горчаков.
    В письме своей матери Софии Франц Иосиф следующим образом расставил акценты политики в отношении России: «Наше будущее - на востоке, и мы загоним мощь и влияние России в те пределы, за которые она вышла только по причине слабости и разброда в нашем лагере. Медленно, желательно незаметно для царя Николая, но верно мы доведем русскую политику до краха. Конечно, нехорошо выступать против старых друзей, но в политике нельзя иначе, а наш естественный противник на востоке – Россия» (Цит. по: Шимов Я. Австро-Венгерская империя, М., 2003). Этот выбор в конечном счете стал не только фатальной ошибкой лично для Франца Иосифа, но и для его державы.
    Что же привело Франца Иосифа к такому антироссийскому настрою? Дело в том, что значительная часть австрийской элиты с вожделением смотрела на балканские территории с целью расширения империи. Многие славяне видели в России защитницу их самостоятельности. Соответственно русофильские настроения в этом регионе не могли не раздражать окружение императора Австро-Венгрии, да и его самого. Слишком сильная и влиятельная Россия вызывала у них тревогу. Но в не меньшей степени они боялись тогда англичан и французов.   
    Во время Крымской войны Николай I пытался договориться с австрийцами о союзе,  либо нейтралитете. Для этого он послал в Вену в январе 1854 года одного из своих самых опытнейших дипломатов-переговорщиков - графа А.Ф.Орлова. Последний перед встречей с партнерами писал: «Я еду туда без всякой надежды на успех, так как австрийцы постыдно (...) боятся французов и англичан. Я смотрю на себя как на доктора, которого посылают к умирающему не с надеждой вылечить его, но, по крайней мере, поддержать его».
    Орлова приняли в Вене с внешним почетом. В переговорах участвовала вся верхушка генералитета, главные советники. Но уже на первой же аудиенции у Франца-Иосифа граф Орлов уловил его «сдержанность». В письме Николаю докладывалось, что Франц-Иосиф в ходе семейного обеда был «крайне озабочен» и говорил о чем угодно, только не о политических делах. По итогам бесед в Вене Орлов доложил царю: «австрийский император не объявит Вам войны, но будет чинить Вам препятствия, где сможет» (Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. - М.-Л.: 1941-1944). Именно так и произошло. Австрийская дипломатия присоединилась к унизительным требованиям Англии и Франции к России.
    Кроме того, Франц Иосиф усилил австрийскую военную группировку вблизи Дунайских княжеств, наглядно демонстрируя готовность вступить в войну против России. Такое решение, видимо, не было для него  легким, поскольку многие в Вене полагали, что не стоит портить добрые отношения с русскими из-за каких-то «турецких» Дунайских княжеств (Молдавии и Валахии). Русское командование было вынуждено укрепить свой воинский контингент на границе с Австро-Венгрией. Это отвлечение ресурсов в итоге негативно сказалось на и без того крайне неблагоприятной для России ситуации в Крымской войне.
    В комнате Николая I стояла статуэтка и висел портрет Франца Иосифа. По воспоминаниям  Анны Тютчевой, дочери известного поэта и дипломата, служившей при дворе российского императора, Николай «перевернул к стене портрет коварного австрийца и написал над ним слова: Du undankbare» (нем. - ты неблагодарный)». Русский император прежде действительно испытывал к Францу Иосифу отеческую нежность, и его фактическое присоединение к антироссийской коалиции глубоко уязвила Николая (А.Ф.Тютчева. Воспоминания: При дворе двух императоров. Дневник. М., 2017).   
    В феврале 1855 г. Николай I вследствие переохлаждения на военном смотре скончался. На его похороны Франц Иосиф послал эрцгерцога Вильгельма. Царившие тогда общественные настроения в России эмоционально выразил Ф.И.Тютчев в стихотворении «По случаю приезда австрийского эрцгерцога на похороны императора Николая» словами: «Прочь, прочь австрийского Иуду от гробовой его доски!».

Отношения с Александром II

 
Император Александр II

    По завершении военных действий в декабре 1855 года при новом молодом российском императоре Александре II Вена предъявила ослабленной России ультиматум, который, в частности, предусматривал отмену русского протектората над Молдавией, Валахией и Сербией, отказ России от покровительства православным подданным турецкого султана, лишение Черноморского флота и прочее. Глава русской дипломатической миссии на Парижском конгрессе 1856 года граф А.Ф.Орлов высказывал австрийской делегации недовольство в жестких тонах: «господин австрийский уполномоченный не знает, какого моря слез и крови такое исправление границ будет стоить его стране». Тем не менее ультиматум Петербургом был скрепя сердце принят.
    Александр II долго хранил обиду на Франца Иосифа. Последний, однако, предпринимал попытки восстановить отношения с Россией, в том числе посредством личных заискивающих посланий. Александр отвечал в 1859 году австрийскому посланнику в Петербурге, что «есть оскорбления, которые, он, как человек, мог бы, быть может, забыть, но, как русский император, - никогда». А.Ф.Тютчева записала в своем дневнике: «когда государь говорит об Австрии, его лицо принимает прекрасное выражение ненависти, радующее сердце».
    В 1859 г. Александр II отплатил Францу Иосифу его же монетой. Когда неожиданно для Вены Франция стала поддерживать в Северной Италии Сардинское Королевство в его борьбе против австрийской экспансии, Александр II предпочел придерживаться нейтралитета. Наполеон III хотел, чтобы Россия напала на Австрию с востока, в то время как его армия будет воевать с австрийцами в Северной Италии. Французский император предлагал признать права России на Галицию (территория нынешней Западной Украины, входившая, в то время в состав Австро-Венгрии), если русская армия захочет отвоевать ее. Горчаков ответил тогда французам, что «Российской империи Галиция не нужна». Тем не менее, на встрече русского, прусского и австрийского монархов в Варшаве в 1860 г., организованной по инициативе Горчакова, Александр II дал понять Францу Иосифу, что не допустит усиления Австрии за счёт Сардинского королевства.
    Франц Иосиф, надолго испортив отношения с Россией, в итоге так и не приобрел надежных союзников. Лишенные всякой поддержки австрийцы потерпели поражение сначала в войне в Северной Италии, а потом и с Пруссией в 1866 г. Австрийская империя постепенно стала превращаться в «нисходящую державу», а объединенная Бисмарком Германия - в «восходящую». Вена отныне была вынуждена  ориентироваться в основном на Берлин.
    Главным же противником Германии в то время была либеральная Франция. Немецкий канцлер Бисмарк делал ставку на сотрудничество трех консервативных государств - Германии, Австро-Венгрии и России, продвигая идею «союза трех императоров». Доверия между Веной и Петербургом, однако, по-прежнему не доставало. Венские стратеги с ужасом поглядывали то на Восток, то на на Юг: быстро окрепшая после неудачной Крымской войны Россия помышляла об изгнании турок из Константинополя и контроле над черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы. Усиление панславистских настроений среди подданных Габсбургов на Балканах и в Галиции воспринималось в Вене с большой тревогой.
    Возможность образования на Балканах крупного самостоятельного славянского государства, дружественного России, расценивалось как «кошмар». Поэтому Франц Иосиф в то время склонялся к поддержке дряхлевшей Османской империи. Очередной министр иностранных дел при Франце Иосифе граф Д.Андраши в 1871 году подчеркивал: «Если мы не поддержим Турцию, все эти [националистические] настроения обернутся против нас… Если там [на Балканах] появится новое государство - мы погибли» (цит. по: Шимов Я. Австро-Венгерская империя, М., 2003). Окружение Франца Иосифа страшно боялось входивших в политическую моду того времени панславистских идей солидарности и объединения славянских народов в любых формах, не говоря уже о создании их федерации, лояльной России.  
    Русские дипломаты под руководством князя А.М.Горчакова хорошо поработали с австрийским двором в успокоительном ключе, и в мае 1873 года император Александр II нанес Францу Иосифу визит. В резиденции австрийского императора в Шёнбрунне при активном участии Горчакова была заключена русско-австрийская политическая конвенция. Она, в частности, предусматривала согласованные действия двух держав по территориальным и политическим вопросам в Европе. Чуть позднее, в октябре 1873 года к ней присоединился германский император Вильгельм I. Так в Европе сложилось политическое объединение, получившее название «Союз трех императоров». В 1874 году Франц Иосиф с ответным визитом посетил русского императора в Санкт-Петербурге.
    Между тем Османская империя по-прежнему продолжала подавлять православные народы Балкан, отказывая им в элементарных правах. Общественное мнение на Балканах и в России требовало от царя поддержки братьев-христиан. Русско-турецкие отношения все ухудшались, и Францу Иосифу надлежало в очередной раз определиться - чью сторону занять на этот раз?  Ведь русские, как ему советовала «русофобская партия» в его окружении, в случае разгрома турков еще более усилят свое влияние на Балканах. Бисмарк считал, что австрийцам следовало бы договариваться с Россией на основе учета взаимных интересов.
    В 1876 г. Сербия и Черногория опрометчиво объявили войну Турции. Турки, однако, действовали жестко и решительно. Возникла угроза взятия ими Белграда. Россия, нарастившая к тому времени экономические и военные мышцы, была готова применить силу для защиты своих союзников. Александр II после многочисленных, но безрезультатных дипломатических усилий склонить Турцию к реформам в пользу расширения прав нетурецкого населения Балкан был вынужден начать военную наступательную операцию (1877 год).
    Незадолго до этого в ходе очередной встречи в чешском Рейхштадте в 1876 году Франц Иосиф дал обещание русскому царю соблюдать благожелательный нейтралитет  в случае русско-турецкой войны при условии, что Россия не будет способствовать созданию на Балканах крупного славянского государства. Взамен основная часть Боснии и Герцеговины должна была остаться под протекторатом Вены (секретное «Рейхштадтское соглашение»).
    Русским войскам в целом быстро удалось сломить сопротивление турок и подойти к Константинополю. В Лондоне и Вене снова забеспокоились. Австро-Венгрия  заявила, что в случае оккупации турецкой столицы отзовет своего посла из Петербурга. Для России возникла очередная угроза военного конфликта с британцами и австрийцами. В то же время деморализованный турецкий султан пошел на заключение выгодного для России Сан-Стефанского мирного договора (1878 г.), по которому ей возвращалась Южная Бессарабия (часть нынешней Одесской области). Сербия, Черногория и Румыния получали независимость и увеличивали свои территории. Болгария становилась «автономным княжеством».
    Великобритания, Франция и Австро-Венгрия успехам России были совсем не рады. Они жестко потребовали пересмотра итогов войны. Франц Иосиф прежде всего не хотел возникновения сильной Болгарии, дружественной к тому же России, и поэтому вновь присоединился к кругу спасателей Османской Империи. В ходе Берлинского конгресса, созванного благодаря посредничеству немцев, Петербург согласился на уступки: Болгария делилась на две части, Турции надлежало вернуть некоторые освобожденные территории на Балканах. Как писал 80-летний глава российской дипломатии А.М.Горчаков Александру II, «Берлинский трактат - самая черная страница в моей служебной карьере» (Кипянин Н.С. Внешняя политика России второй половины ХIХ в.). Отношения между русским и австрийским императорами окончательно испортились.

Франц Иосиф и Александр III

 
Портрет императора Франца Иосифа работы Э.Бауха

    После убийства Александра II в 1881 году его сын, Александр III, продолжил  аккуратную дипломатическую линию, в том числе и в отношениях с Францем Иосифом. Франц Иосиф тем временем не без успеха активизировал политику Австро-Венгрии на ее главном внешнеполитическом направлении - Балканах. Сербия впала в полную зависимость от воли Вены. Сербский князь Милан Обренович (с 1881 г. - король) даже предложил Францу Иосифу… купить Сербию. Но австрийцы решили, что сербское население в целом слишком ненадежно для стабильности империи.  
 
 
Портрет Императора Александра III
работы И.Н. Крамского 1886 года

    В 1881 г. в рамках подугасшего «Союза трех императоров» в Берлине был подписан новый договор между Россией, Австро-Венгрией и Германией о взаимных гарантиях безопасности. В Вену в 1882 году послом был назначен осторожный князь А.Б.Лобанов-Ростовский (на этом посту он проработал 13 лет, а затем стал министром иностранных дел). Работать с венским императорским двором ему было непросто. В 1885-1886 годах русско-австрийские отношения вновь стали портиться из-за вопроса единства и внешнеполитической ориентации Болгарии и сербско-болгарской войны. Параллельно в Австрии все более усиливались пангерманские настроения.
    Франц Иосиф заискивающе поглядывал в сторону Англии. А британцы традиционно умело продолжали провоцировать конфликт между русским и австрийским императорами. Порою взаимное недовольство между монархами просто зашкаливало, и дело могло дойти даже до военного столкновения. Соответствующие планы у обоих императорских генштабов имелись. Из уст австрийского министра иностранных шли угрозы о готовности Вены начать военные действия против России при поддержке Англии. Однако спокойствие и такт посла Лобанова-Ростовского позволяли сглаживать противоречия.
    В августе 1885 года в Моравии во дворце архиепископа в Кремзире (ныне - чешский городок Кромержиж близ Ольмюца) состоялась встреча Александра III с австрийским императором Францем-Иосифом в сопровождении супруг. Каких-либо практических позитивных результатов это событие, к сожалению, не принесло. В 1886 году «Союз трёх императоров» окончательно распался. Вместо него в 1887 году был заключён русско-германский договор.
    Спустя некоторое время отношения между Петербургом и Веной все же снова потеплели. Бисмарк ушел в 1890 году в отставку, так как был не согласен с линией нового германского императора Вильгельма II, который, кстати, для русского царя Николая II  являлся двоюродным братом. В окружении Франца Иосифа, как докладывал наш посол в Вене, вовсю ходили слухи о якобы психической неадекватности Вильгельма (В.Н.Ламздорф. Дневник. 1891-1892). Для русофильской части австрийской элиты слишком тесный союз Австро-Венгрии с Германией представлялся слишком опасным, так как лишал Вену пространства для внешнеполитического маневра. Франц Иосиф также начал понимать тягостность ситуации.  
    В том же 1890 году Россия и Австро-Венгрия подписали декларацию «об упрощении сношений военных судов», в январе 1893-го - конвенцию о соединении Новоселицкой ветки Юго-Западных железных дорог России с Львовско-Черновицкой железной дорогой Австро-Венгрии, а в 1894-м - торговую конвенцию.
    Кстати, о западноукраинской территории Галиции. Хотя она в 1772 году отошла к Австрийской империи в ходе совместного с Россией и Пруссией первого раздела Польши, русское влияние там всегда было сильным. Император Франц Иосиф не мог этого не учитывать. По крайней мере, дипломатичность в 90-е годы ХIХ века соблюдалась.  Известен случай, имевший место во время посещения Львова австрийским монархом в 1894 г.: в ходе приема как раз в день именин русского царя Александра III (11 сентября) Франц Иосиф провозгласил тост «За здоровье моего дорогого друга, императора Александра!». Вслед за этим оркестр сыграл русский гимн «Боже, Царя храни». Присутствующие на мероприятии русские военный атташе в Вене полковник Воронин и консул во Львове надворный советник Пустошкин пели, а представители местной польской шляхты раскрыли рты от удивления и возмущения (Соколов Л. Осторожно: "украинство"! М., 2009). В то же время фактом является и то, что часть австрийской элиты, включая и сына Франца Иосифа - Рудольфа, активно занималась экспортом «украинства» в Малороссию. Пророссийски настроенные русины (особая группа славян в Закарпатье) подвергались в Австро-Венгрии жестоким массовым репрессиям в австрийском концлагере «Талергоф» и тюрьме «Терезин» в годы Первой мировой войны. Эту тему в свое время тщательно исследовал украинский писатель Олег Бузина, убитый в Киеве в 2015 году (см. в Интернете его работу «Концлагерь для «неправильных» галичан»).
    В конце царствования Александра III отношения России с Францией, в том числе в сфере военной безопасности, вышли на отличный уровень. Французы стремились заручиться поддержкой России на случай следующего конфликта с Германией. Для Вены же и Берлина русско-французский союз представлялся нежелательным и опасным. После кончины Александра III в 1894 году дипломаты Франца Иосифа вовсю начали пытаться «перезагрузить» отношения Австро-Венгрии с Россией.

Дружба и ссора с Николаем II    


    По совету бывшего посла в Вене А.Б.Лобанова-Ростовского, ставшего при Николае II министром иностранных дел России, молодой русский царь летом 1896 года начал зарубежное турне по важнейшим столицам Европы именно с Вены (15-17 августа). Российский и австрийский  императоры, похоже, искренне пытались наладить добрые отношения друг с другом и между своими государствами.   
    В столице империи Габсбургов тщательно подготовились к визиту гостей из России. Соответственно ориентировалось общественное мнение. Местная официальная газета «Abendpost» писала, что хотя император Николай II уже бывал в Вене в частном порядке, с момента коронации он посещает австрийскую столицу впервые. Отмечалось «отрадное единогласие», связывающие дружбу обоих монархов и гарантирующее Европе мирное развитие (16 августа 1896 г.).
    Интересны и благостные описания русской прессой встречи двух императоров на «пышно украшенном» Северном вокзале Вены. Сообщалось, что император Франц-Иосиф был в русской генеральской форме с Андреевской лентой. Первой из вагона вышла императрица Александра Федоровна. Поцеловав у российской императрицы руку, император Франц-Иосиф дважды поцеловал императора Николая II. После обхода российским императором почетного караула последовало взаимное представление свиты, причем император Франц-Иосиф в течение некоторого времени беседовал с министром иностранных дел князем А.Б.Лобановым-Ростовским. На пути следования кортежа императоров публика встречала их громовыми криками. После помпезного обеда в Хофбурге монархи с супругами слушали оперу французского композитора Жюля Массне «Манон». Как записал скупой на слово Николай II в своем дневнике, он поучаствовал также в охоте в парке Лайнуц, «бегал за оленями, лазил по холмам, скитался по лесам и в конце концов убил 2-х оленей и кабана». Русский монарх отмечал «радушие хозяев» («Дневник Николая II», 1896 год).
    По итогам посещения Николаем Австрии, газета «Русские ведомости» писала: «в те дни, казалось, внимание всей Западной Европы было сосредоточено на Вене, а мысли ее народов поглощены заботой о том, как бы достойнее и торжественнее встретить у себя самодержавного повелителя обширнейшей в мире Империи и пожелать ему от всего сердца счастья, мира, радости в его царственном служении благу своей земли и общему спокойствию» («Русские ведомости», 18 августа 1896 г). Как отмечалось в одной из российских брошюр, «отношения наши улучшились не к одной только Франции. Последнее свидание в Вене наглядно доказывает, что наши отношения к Австро-Венгрии вступили в совершенно новую колею» (Уманский А.М. «Русский министр иностранных дел князь А.Б.Лобанов-Ростовский, Спб., 1896).
    Весной 1897 года снова произошла встреча двух императоров. На этот раз Франц Иосиф в апреле приехал с ответным визитом в Санкт-Петербург.  Бывший глава российского правительства граф С.Ю.Витте писал в своих мемуарах: «Наш молодой Император относился к Францу-Иосифу в высокой степени почтительно, как к престарелому старцу, что производило на всех самое прекрасное впечатление» (С.Ю.Витте. Воспоминания. Царствование Николая II. Берлин, 1922).
    На Марсовом поле в честь гостя из Вены состоялся военный парад. Командовал им сам Николай II, сидя на коне с шашкой на вытянутой руке. В ходе бесед в Зимнем дворце было решено «поддерживать общеевропейский мир» и соблюдать статус-кво на Балканах. Эта важная устная договоренность двух монархов была зафиксирована в мае в виде обмена писем между министрами иностранных дел России M.Н.Муравьевым и Австро-Венгрии А.Голуховским. М.Н.Муравьев в ответном послании в Вену констатировал, что стороны «пришли к соглашению о необходимости поддержания на Балканском полуострове теперешнего status quo столь долго, сколько позволят обстоятельства», и признали, что между Россией и Австро-Венгрией не существует никакого принципиального разногласия и никакого повода к недоверию». Подчеркивалось, что «интересы обеих империй могут быть всегда согласованы с помощью искреннего и откровенного объяснения» (Сборник договоров России с другими государствами (1856-1917). М., 1952).
    Была также достигнута договоренность с намеком на нежелательные действия Турции: в случае если, несмотря на все усилия двух держав, станет невозможным поддержание существующего положения на Балканах, «Россия и Австро-Венгрия заранее отвергают всякую мысль о завоеваниях и готовы заставить уважать этот принцип всякую другую державу, которая обнаружила бы противоположные намерения».
    Однако на практике не все было так гладко вокруг Балкан. В 1903 году в Македонии вспыхнули антитурецкие волнения. Турция отвечала свирепыми репрессиями. За повстанцев пыталась заступаться Болгария. О своей готовности вмешаться заявляли и опиравшиеся на Россию сербы. После того, как в Македонии был убит российский консул, к турецкому берегу выдвинулась российская эскадра. Вену вновь обуяли страхи перед ростом самосознания и самостоятельности балканских народов и утраты контролируемых Веной территорий. В то же время закрывать глаза на преследования христиан турецкими властями они, разумеется, тоже не могли. Россия стремилась к сглаживанию осложнений на Балканах, поскольку царь был занят противоборством на Дальнем Востоке с Японией.
    В этих условиях готовилась и проходила очередная встреча Николая II и Франца-Иосифа, призванная уладить антагонизм на Балканах. В сентябре 1903 года Николай II во второй раз посетил Австрию с момента своего восшествия на престол.
    Встреча на вокзале вновь была пышной, звучала музыка, гремел салют. Николай II был одет в австрийскую форму с лентой ордена Св. Стефана. Оба монарха сердечно поздоровались, поцеловались. По прибытии в Шеннбрунн снова раздался салют. За завтраком Франц-Иосиф произнес следующий тост: «Мне особенно приятно выразить Вашему Величеству все удовольствие, которое я испытал сегодня, приветствуя Вас. Сердечность наших отношений уже неоднократно имела благодетельное влияние на политические сношения наших государств, и я льщу себя надеждой, что и в настоящий момент полное согласие во взглядах, которое нас соединяет ввиду печальных событий, происходящих ныне на Балканском полуострове, мощно обеспечит успех мероприятий, которые мы предпринимаем с обоюдного согласия в интересах европейского мира. Одушевленный этими чувствами, я пью за здоровье моего дорогого и верного друга, Его Величество императора Николая» («Русские ведомости», 19 сентября 1903 г.).
    Николай II в ответном благодарственном тосте говорил о «сердечном согласии» и «полной гармонии» в действиях правительств двух стран, которые являются «ценным залогом успеха великого умиротворяющего дела, которое мы предприняли с общего согласия». После завтрака императоры отправились в горный курорт Мюрцштег для совместной охоты. В охотничем замке Мюрцштега в беседах с участием министров иностранных дел России Ламздорфа и Австрии Голуховского решались важные дела.
    Императорами была подтверждена договоренность о совместной политике на Балканах. Было заключено соглашение о реформах в Македонии, которое устанавливало совместный контроль России и Австро-Венгрии над этой страной.  Турция принуждалась к проведению реформ в Македонии. В частности, в управлении тремя македонскими провинциями должны были участвовать представители России и Австрии, в судах устанавливалось равное представительство христиан и мусульман, от турецкого правительства стороны ожидали выдачи пособий христианам, лишившимся крова и имущества, а также средств на восстановление храмов и школ, разрушенных турками.
    Российский военный министр А.Н.Куропаткин в телеграфном стиле, по-военному, записал в своем дневнике впечатления от поездки в Вену: «Очень хорошо приняли. Франц Иосиф имеет нежные чувства к нашему государю. В Австрии и частью в Венгрии начинают верить нашему миролюбию и желанию сблизиться с Австро-Венгрией. По Македонии искренно желают идти с нами рука об руку. Будем действовать вместе. Уверяют, что не хотят присоединять к себе Боснию и Герцеговину. Что им выгоднее управлять там самодержавным способом. Боятся увеличить число славянских депутатов. Если Сербия вмешается в македонскую смуту, то Австрия займёт Сербию. На прощание Франц Иосиф просил графа Ламздорфа (министра иностраннных дел - прим. авт.) передать нашему государю свою просьбу, чтобы мы не препятствовали соединению австрийских железных дорог с турецкими через Митровицу».
    Хотя Турция и приняла требования России и Австрии, выполнение их, несмотря на  совместное давление на султана, под различными предлогами затягивалось. Впрочем, Николай II в то время все больше уделял внимание дальневосточным делам, нежели европейским. Неудачная для России русско-японская война 1904-1905 годов ослабила международные позиции Санкт-Петербурга, в том числе в Европе. Этим решили воспользоваться и в Вене.
    В октябре 1908 года случился так называемый «Боснийский кризис». После 30-летней австрийской оккупации Боснии и Герцеговины (БиГ) Франц Иосиф, вопреки своим обещаниям, принял опасное решение об аннексии этой страны. Такой шаг вызвал возмущение прежде всего в Сербии и России (40% населения БиГ составляли этнические сербы). Тем самым договоренность монархов по статусу-кво на Балканах была нарушена. В то же время Россия после неудачной войны с Японией была вынуждена смириться с такой ситуацией. Учитывались и угрозы со стороны Германии. Немецкий император Вильгельм II стремился к расширению сферы влияния германского блока, в том числе на славянских территориях.
 
 
Английская карикатура 1903 года, императоры Франц Иосиф и Николай II
принуждают турецкого султана к реформам

 

    Франц Иосиф, опираясь на поддержку северного соседа, действовал на Балканах все напористее. В противовес этому к 1912 году набрала силу идея Балканского союза, который предполагал бы сплочение балканских государств и Турции для пресечения австро-венгерской экспансии на Балканах. Но со временем этот союз получил и антитурецкую направленность.
    По мере усиления военного шантажа Вены в отношении сербов ухудшались и российско-австрийские отношения. Часть российского генералитета зимой 1912-1913 годов пыталась отреагировать на военные приготовления австрийцев частичной мобилизацией войск. Однако МИД России и затем Николай II отвергли эти предложения (Очерки истории Министерства иностранных дел 1802-2002 гг. М.: 2002). В результате с австрийцами в 1913 году была достигнута договоренность о взаимной военной сдержанности. Уступчивость дипломатии Николая II в отношении политики австро-германского блока сильно критиковалась как в Англии и Франции, так и в самой России. Российского императора обвиняли в германофильстве.     
    Русский философ и публицист М.О.Меньшиков еще в 1910 году правильно и пророчески оценивал складывающуюся международную ситуацию в газете «Новое время» в статье под лаконичным заголовком «Нас натравливают»: «Удивительно, до чего кое-кому в Европе хочется стравить Германию с Россией. (...) Так как разбогатевшая буржуазия Англии и Франции отвыкла от героизма и боится войны, то всеми мерами подыскивается менее взыскательный сосед, который подрался бы за них с немцами. (...) С теперешней Австро-Венгрией, несмотря на удивившую мир ее неблагодарность, жить еще в кое-каком мире можно, доказательством тому - теперешний более чем столетний мир. Тем более возможно мирное сожительство с Германией, между тем с разных сторон делаются недвусмысленные усилия к тому, чтобы поссорить нас с нею. (...) Неужели на потеху врагов обеих империй они разыграют роль гладиаторов на европейской арене?».
    Пару лет спустя будущий лидер социалистической революции Ленин писал А.М.Горькому на итальянский о. Капри (1913 год): «Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (во всей восточной Европе) штукой, но мало вероятия, чтобы Франц Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие» (В.И.Ленин, ПСС, т. 48).

Роковое решение Франца Иосифа


    В Австро-Венгрии у многих также было понимание недопустимости и гибельности  военного столкновения трех монархий - российской, австро-венгерской и германской. Такие люди были даже в ближайшем кругу Франца Иосифа. Например, - его племянник - наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд, убийство которого в июне 1914 г. и стало поводом для начала Первой мировой войны. Он достаточно адекватно воспринимал военные реалии своего времени.
    Франц Фердинад, в частности, предостерегал начальника австрийского генштаба Конрада фон Гетцендорфа - «ястреба» при дворе Франца Иосифа: «Возможно, придется предпринять какие-нибудь шаги против Сербии, но только для того, чтобы ее наказать; ни в коем случае не следует аннексировать хотя бы один километр (…) Войны с Россией надо избегать, потому что Франция к ней подстрекает, особенно французские масоны и антимонархисты, которые стремятся вызвать революцию, чтобы свергнуть монархов с их тронов!» (цит. по Гончаров В.Л. Кто развязал Первую мировую. Тайна сараевского убийства. М., 2010).
    Кстати, предполагавшийся наследник престола поддерживал хорошие отношения с отцом Николая II - Александром III. Незадолго до убийства Франц Фердинанд приезжал в Санкт-Петербург и имел беседу и с Николаем II: "Я никогда не поведу войну против России, - говорил он, - я пожертвую всем, чтобы этого избежать, потому что война между Австрией и Россией закончилась бы или свержением Романовых, или свержением Габсбургов, или, может быть, свержением обеих династий» (Цит. по О.Игнатова. 4 неразгаданные тайны Первой мировой // «Российская газета», 10.01.2014). Видимо, Николай II не раз вспоминал потом эту беседу.
    Быстрое скатывание к геополитической катастрофе происходило следующим образом. После удачного покушения в боснийском г. Сараево на эрцгероцога в июне 1914 года состоялись австрийско-германские консультации, и Берлин публично заявил о поддержке Австро-Венгрии в случае конфликта с Сербией, к которому окружение Франца Иосифа фатально стремилось. Австрийские министры иностранных дел и обороны Л.Берхтольд и А.Кробатин убеждали Франца Иосифа в том, что война с Сербией будет быстрой и локальной. Дескать Австрия разгромит сербов, а Россия от вмешательства воздержится. В июле 1914 года Австро-Венгрия выдвинула Сербии оскорбительный и неприемлемый ультиматум.
    Несмотря на высокую степень уступчивости Сербии 84-летний император Франц Иосиф все же принял плохо продуманное, авантюристичное решение об объявлении ей войны. «Партия войны» в Австрии, требовавшая покончить с независимой Сербией, победила. Здесь, скорее всего, начал сказываться и преклонный возраст австрийского монарха, который начал терять связь с реальностью и предаваться фатализму. Францу Иосифу приписывают фразу: «Если нам суждено погибнуть, то, по крайней мере, достойно».
    28 июля 1914 года Франц-Иосиф в своем знаменитом манифесте «К моим народам» известил мир о том, что поскольку требования ультиматума Австро-Венгрии к Сербии не выполнены, он объявляет ей войну: «Интриги исполненного ненависти врага принуждают меня во имя защиты моей монархии (…) после долгих лет мира вновь взяться за меч (…) Со спокойной совестью я вступаю на путь, на который мне указывает долг (…) Уповаю на Всемогущего, что он дарует победу моему оружию». Если бы Францу Иосифу тогда кто-нибудь мог предсказать, что потери Австро-Венгрии в Первой мировой войне составят 1,5 миллиона человек убитых и умерших солдат и офицеров, раненых - 2,6 млн. человек, 2,2 млн. - попавших в плен, а среди гражданского населения - 420 тысяч погибших, то он, наверное, не поверил бы. Такова была цена неверных политических и военных оценок.
    В тот же день австрийская тяжёлая артиллерия начала обстрел Белграда, австрийские войска вторглись в Сербию. Россия, являвшаяся гарантом суверенитета Сербии, стремилась к предотвращению войны. 29 июля Николай II отправил германскому императору Вильгельму II телеграмму с предложением «передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию», те есть в международный третейский суд в Гааге. Вильгельм II на эту телеграмму не ответил. 31 июля в России была объявлена всеобщая мобилизация. 1 августа Германия объявила России войну.  Австро-Венгрия объявила войну России лишь 6 августа. Чуть позже в войну вступили и другие страны.
    Поначалу ситуация на театре военных действий складывалась для России довольно благоприятно. Австро-венгерские войска в Галиции были разбиты. И только серьезная военная помощь Германии предотвратила полный разгром Австро-Венгрии. Итальянцы, воспользовавшись трудностями Франца Иосифа, также объявили ему войну. Русские войска тем временем были успешны и против союзной Германии Турции. Затем русская армия стала все больше переходить к позиционным боям и обороне. В июне 1916 г. армия генерала А.А.Брусилова все же прорвала юго-западный фронт и снова разгромила противостоявшие австро-венгерские войска. Германия была вынуждена повторно перебрасывать свои части для спасения Австро-Венгрии, в то время как Румыния, используя момент, выступила против австрийцев и попыталась отвоевать себе ряд территорий.  
    21 ноября 1916 г. ослабленный преклонным возрастом и сильными переживаниями австрийский император Франц-Иосиф в результате воспаления легких умер. Было ему 86 лет. Он оставил свою империю в крайне бедственном экономическом и тяжелом политическом положении, подготовив почву для полного заката австрийский монархии и исчезновения империи.
    Одна из самых массовых в то время газет «Русское слово» 23 ноября 1916 года брезгливо прокомментировала уход из жизни австрийского монарха: «Умер Франц-Иосиф! Покончил свои земные счеты тот, чье имя с проклятьем будут произносить народы, в памяти которых страшным, кровавым призраком будет стоять этот почти девяностолетний старец, чья рука не дрогнула, бросая адскую искру, зажегшую мировой пожар невиданной еще в истории брани народов. Но если он, этот роковой человек ХХ века, покончил свои счеты с миром, то далеко еще не покончило свои счеты с ним возмущенное им человечество, которому суждено ликвидировать убийственное наследство австрийского дома».
    Преемником Франца Иосифа на императорском троне стал его внучатый племянник Карл I, который смог править лишь два года. В октябре 1918 года о своей независимости объявили Венгрия и Чехословакия, а в ноябре того же года Карл I объявил, что «отстраняется от управления государством». Тысячелетняя австрийская монархия и империя Габсбургов рухнула. Незадолго до этого, в июле 1918 г., в возрасте 50 лет в Екатеринбурге был расстрелян вместе с семьей последний российский царь - Николай II.
    

 Стальной император


    В заключение, в дополнение к описанию непростой политической судьбы Франца Иосифа, длившейся почти семь десятилетий, стоит хотя бы вкратце упомянуть и о его драматической личной жизни. Никакие болезненные удары судьбы до последних лет не смогли повлиять на его жизнестойкость и жизнелюбие.
    Помимо горечи утраты супруги и сына, Франц Иосиф пережил прежде смерть двухлетней дочери Софии, а также расстрел любимого брата Максимилиана в Мексике, бывшего там недолгое время императором - вплоть до упразднения мексиканской монархии. Средняя же дочь Франца Иосифа Гизела, слывшая «некрасивой», вышла, однако, замуж за баварского принца, занималась благотворительностью, родила четырех детей и дожила в Мюнхене до 1932 года. Младшая - Мария Валерия, также занимавшаяся благотворительностью, стала супругой своего троюродного брата эрцгерцога из тосканской ветви Габсбургов Франца Сальватора. У них родилось 10 детей. Мария Валерия прожила до 1924 года.
    Франц Иосиф был весьма противоречивой личностью. Он придерживался строгих консервативных политических взглядов, чтил традиции и этикет. Был страстным охотником. Очень любил пешие прогулки. Находившиеся под властью Франца Иосифа чехи насмешливо называли его «старик Прогулкин». Известны его приверженность и к строгому режиму дня. Франц Иосиф оправлялся спать на железной кровати в 9 вечера, а вставал 5 утра (К.Воцелка. История Австрии. М. 2007). Австрийцы шутливо поговаривают, что их привычка рано ложиться и рано вставать якобы уходит корнями именно во времена правления Франца Иосифа, который приучил-де своих соотечественников к такому распорядку. Ему была свойственна скромность питания и быта, роскоши вне церемониалов не любил.
    Судя по всему, этому австрийскому монарху была известна практическая ценность популизма и самопиара. Демонстрируя свою «простоту» в общении с подданными из других сословий, он добивался популярности «народного» императора. Русский писатель Н.С.Лесков в рассказе «Пламенная патриотка» (впервые был опубликован в 1881 году под названием "Император Франц-Иосиф без этикета") забавно описал реальный случай  во время распития пива австрийским монархом с сапожниками в венском парке Пратер. Для высшей аристократии того времени подобные демократичные жесты внимания к народу были большой редкостью.  
    Австрийский император, конечно же, не был «рубахой-парнем». Его сын Рудольф, при загадочных обстоятельствах якобы покончивший жизнь самоубийством, не без горечи отмечал: «У нашего императора нет друзей, весь его характер (…) не допускает этого. Он в одиночестве стоит на вершине, говоря с теми, кто служит ему, об их обязанностях, но избегая настоящего разговора (…). Он мало знает о том, что думают и чувствуют люди, об их взглядах и мнениях (…). Он верит в то, что мы живем в одну из самых счастливых эпох австрийской истории (…). В газетах он читает лишь отчеркнутое для него красным карандашом (…) Он отрезан от всех человеческих контактов, от любого непредвзятого мнения. Было время, когда императрица говорила с императором о серьезных вещах, высказывая взгляды, диаметрально противоположные его собственным. Это время прошло (…). Сейчас он снова окунулся во времена бабушки - набожный, жесткий и подозрительный» (цит. по: Шимов Я. Австро-Венгерская империя, М., 2003).
    Интересна и скептическая оценка личности императора его выдающимся современником - австрийским писателем С.Цвейгом: «Если в восемнадцатом веке Мария Терезия упрашивала Глюка обучать музыке своих дочерей, Иосиф II со знанием дела разбирал с Моцартом его оперы, Леопольд III сам сочинял музыку, то последующие императоры, Франц II и Фердинанд, уже не проявляли никакого интереса к произведениям искусства, а наш император Франц Иосиф, который за все свои восемьдесят лет не прочел ни единой книги, кроме армейского устава, обнаружил даже явную антипатию к музыке» (Цвейг Стефан. Вчерашний мир. Воспоминания европейца. М., 2015).   
    Хотя Франц Иосиф и поддерживал развитие промышленности, строительство железных дорог, масштабную архитектурную модернизацию центра Вены, тем не менее, он со скепсисом относился к новым для того времени технологиям - электричеству и телефону. Франц Иосиф так и не смог найти для Австро-Венгрии верной стратегии развития для империи, которая  позволяла бы эффективно расставаться с феодальными порядками. Кроме того, он поддался роковому поветрию австрийской элиты, в массе своей исходившей из того, что экспансия на Балканах является «спасательным кругом» империи. В итоге, он оказался камнем, утянувшем ее на дно. Кроме того, национальная политика в «лоскутной империи» в целом не отличалась ни особой гибкостью, ни дальновидностью. Особенно в последние годы правления Франца Иосифа его костность служила плохую службу Австро-Венгрии. Руководить такой империей было делом непростым. Она в то время находилась на третьем месте в Европе по численности населения - 52,8 млн. человек.  
    С.Цвейг в своих мемуарах не без презрения описывал атмосферу последних лет жизни Франца Иосифа: «Австрия во главе с ее старым императором, управляемая старыми министрами, была старым государством, которое надеялось сохранить свое положение в Европе без каких-либо усилий, исключительно неприятием любых радикальных изменений (…) В 1910 году император Франц Иосиф отметил свое восьмидесятилетие. Дни этого старца, ставшего уже символом, были сочтены, и повсюду распространилась уверенность, что после его кончины процесс распада тысячелетней монархии станет неудержимым».
    Краткий портрет Франца Иосифа будет неполным, если не «подсветить» сердечные дела этого монарха. С супругой - баварской принцессой Елизаветой, известной как Сиси, отношения изначально были сложными. Императрица проводила время в основном в путешествиях, вдали от мужа. Франц Иосиф, несмотря на его демонстративную католическую религиозность, находил-таки себе «отдушины» на стороне.
    Так, долгое время он поддерживал любовную связь с Анной Наговски - женой сначала шелкового промышленника, а затем, во втором браке, железнодорожного служащего. Эта женщина была младше императора на 30 лет. Якобы Франц Иосиф был даже отцом детей Анны Наговски. Ее дочь Хелене в 1911 году вышла замуж за знаменитого венского композитора А.Берга (памятник в его честь не так давно установили напротив Венской оперы). А сын Наговски Франц в день 100-летнего юбилея императора отрубил себе мизинец левой руки и возложил его на могилу Франца Иосифа, после чего был помещён в психиатрическую клинику (Friedrich Saathen. Anna Nahowski und Kaiser Franz Josef. Aufzeichnungen. Wien, 1986).
    Примерно с 1885 г. император Франц Иосиф имел близкие отношения также с известной австрийской актрисой Катариной Шратт - дочерью мелкого торговца и бывшей женой венгерского офицера. По слухам, после театрального представления в честь русского царя Александра III «на полях» упоминавшейся выше встречи двух императоров в Моравии супруга Франца Иосифа Елизавета познакомилась с К.Штрат и решила сблизить ее со своим мужем. Возможно, Елизавета хотела таким образом отвлечь внимание своего супруга от собственных увлечений.
    После убийства Елизаветы-«Сиси» в 1898 году в Швейцарии итальянским анархистом  любовная связь императора с К.Шратт почти не скрывалась. Эту женщину молва называла «некоронованной императрицей Австрии». Утверждают, что Катарина была чуть ли не единственным человеком, способным до слез рассмешить императора - человека серьезного и склонного к меланхолии (Шимов Я., Шарый А. Австро-Венгрия: судьба империи. М., 2015). Эти отношения, за исключением небольших пауз, продолжались вплоть до самой смерти Франца Иосифа в 1916 году. Сохранилась обширная переписка между актрисой и императором, свидетельствующая о том, что Шратт была для Франца Иосифа не только любовницей, но и близким другом.
    После смерти Франца Иосифа она проживала уединённо, о своей связи с императором хранила молчание. Будучи страстной любительницей животных, она имела в своем доме обезьяну, трёх попугаев и семь собак, участвовала в благотворительных акциях. Ежедневно ходила в церковь и регулярно посещала могилу монарха.

Российская Земля Франца-Иосифа


    Возвращаясь к теме отношений Франца Иосифа с Россией нельзя не отметить, что по иронии судьбы группа из 192 островов в Северном Ледовитом океане носит название в его честь. Острова входят в состав Архангельской области Российской Федерации.
    Как вышло, что воевавший с Россией австрийский император Франц-Иосиф был «увековечен» на российской территории? Дело в том, что венский двор поддерживал ряд австро-венгерских географических экспедиций в надежде расширить границы империи Габсбургов. В 1873 году одна из миссий под руководством исследователей Ю.Пайера и К.Вайпрехта на парусно-паровой шхуне «Адмирал Тегетхоф» случайно вышла на неизвестный ранее архипелаг.  Его наличие в этом районе в свое время предполагали русские ученые, включая М.В.Ломоносова.   
    Австрийские путешественники дали новооткрытой земле имя своего императора.  Учитывая крайне суровые климатические условия, они не увидели «коммерческой пользы» в освоении этой территории. При этом ошибочно полагали, что данная земля простирается вплоть до Северного полюса. Ведь без дорогостоящей внешней поддержки жить на острове, окруженном труднопроходимыми льдами, невозможно. Как шутил в книге «Похождения бравого солдата Швейка» Я.Гашек, «эта единственная австрийская колония может снабдить льдом всю Европу и является крупным экономическим фактором. Конечно, колонизация подвигается медленно, так как колонисты частью вовсе не желают туда ехать, а частью замерзают там».
    После австрийцев на архипелаге работали исследователи разных стран, земля официально считалась труднодоступной, малополезной и «ничьей» - до тех пор, пока в 1926 году СССР не заявил об установлении своей юрисдикции над ней и рядом других полярных территорий. Впрочем, неофициальные попытки водрузить русский флаг на этой земле предпринимались и ранее, например, в 1901 году исследовательской экспедицией на ледоколе «Ермак» под руководством С.О.Макарова или в 1914 году - начальником российской поисковой экспедиции капитаном I ранга Исхаком Ислямовым.
    На Землю Франца-Иосифа, помимо австрийцев, пытались претендовать норвежцы и даже итальянцы. Однако, Советский Союз все эти попытки решительно отвел. В австрийском Архиве Республики в «российском досье» имеются документы о безуспешных попытках Вены в 1920-х годах воспрепятствовать фиксированию прав СССР над Землей Франца-Иосифа. Австрийские дипломаты, взвесив все за и против, решили тогда, что, в отличие от СССР, их страна не располагает адекватными ресурсами для взятия под свой контроль этой территории.    
    Как позднее выяснили советские геологи, острова все же располагают запасами редких полезных ископаемых. 87% их территории пока находятся в зоне вечной мерзлоты и покрыты льдами, но они постепенно отступают. Входящий в архипелаг остров Рудольфа (назван в честь сына австрийского императора) ныне является самой северной точкой России на суше. На острове Земля Александры расположилась военная база Российской Федерации, основной задачей которой является обеспечение противовоздушной обороны страны, - «Арктический трилистник». Это самое северное в мире капитальное здание.
    В разное время предпринимались попытки переименования архипелага. Так, И.И.Ислямов, предлагал переименовать его в «Земли Романовых», а советское время  планировалось переименование в честь норвежского ученого и путешественника Нансена или русского географа и теоретика  анархизма Кропоткина (оба занимались исследованиями этого региона). Но «политически неудобное» историческое название Земли Франца-Иосифа все же сохранилось. Это и хорошо, поскольку является лишним напоминанием русским и австрийцам о роковом человеке, который сыграл ключевую роль в трагических перипетиях их государств.

© Владимир Кружков
Материал прислан автором порталу "Россия в красках" 3 апреля 2019

[версия для печати]
 
  © 2004 – 2015 Educational Orthodox Society «Russia in colors» in Jerusalem
Копирование материалов сайта разрешено только для некоммерческого использования с указанием активной ссылки на конкретную страницу. В остальных случаях необходимо письменное разрешение редакции: ricolor1@gmail.com